СОВЕТ
КВАЛИФИКАЦИОННАЯ
КОМИССИЯ
РЕВИЗИОННАЯ
КОМИССИЯ
КОМИССИИ
ИНСТИТУТ
АДВОКАТУРЫ
СОВЕТ
ВЕТЕРАНОВ
АППАРАТ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ
КОДИФИКАЦИЯ АП СПБ
РЕШЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИЙ
РЕЕСТР АДВОКАТОВ
РЕЕСТР АО
ПРЕКРАЩЕН СТАТУС
ЗА СОВЕРШЕНИЕ ДИСЦИПЛИНАРНОГО
ПРОСТУПКА
ВЕДЕНИЕ ДЕЛ ПО НАЗНАЧЕНИЮ
БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ
УЧЕБА АДВОКАТОВ
И СТАЖЕРОВ
ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ
ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
ТРЕТЕЙСКИЙ СУД
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ОБ АДВОКАТУРЕ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПАЛАТА АДВОКАТОВ
БАНКОВСКИЕ
РЕКВИЗИТЫ
КОНТАКТЫ
ВИДЕО
ССЫЛКИ
Мероприятия
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга



Вице-президент
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
А.С. САВИЧ
Электронная адвокатура - advokatura.pro
Центр медиации Санкт-Петербурга - Медиатор.СПб
Институт адвокатуры - Институт правовых исследований,адвокатуры и медиации при Адвокатской палате Санкт-Петербурга
Адвокатское телевидение - АдвокаТВ - advokatv@ru
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100



    27 марта 2009 года состоялась отчетно-выборная конференции Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, которая рассмотрела следующие вопросы:


Повестка дня
отчетно-выборной Конференции
Адвокатской палаты Санкт-Петербурга
27 марта 2009 года

    1. Отчёт о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 г.

    2. Отчёт Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга об исполнении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 г.

    3. Утверждение отчёта Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 г.

    4. О формировании Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга в соответствии со ст.ст. 30-31 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

    5. Избрание членов квалификационной комиссии АП СПб из числа адвокатов - членов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

    6. Избрание членов Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

    7. Об определении размера обязательных ежемесячных отчислений адвокатов на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

    8. Об утверждении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга на 2009 г.

    9. Избрание делегатов на Всероссийский съезд адвокатов.

    10. Награждение адвокатов.

    Отчетно-выборной конференцией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга были приняты следующие решения по Повестке дня:

    1. Отчёт о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 г.

    Отчёт о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 г. отчетно-выборной конференцией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга был утвержден.

    2. Отчёт Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга об исполнении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 г.

    Отчёт Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга об исполнении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 г. отчетно-выборной конференцией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга был утвержден.

    3. Утверждение отчёта Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 г.

    Отчёт Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 г. отчетно-выборной конференцией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга был утвержден.

    4. О формировании Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга в соответствии со ст.ст. 30-31 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

    Отчетно-выборная конференция Адвокатской палаты Санкт-Петербурга в соответстствии со ст.30 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" прекратила полномочия следующих членов Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга:

    1. Афанасьев Сергей Анатольевич
    2. Гарнин Владимир Владимирович
    3. Коркунов Сергей Федорович
    4. Хапалюк Юрий Николаевич
    5. Шафир Сергей Гавриилович

    Отчетно-выборная конференция Адвокатской палаты Санкт-Петербурга в соответстствии со ст.30 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" избрала следующих адвокатов членами Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга:

    1. Бартенев Дмитрий Геннадиевич
    2. Каюмов Денис Равильевич
    3. Лапинский Владислав Вадимович
    4. Матвеев Александр Николаевич
    5. Сухореброва Анна Геннадьевна

    5. Избрание членов квалификационной комиссии АП СПб из числа адвокатов - членов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

    Членами квалификационной комиссии АП СПб из числа адвокатов - членов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга были избраны:

    Шутилкин Юрий Яковлевич
    Богомолова Лариса Тимофеевна
    Бузинер Виктор Юрьевич
    Клепикова Лилия Викторовна
    Тюник Владимир Петрович
    Шурыгина Ирина Владимировна

    6. Избрание членов Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

    Членами Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга были избраны:

    Аникин Александр Анатольевич
    Бобков Станислав Николаевич
    Бородатый Сулик Абрамович
    Казюлина Надежда Александровна
    Захарова Земфира Сулеймановна
    Сидельников Игорь Николаевич
    Вилкова Лилия Ивановна

    7. Об определении размера обязательных ежемесячных отчислений адвокатов на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

    По вопросу об определении размера обязательных ежемесячных отчислений адвокатов на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга отчетно-выборной конференцией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга было принято следующее решение:

    Решением Конференции адвокатов Санкт-Петербурга от 19 апреля 2008 года установлен размер ежемесячных отчислений на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга в сумме 500 рублей в месяц (включая отчисления на содержание Федеральной палаты Адвокатов РФ в размере 80 рублей).

    Этим же решением значительная часть адвокатов была освобождена полностью либо частично от уплаты ежемесячных отчислений по различным основаниям, перечисленным в решении.

    При принятии решения об установлении размера обязательных отчислений на 2009 год с учетом того, что:

        С 01 января 2009 года увеличен размер арендной платы и коммунальных платежей;
        С 01 апреля 2009 года будут увеличены на 40 рублей в расчете на одного адвоката отчисления на общие нужды Федеральной палаты адвокатов РФ;
        Предстоит нести дополнительные расходы на выплату вознаграждения адвокатам - координаторам, организующим работу в порядке ст. 50 УПК РФ, а также адвокатам - администраторам, организующим работу по оказанию бесплатной юридической помощи отдельным категориям граждан Санкт-Петербурга;
        Возрастают расходы, связанные с оплатой работы по повышению квалификации адвокатов, стажеров и помощников;
        Предстоит повышение зарплаты сотрудникам АП СПб с учетом инфляции

    Конференция считает, что обязательные ежемесячные отчисления на нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга должны быть повышены на 100 рублей.

    На основании вышеизложенного, Конференция АП СПб

РЕШИЛА:

    Утвердить с 01 апреля 2009 года размер ежемесячных обязательных отчислений на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга в размере:

        1. 600 рублей (в т.ч. 120 рублей на нужды ФПА РФ) для всех адвокатов, кроме перечисленных ниже;
        2. Для адвокатов, участников и инвалидов Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.), жителей блокадного Ленинграда, узников фашистских концлагерей, имеющих инвалидность I группы, а также адвокатов, имеющих стаж работы в адвокатуре Санкт-Петербурга (Ленинграда) более 45 лет, обязательные ежемесячные отчисления установить в размере 120 рублей;
        3. Вопрос о снижении размера обязательных отчислений на общие нужды АП СПб по мотивам тяжелого материального положения в отношении адвокатов-инвалидов II группы решается индивидуально на заседании Совета АП СПб по их личному заявлению на основании заключения Комиссии Совета АП СПб по социальным вопросам.

    8. Об утверждении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга на 2009 г.

    Отчетно-выборная конференции Адвокатской палаты Санкт-Петербурга утвердила Смету расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга на 2009 г.

    9. Избрание делегатов на Всероссийский съезд адвокатов.

    Отчетно-выборная конференции Адвокатской палаты Санкт-Петербурга избрала делегатом на Всероссийский съезд адвокатов адвоката Е.В.Семеняко - президента Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

    10. Награждение адвокатов.

    На Отчетно-выборной конференции Адвокатской палаты Санкт-Петербурга было оглашено решение Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о награждении адвокатов за профессиональные достижения в 2008 году (Решение Совета АП СПб о награждении адвокатов).



СТЕНОГРАММА
ОТЧЕТНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

27 марта 2009 года г. Санкт-Петербург
Ведут Конференцию Семеняко Е.В., президент палаты
Стасов Я.П., вице-президент

    Открытие конференции, избрание рабочих органов

    Е.В. Семеняко

    Доброе утро, уважаемые коллеги!

    11 часов, мы имеем с вами право начать работу при том условии, что мы имеем с вами кворум. Как докладывают наши регистраторы, уже сейчас зарегистрировалось больше 120 человек, а для обеспечения кворума нашей конференции достаточно наличие 118 человек. Хотелось бы в связи с этим поставить такой вопрос перед делегатами конференции: какие будут предложения о возможности начать нашу работу?

    (Из зала: Начать!)

    Поступило предложение начать работу конференции. Кто за это предложение, прошу голосовать.

    (Голосование)

    Против? Воздержались?

    Решение принято единогласно.

    Уважаемые коллеги!

    К сожалению, печальная горькая традиция, которая существует на протяжении десятилетий проведения наших собраний – почтить память тех наших коллег, которые, к сожалению, ушли из жизни. Я должен назвать каждого из наших коллег:

    1. Гаджиев Джавид Джалладович
    2. Герр Наталия Мирхатимовна
    3. Гусаров Игорь Борисович
    4. Еремеев Валерий Юрьевич
    5. Костомаров Алексей Николаевич
    6. Крылов Денис Сергеевич
    7. Крякунов Георгий Михайлович
    8. Линда Михаил Яковлевич
    9. Панов Геннадий Артемович
    10. Пермяков Андрей Андреевич
    11. Пименов Николай Петрович
    12. Поляков Юрий Сергеевич
    13. Семенидо Валерий Иванович
    14. Смирнова Валентина Владимировна
    15. Стульников Сергей Николаевич
    16. Сухоруков Виктор Александрович
    17. Тимофеева Марина Евгеньевна
    18. Хабаров Борис Леонидович
    19. Холявко Александр Валентинович
    20. Чичковский Николай Ярославович
    21. Яппу Яков Натанович
    22. Ярмоленко Анатолий Захарович

    Уважаемые коллеги, прошу почтить память наших коллег.

    (Минута молчания)

    Уважаемые делегаты конференции я должен сообщить, что на нашей конференции присутствует исполняющая обязанности начальника Управления юстиции по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Валентина Михайловна Якушкина. Прошу любить и жаловать.

    (Аплодисменты)

    Я Валентине Михайловне объяснил, что вот такой довольно странный президиум, когда даже гости у нас сидят в первом ряду, Юрия Алексеевича Ильина, правда, нет. Юрия Алексеевича Ильина никто не видел в зале? Я обращаюсь, прежде всего, к делегатам Объединенной коллегии адвокатов? Почему мы не голосуем за рабочий президиум, потому что у нас в соответствии с Регламентом, который мы приняли несколько конференций назад, предусмотрена такая рабочая часть президиума, поэтому мы здесь не самозвано находимся, а в связи с Регламентом проведения нашей конференции.

    Уважаемые коллеги, переходим к вопросам нашей конференции. Пожалуйста, кто у нас от регистраторов готов доложить официально явку делегатов на конференцию?

    121 человек в настоящее время зарегистрировались, но говорят, у нас несколько человек не нашли этого замечательного зала на территории Лавры, будем надеяться, что в дальнейшем подойдут остальные делегаты.

    Мы должны с вами избрать секретариат нашей конференции. Предлагаются кандидатуры для формирования секретариата:

    Тимофеева Татьяна Владимировна.
    Панова Вера Сергеевна.

    Будут другие предложения? Нет.

    Кто за то, чтобы утвердить данный состав секретариата, прошу голосовать.

    (Голосование)

    Кто против? Кто воздержался? Принимается.

    Следующий наш рабочий орган – Мандатная комиссия. Для простоты работы в организационной части проведения конференции я хотел бы напомнить, что у вас в рабочих папках есть списки кандидатур по этим рабочим органам. В частности, по Мандатной комиссии в наших списках фигурируют 3 кандидатуры:

    1. Бородатый Сулик Абрамович.
    2. Виноградова Зоя Федоровна.
    3. Хорькова Ольга Васильевна.

    Будут ли дополнения, другие предложения? Нет.

    Голосовать будем по каждой кандидатуре отдельно или сразу всем списком? Есть предложение сразу проголосовать за все 3 кандидатуры.

    Других предложений нет? (Нет). Тогда прошу голосовать.

    (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет.

    Решение принято.

    Следующая Счетная комиссия:

    1. Бобров Владимир Германович.
    2. Гаврилова Ирина Сергеевна.
    3. Жукович Галина Сергеевна.
    4. Иванцова Татьяна Пахомовна.
    5. Камочкин Вячеслав Александрович.
    6. Дмитренко Юрий Федорович.

    Будут дополнительные кандидатуры предложены или ограничимся Счетной комиссией в составе 6 человек? Нет других предложений.

    Тот же вопрос: будем голосовать за каждую кандидатуру в отдельности или списком? Списком.

    Прошу голосовать за все кандидатуры.

    (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет.

    Принимается.

    Редакционная комиссия предлагается в составе:

    1. Семеняко Евгений Васильевич.
    2. Стасов Ярослав Павлович.
    3. Савич Андрей Сергеевич.
    4. Ильин Юрий Алексеевич.
    5. Тимофеева Татьяна Владимировна.

    Будут дополнительные кандидатуры по составу Редакционной комиссии? Нет других предложений.

    Тот же вопрос, видимо, можно сразу ставить на голосование списком. Кто за то, чтобы утвердить сразу состав, прошу голосовать.

    (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет.

    Решение принято.

    Что касается Мандатной комиссии, учитывая ее особый статус и роль, она уже может приступить к своим обязанностям. Пожалуйста.

    У вас есть у каждого повестка дня сегодняшней конференции. В повестку включено в общей сложности 10 вопросов. Я поставлю вначале общий вопрос. Есть предложения по повестке дня, то есть по изменению, дополнению? Нет таких предложений. Тогда какие будут предложения по принятию решений по повестке дня?

    (Из зала: Утвердить.)

    Поступило предложение утвердить повестку дня. Кто за это предложение, прошу голосовать.

    (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет.

    Решение принято.

    Уважаемые коллеги, прежде чем мы с вами заслушаем отчет Совета о работе за 2008 год, я думаю, что мы все-таки гостеприимные люди, тем более, это наша первая встреча с уважаемой Валентиной Михайловной Якушкиной. Наверное, будет справедливо, если мы предоставим ей слово с этой трибуны для приветствия.

    В.М. Якушкина

    Добрый день, уважаемые коллеги!

    Я рада всех приветствовать в этом замечательном зале. И время такое сегодня, мы должны провести эту встречу совершенно в разумном, спокойном, хорошем духе. И, наверное, в плодотворном.

    Я хотела бы немного сказать о себе. Я временно исполняю обязанности. По должности я являюсь заместителем руководителя Управления по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. В структуре нашей всего 2 заместителя, я как раз курирую это направление. 2-й заместитель Молокова Ирина Геннадьевна, она курирует регистрацию некоммерческих организаций и законодательство по экспертным заключениям. Это что касается структуры.

    Отдел помощи, который, как хотите, принимайте, не принимайте, контроль и надзор в том виде, в каком он прописан в законодательстве, называется «Отдел правовой помощи». Он состоит из 8 человек. И на сегодня пока нет начальника отдела, свободна его должность, но скоро будет занята.

    В Квалификационную комиссию включены ваш покорный слуга и Земляков Русла Юрьевич, консультант этого отдела. Это по организационным моментам.

    Если есть вопросы, пожалуйста.

    Если позволите, я бы хотела, пользуясь случаем, обратиться к вам с информацией по нашей совместной работе. Надеюсь, что мы вам не доставляем никаких особых неудобств, не мешаем работе, но хотела к вам обратиться с просьбой. На сегодня статистика говорит о том, что Управлением по Санкт-Петербургу и Ленинградской области за этот маленький промежуток времени выдано 500 удостоверений адвокатов. Это не связано с присвоением статуса, это связано в большей части с утратой. И я бы хотела к вам обратиться, пожалуйста, слово «статус» - он статус, слово «адвокат» - тоже весомое. И удостоверение – такой документ, который позволяет вам пользоваться теми благами или не благами, не знаю, как назвать, но пройти туда, куда каждый человек не может войти. Поэтому я вас прошу, пожалуйста, немного внимательнее к этому относитесь к сохранности своего документа.

    В ближайшее время, если опять такой возникнет, я бы довела до сведения, что на сегодня у нас закончились все удостоверения нового образца, их просто вообще нет, поэтому если возникнет такая необходимость, конечно, мы выйдем из положения каким-то образом, но не теряйте, пожалуйста! Спасибо большое.

    Я надеюсь, что мы будем работать в полном согласии, взаимодействии и взаимопонимании. Спасибо вам большое, хорошо вам поработать.

    (Аплодисменты)

    Е.В. Семеняко

    Валентина Михайловна, мы оценили вашу мысль о том, что одна из задач, которую мы должны иметь в виду, сотрудничать там, где мы должны сотрудничать, и не мешать друг другу там, где мы можем действовать самостоятельно. Мне кажется, это очень верное замечание.

    Спасибо.

    Я.П. Стасов

    Уважаемые делегаты, слово для отчета о деятельности Совета за истекший год предоставляется Президенту Палаты Семеняко Евгению Васильевичу.

    Отчет о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 год

    Е.В. Семеняко

    Уважаемые коллеги!

