СОВЕТ
КВАЛИФИКАЦИОННАЯ
КОМИССИЯ
РЕВИЗИОННАЯ
КОМИССИЯ
КОМИССИИ
ИНСТИТУТ
АДВОКАТУРЫ
СОВЕТ
ВЕТЕРАНОВ
АППАРАТ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ
КОДИФИКАЦИЯ АП СПБ
РЕШЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИЙ
РЕЕСТР АДВОКАТОВ
РЕЕСТР АО
ПРЕКРАЩЕН СТАТУС
ЗА СОВЕРШЕНИЕ ДИСЦИПЛИНАРНОГО
ПРОСТУПКА
ВЕДЕНИЕ ДЕЛ ПО НАЗНАЧЕНИЮ
БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ
УЧЕБА АДВОКАТОВ
И СТАЖЕРОВ
ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ
ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ОБ АДВОКАТУРЕ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПАЛАТА АДВОКАТОВ
БАНКОВСКИЕ
РЕКВИЗИТЫ
КОНТАКТЫ
ВИДЕО
ССЫЛКИ
Мероприятия
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга



заместитель президента
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
А.С. САВИЧ
Электронная адвокатура - advokatura.pro
Центр медиации Санкт-Петербурга - Медиатор.СПб
Институт адвокатуры - Институт правовых исследований,адвокатуры и медиации при Адвокатской палате Санкт-Петербурга
Адвокатское телевидение - АдвокаТВ - advokatv@ru
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

СТЕНОГРАММА
ОТЧЕТНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА


Созванная и проводимая в соответствии с Федеральным законом № 63-ФЗ от 31.05.2002 г.
«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
и Уставом Адвокатской палаты Санкт-Петербурга

9 июня 2016 года Санкт-Петербург

Открытие Конференции


    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, мы, может быть, поступим вопреки тому Регламенту, который существует у нас, дело в том, что наш уважаемый коллега, наш гость, хотя трудно считать начальника Управления юстиции гостем на адвокатской Конференции, Андрей Владиславович Чумаков сегодня в три часа ночи только прилетел из Москвы, и, тем не менее, счел возможным поприветствовать делегатов Конференции. Учитывая, что ему надо дальше перемещаться по городу, то я хотел бы до того, как будут оглашены результаты подсчета делегатов Конференции, и у нас появится возможность начать работать по существу, я думаю, это нам не помешает послушать некоторые слова, мысли, а, может быть, и поздравления, которыми готов был бы уважаемый Андрей Владиславович с нами поделиться. Пожалуйста.
    
    А.В. ЧУМАКОВ
    
    Поздравляю с высоким регулярным собранием. С точки зрения хозяин или гость, мы же находимся на территории Александро-Невской Лавры, в этом смысле мы все здесь гости.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Если так дальше мыслить, получается, что вообще все тут гости, не только в Лавре.
    
    А.В. ЧУМАКОВ
    
    К этому я и подвожу, Евгений Васильевич, совершенно верно. И дальше об этом пойдет речь как о концепции рынка юридических услуг.
    
    На мой взгляд, это место проведения Конференции не случайно, потому что профессия адвоката, как мы ни один раз уже говорили с коллегами, многоуважаемым Евгением Васильевичем и другими коллегами, конечно, исполнена духовного смысла и содержания, поэтому очень здорово то, что вы собираетесь здесь.
    
    Коллеги мне подготовили короткую статистическую информацию. Информация в целом за прошлый год, поскольку Конференция у нас отчетная. Эта информация позволяет сделать хорошие выводы. Статистика у нас неплохая. В настоящее время в реестре адвокатов Санкт-Петербурга, в региональном реестре, содержатся сведения о 6 400 адвокатах. И за 2015 год при участии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Главным управлением Минюста проведено более 427 регистрационных действий. Это больше, чем за аналогичный период 2014 года, чуть больше чем на 10% регистрационных действий в связи с получением либо изменением статуса адвокатов.
    
    Нами выдано более 400 удостоверений адвоката, в том числе 195 из них новых в связи с присвоением статуса адвоката. Рост по сравнению с прошлым годом на 47%. Почти на 50% больше стало ваших коллег, которым статус присвоен вновь.
    
    На наш взгляд, это говорит о правильности направления, которое нами выбрано. Профессия адвоката становится более популярной, более престижной. И коллеги, которые получают статус, которые приходят за получением статуса к нам, внимательно читают документы, которые публикует Минюст, в том числе концепцию регулирования юридических услуг.
    
    Остается, к сожалению, на этом фоне, раз мы заговорили про удостоверения, нерешенными ряд технических проблем. На это традиционно мы обращаем внимание. Это проблема сдачи удостоверений адвоката лицами, чей статус прекращен либо приостановлен. В 2015 году это был 61 случай, а всего с 2010 года, к сожалению, по настоящее время несданными в Главном управлении числятся 394 удостоверения адвоката. Конечно, сведения об их недействительности размещены на сайте, доведены до сведения органов предварительного следствия, дознания суда. Но это не очень здорово, это говорит о нашей плохой дисциплине, поэтому просьба от нас как от представителей регулятора к уважаемым коллегам, к уважаемой высокой Конференции продолжить профилактическую работу в этом направлении, чтобы адвокаты, даже прекратившие статус, своими действиями подтверждали заслуженность получения этого высокого звания в своем деле.
    
    Отрадно отметить другую цифру. За 2015 год уменьшилось почти на 20% количество обращений и жалоб на действия либо бездействие адвокатов, которые поступали в Главное управление Минюста по Санкт-Петербургу. В 2015 году их поступило 77, в позапрошлом – 96, в том числе из судов и правоохранительных органов. Традиционная, к сожалению, для нас ситуация. За прошлый год их стало меньше, на наш взгляд, это явление как фактор обратной связи с потребителями адвокатских услуг, с теми, кто сталкивается с вашей работой в процессе. Уменьшение этого количества говорит о том, что качество работы повысилось. Такая цифра не может быть случайнй и 20% – это очень здорово. Тренд этот мы поддерживаем и будем очень рады, если мы с вами будем продолжать в том же духе и не будем за наших коллег, их деятельность краснеть.
    
    Тем не менее, по результатам рассмотрения информации, которая поступала в Главное управление, семь представлений было направлено о лишении адвокатского статуса за прошлый год. Из них в четырех случаях статус был прекращен соответствующими структурами Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.
    