    Даже года не прошло с момента нашей последней конференции, и на предыдущей конференции, я думаю, не только Совет не забыл, но и уважаемые наши коллеги, делегаты конференции, помнят, что мною был представлен отчет о работе за 2007 год, он получил соответствующую оценку делегатов конференции. Были сформулированы на этой конференции некоторые замечания, предложения, в том числе и с учетом этих замечаний, предложений мы, члены Совета, пытались строить свою работу в 2008 году. За 2008 год мы сегодня попытаемся представить вам отчет, при этом отчет будет выглядеть таким образом. Некоторые итоги работы, некоторые общие задачи, которые сегодня стоят перед нашей Адвокатской палатой как частью российского адвокатского сообщества, некоторые проблемы, которые нам предстоит решать, на этих вопросах я постараюсь остановиться в своем выступлении, а мои коллеги, мои товарищи по Совету, отвечающие за конкретное направление, скажем, организацию работы по ст.51 УПК РФ, за организацию бесплатной помощи, за защиту профессиональных прав адвокатов и так далее, меня в этом отношении дополнят. Надеюсь, что общий отчет, который мы таким образом вам представим, даст довольно полное представление о той работе, которая была за отчетный период нами проделана.

    Итак, вначале несколько цифр. 3 530 адвокатов на сегодняшний день числилось в нашей с вами Санкт-Петербургской Адвокатской палате. Если кто помнит предыдущую цифру, я имею в виду цифру, которую я называл на предпоследней конференции, если вы сравните 2 эти цифры, за 2008 год практически не выросли количественно. Численность членов Адвокатской палаты осталась на прежнем уровне. За 2008 год было 153 претендента на приобретение статуса адвоката, из которых 92 выдержали квалификационное испытание, и им был присвоен статус адвоката. Примерно столько же человек за это время прекратили статус, прекратили свою работу в качестве адвоката и, таким образом, ушли из нашей Палаты.

    Я думаю, что сама по себе цифра 3,5 тысячи человек все равно это достаточно большая цифра, мы по-прежнему с вами остаемся второй по величине в России Адвокатской палатой.

    Несколько слов о допуске к адвокатской деятельности. Этим вопросом, прежде всего, ведает наша Квалификационная комиссия. Квалификационная комиссия так же как и в предыдущие годы, так и в 2008 году работала тем составом, который несколько лет назад был утвержден. Мне кажется, что Квалификационная комиссия, как в той части, в которой она представлена адвокатами, так и те ее члены, которые представляют судейский корпус, представляют теперь уже Управление юстиции, работали на исключительно коллегиальной основе. Никаких, скажем, неделовых разногласий в работе Квалификационной комиссии (мне это хорошо известно) не было. Сегодня это достаточно дружный, профессионально подготовленный для того, чтобы проводить квалификационные испытания, с другой стороны – решать вопросы дисциплинарной ответственности. Это все наши коллеги, которые, мне кажется, очень серьезно, ответственно относятся к нашим обязанностям и обеспечивают очень высокий уровень своей деятельности. Таким образом, мы можем быть в определенной степени спокойными как за вопрос пополнения наших рядов, надо признать, что с каждым годом это все более качественное пополнение, так и за объективность, беспристрастность и обоснованность тех решений по дисциплинарным делам, которые Квалификационной комиссией рассматриваются.

    В этой связи я хотел бы назвать несколько цифр. Более подробно о работе Квалификационной комиссии расскажет в своем выступлении Юрий Яковлевич Шутилкин, который, по сути, возглавляет работу этой комиссии. В 2008 году в общей сложности поступило, обратите внимание на цифру, 674 заявления или обращения с претензиями теми или иными в адрес наших коллег. Из этих почти 700 обращений было возбуждено 251 дисциплинарное производство. Цифра немалая, но если все-таки ее сопоставить с количеством обращений в Квалификационную комиссию, то получается, что она как минимум в 3 раза меньше числа обращений. Мне кажется, что Квалификационная комиссия выполняет роль преграды, защиты от необоснованных обвинений, необоснованных претензий в адрес наших коллег, потому что значительная часть заявлений сразу Квалификационная комиссия признает не содержащим никаких оснований для возбуждения дисциплинарного производства.

    Тем не менее эти дисциплинарные производства закончились привлечением к дисциплинарной ответственности 164 наших коллег. Цифра сама по себе достаточно солидная, если ее соотнести с общей численностью нашей Палаты, получается достаточно внушительный процент тех, кто подвергается дисциплинарному воздействию. Что может быть совсем не вызывает положительные оценки и эмоции это тот факт, что из 164 адвокатов, которые были подвергнуты дисциплинарным взысканиям, в отношении 40 адвокатов было принято решение о прекращении статуса. Каждый 4-й в этом случае был наказан максимально строго.

    Можно задать такой вопрос: а эта строгость оправданная или здесь есть какие-то субъективные моменты? Должен вам сказать, что Совет при решении вопроса о конкретной мере дисциплинарного воздействия пока, мне кажется, не только не перегибает палку в сторону чрезмерности наказания, но иногда мы даже проявляем все еще некоторую снисходительность, не совсем оправданную, в отношении тех, с кем надо более решительно расставаться. С тем, с кем надо более решительно расставаться, я бы назвал тех наших коллег, хотя слово «коллега» в этом случае менее всего уместно, но это все случаи, когда нарушаются основополагающие принципы нашей профессии. К таким надо, прежде всего, относить видимо и профессиональную добросовестность, и человеческую порядочность, и соблюдение элементарных финансовых норм. Если у нас сегодня в Квалификационной комиссии по-прежнему много адвокатов объясняют случаи, почему гонорар вместо того. Чтобы быт в кассе, друг оказался целиком в его кармане, и таких случаев, поверьте, у нас все еще много, о не все они заканчиваются оглаской и такой исключительной мерой, как лишение статуса. Между тем, из-за того, что у нас, к сожалению, значительная часть членов Палаты часть гонора, часть заработка своего оставляет за пределами официальных отчетов, за пределами официальных документов, отсюда у нас отношение к статистике, которой мы пытаемся оперировать, в том числе и по размерам заработка адвокатов и так далее, это, к сожалению, не всегда выступает достоверно и не всегда заслуживает доверия. В том числе и тогда, когда мы обращаемся во властные инстанции.

    Нам предстоят очень серьезные решения, нам предстоят очень ответственные решения и наши руки должны быть чистыми, должны быть надежными и так далее.

    Я от вопросов работы Квалификационной комиссии хотел бы перейти к тем вопросам, которые так же были в поле зрения работы Совета, может быть, не только работы Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, но являются общими как для нашего Совета, так вообще для всего адвокатского сообщества. А значит, так или иначе, подхватывались или наоборот мы их рассматривали совместно с Советом Федеральной палаты. Какие я имею в виду проблемы, над которыми в основном было сосредоточено внимание Совета Адвокатской палаты за отчетный период.

    Таким самым острым, самым главным для нашей Палаты, в какой-то степени для судьбы нашей профессии является вопрос о справедливом вознаграждении наших адвокатов, выполняющих работу по назначению, то есть по статье 51 УПК РФ. Дело в том, что адвокатура с сентября 2007 года оказалась в довольно такой необычной ситуации. Под видом улучшения оплаты труда адвокатов, когда была введена двойная оплата адвокатов за работу адвокатов в ночное время, в праздничные дни, в выходные дни, одновременно вместо привычной для нас привязки к МРОТ были установлены фиксированные платежи по этой статье за эту работу. И на сегодняшний день мы с вами оказались в ситуации, когда адвокаты с учетом той микроскопической инфляционной надбавки в размере 8 %, сегодня 298 рублей стоит судодень в минимальной ставке. А по результатам мониторинга, который провела Федеральная плата адвокатов совместно со всеми палатами региональными, в том числе и совместно с нашей Палатой, получили такие сведения, что в среднем по России, а у нас эти цифры даже несколько превышают среднероссийские, более 70 % уголовных дел рассматривается с участием адвоката по назначению. Причем рассматривается таким образом, что минимальная ставка в этих случаях является той реальной ставкой оплаты труда, которая фактически и применяется. То есть не 1 100, ни какие-то другие цифры практически не применяются за редким исключением, а основной размер оплаты – это 298 рублей.

    Что изменилось по этой проблеме на сегодняшний день? Я вам хотел напомнить, что прошлый раз, когда мне пришлось об этом же говорить на нашей предыдущей конференции, мы обжаловали постановления правительства в Конституционный суд, намерены обращаться, тогда были намерены обращаться в Верховный суд. И я могу сказать, что и туда, и туда мы обратились от имени Федеральной палаты адвокатов, но Конституционный суд ответил нам, что вопрос оплаты труда адвокатов относится в соответствии с действующим законодательством исключительно к сфере деятельности российского правительства. Что касается Верховного суда, то, хотя мы привели правовые доводы, которые считали, что само постановление правительства не соответствует закону, принятому Госдумой, что не могли уйти от привязки к МРОТ при определении размера оплаты труда адвокатов по 51-й, Верховный суд, и тоже понятно, по каким соображениям, устно так нам было разъяснено, что Верховный суд не хочет втягиваться в финансовые распри, считает, что адвокатскому сообществу лучше сосредоточить свои усилия по этому вопросу на общении с правительством, на обосновании практической необходимости повышения размера оплаты труда.

    Можно, видимо, говорить о том, что позиция и того, и другого суда оказалась в этом случае слишком угодливой перед теми органами власти, от которых зависит решение не только нашего вопроса по этой проблеме, но и, видимо, собственное благополучие судейских руководителей, которые решили, что им лучше предоставить возможность адвокатам каким-то иным образом отстаивать свои интересы. Но здесь подоспела некоторая реформа в самом Министерстве юстиции. Если потерять секунду времени и напомнить вам об отношении прежнего руководства Министерства юстиции, я имею в виду Владимира Васильевича Устинова, который в ответ на наши обращения о необходимости изменения оплаты труда и определения оплаты труда адвоката, как возмещение расходов адвокатам по командировкам, систематически нам отвечал, что Министерство юстиции не находит причин для того, чтобы поддержать эти обращения адвокатского сообщества, поскольку вопрос решен «на справедливой основе», как нам регулярно отвечали.

    Что значит в России некоторые перемены в составе руководителей тех или иных ведомств. Нас в данном случае интересует ведомство под названием «Министерство юстиции». Вот пришло новое руководство в Минюст. Должен вам сказать так, перепрыгнув через несколько ступенек, что Министр юстиции Александр Владимирович Коновалов, заместитель министра юстиции Демидов Владимир Вениаминович, который непосредственно курирует вопросы адвокатуры и нотариата, в данном случае нас интересует адвокатура, устами высших руководителей, я имею в виду высших по линии Министерства юстиции, было заявлено, что нынешний размер оплаты труда адвокатов является унизительным для достоинства адвокатской профессии. Заметьте, это не просто цитата из наших писем, это было нам сказано в ответ. Больше того, на сегодняшний день Федеральная палата уже передала в Министерство юстиции результаты мониторинга, который был проведен. И по результатам этого мониторинга Министерство юстиции готовит новый проект для правительства о размере оплаты труда. Главный камень преткновения, как вы понимаете, это Минфин, который считает, что нынешняя ситуация, нынешний кризис, благо на это можно кое-что еще списать из собственных недоработок, нынешняя ситуация якобы неблагоприятна для того, чтобы можно было решить вопрос об увеличении размера оплаты труда.

    Тем не менее мы имеем твердую договоренность с Минюстом о том, что Министерство юстиции в любом случае этот вопрос будет ставить перед правительством. Нынешний статус Министерства юстиции позволяет ему выносить на правительственный уровень свои предложения, в том числе и в этой области. Какая существует договоренность с Минюстом, по крайней мере, на 2009 год, о размере оплаты? Мы считали бы целесообразным пойти навстречу этой самой нынешней ситуации, учесть ее возможности, понимая, что мы при всем притом не можем адвокатуру причислять к той категории граждан, которая могла бы считаться социально незащищенной.

    Договорились в Министерстве юстиции пойти следующим путем: оставить на прежнем уровне максимальный размер оплаты, который сегодня равняется 1 100 рублям, и нижний предел, эти пресловутые 298 рублей, увеличить как минимум до 650–700 рублей. И за счет этого пока попытаться решить вопрос. Это одна ситуация. Я хотел бы, чтобы вы это имели в виду. Я не думаю, что мы с вами должны ориентироваться так или думать, что вот ближайшие недели и даже месяцы этот вопрос будет решен положительно. Но здесь что определенным образом обнадеживает, что эта проблема уже не становится не только как проблема адвокатская, не только как проблема, о которой говорим мы в нашем адвокатском сообществе, сегодня Минюст признает, что это есть проблема государственная, которую и должно решать государство вместе с адвокатами.

    Что еще можно было бы отнести к некоторым положительным изменениям в этой области? Я хотел бы напомнить тем нашим коллегам, которые ведут дела по 51-й, что, (здесь можно прямо говорить) благодаря настойчивости некоторых членов Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, нам удалось, опираясь на решение Конституционного суда, а решением Конституционного суда, как вы помните, надеюсь, что вы помните, было предусмотрено, что адвокат, который осуществлял защиту по назначению в суде 1-й инстанции, не прекращает своих обязанностей и полномочий перед судом кассационной инстанции, и освободить его от участия в кассационной инстанции там, где участие защитника не обязательно, может только своим личным заявлением его подзащитный, его доверитель. Иными словами обозначить ситуацию можно следующим образом: адвокат по общему правилу должен участвовать при рассмотрении кассационной жалобы, как лично адвоката, так и его подзащитного, и его труд должен быть оплачен.

    Насчет оплаты здесь довольно долго были всякого рода споры, дискуссии. Скажем. Городской суд, еще дольше Областной суд ленинградский не очень стремились к тому, чтобы работу адвокатов оплачивать. Если и пытались палить, то все-таки опять-таки обращаясь к этому пресловутому минимальному размеру. Наконец, мы получили разъяснение по делу, которое было специально создано адвокатом Михайловым, адвокатом Московской городской палаты, который в Верховном суде специально оспорил решение судов, оставляющих либо вообще работу адвоката в кассационной инстанции по назначению без оплаты со ссылкой на то, что нет указания на кассационную инстанцию вообще, в каком размере должна быть оплата.

    На сегодняшний день есть решение Верховного суда по этой жалобе, есть совместное решение Адвокатской палаты Санкт-Петербурга и руководства городского суда о том, что оплата труда адвоката по назначению в кассационной инстанции должна осуществляться из того же расчета, что и оплата труда за само участие в судебной заседании кассационной инстанции, как если бы дело рассматривалось по 1-й инстанции, то есть в том же размере тех же 1 100 рублей.

    Владимир Федорович Соловьев, который, если будет рассказывать об организации работы адвокатов по 51-й, может быть, еще об этом напомнит, какие-то еще детали приведет. Но здесь я что хочу сказать, вот представьте себе на секунду, только перемена в этой части, выполнение требований закона в этом отношении приносит нашей Палате, вернее адвокатам Палаты, возможность дополнительного заработка в размере около 50 миллионов рублей. Я думаю, что это не так плохо.

    Кстати, еще надо иметь в виду одно решение Верховного суда, оно, между прочим, опубликовано как на сайте Федеральной палаты адвокатов, так и в газете Федеральной палаты адвокатов «Новой адвокатской газете», и в нашем Вестнике Адвокатской палаты Санкт-Петербурга. Решение Верховного суда в связи с обращением адвоката Московской городской палаты, но это обращение инициировано было Адвокатской палатой, и я должен сказать, почему палаты вынуждены обращаться через адвокатов по такого рода ситуациям. Дело в том, что Верховный суд, отклоняя жалобу Федеральной палаты адвокатов на незаконно заниженный размер вознаграждения адвокатов, указал в своем решении, в своем определении, вернее, что Совет Федеральной палаты и Совет региональных палат по закону не имеют права защищать в суде интересы своих членов, поскольку такое указание не содержится в гражданском процессуальном кодексе. Поэтому сейчас во многих случаях вопросы, которые целесообразно было бы доводить до судебного разбирательства, они попадают в судебное разбирательство не через заявление региональных палат или федеральных палат адвокатов, они, как правило, оформляются обращением адвоката.

    По такому как раз обращению Верховный суд России указал, что при участии адвокатов в судебном разбирательстве любой инстанции оплате подлежат не только непосредственно участие в судебном заседании, а оплате подлежит любая работу, которую адвокатом выполняется при осуществлении защиты. Любая работа – это та, которая определяется обязанностями и правами адвоката. Если мы обратимся в УПК, там написано, что мы с вами вправе делать: сейчас со своим подзащитным собирать доказательный материал, имею право знакомиться с материалами дела и так далее, так далее. И вот все это, указал Верховный суд, тоже подлежит оплате. Поэтому если пользоваться основательно уже сегодня существующими некоторыми процессуальными возможностями, я думаю, можно очень существенно изменить баланс финансовый по этой категории дел в пользу адвокатов, что, конечно, не избавляет нас и от необходимости решать главный вопрос: недопустимо дальнейшее сохранение такой оплаты профессионального труда адвокатов, который ниже оплаты труда малоквалифицированного работника.

    Уважаемые коллеги, почему я говорю слишком долго по этой части работы? Должен вам сказать, что это та группа вопросов, я имею в виду 51-ю, которая чаще всего является основанием и критики в адрес критики адвокатского самоуправления, и вопросов к нам: а когда же можно ждать каких-то перемен и так далее. Поэтому я, пользуясь случаем, попытался наиболее подробно рассказать о той ситуации, которая сегодня по этой проблеме существует.

    Есть еще связанная с этим проблема. Это вопрос об организации и оказании бесплатной юридической помощи по гражданским делам. Здесь довольно любопытная ситуация. И эта неоднозначность ситуации связана вот с чем. Есть закон в Санкт-Петербурге. Мы, кстати, один из немногих субъектов Российской Федерации, где такой закон об оплате труда адвокатов, оказывающих квалифицированную помощь жителям Санкт-Петербурга, имеется. В прошлом году нам было выделено на оплату труда 20 миллионов рублей. За 2008 год нами, как иногда говорят строители, было освоено 10,5 миллионов рублей. 10,5 миллионов пришлось вернуть, вернее мы их не смогли освоить в связи с тем, что к нам не обратилось такое количество граждан, которое нам позволило бы отработать эти 10,5 миллионов. Почему к нам не обратились эти граждане? К нам эти граждане не обратились потому, что по сравнению с предыдущими годами, когда труд адвокатов оплачивался по так называемым «субсидиям», а перечень категорий граждан, которые могли рассчитывать на помощь адвокатов, был существенно расширен по сравнению с тем перечнем, который есть в нашем адвокатском законе, в статье 26-й. Сократив этот перечень, его незначительно расширили и то исключительно по настоянию представителей Адвокатской палаты перед администрацией и законодательными собраниями, и благодаря этому адвокаты нашей Палаты смогли заработать дополнительно еще около 9,5 миллиона рублей. Но в связи с этим возникает, смотрите, какая любопытная ситуация. Нам говорят: адвокаты не хотят оказывать бесплатную помощь, что вообще надо изобретать какие-то новые структуры, новые подходы для того, чтобы российским гражданам была гарантирована квалифицированная юридическая помощь. Но, мне кажется, что этот Санкт-Петербургский пример очень хорошо характеризует что называется «откуда у этой проблемы ноги растут». Если сегодня законодательство предусматривает очень узкий круг лиц, которые могут претендовать по закону на бесплатную помощь, разве это вина адвокатуры, что остальные граждане, которые в этой помощи нуждаются, не имеют доступа к ней? Я думаю, что адвокатура должна отвечать за свое, а государство должно отвечать за свое. Не мы регулируем круг тех лиц, которые имеют право на бесплатную помощь. Больше того, мы заинтересованы в расширении этого круга. Но он сегодня таков, что даже те средства, которые властью выделяются, они оказываются неотработанными, потому что реально люди не могут прийти к адвокату, потому что закон им такой возможности не предоставляет.

    Мне кажется, что это очень серьезный документ для того, чтобы нам от имени Адвокатской палаты Санкт-Петербурга настаивать на внесении соответствующих корректив в наш закон. Более того, я думаю, что та ситуация, которая сегодня в Санкт-Петербурге сложилась, поверьте, что такая же примерно ситуация существует и в абсолютном большинстве российских регионов, я думаю, что это все повод для того, чтобы на предстоящем съезде адвокатов России, который состоится в Москве 7 апреля, можно было бы этот вопрос поставить уже на федеральном уровне. И нашу позицию довести и до сведения властей. Не адвокатура отказывает людям в квалифицированной помощи, нам не дают ее оказывать. Заметьте, не дают делать даже тогда, когда для этого выделяются соответствующие финансовые средства.

    Уважаемые коллеги!

    Есть некоторые проблемы, которые появились, что называется в повестку дня, стали входит дискуссией в нашу корпорацию. Больше того, такие проблемы, которые определяют будущее нашей профессии. Я имею в виду соотношение адвокатской деятельности и так называемой свободной юридической практики. Казалось бы, какое это для нас с вами, участников сегодняшней конференции, имеет значение? Почему мы должны на эту тему говорить, думать, тем более действовать?

    Посмотрите, какая ситуация сложилась. Мы с вами, адвокатура, на так называемом рынке юридических услуг представляем собой некий сегмент. Если представить этот рынок в виде некого круга, то, поверьте, наш с вами сегмент это в лучшем случае угол градусов 30 от силы, а все остальное в этом круге представляют так называемые частнопрактикующие юристы. Большая часть из них это даже не юристы, это так называемые индивидуальные предприниматели, и вы помните, что для того чтобы заниматься индивидуальным предпринимательством в сфере оказания юридических услуг, не обязательно иметь юридическое образование, не надо представлять никаких справок о наличии, отсутствии судимости, не надо беспокоить психоневрологический диспансер, не являешься ли ты пациентом этого учреждения. Вообще ничего не надо! Надо иметь одно желание. Объявление дать, даже не через Интернет, а вывесить на ближайшем заборе или стене дома, и ты уже индивидуальный предприниматель, ты уже можешь заниматься юридической помощью.

    Казалось бы, почему мы с вами должны обращать внимание на эту публику, которую создатели судебных уставов в свое время и те наши великие предшественники по адвокатуре называли просто сорной травой, растущей вдоль забора, лопухом развесистым. Почему мы должны обращать внимание на эту публику? У нас 2 причины. Во-первых, сегодня эта публика у нас с вами занимает часть работы. Если бы эти люди занимались чем-то на уровне помощи экстрасенсов, то есть беседовали с теми людьми, которым все равно с кем беседовать, только получить бы ответ, который их устраивает. Но те «предприниматели» так называемые ходят практически вместе с нами во все суды, за исключением уголовных. Могут принимать любые поручения в области гражданского судопроизводства. Более того, эта публика оказывается значительно более защищена, чем мы с вами. А знаете, чем она защищена? Полным безразличием к их занятием и к тому, что они делают со стороны государства. Отсутствует даже простое уведомление о том, что эти люди занимаются этой работой. Сегодня никто не знает, сколько этих людей, что они делают.

    Я накануне нашей конференции на прошлой неделе встречался с нашими молодыми начинающими адвокатами, и многие их них жаловались, что они очень часто сталкиваются с такой ситуацией. Работы не очень много, приходиться соглашаться что называется на любую. В качестве такой любой появились некоторые трудовые обращения в связи с незаконным увольнением. Так вот, к нашим адвокатам уволенные незаконно обращаются после этих господ, когда их карману уже вывернуты наизнанку. Мы при этом создаем комиссии по защите этих граждан, прокуратура почти на ушах стоит, комиссии и так далее. Казалось бы, что проще, оградите этих несчастных людей от мошенников, которые, прикрываясь рекламой, обозначают себя адвокатами. Слово-то, между прочим, все еще для публики уважительное и привлекательное. Это одна часть. Но есть другая.

    Есть так называемые частнопрактикующие юристы. Вот уважаемый Александр Владимирович Коновалов на последней коллегии Министерства юстиции сказал, наряду с адвокатурой юридические услуги, юридическую помощь оказывают и частнопрактикующие юристы. А кто же эти частнопрактикующие юристы? Одну цифру назову. Сегодня адвокаты, работающие в сфере так называемого сопровождения юридического бизнеса и предпринимательства, общий итог из деятельности, какой доход они имеют от своего бизнеса, составляет по некоторым аналитическим данным около 3 миллиардов рублей. Сумма немалая, но давайте ее сравним с другой. Юридические фирмы, практикующие, в том числе и иностранные, практикующие на территории Российской Федерации, имеют только этими же аналитиками зафиксированный доход в минимуме около 85–90 миллиардов рублей. Заметьте, что это мало сопоставимые между собой цифры, но я должен сказать одну вещь, а это, между прочим, наш с вами заработок. Это наша с вами сфера деятельности, которую у нас увели в сторону. Мы оказались в адвокатуре мальчиками, девочками для битья, в то время другая публика, не знает, что такое Кодекс профессиональной этики, не знает никаких контрольно-надзорных функций, не при Валентине Михайловне это будет сказано. И замечательно живет, не неся обязанностей по ни по бесплатной помощи в уголовных делах, ни по гражданским.

    Сегодня вопрос об ограждении адвокатурой своего поля, своей сферы деятельности превращается в одну из наиглавнейших проблем, потому что это проблема выживания нашей профессии, когда сознательно создаются такие условия конкуренции, при которой на нашей стороне запреты, регулирование, минимум государственного внимания за работу, которую мы бесплатно выполняем, а на той стороне полное гуляй поле, полная свобода. Мы должны не просто на эту тему уже говорить, мы должны добиваться перемены в этой сфере юридической помощи, и мы будем добиваться.

    Наша Палата, Совет Адвокатской палаты все время довольно активно выступал и выступает до сегодняшнего дня за принятие закона о квалифицированной юридической помощи. Сразу хочу сказать, уважаемые коллеги, друзья, что не тот закон мы имели в виду, который некоторое время назад был не очень серьезным, не без налета легкомыслия. И идея принятия этого закона была этим дискредитирована.

    Что для нас с вами закон о юридической помощи? Это закон, в котором должны быть определены субъекты оказания помощи, то есть сегодня европейский мировой стандарт такой: квалифицированная юридическая помощь в ее так называемых высших формах, а высшей формой оказания юридической помощи является вся область судебного представительства во всех его видах и формах. Это исключительная сфера деятельности адвокатуры. И мы с вами должны не бояться произнесения слова «монополия» адвокатуры на эту форму деятельности. Мы должны эту монополию отстоять. И только в нашем случае наша профессия и обретет тот смысл, то значение, которое она должна иметь и которое она имеет в тех странах, которые себя называют цивилизованными, государство называют правовым и так далее.

    Вот почему я думаю, что в самое ближайшее время и наш Совет, и наше сообщество в Петербурге, и вообще адвокатура России в целом так или иначе, но должна будет высказать свою позицию по этой для нас, как оказывается, очень актуальной и очень важной проблеме. Мы при этом исходим вот из чего, мы понимаем прекрасно, что юридические фирмы сегодня это данность. Ликвидировать юридические фирмы, наверное, такую задачу было бы ставить довольно сложно, потому что есть очень много причин, по которым эти структуры не уйдут просто так в небытие. Очень силен лоббизм.

    Обратите внимание, я уже забыл, когда ко мне как к президенту Адвокатской палаты Санкт-Петербурга или Федеральной палаты обращался кто-нибудь из судебных чинов или просто из начальства разного уровня с просьбой порекомендовать: либо в какую коллегию обратиться или просто посодействовать в приобретении статуса адвоката. А знаете почему не обращаются? А потому что, сейчас выяснилось, что этого и не надо делать. Дети судий работают себе в юридических фирмах, особенно замечательно работают в тех фирмах, которые являются представительствами фирм иностранных. Дети чиновников сами завели себе потрясающие юридические фирмы и работают на эксклюзивных началах. Посмотрите, кто сегодня представляет интересы "Газпрома", ликвидированного "Ленэнерго", кто этим занимается? Этим занимаются не адвокатские образования, этим занимаются так называемые аффилированные юридические фирмы, то есть как в стихотворении Некрасова: откуда дровишки? Так и здесь. Откуда? Пара руководит, а я оказываю юридические услуги.

    И это совершенно отчетливая ситуация дает о себе знать. Но если мы с вами добьемся хотя бы признания на первоначальном этапе исключительной сферы деятельности адвокатуры в судебных представительствах, я убежден, что это уже само по себе послужит очень серьезным ограничителем для действия этих самых юрфирм. Если в Европе Германия, Франция, любую страну назовите, если там показалось бы диким, если кто-то кроме адвоката пришел в судебный процесс, то у нас сегодня в арбитражный процесс, вы сами знаете, адвокат в лучшем случае попадает по одному из 3–4 дел, которые там рассматриваются, а в основном там другая публика.

    Извините за то, что я, может быть, чрезмерное внимание этому вопросу уделил, но, мне хотелось бы, чтобы у вас было понимание, какие проблемы. А то мы все 51-я, 51-я, а у нас с вами уже совсем рядом другие проблемы, еще, может быть, более для нас значимые, потому что речь идет не просто о размере оплаты труда адвокатов, а речь идет о существовании самой профессии как таковой. Вот от этой темы я хотел бы перейти к другому вопросу. Казалось бы, чем мы могли ответить на этот вызов? Я разговаривал последний раз с таким хорошим человеком, может быть, таким руководителем Министерства юстиции, который относится без аллергической реакции, я имею в виду Демидова Владимира Вениаминовича, бывшего прокурора Кемеровской области, потом прокурора Брянской области. Но тем не менее в его представлении при всем притом такой существует мотив, что адвокатура – это оппозиционная структура. Адвокатура – это те, кто все время ругают, спорят, говорят о том, что у нас плохая судебная система, что у нас это плохо, другое плохо. Это своеобразная 5-я колонна. С этим мы сталкиваемся почти постоянно. Я думаю, что это некоторые пережитки почти ментальные. Но с другой стороны – мы с вами не должны сбрасывать со счета и такое практическое обстоятельство. Дело в том, что с кем ни приходится сталкиваться при обсуждении проблем адвокатуры, чаше всего моими собеседниками оказываются либо бывшие сотрудники ФСБ, либо бывшие высокие чины прокуратуры и так далее. Многие из них за то время, что проработали в новых структурах власти, освободились от каких-то предрассудков в отношении нашей с вами работы. Многие из них исходят из того, что как процессуальные противники мы в суде действуем. И это отношение к нам как к процессуальным противникам переносится на те области, которые к судебному процессу не имеют никакого отношения. Будет меняться со временем эта ситуация, я убежден, что обязательно будет меняться. Но сегодня она такая, какая есть, и с этим тоже приходится в определенной мере считаться, приходиться учитывать.

    Чем мы могли бы и должны ответить на те вызовы, которые нам пытаются навязать наши так называемые «конкуренты»? Я убежден, что у нас с вами есть главный ответ на эту угрозу – это обеспечение высокого, а еще лучше я бы сказал высочайшего уровня нашей профессиональной деятельности. Человек, который решает к кому пойти, к предпринимателю в области юридических услуг, к сотруднику фирмы юридической, как коммерческого предприятия, или к адвокату, должен при обсуждении этого вопроса знать, что на самом деле он решает, он пойдет к высокому профессионалу или к человеку репутация профессиональная которого далеко не однозначна.

    Как только слово «адвокат» окажется равнозначным понятию высокий профессионал и добросовестный порядочный человек, я убежден, что мы выдержим конкуренцию. Для этого надо еще много в нашей корпорации сделать, изменить к лучшему.

    Одна из попыток изменить ситуацию к лучшему – это попытка организовать на постоянной основе профессиональную учебу.

    Мои коллеги, которых в моем выступлении интересует только время, которое я у вас отнял, напоминают мне, что я уже 50 минут говорю. Я уже собираюсь заканчивать. Насколько Областная палата терпимее к своему президенту. Я узнал у Анны Николаевны Денисовой, что она выступала 1 час 5 минут и ее никто не останавливал.

    Я все-таки договорю. Как говорил один герой, если я решу, то выпью обязательно.

    Все согласны с тем, что учиться надо. Но такое ощущение, что учиться надо каким-то иным образом, чем тот порядок, который предусмотрен, который мы тоже долго обсуждали, прежде чем мы попытались ввести в нашей Палате. Есть решение Совета Федеральной палаты о методике проведения этого обучения, есть решение Адвокатской палаты Санкт-Петербурга. У нас 79 начинающих адвокатов и, по-моему, 167 человек стажеров. Давайте, обратим внимание на посещаемость занятий. Выясняется, что начинающие адвокаты в лучшем случае ходят половинным составом на эти занятия, а стажеры и того меньше.

    Мы накануне конференции встречались в Совете с нашими начинающими адвокатами, которые как раз и посещают эти занятия. Были очень интересные предложения, были одновременно и определенные нарекания на тематику, на то, что слишком доминирует лекционный метод, мало того, что можно называть практикумами, мало дискуссии совместной между тем, кто обучает и теми, кто обучается. Одновременно было высказано и такое общее замечание, к сожалению, оставляет желать лучшего информационный уровень обеспечения этого обучения. И вообще информационное обеспечение работы палаты как региональной, так и федеральной очень низкое на взгляд моих начинающих коллег.

    Скажу откровенно, это действительно очень больная тема для нашей корпорации и для меня особенно, потому что, мне казалось, что за последнее время мы кое-что в этом плане поменялись изменить к лучшему. Я задал своим молодым коллегам вопрос: а кто из вас знает о существовании «Новой адвокатской газеты», которая издается раз в 2 недели Федеральной палатой адвокатов? Выяснилось, что из присутствующих, может быть, пара человек слышали. А когда я спросил, а кто подписался на эту газету, подписка на которую стоит 500 рублей на полгода и тысяча рублей на год, выяснилось, что практически ни один человек на эту газету не подписывался или 2 человека.

    Для того чтобы вы понимали, как сильно мы интересуемся информационным обеспечением работы нашей и Палаты, и всей Федеральной палаты в целом, я вынужден назвать такую цифру. Заметили, действовало 3 530 адвокатов в Санкт-Петербурге, подписка на сегодняшний день на «Новую адвокатскую газету», которая по отзывам тех, кто ее читал, хотя бы один раз, очень неплохая газета. Может быть, единственное на сегодняшний день издание профессиональное, которое более-менее удовлетворяет запросам адвокатов. Так вот подписано на эту газету из 3 530 человек около 100 человек, не больше. Административный ресурс вроде бы в этой ситуации привлекать неловко. А между тем, в этой «Новой адвокатской газете» были опубликованы все те определения и решения и Конституционного суда, и Верховного суда, который я упоминал, когда рассказывал о 51-й. Вообще все самые-самые новые события, острые проблемы так или иначе в этой газете присутствуют. Не знаю, может быть, после сегодняшней конференции ситуации изменится.