    Мы продолжали активную совместную деятельность. В 19 заседаниях Квалификационной комиссии Адвокатской палаты принимали участие. Безусловно, с точки зрения совместных действий, во взаимодействии Главного управления Минюста с Адвокатской палатой позитивным примером является сотрудничество в деле оказания бесплатной юридической помощи, работы пробоно. Есть целый ряд проектов, которые, как вы знаете, Минюст традиционно на протяжении многих лет курирует, координирует. Это и само оказание бесплатной юридической помощи, координация этой работы в регионах. Петербург у нас далеко не последний регион, один из передовых, как было отмечено на одной из последних видеоконференций, в которой ряд из присутствующих здесь коллег-адвокатов принимал участие, видеоконференция с участием центрального аппарата Минюста России. У нас есть очень хороший задел, очень хорошие практики, которые стали пилотными, на базе которых эта работа продолжает развиваться и в других регионах.
    
    Это день правовой помощи детям, который на протяжении нескольких лет уже при координации Министерства юстиции проводится в регионах России. В прошлом году, 20 ноября 2015 года, 81 адвокат Санкт-Петербурга принял участие в этом проекте оказания бесплатной юридической помощи детям, в привлечении внимания этому явлению.
    
    Отдельно хотелось бы отметить ту активную и быструю реакцию, которая последовала при координации Евгения Васильевича лично и Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга. На следующий же день после известной трагедии, которая произошла в нашем городе, после крушения самолета был организован Центр по оказанию юридической помощи родственникам погибших и пострадавших в этой катастрофе. Это очень важно, и город это увидел, город это оценил. Спасибо вам за эту работу.
    
    Два слова я скажу про тот документ, о котором мы начинали говорить. Вы знаете, что Россия является одной из немногих стран мира, в которой право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе в установленном законом случае на получение бесплатной юридической помощи, о которой мы говорили уже, носит конституционный характер. Закреплено в статье 48 Конституции Российской Федерации. Механизм реализации этого права в настоящее время совершенствуется. Вы знаете, что ключевой проблемой современного российского рынка профессиональной юридической помощи является наличие среди адвокатов и консультантов, подчеркиваю, не только, может быть, даже не столько адвокатов, но и разного рода консультантов, оказывающих юридические услуги, немалого числа лиц, которые предоставляют клиентам услуги самого низкого качества. Зачастую эти люди вовлечены в недобросовестные, а иногда и преступные практики. При этом действующее правовое регулирование не содержит эффективных механизмов борьбы с этими лицами.
    
    В связи с этим, не так давно Минюстом России был подготовлен документ, который называется «Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи», предусматривающий совершенствование института адвокатуры. В частности, на базе существующей адвокатуры предполагается объединить всех лиц, оказывающих на профессиональной основе юридические услуги третьим лицам. В рамках реализации концепции предполагается осуществить меры, направленные на постепенное сближение, объединение различных групп субъектов, оказывающих юридические услуги, в единую профессиональную корпорацию. Такое объединение планируется осуществлять на основе принципа добровольности. При этом, помимо внесения изменений и поправок в Закон «Об адвокатуре…» Минюст намерен дополнить отдельные нормативные правовые акты Положением о понятии квалифицированной юридической помощи, об условиях оказания. То есть повысить уровень регулирования, который в настоящее время недостаточен, который позволяет развиваться тем практикам, о которых мы сказали выше.
    
    Реформирование сферы оказания профессиональной юридической помощи по обеспечению доступа к ней граждан создаст надлежащие гарантии реализации положений соответствующей статьи Конституции, о которой мы сказали выше.
    
    Введение единых правил для всех участников рынка оказания юридической помощи гражданам, организациям создаст условия для здоровой конкуренции в этой сфере деятельности, повысит качество оказываемых услуг, будет способствовать снижению их стоимости, а введение единых квалификационных требований на допуск к оказанию юридической помощи на профессиональной основе исключит участие в ней лиц, не соответствующих установленным законом требованиям для занятия этой деятельностью. Реформирование сферы оказания юридической помощи, в том числе в вопросах совершенствования и формы адвокатских образований, будет способствовать расширению правовой поддержки российского бизнеса, в том числе среднего и крупного, создаст условия для развития национального рынка юридических услуг, а реализация концепции позволит обеспечить создание на основе модернизированного института адвокатуры единой системы правового регулирования рынка профессиональной правовой помощи Российской Федерации, а также создать современную, отвечающую мировым стандартам систему профессиональной правовой помощи, повысить привлекательность юридической профессии и роль корпорации профессиональных юристов в жизни общества.
    
    Об этих замыслах вы все знаете, наверное, в связи с этим отчасти связана эта цифра – рост почти на 50% людей, которые захотели получить статус адвоката в прошлом году. Популярность мы приветствуем, она замечательна. Дальше будем работать по повышению качества, о чем мы с Евгением Васильевичем, Рушаном Зайдуловичем постоянно говорим.
    
    На этом остается пожелать уважаемому высокому собранию успехов, успешной благополучной работы и продолжения той позитивной динамики, которую мы отметили в 2015 году, в 2016 году. Спасибо.
     (Аплодисменты)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Спасибо.
    
    Уважаемые коллеги, я что хотел бы сделать? Во-первых, Андрей Владиславович хотя и не совсем давно исполняет обязанности начальника Главного управления Министерства юстиции РФ по Санкт-Петербургу, но должен сказать, что такое заинтересованное отношение к налаживанию сотрудничества во всех отношениях, по всем направлениям, я думаю, что мы имели в лице предшественника, я имею в виду Лукьянова Владимира Викторовича, и очень важно, что эта традиция сохраняется. И должен вам сказать, что у нас очень высокий уровень взаимодействия.
    
    Я хотел бы на одно обстоятельство обратить внимание нашего уважаемого руководителя органа юстиции. Сегодня на Конференции один из самых злободневных и острых вопросов, проблем, которые в действительности являются такой громадной ложкой дегтя в весьма позитивном в целом итоге нашей работы за год. Я имею в виду беспрецедентный размер задолженности, а по сути, отказ Судебного департамента города адвокатам по назначению оплатить их работу.
    
    Адвокатура каждый раз сталкивается с тем, что ей постоянно напоминают о том, что наши граждане имеют конституционное право на юридическую помощь. Но почему-то при этом забывают о том, что у адвоката тоже есть конституционное право на законное вознаграждение, тем более что оно носит в значительной степени символический характер. И когда в этих суммах нам пять – шесть месяцев задерживают оплату, честно признаться, очень хотелось бы рассчитывать на то, что орган юстиции как орган, государственно уполномоченный взаимодействию, сотрудничеству с адвокатским сообществом, поможет нам в разрешении этой проблемы. Я думаю, что на нашей Конференции будут звучать самые серьезные предупреждения относительно того, что конституционное право адвокатов тоже не следует нарушать. Потому что в этом случае одновременно ставится под угрозу осуществление правосудия в стране, ставится под угрозу реальный доступ граждан к квалифицированной юридической помощи и так далее.
    
    Андрей Владиславович, наше взаимодействие, сотрудничество на протяжении всего того времени, что Вы находитесь во главе Управления, как-то внушает определенный оптимизм, что общими усилиями мы все-таки эту проблему решим.
    