    Наш Вестник Адвокатской палаты Санкт-Петербурга. Кто в Палату заходит, наверное, обратил внимание, что при входе с левой стороны лежат целые пачки Вестника, которые не очень быстро разбирается. Приходят адвокаты, берут справки, документы, я не видел, чтобы кто-то сразу руку протянул, взял Вестник. В ней тоже публикуются очень полезные для нас с вами материалы. Здесь проблема не только в том, кто это информационное обеспечение должен обеспечить, извините за тавтологию, но еще и проблема в тех, кто должен востребовать эту информацию. А вот как раз с востребованием, кстати, эти же наши молодые коллеги предложили в Совете очень интересную форму, особенно в нынешней ситуации она может быть актуальной, предложили организовать на сайте Адвокатской палаты Санкт-Петербурга что-то вроде профессиональной адвокатской биржи. Это когда адвокаты могли бы размещать информацию о себе, что они хотели бы работать с коллегами каких-то адвокатских образований. Наоборот, адвокатские образования могли бы давать информацию о том, в каком пополнении своих коллективов они заинтересованы и так далее. Я думаю, что это могло бы сослужить полезную службы.

    Коллеги, действительно, наверное, надо и совесть знать. Что я хотел бы сказать в заключение? Есть очень много вопросов, которые адвокатура не может решить самостоятельно. Мы с вами не законодатели, мы с вами не представляем какую-либо структуру власти, поэтому для нас очень важно, как складываются наши взаимоотношения с властью законодательной, исполнительной, как складываются наши взаимоотношения с общественными структурами и так далее, как мы стоим в структуре гражданского общества. Нередко приходиться слышать, что сегодня по-прежнему адвокатов не уважают, в судах всячески третируют, власть готова не обращать внимание. Всегда есть конкретные поводы для такого рода суждений, такого рода обид и утверждений. По-прежнему, к сожалению, нередко приходится сталкиваться и с высокомерием судейским, и с желанием адвокатов отодвинуть на обочину уголовного судебного процесса, всячески принизить наш с вами труд, но давайте все-таки замечать те положительные перемены, которые произошли и, я уверен, дальше будут набирать силу.

    Совсем недавно в Москве Общественная палата вместе с Федеральной палатой адвокатов провела слушания специально по вопросам адвокатуры. На эти слушания были приглашены представители всех правоохранительных структур. И там в присутствии этих представителей, и от Минюста, и от ФСБ, и от Генеральной прокуратуры, и от Верховного суда, были все эти вопросы, значительно больше тех, о которых я сейчас сказал, все они были так или иначе обсуждены, рассмотрены в присутствии этих высоких представителей, и никто из них, поверьте, не проявлял никакой снисходительности, никакой гордыни в отношении адвокатуры, адвокатского сообщества.

    Сегодня у нас, поверьте, очень хороший уровень взаимодействия с Министерством юстиции, не хотелось бы его переоценивать, но тем не менее это действительно очень хорошие контакты, которые позволяют в значительной степени нацелить нашу совместную работу на достижение как можно скорее позитивных результатов. Я уже не раз говорил и хочу отметить как достижение, за все годы существования адвокатуры в Ленинграде – Петербурге такого уровня доверительных взаимоотношений, доверительных не в том смысле, что мы делимся друг с другом секретами, а доверительном в том смысле, что можно прийти и сказать, вот есть такая проблема. Можно прийти к губернатору и сказать: «Валентина Ивановна, адвокаты готовы работать по оказанию бесплатной помощи, но только надо оплачивать их труд». И Валентина Ивановна в ответ на это говорит: «Хорошо, сколько вам надо на эту работу? 10 миллионов?» Я еще и плечами не успел пожать. «Хорошо, давайте 20, чтобы хватило наверняка».

    Мы приходим в Законодательное Собрание и говорим, знаете, вы сейчас сокращаете число граждан, которые имеют право на бесплатную помощь, имейте в виду, эти люди к вам придут, к вам будут обращаться, на вас, прежде всего, будут жаловаться. Сегодня у нас есть возможность совместно с ЗакСом дорабатывать закон о квалифицированной помощи здесь в Санкт-Петербурге. У нас с Управлением юстиции, мне кажется, в некотором смысле почти эталонные взаимоотношения сложились. Поверьте, у нас за много лет существования закона об адвокатской деятельности за исключением одного дела Шутова, достаточно одиозного, у нас не было от органов юстиции представления на прекращения статуса ни на одного адвоката. Это не значит, что там процветает либерализм и так далее, просто Управление юстиции, до этого органы Федеральной регистрационной службы убедились в том, что мы тех, кто заслуживает наказания, наказываем. Тех, кто на самом деле не совершил каких-то проступков, мы берем под свою корпоративную опеку и защиту. Я думаю, что те взаимоотношения, которые сегодня существуют, на уровне органов социальной защиты, законодательных органов в Санкт-Петербурге, все это очень надежный залог того, что мы можем еще более активно, более качественно работать как на собственные интересы, так и в интересах жителей нашего города, в интересах укрепления престижа и авторитета нашей профессии. Будем надеяться, что так все и будет.

    Спасибо за внимание.

    (Аплодисменты)

    Я.П. Стасов

    Если есть вопросы, пожалуйста. Нет. Хорошо, тогда пойдем дальше. Сейчас слово предоставим Мандатной комиссии для того, чтобы действовать с установленным регламентом, потом пойдем дальше.

    С.А. Бородатый

    Здравствуйте, коллеги!

    Я вам зачитаю протоколы заседания Мандатной комиссии.

    Протокол № 1 заседания Мандатной комиссии, избранной Отчетно-выборной Конференцией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга 27 марта 2009 года.

    Присутствовали избранные члены комиссии:

    Бородатый С.А.
    Виноградова З.Ф.
    Хорькова О.В.

    Слушали: об избрании председателя комиссии.

    Постановили: избрать председателем комиссии Бородатого Сулика Абрамовича.

    Подписи членов комиссии.

    Протокол № 2 заседания Мандатной комиссии от того же числа с теми же присутствующими.

    Слушали: о признании полномочий делегатов конференции.

    Постановили: признать полномочия делегатов конференции.

    2-й вопрос. Слушали: о наличии кворума для начала работы конференции.

    Постановили: учитывая, что кворум для начала работы конференции составляет 118 человек, а на период начала работы конференции зарегистрировалось 124 человека, добавлю в скобках, пока мы все это писали еще добрый десяток делегатов пошли регистрироваться.

    Постановили: признать наличие кворума для начала работы конференции.

    Подписи членов комиссии.

    Прошу утвердить протокол.

    Я.П. Стасов

    Ставлю на голосование. Кто за то, чтобы утвердить протокол.

    (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет.

    Спасибо, Сулик Абрамович.

    Пока Евгений Васильевич немного отдышится, я его обязанности исполню. Вы слышали, доклад был очень подробный. И тем не менее у нас было установлено на Совете, что с дополнением, более подробным освещением тех или иных вопросов выступит еще ряд членов Совета, поэтому как раз предоставим слово вице-президенту Чинакаеву Рушану Зайдуловичу. Единственная просьба, в пределах 5 минут, не больше.

    Р.З. Чинакаев

    Уважаемые коллеги!

    Когда 2 года назад большинство присутствующих на конференции избрали новый Совет, то вы поставили 2 серьезных и значимых вопроса. Это вопрос все-таки разрешения большой напряженности, которая возникла в Адвокатской палате в связи с неравномерностью распределения 51-х, и 2-й вопрос – по работе, связанной с оказанием бесплатной помощи. На сегодняшний день Совет Адвокатской палаты может сказать, что оба этих вопроса практически полностью решены. Сегодня в городе существует серьезная, работающая, уже отработанная система 51-х. Система, которая сегодня, можем сказать с чувством глубокого удовлетворения, что эта система работает практически без сбоя. Доказательством этого является по существу отсутствие жалоб на эту сферу адвокатской деятельности со стороны субъектов органов, следственных органов, прокуратуры и прочих.

    Сегодня можно сказать в дополнение к тому, о чем говорил Евгений Васильевич, что работа этой системы в значительной степени состоялась, смогла приобрести такие формы благодаря совершенно нормальным, деловым взаимоотношениям с руководством Городского суда, с руководством ГСУ, с руководством прокуратуры, с руководством других правоприменительных ведомств в Санкт-Петербурге.

    Несколько живых примеров, которые очень хорошо иллюстрируют этот тезис. Коллеги, многие из вас не один десяток лет работают в профессии, когда-нибудь мы можем припомнить ситуацию, при которой адвокаты Санкт-Петербурга приглашаются прочитать лекции, сделать сообщения на годовых занятиях судей Санкт-Петербурга? Когда на эти занятия регулярно приглашаются руководитель нашей Квалификационной комиссии Юрий Яковлевич Шутилкин и по просьбе судей рассказывает о той дисциплинарной практике, которая существует у нас, о тех претензиях. Которые судьи имеют нам, с одной стороны, которые мы имеем к судебному корпусу с другой стороны, и эта ситуация обсуждается на собрании судей Санкт-Петербурга, мне думается, таких прецедентов прежде мы не припомним. Когда регулярно члены Адвокатская палата приглашаются на координационные совещания в Управление юстиции, Главное следственное управление. Буквально позавчера нам пришло приглашение принять участие в обсуждении насущных вопросов, в том числе взаимодействия следствия и адвокатского сообщества в Управление милиции на транспорте. Это показатели реально возросшего авторитета адвокатского сообщества в нашем городе.

    Наша работе, конечно, интересует не только людей, которые наблюдают за нами со стороны, власти и наши коллеги из других правоприменительных органов, прежде всего самих адвокатов, и 2 самых главных вопроса, которые возникли, один из них возник буквально в самые последние месяцы, это ненормальная ситуация в следственных изоляторах. В связи с этим я хотел бы вас проинформировать о следующем.

    Наверное, те, кто занимается уголовными делами и вынужден посещать изоляторы, обратили внимание, насколько сегодня усложнилась возможность допуска в следственный кабинет. Это связано с одним актом, точнее приказом заместителя Генерального прокурора, изданного в конце прошлого 2008 года, в соответствии с которым были запрещены так называемые «подсадки». Это привело к тому, что очень многие наши товарищи вынуждены простаивать в очередях, не имея ни малейшей надежды призрачной сегодня попасть к своему подзащитному.

    Советом Палаты принят целый ряд мер. Мы установили взаимодействие с руководителями ГУИНа, с руководителями следственных изоляторов. Нужно отдать должное энергии Юрия Михайловича Новолодского, который возглавляет комиссию, по защите прав адвокатов, как таран со свойственной ему энергией пробивает возможность того, чтобы в «Крестах» и других изоляторах были установлены дополнительные кабинеты. Мы предложили конкретно проекты временных кабинетов, которые можно установить в коридорах, где находятся следственные кабинеты.

    У нас достигнута договоренность о том, что ряд кабинетов на «кругу», все знают, что это такое, будут расконсервированы и предоставлены для работы следователей с тем, чтобы кабинеты в главном коридоре, были предоставлены адвокатам.

    Сегодня по нашему настоянию и по просьбе адвокатов, которую мы ретранслировали руководству ГУИНа, увеличен режим работы кабинетов на 2 часа. Сегодня следственные кабинеты будут со вчерашнего дня работать до 20 часов. Мы думаем, что это хоть в какой-то мере разгрузит ситуацию.

    Тем не менее давайте называть вещи своими именами. Мы понимаем, что ненормальная ситуация, и даже те меры, которые мы принимаем Советом, можно уподобить инъекции в протез. Этого недостаточно. Здесь много связано с финансированием. Особенно это можно проиллюстрировать на пример Гореловского изолятора. Владимир Федорович Соловьев был на переговорах с руководством изолятора в Горелово. Достигнута договоренность о том, что они приведут в порядок ряд пустующих у них помещений для того, чтобы переоборудовать их в следственные кабинеты, подать туда тепло, подать туда электричество. Идут разговоры даже, подчеркиваю, даже об обустройстве дороги, там дорога порядка 800–900 метров, которая позволяет просто пройти к изолятору, иначе приходится месить гряд по колено. Это работа тоже делается.

    К сожалению, на следующий день после визита в изолятор Владимира Федоровича, начальника этого изолятора арестовали.

    (Смех в зале)

    Беда вот такая случилась. Но сейчас Советом адвокатской палаты уже установлены контакты с новым руководством изолятора. Будем надеяться, что те будут более стабильно держаться на своих местах.

    Еще один момент, которые не может не касаться адвокатского сообщества, это ситуация с канцеляриями судов. И в прошлом и позапрошлом годах мы получали массу справедливых нареканий о том, что адвокатов заставляют стоять в очередях вместе с их доверителями, вместе с иными лицами, что футболят, мешают работать, не дают знакомиться с делами, не создают условий для возможности реальной работы. На сегодняшний день можно сказать, я думаю, что за некоторыми исключениями, которые каждый из вас может привести, мы можем сказать, что в принципе очереди, в которых адвокаты вынуждены стоять наряду со своими клиентами, чтобы сдать свои документы в канцелярию суда, эти очереди практически во всех судах исчезли. Остается некоторая напряженность в Калининского суде, но она тоже будет разрешена, поскольку по заверениям руководства судебного департамента Санкт-Петербурга в связи с перебазированием Калининского суда в новое помещение, по-моему, на улице Бобруйской, дом 5, если мне не изменяет память, а этот переезд Калининского суда предстоит по их планам в октябре-ноябре нынешнего года, там ситуация улучшиться.

    Сегодня резко улучшилась и созданы просто модельные условия для работы адвокатов в Приморском суде. На базе Приморского сейчас идет подготовка сотрудников судов для работы с Интернет-сайтами, которые сегодня фактически установлены во всех судах. Могу проинформировать уважаемых коллег, что сегодня, не выходя из дома, вы можете, зайдя на сайт большего ряда петербургских судов получить информацию о движении дела. На сайтах военных судов буквально 2 недели назад начали размещаться приговоры и решения по конкретным делам. В перспективе эта работа будет продолжаться в течение ближайшего года–полутора с тем, чтобы оборудовать эти сайты по всему городу.

    С руководством судебного департамента, с которым мы находимся в постоянном контакте, достигнута договоренность о приеме адвокатов канцеляриями судов в режиме наибольшего благоприятствования. И, наконец, проблемы, которые у нас возникают в Петроградском и Фрунзенском суде. Сегодня вопрос об обеспечении нормальных условий работы адвокатов вынесен на заседание Совета судей Санкт-Петербурга по инициативе нашего Совета.

    И последнее, что я хотел бы сказать, это об обучении. Вопрос действительно очень сложный. Наверное, мы проявили недостаточную твердость для того, чтобы привлекать молодых адвокатов к дисциплинарной ответственности за неисполнение решений органов адвокатского самоуправления. Правда, 37 адвокатов мы привлекли к адвокатской ответственности за систематические прогулы занятий.

    Поскольку здесь очень много руководителей адвокатских образований, пожалуйста, обратите внимание, коллеги, на эту сферу нашей деятельности. Предупредите наших молодых будущих коллег – стажеров, что в случае непосещения занятий в объеме менее 80 % от нормы занятий, которую они должны пройти – это 20 часов для стажеров, 30 – для адвокатов, стажеры не будут допускаться до квалификационных экзаменов. Пускай думают сами. Тут по принципу вольному – воля.

    Вот, наверное, все информация, которую я хотел довести до вашего сведения. И еще раз прошу задуматься над тем, может быть, нам имеем смысл вернуться к существованию школы адвокатуры, которая у нас работала много лет, и которая, как показала практика, дала очень хорошую дрессуру наших молодых коллег. То, с чем мы встречаемся сегодня и на экзаменах, и в беседах с нашими молодыми ребятами свидетельствует о том, что уровень подготовки, к сожалению, недостаточный.

    Спасибо за внимание.

    (Аплодисменты)

    Е.В. Семеняко

    Уважаемые коллеги!

    Хотел бы напомнить, кто хочет выступить, пожалуйста, направляйте записки, потому что пока только 2 записки есть в президиуме.

    Коллеги, я хотел бы вот о чем попросить. У нас практически перед вами готов выступить весь Совет. Но я думаю, мы прибегнем к такому разумному сокращению. Я хотел бы, чтобы Владимир Федорович Соловьев дополнил уже сказанное информацией по поводу ст.51 УПК РФ, и, видимо, Юрий Михайлович Новолодский должен будет сказать несколько слов, по регламенту до 5 минут.

    В.Ф. Соловьев

    Уважаемые коллеги!

    Евгений Васильевич и Рушан Зайдулович уже достаточно подробно рассказали о том, что работа адвоката по назначению в уголовном производстве была в центре внимания Совета Адвокатской палаты в отчетный период. Я остановлюсь на одной инициативе Совета, о которой коротко сказал Евгений Васильевич, но которая, с нашей точки зрения имеет принципиальное значение. Это инициатива связана с тем, что Совет Адвокатской палаты провел анализ участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судебном производстве при рассмотрении дел кассационной инстанции. И выяснилось, что нормы уголовно-процессуального законодательства, конституционная гарантия обвиняемого на защиту не в полной мере соблюдаются при рассмотрении дела как в Санкт-Петербургском Городском суде, так и Верховном суде Российской Федерации в части обязательств участия защитника перед рассмотрением уголовного дела в этих судах.

    Все вы знаете, что практически всех адвокатов, которые участвовали в качестве защитника в суде 1-й инстанции, суд 2-й инстанции извещал по телефону, приходила, как правило, телефонограмма: такому-то, такому-то адвокату, мы вас извещаем, что такого-то числа состоится такое-то, такое-то рассмотрение такой-то кассационной жалобы. И приписка: явка необязательна.

    Впервые эту тему Совет Адвокатской палаты поднял на научно-практическом семинаре, который состоялся в начале прошлого года. По итогам этого семинара была подготовлена публикация в Вестнике Адвокатской палаты Санкт-Петербурга и была доведена до сведения судейского сообщества в Санкт-Петербурге. Нам сказали, что у вас одна точка зрения, а у нас своя точка зрения существует. Мы приглашаем только в том случае, если обвиняемый заявляет ходатайство о том, чтобы участвовал защитник при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции.

    Ситуация возникла достаточно серьезная, когда нам стало известно о том факте, который произошел в декабре прошлого года с адвокатом Городской коллегии адвокатов Нагиевой И.Ю. Вы все, наверное, знаете, читали эту информацию и решение Совета Адвокатской палаты по этому вопросу, когда адвокат в установленном законом порядке получила письменное уведомление сперва о дате и времени рассмотрения дела, явилась в зал судебного заседания, в суд кассационной инстанции, но не была допущена к участию в этом процессе. Ей просто заявили, что мы вас не можем допустить, так как вы адвокат по назначению и можете участвовать только по соглашению. Обвиняемый заявил ходатайство о допуске его защитника в зал судебного заседания. В такой ситуации суд объявил перерыв для предоставления времени для заключения соглашения между доверителем и адвокатом.

    Когда нам это стало известно, мы объяснили адвокату Нагиевой, как можно поступить в этой ситуации, обратиться с запросом в Совет Адвокатской палаты. И, рассмотрев этот запрос 29 января этого года, Совет Адвокатской палаты дал разъяснение, из которого вытекает, что в соответствии с тем конституционно-правовым толкованием содержания права на защиту, которое дано в реальных решения Конституционного суда Российской Федерации, участие защитника в суде кассационной инстанции является обязательным. И только в случае наличия письменного отказа от участия защитника в деле, защитник не привлекается к рассмотрению дела в суде кассационной инстанции.

    И вот эта правовая позиция, изложенная в решении, была доведена до сведения председателя Городского суда Валентины Николаевны Епифановой, членов судейского сообщества Санкт-Петербурга. И эта правовая позиция была принята Городским судом. Буквально с середины февраля этого месяца правоприменительная практика Санкт-Петербургского Городского суда была изменена, приведена в соответствие с тем конституционно-правовым толкованием, которое дано Конституционным судом для его решения. В соответствии с этим порядком вызываются защитники по всем делам, не зависимо по соглашению или по назначению. У вас в материалах имеется информационное письмо Совета Адвокатской палаты по этому вопросу. Просим довести его до сведения как руководителей адвокатских образований, так и всех адвокатов Санкт-Петербурга. Это первая тема, которую я хотел бы озвучить, - это тема совершенствования правоприменительной практики.

    Второй вопрос, который рассматривал Совет, это совершенствование спорных вопросов или, по крайней мере, прояснение неясных вопросов, связанных с тем, кто должен и в каком размере оплачивать работу защитника, участвовавшего в судопроизводстве.

    По общему правилу оплату производит тот орган, который назначает защитника. Бывают ситуации, по крайней мере, был прецедент, когда адвокату Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Тарасову, который был привлечен к участию в уголовном судопроизводстве при рассмотрении ходатайства прокурора о продлении срока содержания под стражей, было отказано в оплате как судом, там прокурором. Адвокат, выполнив свою работу, остался без оплаты. Когда адвокат обратился к нам, мы ему помогли составить кассационную жалобу в Городской суд, с тем, чтобы промоделировать этот процесс, потому что процесс был непонятный с той точки зрения, что прокурор в соответствии с нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не вправе назначать защитника по уголовному делу и не вправе оплачивать. Посредством рассмотрения этого дела в кассационной инстанции постановление судьи Октябрьского районного суда, который отказал в оплате такого труда адвоката, было отклонено, и направлено на новее рассмотрение, при котором судья уже вынес законное и обоснованное постановление.

    Я хочу обратить ваше внимание, что это касается только той категории дел, где рассматривается ходатайство прокуроров о заключении под стражу и продление содержания под стражей. К сожалению, многие адвокаты, которые прочитали опубликованный материал в Вестнике Адвокатской палаты, начали его показывать судья судов 1-й инстанции, мотивируя тем, что теперь все ходатайства оплачиваются судом 1-й инстанции. Это совершенно не так. Речь идет именно о ходатайстве прокурора. Это две категории дел: рассмотрение ходатайства прокурора при решении вопроса о заключении под стражу при решении вопроса об экстрадиции, 2-я категория дел – это когда дело находиться между двумя стадиями. 1-я стадия – рассмотрение в суде 1-й инстанции, дело находиться еще у прокурора. Истекают сроки содержания под стражей, когда с ходатайством выходит прокурор. Вот 2 категории дел, по которым эта норма должна применяться.

    Вот коротко, что я хотел сказать. Спасибо.

    (Аплодисменты)

    Е.В. Семеняко

    Юрий Михайлович, слово вам. Заранее хотел бы попросить 5-минутный регламент соблюсти.

    Ю.М. Новолодский

    Я не только попытаюсь соблюсти, но даже сократить. Я буду говорить о некоторых проблемах, которые возникли в работе нашей комиссии по правам человека. Из 10 обращений адвокатов в нашу комиссию только 2 относятся собственно к нашему предмету, поэтому мы в том бюллетене нашей Палаты, который роздан всем, вы видите наше информационное письмо, где мы пытались проинформировать, какие вопросы относятся к нашей компетенции. Доходит до смешного, что отказал следователь в удовлетворении ходатайства, нам пишут: помогите, нарушены права адвоката. Последнее обращение было вообще замечательным, идет спор о том, кому пользоваться в адвокатском образовании какими билетами. Поэтому, прочитав наше письмо, я думаю, предмет нашей комиссии будет определен более четко. И еще на одном обстоятельстве хотелось бы остановиться, мы провели большую работу с уполномоченным по правам человека. Наша комиссия подготовила соглашение, которое было подписано нашим президентом между нашей Палатой и Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге. Мы договорились с уполномоченным о том, что любые посягательства на профессиональные права адвокатов будут иметь немедленную его реакцию, и будут иметь для него приоритетный характер. Взамен мы должны будет проводить мониторинг о соблюдении прав человека в Санкт-Петербурге и представлять ему аналитическую справку по итогам каждого года. Поверьте, что анализ этих нарушений только повысит авторитет нашего адвокатского сообщества, поскольку мы будем иметь возможность доказать, что с приходом нового прокурора появились новые нарушения, которые можно отнести исключительно к его заслугам.

    Поэтому вот собственно все, что я хотел сказать. И в связи с этим предлагаю, и это будет прорабатываться далее, создать своего рода институт из 12 советников по вопросам по правам человека, которые и будут заниматься этим мониторингом и созданием аналитической справки ежегодной, которую можно издавать в виде отдельной книги, более того, зеленой, красной, клетчатой, это уже дело вкуса. Я полагаю, что это очень интересная работа и очень нужно, чтобы отслеживать то, что сегодня происходит.

    А происходит очевидный регресс в вопросе соблюдения прав человека, происходят негативные явления, судьи перестают соблюдать закон и даже кичатся этим, и никакой реакции со стороны вышестоящих инстанций нет. Поэтому время наступает жесткое, и мы должны предпринимать какие-то ответные шаги.

    (Аплодисменты)

    Е.В. Семеняко

    Коллеги, может быть, какие-то вопросы будут к Юрию Михайловичу по его информации? Нет вопросов.

    Ю.М. Новолодский

    Спасибо.

    Е.В. Семеняко

    Не дожидаясь института советников, наши коллеги довольно активно принимают участие в работе комиссии по защите прав. Я имею в виду Михаила Герасимова. Если он здесь, среди делегатов, имейте в виду.

    Михаил Иосифович активно работал в комиссии, мне кажется, это придало новый импульс.

    Юрий Яковлевич Шутилкин, к трибуне. Юрий Яковлевич Шутилкин – заместитель председателя Квалификационной комиссии нашей Палаты. К сожалению, несмотря на обширность вашей тематике, вам те же 5 минут.

    Ю.Я. Шутилкин

    Уважаемые коллеги!

    Вы, конечно, знаете, что наша Квалификационная комиссия, хотя и называется Квалификационной комиссией Адвокатской палаты, тем не менее представляет собой некий междуведомственный орган. В состав комиссии входят не только адвокаты, но и представители судейского корпуса, представители Законодательного Собрания и Управления Министерства юстиции. И в таком составе мы и проводим свою работу.

    В прошлом году мы провели 15 заседаний комиссии, 11 из которых были посвящены рассмотрению дисциплинарных дел, и 4 заседания были посвящены приему квалификационного экзамену у претендентов, желающих приобрести статус адвоката.

    Вот это 2 направления нашей работы, о которых можно говорить очень много, но в силу специфики нашей отчетной конференции я в данном случае буду доводить до вас общую информацию.

    Конечно, на комиссию обрушивается вал жалоб и обращений, представлений по разным аргументам, приходящим к нам. Евгений Васильевич озвучил, что в прошлом году к нам поступило почти 700 таких жалоб и обращений и все такие жалобы, обращения и представления должны были быть обработаны. И обрабатывают их наши консультанты, очень уважаемые, очень опытные в нашем сообществе люди. Это Феликс Ефимович Агеев и Владимир Николаевич Шлыгин. Именно они встречаются и с жалобщиками, и с адвокатами, в отношении которых жалобы поступают. Нагрузка действительно колоссальная, нужно не только найти адвоката, но и провести с ним беседу, работу, получить от него объяснение. И в конечном итоге, подготовить проект решения, который будет рассматриваться Квалификационной комиссией.

    К сожалению, не все наши коллеги адекватно реагируют на такого рода обращения. Когда консультанты обращаются к адвокату с информацией о том, что в отношении него поступила жалоба, и он может прийти, познакомиться с ней и дать объяснения, то нередко мы слушаем в ответ претензии по поводу того, что Квалификационная комиссия преследует адвокатов, предъявляет к ним претензии, могла бы, не трогая адвокатов, отфутболивать обращения, которые поступают. Отфутболивать, как мы видим нельзя. Очень многие жалобы являются весьма и весьма обоснованными. И если мы будем относиться к этим обращениям и жалобам с позиции защиты чести мундира, то, наверное, и авторитет нашего сообщества, репутация адвокатского сообщества будут падать изо дня в день.

    Комиссия, как я уже сказал, достаточно грамотная, авторитетная. И она старается рассмотреть каждое такое поступившее обращение с позиции действительно соблюдения норм этики, с позиции соблюдения тех традиций, которые сложились в нашем адвокатском сообществе Санкт-Петербурга. Надо сказать, что когда нам предъявляют такого рода претензии, что мы не защищаем адвоката, то нам становиться просто обидно, потому что если обратиться только чисто к жалобам, поступающим помимо и других членов Адвокатской палаты, то в более чем по половине жалоб Квалификационная комиссия приходит к заключению об отсутствии в действиях адвокатов каких-нибудь нарушений. Но в тех случаях, когда адвокат действительно допускает нарушение, основываясь на принятых нами решениях, Совет принимает решение, в том числе о прекращении статуса адвоката.

    Я не могу не вспомнить жалобу нескольких сразу клиентов в отношении одного из наших адвокатов, статус которого был прекращен. Клиенты представили нам копии соглашений, которые были заключены с адвокатом. Соглашение начинается таким образом: адвокат – не извозчик, адвокат должен помнить, что его клиент – главный его враг. Это вот так начинается соглашение между адвокатом и доверителем.

    К сожалению, это курьезная ситуация, но мы нередко встречаемся и с тем, что адвокаты не вполне адекватно ведут себя в судебных заседаниях. Они пытаются какие-то возникшие у них проблемы юридического, процессуального характера перевести в личностные взаимоотношения со следователями, с прокурорами, порождая тем самым жалобы. Хотя надо сказать, что и уже судейское сообщество привыкло к тому, что далеко не все эти жалобы находят подтверждение, а, во-вторых, мы часто отмечаем. Что судьи действуют не вполне в рамках гражданского процессуального законодательства.

    Часто жалуются на адвокатов за то, что они ведут себя дерзко, выкрикивают, перебивают председательствующего, мешают ему вести процесс, высказывают в его адрес замечания, в адрес тех или иных участников процесса. И для того, чтобы подтвердить такого рода обвинения, мы просим представить протоколы судебных заседаний. Когда протоколы открываем, оказывается, ничего подобного в этих протокола нет. Более того, встречаются такие ситуации нередко, когда написано: адвокат заявляет ходатайство о том-то и том-то, и том-то. Судья объявляет адвокату замечание за нетактичное поведение в процессе, потому что он заявил ходатайство.

    Об этом можно рассказывать долго. У нас такая работа, каждая жалоба, каждое обращение достойно того, чтобы сказать о нем много, но сегодня нет времени. Мне хотелось бы лишь поблагодарить всех членов Квалификационной комиссии и прежде всего наших адвокатов, которые уже на протяжении целого ряда лет представляют вас в Квалификационной комиссии. Это и адвокат Богомолова, это и адвокат Бузиниер, это Шурыгина, Тюник, Клепикова. Блестяще работают. Они очень много внимания и очень много сил и души отдают тому, чтобы адвокатская честь, адвокатское достоинство были защищены надлежащим образом.

    Я надеюсь, что и в будущем, если вы им доверите представлять ваши интересы в нашей комиссии, они это будет делать так же успешно.

    Спасибо.

    (Аплодисменты)

    Е.В. Семеняко

    Спасибо, Юрий Яковлевич.

    Кстати, кто захочет ознакомиться с обзором, который подготовлен Квалификационной комиссией под руководством Юрия Яковлевича, в ближайшее время мы опубликуем обзор работы Квалификационной комиссии за 2008 года. Я думаю, что материал будет размещен на сайте Адвокатской палаты и Вестнике Адвокатской палаты Санкт-Петербурга со всеми этими историями, надеюсь довольно поучительными.

    Коллеги, надо посовещаться. Мы могли бы сейчас объявить прения по той информации, по тому отчету, который вы выслушали, но у нас есть такое предложение: давайте сразу заслушаем отчет Ревизионной комиссии с тем, чтобы потом можно было сразу выступать по одному и по другому вопросу.

    Не будет возражений? Нет.

    Пожалуйста, слово предоставляется Казюлиной Надежде Александровне, заместителю председателя Ревизионной комиссии.

    Отчёт Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга об исполнении сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 г.

    Н.А. Казюлина

    Адвокатская палата Санкт-Петербурга учреждена по решению конференции адвокатов Санкт-Петербурга от 26 ноября 2002 года.

    Зарегистрирована в едином государственном реестре юридических лиц за основным регистрационным номером 1027809252877 от 24 декабря 2002 года.

    Состоит на налоговом учете в Министерстве налоговой службы России № 9 по Санкт-Петербургу с 5 января 2004 года, присвоен ИНН 7825493335.

    Имеет расчетные счета:

    40703810955000100001 в ОПЕРУ Северо-Западного банка Сбербанка РФ к/счет 30101810500000000653 БИК 044030653;

    40703810919000003922 в Куйбышевском филиале ОАО «Банк «Санкт-Петербург» к/счет 30101810900000000790 БИК 044030790.

    При проверке предъявлены документы:

    - Протокол заседания Совета Адвокатской палаты № 1 от 26.11.02 года;
    - Выписка из протокола заседания Совета Адвокатской палаты № 12 от 10.07.07 года;
    - Выписка из протокола заседания Совета Адвокатской палаты № 7 от 27.05.08 года;
    - Соглашение об организации и предоставлении бесплатной юридической помощи б/н от 05.09.08 года;
    - Смета доходов и расходов за 2008 год, которая утверждена на Отчетной конференции адвокатов от 18.04.08 года;
    - Протокол заседания Совета Адвокатской палаты № 17 от 17.11.06 года, на котором были утверждены полномочия президента.

    Доходы Адвокатской палаты Санкт-Петербурга формируются из обязательных отчислений адвокатов на содержание Адвокатской палаты, которые составляют: 4 месяца по 400 рублей и 8 месяцев по 500 рублей. И составили 19 миллионов 423 тысячи 790 рублей. Это на 176 тысяч меньше, нежели было запланировано на 2008 год, а также прочие поступления за оказание бесплатной юридической помощи и отчисления адвокатов за 1-й месяц работы, которые составили 2 миллиона 998 тысяч 623 рубля.

    Итого: доходная часть Палаты составила 22 миллиона 422 тысячи 413 рублей.

    Расходная часть состоит из таких статей, как расходы на содержание Федеральной палаты адвокатов, которые составляют по 80 рублей и за 12 месяцев составили 3 миллиона 637 тысяч 60 рублей.

    Также были перечислены 250 000 рублей в Федеральную палату в качестве дополнительного взноса.

    Расходы на содержание Адвокатской палаты включают в себя очень большую сумму, которая идет на издание журналов: Вестник Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, газеты «Право», так же на выпуск журнала «Адвокатский Петербург» и составляет 351 тысяча рублей.

    Расходы на информационное обеспечение на правовые программы «Кодекс», «Гарант», «Консультант Плюс», Интернет и сайт Адвокатской палаты затрачено 468 327 рублей.

    Подписка на периодическую печать и приобретение юридической литературы – 173 180 рублей.

    На проведение семинаров для адвокатов, стажеров – 261 670 рублей.

    Проведение конференций, совещаний, чествование ветеранов Великой Отечественной войны, организация мероприятий ко Дню Победы затрачено 167 461 рубль.

    Почтово-телеграфные расходы составили 60 088 рублей.