    А.В. ЧУМАКОВ
    
    Евгений Васильевич, я приступил к работе два года назад. Адвокаты – все-таки профессия свободная, это не государственные чиновники.
    
    (Е.В. СЕМЕНЯКО: От зарплаты несвободные.)
    
    К счастью, несвободные. Так вот, а есть очень похожий пример в отношении наших судебных экспертов. Там тоже есть проблемы депозитов, как вы знаете, не используемые судами, к сожалению, в настоящее время. Все вы работаете в гражданском процессе, всем вам проблема известна. Суд назначает экспертизу в судебное учреждение. К сожалению, экспертные учреждения Минюста наиболее авторитетные, поэтому часто в наш Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы экспертиза назначается. Потом процесс идет еще какое-то время, до вступления решения в законную силу. С учетом нескольких инстанций иногда проходит несколько лет. Сторона уже обанкрочена и ликвидирована, экспертиза не оплачена, гарантий нет, издержки распределены, распределены на проигравшую сторону, но физически ее уже не существует, платить некому. Задолженность дебиторская остается за судебно-экспертным учреждением. Таким образом, наше судебно-экспертное учреждение занимается благотворительностью, по сути, для сторон процесса. К сожалению, Гражданский процессуальный кодекс, который обязывает судебное экспертное учреждение не отказываться проводить экспертизу, обязывает провести и не создает никаких гарантий дополнительных, в отличие от адвокатских, которые еще могут отсудить еще что-то потом у государства.
    
    Сейчас мы с Натальей Александровной Замараевой, возглавляющей Региональный центр судебной экспертизы эту проблему поставили на контроль, провели целый ряд совещаний, причем и с судейским сообществом, и с Судебным департаментом, и с Федеральной службой судебных приставов, и проблема потихоньку сдвинулась с мертвой точки. Я могу вам похвастаться, что…
    
    (Е.В. СЕМЕНЯКО: Хочется надеяться, что вы в отношении наших проблем будете действовать так же.)
    
    Я Вам предлагаю, Евгений Васильевич, такую же серию действий провести по тому же заданному алгоритму. Практика уже показала, что это не безнадежная проблема. Вопрос только в координации усилий и четком распределении действий между участниками этого процесса. Готовы принять участие в этой работе и организовать серию таких совещаний на площадке Главного управления Минюста. Если это не подействует, то будем подключать все службы центрального аппарата и Федерального судебного департамента. Нахожусь в Вашем распоряжении.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Спасибо.
    
    Коллеги, для того чтобы все-таки остались в целом еще некоторые вещественные доказательства пребывания сегодня на нашей Конференции, я имею честь и удовольствие вручить Андрею Владиславовичу вот такой памятный знак Федеральной палаты, который был учрежден, и мы им награждаем тех наших коллег, одновременно тех наших друзей адвокатуры, которые либо уже сделали немало полезного, доброго, либо готовы это сделать. К Вам это относится и с одной, и с другой стороны. Поэтому с удовольствием этот знак вручаю. Надеюсь, что на Вашем рабочем столе он найдет свое место.
    
    А.В. ЧУМАКОВ
    
    Спасибо. Почетное место.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, хотя мы фактически уже начали работу, я тем не менее хотел бы выполнить формальную организационную сторону нашей Конференции.
    
    Итак, сведения на данный момент такие: 147 делегатов уже присутствуют. Необходимый кворум 129 человек. Какие будут в связи с этим предложения?
    
    (ИЗ ЗАЛА: Начать работу.)
    
    Начать. Есть предложение начать работу Конференции. Кто за это предложение, прошу голосовать.
    
    Кто «За» это решение?
    (Голосование)
    Против? Нет. Воздержались? Нет.
    Решение принято.
    
    Конференцию объявляю открытой.
    
    Сложилось уже на протяжении многих лет некая такая весьма печального характера традиция, когда приходится перед началом Конференции каждый раз объявлять вот этот скорбный список, мартиролог тех наших товарищей, которые ушли из профессии, уйдя из жизни. Мне кажется, будет правильно, если мы эту традицию не будем нарушать. Сегодня хотел бы вам огласить имена тех наших товарищей, которые ушли из жизни:
    
    Астафьев Николай Викторович
    Афанасьев Михаил Викторович
    Бенцианов Аркадий Яковлевич
    Большакова Валентина Борисовна
    Волнянский Сергей Петрович
    Елисеева Анжелика Владимировна
    Замонский Валентин Николаевич
    Ибрагимова Валентина Григорьевна
    Квашонкин Александр Викторович
    Копенкин Владимир Павлович
    Коханович Геннадий Владимирович
    Кулагин Алексей Александрович
    Максименков Игорь Михайлович
    Миронова Тамара Васильевна
    Рябоконь Семен Гаврилович
    Сорокина Марина Яковлевна
    Степанов Виктор Георгиевич
    Умаров Шихмагомед Гаджиумарович
    Царев Анатолий Михайлович
    Штадлер Ирина Николаевна
    Прошу почтить память наших коллег.
    (Минута молчания)
    
    Нам сейчас предстоит решить несколько организационных вопросов. Если вы не будете возражать и не увидите в этом чего-то для себя неприемлемого, то, с вашего разрешения, вот эту часть работы по формированию рабочих органов я бы попробовал сделать в сидячем варианте. Не будет возражений? (Нет)
    
    Формирование рабочих органов
    
    Коллеги, я хотел бы вот о чем договориться. Нам предстоит сформировать рабочие органы нашей Конференции. Коллеги, хотел напомнить, что у вас в папках, где содержатся проекты практически всех решений по формированию органов, вы их откройте, там вы обнаружите все предложения на этот счет.
    
    Итак, рабочий президиум. Он у нас, если строго следовать Регламенту, то вообще-то не избирается, потому что в соответствии с Регламентом рабочий президиум самим Регламентом определен. Здесь мои коллеги по Совету, которые устроились за этим столом, заняли эти места вовсе не самочинно, а именно потому, что так предусмотрено Регламентом работы нашей Конференции. А этот Регламент был утвержден еще на первой Конференции после учредительного собрания. На этом документе мы работаем до сегодняшнего дня. С рабочим президиумом, надеюсь, более-менее понятно.
    
    Нам предстоит избрать Секретариат Конференции в составе, предложенном в проекте:
    
    Жукович Галина Сергеевна
    Панова Вера Сергеевна
    Царева Юлия Викторовна.
    
    Будут какие-то другие кандидатуры или остановимся на названных? Других предложений нет. Прошу голосовать. Кто за то, чтобы именно в таком составе избрать секретариат?
    
    (Голосование)
    
    «Против»? «Воздержались»? Нет.
    Решение принято.
    