    Командировочные расходы, которые списываются согласно представленным документам и нормам, установленным Минфином РФ, за 2008 год составили 481 619 рублей, в том числе в этой сумме указана сумма за участие адвокатов в конференции в городе Нижний Новгород, за участие в заседаниях Комитета Государственной Думы и участие в заседаниях Правления Международного союза адвокатов.

    Административно-хозяйственные расходы составили за аренду помещения 805 825 рублей.

    Эксплуатационные и коммунальные услуги, в том числе электроэнергия, 488 840 рублей.

    Текущий ремонт – 597 314, в том числе за ремонт по ул. Гагаринская, 6а и Невский пр., дом 53.

    Услуги связи, это абонентская плата, оплата междугородних переговоров – 211 781 рубль.

    Канцелярские и полиграфические расходы – 140 619 рублей.

    Заказ ордеров, канцелярские товары, копировальные работы, расчетно-кассовое обслуживание, на эту статью затрачено 85 103 рубля.

    Хозяйственные расходы, в том числе обслуживание помещений – 457 021 рубль, в том числе, пожарная сигнализация, содержание вахтеров и дератизация помещений.

    Аренда автомобиля 120 тысяч, в том числе оплата ремонта и техническое обслуживание автомобиля, расходы на бензин – еще 161 064 рубля.

    Прочие непредвиденные расходы, куда входят госпошлины, налог на имущество, рамки для грамот, копировальные и брошюровальные документы, пожертвование на сооружение памятника «Дети войны», а также организация конкурса рисунка ГУИН составило 70 619 рублей.

    Итого расходы составили: 5 миллионов 101 тысяча 555 рублей.

    Приобретены основные средства – это офисная техника и мебель на 93 107 рублей. Так же произведен текущий ремонт и обслуживание офисной техники на сумму 210 159 рублей. Итого эта часть составила: 303 266 рублей.

    Вознаграждение адвокатов составило статью 5 миллионов 833 тысячи 500 рублей. И по договорам с адвокатами оплачено 1 миллион 131 тысяча рублей.

    Содержание административно-технического персонала, то есть расходы на оплату труда технического персонала, платежи единого социального налога, премии по итогам года, оплата договоров гражданско-правового характера составили 6 миллионов 194 тысячи 202 рубля.

    Премирование адвокатов – 130 600 рублей.

    Вознаграждение координаторам – 1 миллион 322 тысячи 476 рублей.

    Материальная помощь – 210 012 рублей.

    Итого расходная часть составила: 23 миллиона 863 тысячи 671 рубль.

    Это говорит о том, что в Палате складывается дефицит денежных средств. Расходная часть в таких позициях, как аренда помещений, техническое обслуживание копировальной и другой техники, а также содержание автомобиля, статья информационное обеспечение, то есть приобретение правовых программ и неотъемлемая часть – это оплата коммунальных расходов ежемесячно увеличиваются. И это не всегда связано с тем, что зависит от самой Адвокатской палаты, это сегодняшнее повышение тарифов и другой стоимости. Поэтому остаток денежных средств на конец года с учетом переходного остатка на начало года в сумме 1 миллион 463 тысячи 500 рублей составил всего 22 241 рубль. Это говорит о том, что необходимо повышать доходную часть Палаты, так как расходная часть, проверенная Ревизионной комиссией, если только касательно заработной платы, не может быть уменьшена никаким образом.

    (Аплодисменты)

    Е.В. Семеняко

    Уважаемые делегаты, будут ли вопросы к Надежде Александровне? Нет вопросов. Спасибо.

    Переходим к наиболее содержательной части работы нашей конференции – это прениям по заслушанным отчетам. Я приглашаю на трибуну по мере поступления записок, пожалуйста, адвокат Бартенев. Хотелось бы напомнить, что требование регламента распространяется и на выступающих в прениях.

    Д.Г. Бартенев

    Добрый день, уважаемые коллеги!

    Я хотел бы буквально в двух словах проинформировать вас о двух решениях Европейского суда и Конституционного суда Российской Федерации, по которым мне посчастливилось работать, которые должны определенным образом повлиять на практику работы адвокатов по делам, связанным с недееспособными гражданами. Интересно, что оба этих решения были как раз приняты по жалобе недееспособного гражданина. И в итоге и Конституционный суд и Европейский суд подвергли совершенно жесткой критике практику рассмотрения дел о признании граждан недееспособными, которая существует в нашей системе. И подвергли этой критике прежде всего за то, что, как вы знаете, такие проходные дела рассматриваются очень быстро и, по крайней мере, в Санкт-Петербурге рассматриваются без участия главного действующего лица, то есть того человека, в отношении которого принимается решение о признании его недееспособным. И что так же вызвало возмущение судебных инстанций, что таким гражданам, которые признаны недееспособными, отказывается и в основном процессуальном праве – праве на привнесение жалоб, как кассационной, так и надзорной жалобы. Такая практика основана частично на действовавшем законодательстве процессуальном, которое позволяло судьям исключать граждан из судебного процесса о признании недееспособными. Такая практика была объявлена Конституционным судом противоречащей Конституции, и с момента провозглашения этого постановления суды обязаны в 100 % случаев обеспечивать гражданам, которые признаются недееспособными, эффективную действенную возможность по участию в судебном процессе.

    Почему эти вещи очень важны для адвокатов, потому что это может коснуться ваших клиентов. По таким делам в некоторых случаях судьи назначают адвоката в порядке статьи 50-й ГКП, то соответственно адвокат несет обязанность по тому, чтобы стоять на страже соблюдения процессуального права и не допускать таких нарушений процессуальных прав граждан, которые признаются недееспособными.

    Другой важный момент, который Конституционный суд потребовал как раз изменения правоприменительной практики касается госпитализации, нахождения в психиатрическом стационаре людей, которые признаны недееспособными. Актуальность этой проблемы можно показать на примере того, что в некоторых случаях люди, которые признаются недееспособными, помещаются в больницу или в психоневрологический интернат и проводят там годы, а то и десятилетия без какого-либо судебного решения, несмотря на то, что они фактически возражают против такого решения. Опять же Конституционный суд указал, что это недопустимая с точки зрения Конституции практика, и соответственно в настоящее время при помещении любого гражданина, в том числе недееспособного, в психоневрологический стационар обязательно судебная проверка такой принудительной госпитализации, такого ограничения свободы с участием адвоката, как-то предусмотрено для госпитализации других дееспособных граждан.

    Я хотел бы обратить ваше внимание на то, что такие изменения произошли в практике применения законов, и соответственно очевидно они приведут к тому, что будет изменено гражданско-процессуальное законодательство для того, чтобы более четко эти положения были закреплены и приведены в соответствие с требованиями Конституционного суда.

    Благодарю вас за внимание.

    (Аплодисменты)

    Е.В. Семеняко

    Спасибо. Не хотелось критиковать выступавшего, потому что он говорил об весьма интересных для нас вещах, но одновременно хотелось бы заметить, что предполагается, что выступающие в прениях рассматривают вопросы по повестке сегодняшней конференции. Большая надежда на следующего выступающего, коллегу Оникова С.К.

    С.К. Оников

    Здравствуйте, уважаемые коллеги!

    По вопросу 51-й после выступления Чинакаева, хоть «за», хоть «против», даже на Троянском коне не въедешь. А вот по поводу 2-го вопроса, Рушан Зайдулович, вы не правы.

    Профессиональное возгорание, первые 10 лет я горел, последние 9 лет я догораю или выгораю и по причине только посещения гражданской канцелярии. 3 года назад нас с одним товарищем разнимала заведующая канцелярией, который ворвался в канцелярию, когда я зашел, потому что написано «вне очереди адвокатам». Она посадила его за барьер, а его за отдельный стол. Он сказал «пойдем, выйдем», я сказал «пойдем». Я был покрепче.

    Через год на конференции 2007 года я хотел выступить, но выступила молодая коллега и затронула этот вопрос. Ну, думаю, слава Богу, все! Буквально вчера побывал до этого в Красносельском районе 3 раза по одному поручению определения, отстоял в очереди со всеми, отстоял все, что возможно. Вчера в Приморском суде, в канцелярии приехал заранее в среду, узнал, примут в приемное время. Полдевятого я был там. В 9 вошла толпа со списком. Посмотрели на меня: «ага, сидит уже здесь». Оказалось, что это уже не канцелярия. Мне надо было кассационную жалобу, ко мне поздно обратились. Это не канцелярия, это ОСАГО какое-то. Это отдел содействия гражданам в чем-то. А чтобы ознакомиться с делом, надо идти в другой кабинет, там очередь отстоять. Записаться по заявлению на получение дела, и через сутки его тебе выдадут.

    Сегодня у меня конференция, я не мог бросить это дело, я здесь. Но я все же по решению без ссылок на листы дела кассационную жалобу я предоставил.

    У меня большая просьба, Евгений Васильевич, если Палата не может сделать, как сейчас модно мониторинг всей деятельности канцелярий города, то сделаю это я. Справку такую составлю, представлю ее вам, а мониторинг, как это раньше было, исследования.

    Е.В. Семеняко

    А вы знаете, это было бы замечательно. Когда Рушан Зайдулович так оптимистически и категорически заявил, что проблема с канцеляриями решена, я понял, что тут-то нас и поймают. Оно дело – наш мониторинг, а адвокатский мониторинг никаким другим не заменишь. Будем вам очень признательны, если по районным судам представите реальную справку о реальном положении вещей.

    С.К. Оников

    В Калининском суде вообще дурдом. Я вооружаюсь, когда идут туда. Если мне говорят, что здесь сидят заслуженные люди, я тоже почетный (показывает удостоверение), если говорят, что ветераны, - медаль.

    (Аплодисменты)

    Если говорят, что пенсионеры, достаю паспорт – год до пенсии по старости остался. Если говорят, что инвалиды, я говорю, что после сегодняшнего посещения этого места, я близко к инвалидности.

    Может быть, я это в течение двух недель это сделаю, но я обязательно это сделаю. Это мое здоровье.

    (Аплодисменты)

    Е.В. Семеняко

    Спасибо большое.

    Эти вот разовые акции, тем более собеседование с руководителями наших районных судов, я думаю, они все рано нам будут давать такую благолепную картину, которая с реальным положением вещей будет не вполне сопрягаться. Мне кажется, нам надо сделать следующим образом. Не просто Рушан Зайдулович съездил, учитывая нынешнюю ситуацию и картину тягостную и почти драматическую, я предлагаю сделать следующим образом. Коллега, который сейчас выступал, и еще 3-4 человека, Рушан Зайдулович, собирайте группу по реальному мониторингу, и пусть вам из каждого районного суда каждый раз дают информацию о реальном положении вещей. И будем по реальной информации работать. Я думаю, нам это поможет лучше и адекватнее реагировать на ситуацию и принимать соответствующие реальному положению вещей решения. В любом случае, я думаю, что ожидать здесь скорой перемены, особенно когда речь идет о следственных изоляторах, мы им о возможности общения с нашими подзащитными наедине, они нам про дорогу говорят: если профинансируете, тогда что-то может реально поменяться. Тут есть свои проблемы.

    Что касается права адвоката на ознакомление с материалами дела, на выполнение своего профессионального долга, я думаю, что здесь мы имеем возможность более решительно права отстаивать.

    Коллеги, у нас еще 2 записавшегося выступить в прениях. Марина, отчества, к сожалению не знаю.

    (Из зала: Ушла Марина.)

    Надеюсь, не по той причине, что мы ей не успели слово предоставить в прениях. Тогда у нас есть еще коллега Тарасов, к сожалению, отчество не указал, только инициалы.

    Н.В. Тарасов

    Уважаемые коллеги, добрый день!

    Я очень рад присутствовать на данной конференции в качестве делегата. Я бы хотел в очередной раз затронуть такую проблему, как оказание помощи в порядке статьей 50–51-й УК. Вице-президент Адвокатской палаты Владимир Федорович Соловьев уже сказал о судебном процессе, в котором я участвовал. Я хотел бы акцентировать внимание на следующем. К сожалению, несмотря на действенные меры, которые принимаются адвокатским сообществом для увеличения размера оплаты труда адвокатов в порядке 50-й, 51-й статьи, зачастую наши коллеги сталкиваются с проблемой непринятия заявлений и неоплаты их труда по назначению даже в таком мизерном размере.

    Случай, о котором Владимир Федорович сказал, хочу более подробно на нем остановиться. Была получена заявка от районного суда на участие в качестве защитника при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения и обеспечении экстрадиции иностранной гражданки. После обращения к суду с заявлением об оплате труда мне было указано, что оплатой труда занимается районная прокуратура, которая поддерживала ходатайство в процессе, и я имею право обратиться к ней. В то же время согласно Процессуальному кодексу органами, которые имеют право назначать защитника в порядке статьи 50-й, 51-й являются дознаватель, следователь и судья. Прокурор к таким органам не относиться.

    Ответ на заявление поступил через 1,5 месяца, в удовлетворении заявления было отказано. Нам пришлось, и в этом мне очень помог Совет Адвокатской палаты, обратиться в Санкт-Петербургский Городской суд, где кассационная жалоба на данное постановление об отказе на удовлетворение заявления об оплате труда адвоката была удовлетворена. Самое интересное, что сказала мне коллегия судей: мнения коллегии судей разделились в связи с тем, что в практике единой в городе нет.

    Я хотел бы сказать, что давайте создавать такую практику, давайте защищать свои права, давайте обращаться в Совет с такими просьбами. Если мы сами не будем защищать свои права, я думаю, никто за нас их не защитит. Еще раз хочу сказать: спасибо за помощь при обращении в Санкт-Петербургский Городской суд.

    (Аплодисменты)

    Е.В. Семеняко

    Спасибо.

    Уважаемые коллеги, записок больше нет от желающих выступить. Предложение? Пожалуйста.

    Н.Д. Ковбенко

    Предложение следующего характера. Есть СНИПы, среди СНИПов есть СП 2000, где предусмотрены правила ремонта судов. В этих правилах предусмотрены 0,8 или 0,9 кв.метров от числа судей на адвокатские кабинеты. Следовательно, это закон, который утвержден в правительстве. Следовательно, в каждом суде должен быть адвокатский кабинет, причем не один, а несколько для адвокатов, где они должны не стоять в очереди, а работать.

    Предложение: обратиться в Управление судебного департамента с запросом, сколько же есть таких кабинетов, сколько из них уже ликвидировали для нужд собственно этих судов, где председатели судов волюнтаристски эти кабинеты занимают для своих надобностей, для своих целей. Это первое.

    Второе, по статье 51-й УПК. Кто знаком с бухгалтерией знает, что есть так называемый бюджетный классификатор. По этому классификатору деньги, которые выделяются по статье 51-й УПК, вбивают в 226 статью, куда входит также оплата всевозможных экспертов, оплата текущих ремонтов помещений, оплата текущего ремонта транспорта и прочие расходы.

    Есть предложение нашему высокому собранию обратиться в Федеральную палату Российской Федерации и просить ее обратиться в МЭРТ для того, чтобы в этой статье выделить 226 статью, в том числе на оплату труда адвокатов. Тогда начальник управления судебного департамента здесь не сможет игнорировать это, конечно, ему ближе текущий ремонт в суде, транспорт и так далее, чем выделить эти деньги на адвокатов, тем более что эта статья заявочная.

    Е.В. Семеняко

    Спасибо, Николай Дмитриевич. Я должен сказать, что Николай Дмитриевич когда-то работал в департаменте в Санкт-Петербурге, потом работал при Верховном суде в департаменте, очень хорошо знает всю эту подноготную. Он знает, наверное, и об одном моменте. Дело в том, что вплоть до судебных обращений наши попытки добиться этой отдельной строки, заметьте, сейчас осталось несколько структур, судебный департамент и милиция остались 2 организации, которые адвокатские деньги размазывают в общей сумме, которая выделяется на разнообразные нужды. И сегодня эти ведомства, особенно департамент, с особым усердием отказывается, потому что пользуются попустительством Минфина в этом вопросе, который ничего не хочет в этом плане менять. Это не значит, что ситуация совершенно безнадежна, больше того по вопросу о помещениях в судах мы с Николаем Дмитриевичем до начала конференции разговаривали. Очень хорошо, когда за дело берется человек, понимающий, откуда руки, ноги растут. Мы договорились, что Николай Дмитриевич у нас при Совете в определенном статусе займется как раз этой проблемой и ее решением. Он мне предложил, я сказал: «Я согласен. Давайте вместе поработаем».

    Н.Д. Ковбенко

    Спасибо. Я говорю не о выделении отдельной статьи, не получится, в том числе. Минфин на это пойдет.

    Е.В. Семеняко

    Мы вместе обдумаем, как лучше сделать так, чтобы деньги от нас не уходили.

    (Аплодисменты)

    Поверьте, не только в Санкт-Петербурге очень актуален вопрос о том, чтобы адвокаты были обеспечены надлежащими условиями для работы в судах. Новые здания судов, которые где-нибудь строятся в регионах, предусматривают определенный процент площади для помещения адвокатов. У нас судьи говорят, что у нас старые суды, что у нас нет возможности выделить помещение. Я думаю, мы, к сожалению, всерьез на занимались этой проблемой, а ей надо заняться. Это тоже входит в одно из средств отстаивания своего профессионального достоинства. Мы не должны ютиться в каморках и не должны пользоваться уличным туалетом. В некоторых регионах дело дошло до того, что на ключ закрывают туалет и не дают этими туалетами пользоваться адвокатам, поскольку они не рассматриваются участниками осуществления правосудия некоторыми представителями судейского корпуса.