    Предлагаются кандидатуры для формирования Мандатной комиссии Конференции. В ваших документах есть и этот проект решения:
    Жирнова Надежда Николаевна
    Дробышевская Татьяна Петровна
    Алехин Виктор Юрьевич.
    
    Я хотел бы названных коллег спросить: есть ли отводы или самоотводы? Нет. Замечательно.
    
    (Ю.М. НОВОЛОДСКИЙ: Разгул демократии.)
    
    Разгул демократии, действительно.
    
    Если других кандидатур не предлагается, прошу голосовать. Кто за то, чтобы в таком составе избрать Мандатную комиссию?
    
    (Голосование)
    
    «Против»? «Воздержались»? Нет.
    Решение принято.
    
    Следующая комиссия – Счетная комиссия. Предлагаются такие кандидатуры для включения в состав счетной комиссии:
    
    Декина Надежда Владимировна
    Ерофеев Константин Борисович
    Зубанова Елена Владимировна
    Комолов Сергей Сергеевич
    Конин Николай Николаевич
    Отрешко Татьяна Александровна
    
    Будут отводы, будут другие предложения? Нет.
    
    Прошу голосовать. Кто за то, чтобы в этом составе утвердить эту комиссию?
    
    (Голосование)
    «Против»? «Воздержались»? Нет.
    Решение принято.
    
    Последняя из комиссий, которую мы должны сформировать, это комиссия Редакционная. Редакционную комиссию предлагается избрать в таком составе:
    
    Семеняко Евгений Васильевич
    Стасов Ярослав Павлович
    Савич Андрей Сергеевич
    Левыкина Валентина Леонидовна
    Новолодский Юрий Михайлович
    Тимофеева Татьяна Владимировна
    Чинокаев Рушан Зайдулович.
    
    Редакционная комиссия – сидящий перед вами рабочий президиум. Как говорится, без затей, простенько. Исходя из того, что писать все равно придется поименованным товарищам. Если есть какие-то иные предложения, пожалуйста. Если возражений нет, прошу голосовать за названный состав Редакционной комиссии.
    
    (Голосование)
    
    «Против»? «Воздержались»? Нет.
    Решение принято единогласно.
    
    Поскольку у нас не первая конференция, Мандатная комиссия свои обязанности знает. На всякий случай напоминаем, что Мандатная комиссия уже может приступить к работе.
    
    Господа, дальше у нас по Регламенту должно быть предоставлено слово гостям Конференции, но гость у нас уже выступил, поэтому мы продолжим работать по повестке.
    
    В соответствии с действующим законодательством повестка Конференции утверждается Советом Адвокатской палаты, поэтому в соответствующем разделе того Регламента, который есть у каждого в вашей папке, есть повестка Конференции, которая утверждена Советом палаты. Там перечислены соответствующие вопросы. В соответствии с законом, мы именно по этой повестке и должны с вами работать. Здесь тот самый случай, когда не требуется голосование для утверждения этой повестки.
    
    Я не очень уверен, что в этой части закон об адвокатской деятельности выдержан правильно. К сожалению, нормы закона на этот счет таковы. Может быть, пришло время несколько иначе на эту тему подумать.
    
    Я.П. СТАСОВ
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Слово предоставляется Президенту Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Евгению Васильевичу Семеняко для отчетного доклада. Пожалуйста, 30 минут, по-моему, даем.
    Отчет о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2015 год
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, каждый раз мне дают 30 минут, и каждый раз я даю торжественное обещание, каждый раз я стараюсь честно держаться этого Регламента, но, к сожалению, не помню такого случая, чтобы мне это удалось. На всякий случай сегодня в очередной раз пообещаю жестко держаться Регламента.
    
    (ИЗ ЗАЛА: Евгений Васильевич, с места Вы не можете?)
    
    Я могу с места. Коллеги, спасибо. Вы знаете, тут есть одно преимущество. Дело в том, что когда вот так стоишь перед вами, во-первых, вас всех лучше видно, даже, я бы сказал, видно почти каждого из вас, а хотите – верьте, хотите – нет, мне, например, очень важно, что я имею возможность с вами встречаться даже глазами.
    
    После этой совсем непредусмотренной реплики я бы хотел уже приступить к освещению тех вопросов, которые считал бы важными довести до вашего сведения или, по крайней мере, поделиться с вами какими-то на этот счет суждениями как в целом Совета Адвокатской палаты, так и в какой-то степени, возможно, моими личными с тем, чтобы в дальнейшем можно было услышать вашу реакцию на все это.
    
    Коллеги, наша Конференция этого года, будучи сама по себе весьма значимым, праздничным событием для нашего адвокатского сообщества, сегодня Повестка нашей Конференции предусматривает вручение премий, наград. В любом случае, это те события, которые, наверное, должны вызвать соответствующий эмоциональный настрой. Но в этом году получилось особенно эмоционально несколько с повышенным градусом ситуация. Дело в том, что мы Конференцию проводим в этом году чуть больше чем через неделю после 31 мая, а 31 мая, как известно, был День российской адвокатуры. Я надеюсь, что инерция праздничного настроя все-таки еще должна сохраняться, а для нас, петербургских адвокатов, это весна, и хотя мы уже в первой декаде лета находимся, хотя погода для этого вроде бы не особенно располагает, но, тем не менее, именно здесь, в Санкт-Петербурге, 150 лет назад был создан Совет присяжных поверенных, и, мне кажется, это повод для нашей отдельной и особенной гордости, потому что российская адвокатура пошла именно с петербургской земли. И, может быть, мы больше, чем другие наши коллеги, российские адвокаты, вправе считать себя наследниками великой присяжной российской адвокатуры.
    
    Хочу надеяться, что этот эмоционально-позитивный настрой не только сохранится на протяжении всей Конференции, но, может быть, как-то повлияет на характер нашей дискуссии, добавит определенную толику и конструктивного подхода и, может быть, некоторую толику и необходимого для нас с вами оптимизма.
    
    Итак, по существу. Коллеги, этот год не только для петербургской адвокатуры, я бы сказал в целом для российской адвокатуры, имел, может быть, более значимое влияние на состояние дел в нашей профессии. Дело в том, что, если вспомнить, что случилось в конце 2015 года – в первой половине года 2016, оказывается, что произошел целый ряд изменений в законодательстве, регулирующем адвокатскую деятельность. На нашей Конференции, хотя ее предметом должны быть, разумеется, в обязательном порядке наши так называемые проблемы местные, вопросы петербургской привязки, но дело в том, что наша профессия так устроена, что все то, что изменяется в законодательстве, все то, что происходит даже за пределами нашей Палаты, за пределами города, так или иначе касается каждого из нас. И поэтому, я считаю, что в этой ситуации очень уместно, может быть, кому-то напомнить, кому-то из наших делегатов, может быть, впервые сообщить о том, какие же изменения произошли в законодательстве, регулирующем адвокатскую деятельность.
    
    Коллеги, не вдаваясь в подробности, в детали, я надеюсь, что принят закон, который вводит институт адвокатского запроса, убежден, что об этом так или иначе все слышали, а многие, может быть, даже успели ознакомиться с текстом этого закона, потому что ему до закона осталось совсем немного времени. 25 мая Совет Федерации рассмотрел принятый Государственной Думой законопроект, и сегодня закон, который состоит из двух частей, первая часть – это все, что касается адвокатского запроса, а вторая часть этого закона – это те поправки, которые вносятся в действующий закон об адвокатской деятельности и которые касаются регулирования весьма важных для нас с вами вопросов.
    Так вот, по поводу адвокатского запроса. Я не стану долго на эту тему распространяться, но хотел бы здесь сказать несколько слов по поводу тех довольно критических высказываний, проникнутых исключительно пессимизмом относительно полезности этого закона для нас с вами, поскольку он, мол, абсолютно беззубый, он не позволяет адвокату действительно собирать доказательную информацию, потому что возможности для этого в запросе очень ограничены.
    
    Я бы так сказал, это аргументы, которые на самом деле имеют право на существование. Закон дает повод для такой критики, но я вам скажу честно, что если бы этот закон не был принят, то ситуация была бы еще хуже, потому что, на мой взгляд, после известного или определенного времени практического использования этого закона, я думаю, что существуют определенные возможности его улучшения, изменения. Важно, что произошла легализация самого института адвокатского запроса, о чем мы в адвокатуре немало времени говорили. И, наконец-то, как говорят, свершилось. И в этой ситуации, я думаю, что мы будем очень внимательно отслеживать практику применения этого запроса, но обратите внимание, что впервые предусмотрена ответственность, пусть административная, наверное, до уголовной дело и не должно доходить. Но установлена административная ответственность чиновников, вообще должностных лиц, которые бы отказали в предоставлении информации по этому запросу. Мне кажется, что это достаточно серьезный рычаг.
    
    Теперь что касается тех поправок, которые внесены в закон. Их довольно много. Я думаю, что сегодня у меня и возможности нет, хотя бы кратко коснуться каждой из этих поправок, но то, что для нас с вами может представлять наибольший интерес, все-таки хотел бы к этому ваше внимание привлечь.
    
    Первое, на что хотелось бы обратить ваше внимание. Одна из поправок предусматривает определение статуса или уровня адвокатского удостоверения. Этот документ, который определяет наличие у адвоката такого профессионального статуса, и, по сути, должен быть единственным документом, который адвокат должен иметь при себе для того, чтобы иметь возможность доступа в любое судебное учреждение, в любой исполнительный орган. Но постепенно стала складываться такая практика, что объекты так называемые правоохранительных органов, судов, тем более, стали подчиняться некоторым режимным условиям, и с учетом этих режимных условий вдруг во многих регионах, а у нас тоже такая практика присутствовала, когда в некоторых судах надо было наряду с удостоверением предъявлять еще адвокату и паспорт. Нас с вами пытались поставить на одну доску с обычной так называемой публикой с улицы, которая неизвестно зачем приходит в эти присутственные места.
    
    Наконец-то в федеральном законе поправкой отмечено, что документ, который позволяет адвокату войти в любой правоохранительный орган, в любой суд, и достаточным документом является его адвокатское удостоверение. За одним исключением. Это исключение касается Верховного Суда, Конституционного Суда и Генеральной прокуратуры. Здесь, видимо, и сопротивляться нам уже дальше было бессмысленно, потому что это особый режим, особая служба, Федеральная служба охраны, и там все равно некие специальные спецобъекты, где не только адвокатов, а вообще никого не пускают без паспорта. В этом смысле мы не выглядим в какой-то степени подвергнутыми какой-то дискриминации.
    
    Таким образом, мне кажется, статус нашего с вами документа, подтверждающего наш с вами официальный адвокатский статус, мне кажется, здесь очевидно подчеркнут.
    
    Вы скажите: так много, Евгений Васильевич, вы уделяете внимания этому моменту. Дело в том, что я вам должен честно признаться, эта формулировка окончательная появилась благодаря как раз вмешательству в эту ситуацию представителей Федеральной палаты и той рабочей группы, которая была создана Федеральной палатой по этому законопроекту, в которую входили представители нашей Палаты.
    
    В первоначальном варианте было написано так, что адвокаты при прохождении предъявляют удостоверение, но при этом соблюдают тот режим, который установлен для этих учреждений. Между прочим, когда мы заявили о том, что это для нас совершенно неприемлемо, представьте, позиция ФСБ, Верховный Суд, Следственный комитет, практически все, так или иначе, даже районные правоохранительные структуры прислали на эти положения свои отзывы. И все они были исключительно критического плана.
    
    Значительное число присутствует в качестве делегатов тех наших коллег, кто участвовал во встрече с Владимиром Николаевичем Плигиным.
    
    Я вам должен сказать, в какой-то степени благодаря двум представителям законодательных органов, я имею в виду Владимира Николаевича Плигина и Андрея Александровича Клишиса, адвокатское сообщество было не только услышано, но и поддержано. И окончательная формулировка появилась в этом законе благодаря долгим переговорам, консультациям и так далее. И в связи с этим было решено пойти на некий компромисс, потому что Верховный Суд и Конституционный Суд сказал: вот если наши интересы будут учтены, то тогда остальное нас не очень сильно волнует.
    
    Есть еще целый ряд поправок, но я бы, пожалуй, среди них выделил две поправки. Одна касается возможности учреждения адвокатских бюро и адвокатских коллегий. Нынешний действующий закон никаких ограничений, никакого ценза для адвокатов, которые, например, утверждают бюро или коллегию, не устанавливает. А в поправке говорится следующее, что при учреждении коллегии или адвокатского бюро среди учредителей должен быть хотя бы один адвокат со стажем работы в адвокатуре не менее 5 лет. Это касается адвокатских образований таких, как бюро и коллегия.
    
    Очень существенная корректива внесена относительно такой организационно-правовой формы, как кабинет. Заранее предполагаю, что эта новация едва ли получит широкую поддержку среди уже работающих адвокатов кабинетами, хотя их интересы этой поправкой не затрагиваются. Но существенно затрагиваются интересы тех адвокатов, которые либо только-только пришли в адвокатуру, либо тех, кто придет в адвокатуру. Сообразно этой поправке адвокат может избрать такую организационную форму как кабинет только при наличии у него 5-летнего стажа работы в адвокатуре. Примерно такое соотношение, из каждых трех человек два наших с вами коллеги, как правило, считают, что это правильная норма, один все-таки настаивает на другой позиции. Не исключаю, что примерно такое же соотношение в этом случае и у нас в Палате, потому что, если и меть в виду статистику, то у нас на сегодняшний день в Палате чуть более тысячи адвокатов работают в кабинетах, и это, между прочим, практически одна четверть почти адвокатов нашей Палаты.
    