    Утверждение отчёта Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2008 год

    Коллеги, если больше желающих выступить в прениях нет, тогда есть предложение такое: сейчас все-таки решить судьбу отчета Совета и отчета Ревизионной комиссии. Либо мы их утверждаем, либо не утверждаем, и двигаться дальше по нашей повестке.

    Какие будут предложения, пожалуйста.

    (Из зала: Утвердить!)

    Давайте по очереди проголосуем. Кто за то, чтобы утвердить отчет Совета, прошу голосовать.

    (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет.

    Решение принято единогласно.

    Кто за то. Чтобы утвердить отчет Ревизионной комиссии Палаты, прошу голосовать.

    (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет.

    Решение принято единогласно.

    Уважаемые коллеги!

    Следующие вопросы нашей повестки:

    Об утверждении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга на 2009 год.

    Об определении размера обязательных ежемесячных отчислений адвокатов на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

    Слово предоставляется Ярославу Павловичу Стасову.

    Ярослав Павлович тоже обещал в 5 минут доложить, потому что смета у нас очень простая, увеличение отчислений почти микроскопические. Я думаю, это не должно вызвать дискуссию

    Я.П. Стасов

    Уважаемые делегаты, адвокаты!

    Я бумаги с собой взял, ничего читать не собираюсь. У вас есть проект сметы и так далее, поэтому я хочу сказать только историю, как мы ее создавали.

    Во-первых, два слово вот о чем. Совершенно для меня было очевидно, и так оно и получилось, что ряд адвокатов было в недоумении, почему мы здесь в зале Александро-Невской Лавры? Мы пытались найти другое помещение, в частности, на Невском в Доме актеров, потом в Доме офицеров. Но в Доме актера 40 тысяч зал, в Доме офицеров 30 тысяч зал, причем готовы в любой момент по приказу из Москвы сказать, что едем и освободите. И поэтому мы с Андреем Сергеевичем нашли этот зал. Я думаю, что он неплохой. Мы заплатили за этот зал 9 тысяч. Это существенно. И существенно еще и то, что, как вы знаете, фуршет будет, и стоит он значительно ниже, чем то, что было бы в Доме офицеров, где качество было бы не лучше. Это к вопросу о распределении денег.

    По поводу сметы. Мы попросили главного бухгалтера составить смету такую, как бы нам выжить на следующий год более-менее пристойно. Она составила. Оказалось, для того чтобы мы эту смету могли выполнить, надо увеличивать взнос примерно на 160–170 рублей. Мы решили, что это не годится увеличивать, так не стоит. Мы знаем, что кризис и так далее. Мы решили, что надо увеличивать эту смету не более чем на 100 рублей, причем, к сожалению, в этом году Совет Федеральной палаты увеличит с 1 апреля взнос на Федеральную палату на 40 рублей, будет 120. Предлагается увеличить на 60 % всего. Когда мы стали сокращать все необходимые вещи на будущий год, которые были в акте нашем, то мы остались либо в том же объеме финансирования Палаты, которое было в прошлом году, кое-где даже уменьшили, а немного увеличить пришлось только то, что вы сами на себе чувствуете по проживанию в Санкт-Петербурге. Увеличение арендной платы, раз. Это увеличение коммунальных платежей, два.

    Вы знаете, что у нас есть координаторы, которые работают по обеспечению 51-й и так далее. Это наши адвокаты, они тратят свое время. Они получают от Совета оплату, но хотят немного больше. Процентов на 10–15 получится, мы должны повысить им заработную плату.

    И, наконец, есть у нас технические работники, в основном работники бухгалтерии и аппарат Совета, которые работают только у нас, естественно, они находятся в той же ситуации, которая имеет место для всех. И на нас лежит обязанность по их материальному обеспечению, содержанию и поддержанию. Поэтому, по сути дела, если на 60 рублей повысим взнос для Палаты Санкт-Петербургской, мы только буквально на эти вещи увеличим расходы. Что касается остального, то будем жить по тем же расценкам, что были тогда. Надеемся выжить. Как получится, посмотрим. Во всяком случае, мы решили не выходить за пределы 160 рублей. По закону могут быть и внеочередные конференции. Если будет уже совсем плохо, тогда соберемся и начнем думать. Надеюсь, до этого не дойдет.

    Из зала поступила одна записка о том, когда будет новый адвокатский справочник? К сожалению, пока не известно. Мы много очень занимались этим, много подготовительной работы сделали, но, выяснилось, что 5 тысяч экземпляров для всех адвокатов, для судов и так далее будет стоить примерно 800 тысяч рублей. Это значит, что мы должны тогда только для этого повысить взнос, собрать эти деньги и только тогда издавать справочник и раздавать бесплатно для адвокатов, в суды и так далее. Но для этого как минимум на 50 рублей надо повышать взнос. Надо ли это делать, не знаю, давайте подумаем вместе.

    По поводу льгот при взыскании этого взноса. Мы предполагаем сейчас предоставить льготу инвалидам и участникам Великой Отечественной войны, именно Великой Отечественной, потому что ко мне подходили люди в течение годы, которые имели заслуги в Эфиопии и прочие горячие точки, где бывали наши войска, Афганистан. Но мы даем льготу именно за участие в Великой Отечественной войне. Блокадники, инвалиды 1-й группы. Меня поправили, что сейчас это не так должно звучать, но смысл понятен, замечание правильное. У нас, к счастью, один такой человек или два от силы.

    Что касается инвалидов 2-й группы, то мы, естественно, будем тоже давать льготу, но предлагаем, чтобы это решалось индивидуально. Каждый должен подать заявление, Комиссия по социальным вопросам посмотрит, и Совет тогда решит: на 50 % снизить, больше или меньше. Потому что на предыдущий год была такая ситуация, если сумма пенсии и дохода составляет 10 тысяч и менее, то в этом случае мы давали скидку 50 %. Но вся беда в том, я и сам это понимаю, и мне адвокаты указывали, что есть случаи, когда в списке тех, у кого были доходы, как никакие, были адвокаты, я знаю, какие у них доходы. И другие знают. Не будем мы просто так давать всем, чтобы не было нареканий и разговоров, тем более что взнос – это статусная обязанность каждого адвоката. Поэтому мы не отменяем для инвалидов 2-й группы, единственное, будем решать в каждом конкретном случае да или нет. И в этом плане просьба ко всем присутствующим, поскольку здесь есть руководители коллегий, других адвокатских образований, об этом предупредить своих коллег–адвокатов, когда они будут ставить такой вопрос. В течение года были такие высказывания, что вот я не знал, не платил.

    (Е.В. Семеняко: Ярослав Павлович, извините, пожалуйста, мы еще не приняли решение.)

    Я понимаю. В любом случае в старом решении было написано, что льгота была дана на 2008 год до конференции, чтобы не было потом разговора, что я не знал и так далее. Надо об этом сказать. Либо мы утверждаем такую смету расходов и взнос, как указано в проекте, либо давайте думать, в том числе по вопросу справочника.

    У меня все.

    (Аплодисменты)

    Е.В. Семеняко

    Спасибо.

    Я согласен. Думаю, что любой понимает, просто взять, извините, неким решением, что называется «чохом», лишить той льготы, которой пользовались раньше наши коллеги, совершенно не правильно. Но с другой стороны, все мы прекрасно понимаем, что если кто-то выполняет общую обязанность чуть-чуть меньше или вообще не несет этой обязанности, то она раскладывается на плечи остальных. В нашем сообществе других финансовых источников, кроме того, что мы сами собираем, не существует. Во всех случаях, когда мы кого-то из наших коллег освобождаем, наше решение должно быть очень справедливым. Оно должно помогать нашему коллеге, который оказался в беде, эту беду пережить, сгладить ее.

    Мне кажется, что вот здесь предлагается совершенно нормальный вариант решения, когда решение должно носить индивидуальный характер, в зависимости от всех конкретных обстоятельств.

    Думаю, что таким образом ущемления тех прав наших коллег, которые заслуживают материальной поддержки, внимания с нашей стороны, я думаю, что такого не случиться.

    Одну секундочку, у нас записка от коллеги Царевой, который хотел как раз по этим пунктам. Вопрос был? Пожалуйста.

    Из зала

    Есть предложение. Если не хватает средств на выпуск справочника, давайте соберем. Все адвокаты нашей консультации пользуются этим справочником, все наши помощники пользуются, все наши стажеры. У нас отсутствие информации – большой недостаток нашей работы. Очень много информации, она устарела и искажена. Нам справочник очень нужен. Если не хватает, давайте соберем.

    Е.В. Семеняко

    Коллега, если пойти на издание этого справочника.

    (Из зала: (не слышно).)

    Давайте по-другому поступим. Давайте средства, которые требуются на издание справочника, выведем за скобки, и будем считать, что мы целевым образом собираем на это. Попробуем, если у нас получиться собрать, значит, получиться.

    Давайте со справочником на 5 минут позже поговорим. Решим сначала вопрос с тем предложением, которое сейчас предлагается. Пожалуйста.

    А.Б. Царев

    Уважаемые коллеги!

    Уважаемый президиум!

    Я постараюсь недолго отнимать время, тем более что смета роздана на руки, и ее можно посмотреть. Кстати, в ней видны следы того, что говорилось о желании сэкономить деньги в связи с кризисом. Многие статьи увеличены совершенно незначительно в связи с инфляцией, а если вы посмотрите, некоторые сокращены.

    Как всегда хочется максимума, и я решил посмотреть, что можно еще сделать, есть ли необходимость повышать на 100 рублей или можно от этого воздержаться. Не потому, что 100 рублей эта большая сумма, которую всем жалко. Не секрет, что и консультации вынуждены прибавлять взносы, и коллегии. И в результате 100 рублей там, 100 рублей сям выходят для адвокатов в приличное прибавление, носящее еще и психологический характер. После того, как мы примем решение об увеличении взносов, мы все вернемся в свои консультации и должны будем рассказывать адвокатам, почему мы это сделали и нельзя ли было этого избежать.

    Я обратил внимание, сравнив доходные и расходные части существующей исполненной сметы, отчет, который мы получили Ревизионной комиссии, и смету доходов и расходов на будущий год. И обратил внимание: в графе «прочие поступления» на следующий год заложено 1 миллион 400. Сюда, видимо, войдут отчисления на нужды Адвокатской палаты, оказание бесплатной юридической помощи и отчисления 1-го месяца, это то, что вносят вновь принятые адвокаты. Оснований полагать, что в следующем году будет поступать менее адвокатов, чем сейчас нет. Оснований полагать, что будет оказана меньшая бесплатная юридическая помощь, нет. Но тем не менее на следующий год доходная часть предусмотрена в размере 1 миллион 600 тысяч меньше. Это, простите, 40 рублей в расчете на членские взносы.

    Расходная часть. Премирование адвокатов. Надо, наверное, премировать адвокатов, но по сравнению с прошлым годом увеличилось на 770 000 рублей. Это еще 20 рублей, которые можно сэкономить.

    Наконец, обязательные отчисления на содержание Федеральной палаты адвокатов увеличены на 40 рублей, так нам сказали. Во-первых, съезд еще не прошел. Я понимаю…

    Е.В. Семеняко

    С одной стороны, хочется слушать очень внимательно, с другой – я, может быть, забегаю вперед, не могу отрешиться от впечатления, что под видом борьбы за адвокатскую копейку нам с вами, извините за резкость выражения, впаривают натуральную туфту. Можно я сразу скажу кое-что, что вы уже успели, коллега Царев, отметить. Вы мне, может быть, скажете, а что вы так резко реагируете на все эти вещи? Знаете, у меня есть некоторые личные поводы, чтобы с коллегой Царевым на эту тему разговаривать. Я еще ни разу не слушал и никогда не читал, что у нас Адвокатская палата Санкт-Петербурга состоит из людей неадекватных и профессионально плохо думающих, это наша дискуссию по поводу 51-й.

    Вы говорите, что съезд не утвердил. А вы знаете о том, что за исключением пока что только нашей Палаты, потому что мы последние проводим конференцию, 82 палаты в субъектах Российской Федерации уже приняли в свои бюджеты именно эту сумму – 40 рублей. Вы хотите, чтобы мы защищали права российской адвокатуры перед парламентом, перед правительством. Вы хотите, чтобы мы имели собственные наработки о том, каким должно быть законодательство об адвокатуре и так далее. Это все кто-то должен делать, за это надо платить людям зарплату. А вы сейчас пытаетесь убедить, что мы в Палате, если 20 рублей там уменьшим, 30 рублей сям уменьшим, что мы из этого все очень сильно и много выиграем. Это не защита наших профессиональных интересов, это на самом деле спекуляция на той ситуации, которая сегодня в нашей Палате сложилась. Извините, я, наверное, не должен так говорить, но не хочется, чтобы мы оказывались заложниками такого рода неверностей, которые здесь предлагаются.

    Вы хотите сказать, что мы увеличили премию адвокатам, что это очень плохо. А я вам скажу, знаете, почему ее увеличили? А потому что фактически за счет тех самых повышенных отчислений, которые мы еще не получили, а вы их уже сосчитали, по факту они нам позволили значительно большее число адвокатов премировать. А самое главное не столько премировать, сколько оказать материальную поддержку в случаях, когда человек пережил несчастье, либо еще что-то. Очень многим нашим коллегам мы оказываем помощь. Я заранее готов принести вам извинения за то, что я вас прервал, но, знаете, всему есть предел.

    А.Б. Царев

    Прошу прощения у Евгения Васильевича, если он счел, что это нападки на руководство Палаты или его лично. Такого нет. Просто хотелось бы знать, если Палата полагает, что доходы сократятся, то в связи с чем? Если они полагают, что нужно увеличить премирование, мы вправе принять такое решение, просто я хотел бы обратить внимание на то, что есть. Что касается прибавления взносов в Федеральную палату, возможно, оно необходимо. Но опять же поскольку мы имеем возможность получить эту информацию из первых уст, от Президента Федеральной палаты, тоже хотелось бы услышать, почему в этом есть необходимость, чтобы принимали решение осмысленно. Вот и все. А не просто понимали, что каждый год надо увеличивать взносы и настолько-то.

    Е.В. Семеняко

    Федеральная палата адвокатов 2 года живет на взнос 80 рублей. Я думаю, не надо даже идти советоваться с коллегой Царевым, чтобы догадаться, что за 2 года, мягко говоря, финансовые условия существования Федеральной палаты довольно существенно изменились, в том числе изменились и задачи. У нас сегодня в Федеральной палате сотрудников 21 человек, включая уборщицу, водителя, курьера, включая и руководство Федеральной палаты. Я еще раз говорю, для того чтобы делать дело, оно должно быть обеспечено не только организационно, но и материально, и финансово. Поверьте, так же скрупулезно, как Ярослав Павлович рассказывал, мы буквально каждую копейку считали для того, чтобы не выйти за пределы 100 рублей. Точно так же мы считали эти 40 рублей в Федеральной палате.

    Сегодня в нашей Санкт-Петербургской Адвокатской палате у нас самые низкие по размеру отчисления на содержание Палаты. Поинтересуйтесь в Областной палате, поинтересуйтесь в палате, которая в Северо-Западном регионе существует. В Самарской адвокатской палате, на конференции которой я побывал, я перед собранием видел такой лозунг: коллеги адвокаты, один совет дайте на содержание Федеральной палаты адвокатов, это означало 100 рублей, оно заявление напишите в пользу собственной палаты – это тысяча рублей, одно дело по 51-й проведите в пользу вашего адвокатского образования.

    Между прочим, все это умещается примерно в половину рабочего дня адвоката, если речь идет о работающем адвокате. Я не думаю, что этими суммами, которые были оглашены, мы обрушиваем финансовый пресс на уважаемых коллег, что он становиться невыносимым. Тем более что я вам сегодня рассказывал о том, что сегодня существует альтернативная адвокатуре возможность, когда можно все то же самое делать без этих «жутких» условий. Коллеги, поверьте, кому совершенно нетерпимо тратиться на этот никчемный совет, на эту Федеральную палату, от которой толку, якобы, совершенно нет. Есть другая возможность. Я хочу быть правильно понятым.

    Поверьте, некоторая резкость моей реакции объясняется тем, что вы не догадываетесь, как мы на самом деле стремимся к тому, чтобы эту скажем так традицию не брать лишнего с адвокатского кармана, мы этой традиции держались ровно столько, сколько опять-таки имеем честь, обязанность отвечать за состояние дел в нашем адвокатском сообществе. Почему этот упрек, что мы где-то перегибаем, может быть, не совсем адекватную реакцию с моей стороны вызвал, я отвечаю за каждое свое слово, что мы минимизировали во всех возможных пределах те увеличения, которые сегодня предлагаем.

    (Аплодисменты)

    Я.П. Стасов

    Я хотел бы 2 слова сказать вот о чем. Коллега Царев задает вопрос Президенту Федеральной палаты: а зачем вам 40 рублей? Задавать, конечно, можно, но самое главное то, что решение по сути дела уже принято. Нам надо сегодня не обсуждать эти 40, а это решение уже будет согласовано с регионами, насколько я знаю, и Президент Федеральной палаты, который здесь сидит, об этом говорит. То, что они уже взысканы с нас, это да.

    (Шум в зале)

    (Реплики из зала: Голосовать!)

    Е.В. Семеняко

    Было 2 предложения, правда, коллега Царев конкретно сумму не сформулировал. Давайте будем голосовать предложения в порядке их поступления. Было предложение увеличить размер отчислений на 100 рублей. Кто за это предложение, прошу голосовать.