    Здесь хотел бы себе позволить некоторую реплику. Андрей Владиславович назвал цифру численности нашей Палаты, от которой я несколько вздрогнул, но потом подумал: все-таки человек только 4 месяца как пришел на эту должность, в конце концов, мог и ошибиться, и устраивать тут сразу какую-то дискуссию… На самом деле, уважаемые коллеги, Артур Михайлович, я надеюсь, Вы эту цифру тоже будете иметь в виду, на сегодняшний день наша Палата имеет численность 3 889 человек. Без 11 человек 3 900. Нам всего осталось 100 человек до 4 тысяч. Это, поверьте, тоже очень много. Думаю, что с учетом тех перспектив, о которых говорил Андрей Владиславович, относительно реформирования…
    
    (ИЗ ЗАЛА: С действующим статусом.)
    
    С действующим статусом. Ясно.
    
    Коллеги, в этом законе есть еще некоторые поправки, весьма значимые, весьма важные. Я не хотел бы свое время выступления превращать в пересказ этих поправок, да и времени для этого не так много, но все-таки есть еще одна существенная поправка, которая и для нас, для Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, предоставляет некоторые новые возможности в защите наших с вами профессиональных прав и не только профессиональных прав.
    
    Речь идет о том, что, когда-то Федеральная палата, защищая интересы адвокатов по оплате труда, обратилась в Верховный Суд. Верховный Суд завернул наше заявление со ссылкой на то, что ВПК не предусматривает возможности предъявления подобных исков, поскольку Федеральная палата не названа в числе тех юридических лиц, у которых есть право выступать или действовать в защиту интересов третьих лиц или неопределенного круга лиц. Сейчас в закон введена норма, которая прямо устанавливает право федеральной и региональных палат выступать, в том числе и с исками в защиту интересов адвокатов, составляющих адвокатскую корпорации.
    
    В свете той дискуссии, которая у нас так неожиданно возникла вне повестки Регламента, я имею в виду ситуацию с оплатой труда адвокатам по назначению. Я думаю, что это для нас тоже может иметь весьма серьезное значение и серьезные последствия.
    
    Коллеги, можно было бы, конечно, по поводу этих изменений еще кое-что дополнить, потому что там речь идет о дополнительных полномочиях, новых полномочиях по сути, Федеральной палаты адвокатов в плане урегулирования внутрикорпоративных вопросов. В частности, установления стандартов профессии, формулирования правил и норм этики поведения адвоката. Иногда говорят о том, что, это, пожалуй, тот аргумент, который нельзя оставить без внимания, иногда упрекают Федеральную палату, органы адвокатского самоуправления в том, что они грешат якобы таким стремлением создать такую своеобразную административную вертикаль в рамках нашей корпорации, а адвокатура, тем не менее, мало совместима с подобными приемами организации работы и управления. И это совершенно справедливо. Отношения в адвокатуре все-таки регулируются, я бы сказал, по горизонтали, а не по вертикали, но тем не менее надо иметь в виду, что в пределах той компетенции, которая определяется законом, не самозахватом, а именно законом определяется для органов адвокатского самоуправления, очень важно, чтобы мы имели достаточные рычаги управления нашими корпоративными делами.
    
    Вопрос стоит достаточно определенно. И в Государственной Думе, и в иных инстанциях постоянно ходят идеи и вносят соответствующие предложения в Правительство, в законодательные органы об усилении государственного контроля адвокатской деятельности. И вопрос стоит на самом деле довольно просто, и выбор, что называется, за нами, что мы предпочтем, чтобы государство в лице соответствующих органов усиливало свое внимание на нашу с вами профессиональную деятельность, определяло, кто из нас достоин оставаться в этой профессии, а кому в ней места нет. Или же все-таки должно само адвокатское сообщество устанавливать определенные правила, но не только их устанавливать, но и иметь достаточные рычаги для того, чтобы эти правила были не просто некими декларациями, ни к чему не обязывающими, а чтобы был обеспечен реальный механизм исполнения этих правил.
    
    (ИЗ ЗАЛА: Евгений Васильевич, если государство захочет так вмешаться, кто-нибудь его остановит?)
    
    Одну секундочку.
    
    (ИЗ ЗАЛА: Если государство захочет вмешаться в нашу деятельность, кто-нибудь его остановит?)
    
    Я думаю, если государство в лице… Государство, как правило, вмешивается не целиком, как слон в посудной лавке, а обычно это все делается руками тех или иных представителей власти, которые, правда, иногда с самим государством склонны отождествлять. Я думаю, что сегодня в случае превышения полномочий, в случае такого вот абсолютного, голого произвола администрирования у нас есть достаточно возможностей законно от этого защититься. Я думаю, что мы в этом отношении отнюдь не беззащитны. Но речь идет о том, чтобы усилить гарантии нашей профессиональной независимости.
    
    И, кстати сказать, я хотел бы здесь коснуться еще одного вопроса. Как ни странно, оказывается, не только мы с вами озабочены возможностями, осуществляя свою профессиональную деятельность, не совсем так часто оглядываться назад, смотреть, а защищена ли у нас спина, не надо ли нам думать о самозащите, если мы намерены принципиально, по-боевому отстаивать интересы и права наших доверителей. Этой проблемой озаботился как раз под конец 2015 года и провел два специальных по этому поводу заседания совместно с представителями адвокатского сообщества, в том числе и с нашими петербургскими адвокатами, Совет по правам человека при Президенте.
    
    Ту комиссию, которая должна разработать и разработала предложения Президенту Российской Федерации относительно повышения гарантий доступа российских граждан к адвокатской помощи и усиления гарантий независимости и дальнейшего развития института адвокатуры, как написано было в поручении Президента. Это поручение президента Совет по правам человека выполнил и разрабатывал эти самые предложения совместно с адвокатским сообществом.
    
    В этих предложениях, помимо всего прочего, звучат такие идеи, что никаких обысков в адвокатских офисах, никаких иных действий в отношении адвокатов без возбуждения уголовного дела в отношении конкретного представителя адвокатской профессии, а возбуждение уголовного дела может состояться только с санкций руководителя не следственного подразделения, а соответствующего прокурора на уровне субъекта Российской Федерации. Мне кажется, при всей вертикальности нашей государственной системы власти, я думаю, что это в определенной мере повышает гарантии независимости адвоката. Установлены обязанности тех, кто все-таки такие обыски проводит. Это уже во исполнение постановления Конституционного Суда, небезызвестного. Эти поправки предусматривают обязательное участие представителей адвокатских палат при любых действиях в офисах адвокатских в отношении адвокатов, то есть когда это сопряжено с изъятием документов и так далее. Я, коллеги, к чему веду? Что на самом деле автором или председателем этой рабочей группы является всем вам хорошо известная Тамара Георгиевна Морщакова. Я думаю, что ее трудно заподозрить в том, что она недостаточно осведомлена и недостаточно осознает те проблемы, которые стоят перед адвокатурой и те проблемы, которые мешают адвокатской юридической помощи быть всегда эффективной, быть всегда достойной и, самое главное, быть равной в процессуальном отношении стороне обвинения, если речь идет о уголовно-судебном разбирательстве.
    
    Эти предложения, их реализация в значительной мере зависят от отношения к ним Владимира Владимировича Путина. Но хочется надеяться, если он такое поручение формулировал, это его инициатива была, то, наверное, он это делал не для того, чтобы дальше по этому поводу ничего не делать. Поэтому, я думаю, что 2016–2017 годы изменения в законодательстве, причем не только в нашем законе об адвокатской деятельности, а в законодательстве вообще, я думаю, нас ожидают очень существенные. И те, которые я назвал в недавно принятом законе, это всего лишь первая ласточка и совершенно точно не последняя.
    
    И несколько слов, Андрей Владиславович уже говорил, о концепции реформирования сферы оказания юридической помощи и определенной реформе, которая предполагается в нашей с вами профессии. В частности, это концепция формирования единой адвокатской корпорации. Я, честно признаться, в присутствии нашего уважаемого коллеги, представляющего территориальные органы юстиции, должен вступить, тем не менее, в определенную дискуссию с выступавшим здесь у нас Андреем Владиславовичем, потому что концепция как раз, есть такая точка зрения у Александра Владимировича Коновалова, нашего министра юстиции, который считает, что объединение в единую корпорацию должно происходить на добровольных началах. Если это должно происходить на добровольных началах, то можно на этой концепции поставить большой и жирный крест, потому что сегодня ситуация такова, что приходить в адвокатуру тем, кому хорошо живется без всяких ограничений, накладываемых адвокатским статусом, ожидать от них добровольного прихода в структуру, где можно, в конце концов, столкнуться с тем, что тебя просто погонят из нее, если ты не будешь придерживаться тех правил, которые приняты в этой профессии. Поэтому как раз то, что Федеральная палата вместе с другими привлеченными к работе представителям юридического сообщества, это были и представители так называемых «юридических фирм», на втором этапе это были корпоративные юристы и так далее, и так далее. Эта концепция предполагала и предполагает не просто объявление о том, что кто хочет, вступайте. И сегодня в этой ситуации никому дорога не закрыта.
    
    (Звонок)
    
    Я понял, это первый звонок. Проблема как раз заключается для нас с вами в том, что на сегодняшний день все-таки такого очень четкого, единого представления о том, как же все-таки должна реформироваться эта область, к сожалению, так и не получается. Единственное, что можно в этом отношении отметить в качестве определенного достижения, это как раз тот факт, что и руководство Министерства юстиции, и адвокатское сообщество сходятся в том, что в любом случае начальным этапом, коллеги, заметьте, это для нас с вами, мне кажется, очень важное положение, начальным этапом реформирования этой области является признание адвокатской монополии на судебное представительство. Мне кажется, если мы хотя бы с этого начнем, а Министерство юстиции предполагает, что к началу 2018 года, то есть в течение следующего года все нормативные акты, которые должны регулировать эти изменения, эти реформы, все они должны быть подготовлены в течение 2017 года. И 2018 год в этом смысле должен быть началом уже реального изменения в этой области.
    
    Обратите внимание, вопрос о том, какие перспективы у нашей с вами профессии на соответствующую возможность работать, иметь стабильную практику. Я думаю, что вы все уже в курсе, что у нас, может быть, очень существенно расширены возможности для работы в уголовно-судебном разбирательстве. Если обратили внимание, то в 2017 году предполагается расширение подведомственности или подсудности суда присяжных, который у нас действует при наших судах, высших судебных инстанциях субъектов Российской Федерации. Но с 1 января 2018 года мы с вами должны и будем иметь возможность работать в суде присяжных, где предполагается коллегия из присяжных в количестве 8 человек, в судах районных.
    
    На сегодняшний день у нас в стране ежегодно рассматривается в судах более трех миллионов уголовных дел. Если мы с вами представим, что расширяется подведомственность судов присяжных, в том числе и в районных инстанциях, значит, получается, что объем работы адвокатов и участие адвокатов, в том числе и по назначению, видимо, будет не только не сокращаться, будет, скорее всего, расширяться.
    
    Андрей Сергеевич, сколько мне осталось.
    
    (А.С. САВИЧ: Уже две минуты, как вышло время.)
    
    Замечательно. Коллеги, давайте мы договоримся следующим образом. Я все-таки надеюсь, что мне уважаемые делегаты Конференции предоставят возможность еще перед вами выступить и с так называемым заключительным словом. Я вам скажу откровенно, я бы очень хотел, чтобы мы сегодня услышали друг друга и поняли, по крайней мере, мои уважаемые коллеги, адвокаты Санкт-Петербургской палаты поняли, чего на самом деле хочет Совет, например, в сфере организации работы адвокатов по назначению. Почему возникла необходимость в определенных коррективах существующей системы? Я дам возможность по этим вопросам высказаться уважаемым коллегам по Совету Татьяне Владимировне Тимофеевой, которая у нас прямо отвечает за этот участок работы.
    
    У нас есть еще очень важное направление работы Совета Адвокатской палаты – это организация работы Квалификационной комиссии. От этого зависит кадровое наполнение нашей с вами адвокатской корпорации в Санкт-Петербурге. И что еще, может быть, более важно, Квалификационная комиссия вместе с Советом определяет дисциплинарную практику.
    
    Я прошу еще три минуты для того, чтобы попытаться такой акцент сформулировать. 300 обращений. Действительно, сократилось число обращений в Адвокатскую палату. Когда-то я докладывал о том, что их было более 900 в течение отчетного периода, то на сегодняшний день их около 450 жалоб, может быть, чуть больше на одну – две. А дальше, только вдумайтесь в эту цифру, из этого количества жалоб и обращений, около полутысячи, возбуждены дисциплинарные дела по 83 жалобам. А из этих возбужденных дисциплинарных дел по 10 делам в дальнейшем дисциплинарное производство было прекращено, осталось 73. Из этих 73 в отношении 17 адвокатов статус был прекращен, в отношении остальных Совет пришел к выводу, что прибегать к каким-то другим крайним мерам невозможно. А теперь скажите; на фоне этой статистики, отстаивает интересы наших коллег-адвокатов квалификационная комиссия и Совет Адвокатской палаты, не допуская их огульного объявления виновными, не доводя дело до того, что любая напраслина, которая зачастую фигурирует в наших обращениях в Палату, в жалобах и сообщениях?
    