    (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? 1.

    Спасибо, коллеги. Решение принято.

    Я вам очень благодарен за понимание этой ситуации.

    О формировании Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга в соответствии со ст.ст. 30-31 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

    Сейчас мы переходим тоже к весьма острому вопросу ротации Совета, острому может быть, только с точки зрения психологической. Те 5 наших коллег, которые находятся в списке для ротации, каждый из них очень много сделал, чтобы сегодняшний отчет выглядел более-менее удовлетворительно, но есть положение закона, которое надо выполнять.

    Сергей Гавриилович Шафир – это тот случай, Сергей Гавриилович сразу после конференции сделал заявление о том, что он по определенным причинам слагает с себя полномочия члена Совета, и мы работали в составе 14 членов Совета. Предлагаемые еще 4 человека дополнительно на прекращение членства в Совете это уважаемые наши коллеги. Я имею в виду:

    Афанасьева Сергея Анатольевича
    Гарнина Владимира Владимировича
    Коркунова Сергея Федоровича
    Хапалюка Юрия Николаевича.

    Это очень уважаемые, очень инициативные и очень полезные в нашей корпорации люди. Я очень надеюсь, что их выход из Совета неокончательный. Я бы поблагодарил каждого из них за ту работу, которую они проделали. Больше того, скажу вам наперед, что у нас есть договоренность с каждым из них, что все они, может быть, за исключением Сергея Анатольевича Афанасьева и то это исключение объясняется тем, что он в течение целого года будет занят в качестве защитника в уголовном деле, которое будет рассматриваться в Москве. Это и было его причиной его выхода из Совета.

    Юрий Николаевич Хапалюк, Владимир Владимирович Гарнин остаются в других рабочих органах, будут работать вместе с нами дальше.

    Сейчас мы процедуру должны будем разбить на 2 части. Нам надо будет утвердить список адвокатов, которые выбывают из Совета. Решить голосование. Список выбывающих у вас есть. Поэтому если вопросов не будет, позвольте поставить на голосование утверждение списка кандидатур на выход из членов Совета. Пожалуйста, прошу голосовать.

    (Голосование)

    Кто против? Кто воздержался? Решение принято единогласно.

    Коллеги, мне придется встать и пояснить. У вас, уважаемые коллеги, есть так же список наших коллег, членов нашей Адвокатской палаты, которые были мною предложены, а решение по кандидатурам принимал Совет. При этом, как и в прежних случаях, так и в этот раз, а в этот раз, может быть, еще более отчетливо, каким образом мы отбирали эти кандидатуры, каким образом кандидатуры попадали в орбиту обсуждения. Смею вас заверить, что ни одна кандидатура не была предложена инициативно, например, мною или кем-то из членов совета. Все товарищи были предложены на собраниях, которые проходили накануне конференции. В частности, кандидатуры коллег Владислава Вадимовича Лапинского, Бартенева Дмитрия Геннадьевича были названы на собрании адвокатов, работающих в кабинетах и на собрании адвокатов, работающих в малых адвокатских образованиях. Адвокат Сухореброва была рекомендована в связи с активной работой в комиссии Совета Адвокатской палаты. Таким же образом рекомендован на избрание и Матвеев Александр Николаевич. Матвеев Александр Николаевич – адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов. Я думаю, что его представлять смысла нет, все мы его знаем достаточно давно, убежден, что это один из уважаемых наших коллег, авторитетный, порядочный человек, отношение к которому как в консультации, там и в Городской коллегии, думаю, и в Палате исключительно положительное.

    Что касается Бартенева, Лапинского и Сухоребровой Анны Геннадьевны, мы исходили из того, что в Совете Адвокатской палаты должны быть представлены не только наши крупные адвокатские образования как-то Городская коллегия адвокатов, Объединенная коллегия адвокатов, Международная коллегия адвокатов, Балтийская коллегия адвокатов, но должны быть представлены и адвокаты, работающие в кабинетах. Там есть свои специфические проблемы, и надо, чтобы эти проблемы были в орбите обсуждения Совета, чтобы они не отходили на задний план. Эти три наших товарища по сравнению с теми членами Совета, которые сидят в президиуме перед вами, это все-таки друга возрастная генерация, более молодые наши коллеги. Очень хочется надеяться, что это позволит нам как-то активизировать молодежную часть нашей Палаты.

    У нас есть молодежная секция, сейчас мы возрождаем тот дискуссионный клуб, который когда-то действовал в Городской коллегии. Очень хочется, чтобы наши молодые уже тоже имели возможность сказать свое слово, высказать свое мнение о тех решениях, которые должны приниматься в интересах всей нашей профессиональной корпорации.

    Мне кажется, что ни я, ни Совет не ошиблись в выборе. Поэтому у меня большая просьба: поддержать эти кандидатуры и утвердить список на вхождение в Совет Адвокатской палаты.

    (Аплодисменты)

    Может быть, есть смысл кандидатам приподняться. Коллегу Бартенева вы уже видели. Анна Геннадьевна Сухореброва – представительница потомственной юридической семьи. Для нашей профессии это далеко не лишнее. Кстати, я забыл назвать фамилию коллеги Каюмова. Между прочим, мне кажется, что это очень интересный молодой человек, хотя адвокат со стажем, около 10 лет. У нас в Совете есть такое мнение, что нам надо из Объединенной коллегии адвокатов, имею в виду, что это очень крупное адвокатское образование в нашей Палате, но надо как-то налаживать более активный контакт с этим адвокатским образованием. Юрий Алексеевич Ильин представляет Объединенную коллегию у нас в Совете. Думаю, что включение в Совет молодого коллеги Каюмова как-то позволит нам расширить возможности взаимодействия с этой крупной коллегией, потенциал которой, я убежден, далеко не использован до сегодняшнего дня в Адвокатской палате.

    Кстати, я говорю «потенциал не использован». Уважаемый коллега Царев, извините, мне хотелось бы принести вам извинение за неоправданную резкость реагирования на ваше предложение. Еще раз так что-нибудь скажешь вслед выступающему, и перестанут коллеги вообще выступать на наших конференция. Человек я не злопамятный, и если так уже сильно разнервничался, то потому что переживаем мы за наше дело. Надеюсь, вы нам в Совете еще покажите, как надо защищать интересы адвокатов.

    Лапинский Владислав, я его фамилию уже называл. Владислав Лапинский выступал не раз с этой трибуны, у него всегда есть собственная точка зрения на любой вопрос, на любую проблемы. И он, не взирая на обстоятельства, готов ее отстаивать, сколько можно. Мне кажется, это очень полезно в работе, очень важно.

    Александр Николаевич Матвеев, пожалуйста. Вроде бы всех представил. Мы всех должны голосовать пакетом, утверждать решение Совета.

    Кто за то, чтобы утвердить решение Совета в части вхождения новых членов Совета, прошу голосовать.

    (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет. Спасибо.

    Избрание членов Квалификационной комиссии АП СПб из числа адвокатов – членов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга

    Я.П. Стасов

    Уважаемые коллеги!

    Мы идем немного с опозданием, тем не менее осталось немного. У нас на конференции должна быть избрана Квалификационная комиссия в связи с истечением срока полномочий и Ревизионная комиссия. Что касается работы Квалификационной комиссии, то вы слышали выступление Юрия Яковлевича, который ее возглавляет. Предлагается избрать состав Квалификационной комиссии в том же составе:

    Шутилкин Юрий Яковлевич
    Богомолова Лариса Тимофеевна
    Бузиниер Виктор Юрьевич
    Клепикова Лилия Викторовна
    Тюник Владимир Петрович
    Шурыгина Ирина Владимировна

    Есть какие-то дополнения, предложения? Нет.

    Кто за это предложение, прошу голосовать.

    (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет. Принимается.

    Избрание членов Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга

    Предлагается такой состав комиссии:

    Аникин Александр Анатольевич
    Бобков Станислав Николаевич
    Бородатый Сулик Абрамович
    Казюлина Надежда Александровна
    Захарова Земфира Сулеймановна
    Сидельников Игорь Николаевич

    Есть какие-то дополнения, возражения? Нет.

    Кто за данный состав, прошу голосовать.

     (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет.

    Спасибо.

    Избрание делегатов на Всероссийский съезд адвокатов.

    Мы сегодня должны избрать делегатов на съезд. Как и коллега Царев, я радею за копейку адвокатскую. Мы должны в качестве делегата избрать президента нашей Палаты, тем более Президента Федеральной палаты, делегатом от нашей Палаты на этот съезд. Мы могли бы еще двух делегатов избрать, но весь фокус в том, что голос 1 может быть только. Если мы изберем еще двух делегатов, то мы будем расходовать адвокатскую копейку, потому что гостиница, проезд туда, проезд обратно. Это только для того, чтобы составить Евгению Васильевичу компанию. Я думаю, что он и без компании переживет. На мой взгляд, надо ограничиться одним делегатом. Я предлагаю избрать делегата Евгения Васильевича Семеняко, и прошу выступить, если кто-то что-то хочет сказать.

    (Из зала: Голосовать!)

    Е.В. Семеняко

    Я хотел бы дополнить. Есть еще такой статус, такая возможность, от каждой палаты может быть не более двух гостей. Почему такие ограничения. В зале там определенное количество мест, и у нас определенное количество гостей, которые представляют Минюст, Госдуму. Это еще человек около 80. И есть необходимость ужимания не только представительства, но еще и гостей. Пользуясь некоторыми личными возможностями, я бы мог посодействовать тому, чтобы наши гости на съезде побывали и там не затерялись. Но здесь бы я предложил, кто хочет в гостевом варианте, обращаться по этому поводу в Совет. Желательно это сделать не позже понедельника-вторника. Думаю, этот вопрос можно решить.

    Я вам одну маленькую тайну открою. У нас с вами есть такой человек, который не зависимо от того, будет ли он делегатов, будет ли он гостем, должен быть на съезде. Напомню уважаемым коллегам, что Семен Александрович Хейфец, наш уважаемый коллега, наш великий коллега в прошлом году удостоен высшей награды нашей профессиональной корпорации ордена Честь и достоинство нашей профессии, ордена «Честь и достоинство». По решению Совета Федеральной палаты все наши коллеги, которые удостоены этой высшей награды, а сегодня таких у нас на всю Федеральную палату 10 человек, и один из них Семен Александрович Хейфец, есть еще один наш коллега …, который этой награды удостоен, к сожалению, у него состояние здоровья не позволило сегодня присутствовать на конференции. Я хочу сказать, что я вовсе не один там буду на съезде. Семен Александрович там будет на 100 %. Но он идет отдельным списком. Если тем не менее у кого-то будет горячее желание присутствовать на съезде, пожалуйста, поможет. За свой счет, это само собой разумеется.

    Уважаемые коллеги, давайте все-таки проголосуем, а то скажут, что у меня полномочий нет.

    (Голосование)

    Кто против? Кто воздержался?

    Спасибо.

    Переходим к торжественной части.

    Награждение адвокатов.

    В этом уютном зале попробуем теперь набраться торжественного настроения, переходим к нашей торжественной церемонии вручения наград.

    Я.П. Стасов

    Уважаемые коллеги, Положение о премировании было утверждено у нас на одной из конференций, поэтому всякие вносить изменения туда мы можем только на конференции. Первым пунктом мы просим утвердить номинацию «За успехи в правозащитной деятельности, представительстве в ЕСПЧ и Конституционном суде РФ». У нас такой номинации не было, но такая необходимость есть.

    Прошу утвердить это. Кто за, прошу голосовать.

    (Голосование)

    Кто против? Нет. Кто воздержался? Нет.

    Спасибо.

    Комиссия работала, бумажек было много, но мы вас и раньше предупреждали, что просто Вася хороший, дайте ему награду. Мы должны видеть какие-то материалы, работу, досье, чтобы была какая-то работа видна. Там, где мы дали грамоты, увидев, что работу адвокат выполнял качественно и добросовестно. На номинации мы отобрали наиболее достойных, на наш взгляд, из того, что было. Обратите внимание, что очень много адвокатов было включено в номинацию по уголовным делам. Так получилось на этот раз. Мы будем приглашать номинантов, награждать. Если здесь есть руководители адвокатских образований, консультаций, тех адвокатов, которые получили благодарность или грамоты, просьба подойти к управделами и получить. Если нет, то для сведения передать, что эти неврученные грамоты и благодарности можно получить на Невском, 53, начиная с понедельника.

    «За успехи в правозащитной деятельности, представительстве в ЕСПЧ и Конституционном суде РФ» награждается Бартенев Дмитрий Геннадьевич. (Вручение диплома. Аплодисменты)

    «За творческие достижения» – Краузе Сергей Владимирович. (Вручение диплома. Аплодисменты)

    «За успехи, достигнутые адвокатом при представительстве по гражданским (арбитражным) делам»:

    Буйницкий Алексей Николаевич (Вручение диплома. Аплодисменты)
    Рудаков Дмитрий Станиславович (Вручение диплома. Аплодисменты)

    «За успехи, достигнутые адвокатом при осуществлении защиты по уголовным делам»:

    Габуния Иосиф Тогоевич (Вручение диплома. Аплодисменты)
    Гафаров Максим Витальевич (Вручение диплома. Аплодисменты)
    Горбушин Юрий Иванович (Вручение диплома. Аплодисменты)
    Гурев Михаил Сергеевич (Вручение диплома. Аплодисменты)
    Коновалова Екатерина Викторовна (Вручение диплома. Аплодисменты)
    Лапинский Владислав Вадимович (Вручение диплома. Аплодисменты)
    Тереза Валерий Степанович (Вручение диплома. Аплодисменты).

    «За успехи, достигнутые адвокатом в защите бизнеса и предпринимательства»: Решетников Иван Сергеевич (Вручение диплома. Аплодисменты)

    «3а успехи, достигнутые адвокатом в работе с недвижимостью» - Столяр Анна Сергеевна (Вручение диплома. Аплодисменты).

    В понедельник будет подписан приказ о том, что всем номинантам положена премия 3 000 рублей.

    «За активное участие в оказании бесплатной юридической помощи»:

    Анисимова Галина Леонидовна (Вручение диплома. Аплодисменты)
    Иванова Ксения Львовна (Вручение диплома. Аплодисменты)
    Рязанцева Виктория Николаевна (отсутствует).

    «За успешный дебют в петербургской адвокатуре»:

    Елманов Александр Константинович (Вручение диплома. Аплодисменты)
    Тарасов Никита Валерьевич (Вручение диплома. Аплодисменты)
    Голобородько Ирина Юрьевна (Вручение диплома. Аплодисменты).

    И, наконец, для представления победителя в главной нашей номинации - «Адвокат года» слово предоставляется Рушану Зайдуловичу Чинакаеву.

    Р.З. Чинокаев

    Так уже получилось, дорогие коллеги, что последние несколько лет не присуждалась никому награда в номинации «Адвокат года». Это в значительной степени было связано с тем, что присылали нам представления, которые, как мы считали, недотягивали: за успешное проведение трех бракоразводных дел или за борьбу за адвокатскую копейку, или за успешную сдачу документов в канцелярию районного суда (как сегодня выразился). И вот по прошествии нескольких лет мы столкнулись с очень интересной ситуацией, когда прокуроры недовольные оправдательным вердиктом присяжных в отношении шести подсудимых в качестве главного кассационного повода буквально следующее, цитирую: если бы суд прислушался к мнению стороны обвинения и удалил этого адвоката из процесса, то вердикт присяжных мог быть диаметрально противоположным. Мы можем догадываться, о чем идет речь, но когда по многоэпизодному делу с приговором в 1 400 листов, большая группа адвокатов, участвовавших в этом деле, единодушно сказала о том, что успешный приговор, принципиальная переквалификация и все это в первую очередь заслуга одного человека, который возглавлял сторону защиты, то мы должны назвать это имя. Это легендарное имя замечательного нашего коллеги, человека и адвоката – Семена Александровича Хейфеца.

    (Вручение диплома. Продолжительные аплодисменты)

    С.А. Хейфец

    Мои дорогие, милые друзья!

    Год минувший был действительно безумный тяжкий, это был 52-й год моей работы в адвокатуре.

    (Аплодисменты)

    10 июля прошедшего года я запомнил потому, что судебная коллегия Верховного суда России отхлестала по физиономии некоторых работников Генеральной прокуратуры, которые представили кассационное представление с доводами: уберите Хейфеца, и не будет оправдательного вердикта! Они оставили приговор в силе, они отклонили кассационное представление. Вроде бы все в порядке, но рано радоваться. Во второй половине года стало известно, что зам.Генерального прокурора России Кехлеров написал надзорное кассационное представление, где опять фигурирует довод: если бы не этот, присяжные бы тогда не оправдали этих шестерых.

    Я думаю, что это мне был подарок к Новому году, потому что Верховный суд отверг это представление заместителя генерального прокурора, и приговор остался в силе, и за ненадобностью 70 томов дела вернулись на полки Санкт-Петербургского городского суда.

    Это будни нашей тяжелой работы. Я бесконечно благодарен вам, нашему Совету за то, что мой скромный труд так высоко оценили. Спасибо вам большое.

    (Продолжительные аплодисменты. Зал встал.)

    Е.В. Семеняко

    Коллеги, я не знаю места, где это находиться, но точно знаю, что должен быть фуршет. Всех приглашаем к столу.



© 2004 - 2017 Адвокатская палата Санкт-Петербурга
Редколлегия сайта