    Кроме того, есть еще одно очень важное направление и важная принципиальная позиция. Некоторые горе-следопыты считают, что если они адвоката, участвующего у них по делам, объявят каким-нибудь нарушителем, препятствующим расследованию дела, обвинят во всех смертных грехах, но эту жалобу направят не напрямую, потому что закон этого не допускает, а направят ее через территориальный орган юстиции и таким образом все равно добьются своего. Мы на такого рода практики, абсолютно незаконные, тут же поставили определенный укорот и сказали: нет, господа, есть закон, который запрещает следователю. А почему запрещает следователю, не потому, что закон адвокатский к следователям плохо относится, а потому что адвокат и следователь – это участники одного уголовного процесса, и если один участник процесса может другого из этого процесса выгнать или выдавить просто созданием искусственных претензий к нему и направлением несостоятельных жалоб, поэтому мы в ситуации, когда нам территориальный орган юстиции такие сообщения направлял, мы совсем недавно позицию Палаты по этому поводу довели до сведения территориального органа о том, что надо все-таки нам четко держаться положений закона.
    
    Речь идет не о том, что мы, извините, проявляем какой-то неоправданный либерализм и берем под защиту тех, кто реально совершил отступление или нарушение профессионального адвокатского долга, а речь идет о том, что у нас при всех обстоятельствах должна быть обеспечена объективность, беспристрастность. И если мы кого-то наказываем, это значит, что мы абсолютно уверены в том, что определенный дисциплинарный проступок был совершен.
    
    Я думаю, что немалую роль в то, чтобы эти вопросы решались именно так, как я вам попытался об этом рассказать, вносит и наша комиссия по защите профессиональных прав адвокатов, которую на протяжении нескольких лет возглавляет Юрий Михайлович Новолодский. Кстати, по поводу Квалификационной комиссии, я надеюсь, что Юрий Яковлевич Шутилкин существенно дополнит мое выступление. К сожалению, в получасовом изложении довольно трудно охватить все аспекты работы Палаты, и можно было бы еще говорить и об организации профессиональной учебы, можно было бы говорить о том, что Адвокатская палата Санкт-Петербурга, вдумайтесь, мы единственная палата в Российской Федерации, которая имеет собственную студию «АдвокаТВ». Хотя нам и пришлось на это потратить некоторые суммы, тем не менее, это оправданно, потому что информационное сопровождение деятельности Адвокатской палаты стало на несколько порядков выше. Я надеюсь, что мы в дальнейшем будем использовать эту возможность для того, чтобы организовывать семинары, возможность распространения какой-то положительной информации о том или ином опыте работы по той или иной категории дел и так далее, и так далее.
    
    И еще один момент, о котором мне все-таки хотелось бы успеть сказать именно в этом выступлении. Я уже упоминал о 150-летнем юбилее адвокатуры в России, то есть сам институт становится все старее, хотелось бы надеяться, мудрее, а состав адвокатской корпорации, извините, с каждым годом становится все моложе и моложе. Именно этот процесс происходит в Адвокатской палате Санкт-Петербурга. Я вам должен сказать, что по самым скромным прикидкам, получается, что у нас каждый четвертый адвокат в Палате на сегодняшний день моложе 40 лет. Мне кажется, такой ситуации не было за всю историю существования ленинградской, петербургской адвокатуры. Наша профессия и, значит, наша Палата существенно помолодела. И это не могло не привести в нашу корпоративную жизнь совершенно новые настроения.
    
    Наши коллеги, начинающие адвокаты и те, кого можно называть молодыми адвокатами, сегодня говорят, что, понимаете, мы хотели бы не только вместе участвовать в делах, мы хотели бы не только знать, что нас около 4 тысяч, мы хотели бы еще ощутить вот эту и творческую, и дружескую, и товарищескую атмосферу. Мы хотели бы ощущать себя членами большой, серьезной, мощной профессиональной корпорации. Хотим интересно жить внутри этой корпорации.
    
    Отсюда у нас появились молодые люди, которые сказали: вы знаете, идет мировой чемпионат по футболу, а мы предлагаем себя инициативно в качестве членов этой футбольной команды. Не хочется слишком надолго отвлекать ваше внимание, но должен вам сказать, что наша команда из всех команд Российской Федерации, включая Московскую городскую палату, 8 тысяч человек, Московскую областную палату, около 5 тысяч человек, и некоторые другие палаты, мы единственная футбольная команда, у которой не было ни одного подставного профессионала, это все были наши коллеги. Мы заняли на мировом футбольном чемпионате 5-е место. Вы скажите: так ли уж обязательно…
    
    Оказывается, что адвокаты Петербурга умеют не только играть в футбол. Совсем недавно состоялся шахматный турнир в Нижнем Новгороде. Туда поехала наша шахматная команда. Мы оттуда вернулись с первым местом. С одной стороны, это, конечно, было замечательно, и мы поздравили членов нашей шахматной команды, это действительно большущее достижение. Правда, оно повлекло для Палаты некоторые финансовые издержки, потому что, как и на пресловутом Евровидении, команда-победительница или палата, чья команда заняла первое место, является организатором шахматного турнира следующего года. Так что в следующем году наша очередь принимать шахматный турнир.
    
    Но дело идет не только о футболе, о шахматах, речь идет о том, что должны в Палате существовать и определенные организационные мероприятия, которые позволяют наших коллегам любого возраста узнавать друг друга, позволяют общаться. В конце концов, наши молодые коллеги – представительницы прекрасного пола, наши молодые люди, которых еще можно называть юношами, а где они должны себе искать жен, мужей как ни в рамках своей профессии? Мне кажется, что это тоже было бы замечательно, если бы у нас отношения приобретали бы не просто исключительно деловой или сугубо деловой характер. Мне кажется, что очень остро мы нуждаемся в возрождении вот этого корпоративного духа. Я не сказал, когда говорят о том, что нельзя создать кабинет при отсутствии стажа работы, нельзя учредить коллегию или бюро, когда в составе учредителей нет опытного адвоката. Это, между прочим, не только какие-то формальные ограничители и придирки, это еще способ обеспечить все-таки внутри, пусть даже небольшого адвокатского образования, некую передачу опыта.
    
    Среди делегатов немало уважаемых коллег, которые в адвокатуру пришли не год и не два, а 10, 15, 20 лет назад. Я убежден, что каждый из нас с благодарностью вспоминает те адвокатские коллективы, в которые мы приходили абсолютными неучами, и благодаря которым мы обретали и необходимые навыки, и опыт, и воспринимали тот самый корпоративный дух, которым всегда отличалась наша профессия.
    
    Что я могу сказать, коллеги? Несмотря на большую задолжен-ность по ст. 51 УПК РФ, которую мы, конечно, ликвидируем, мы своего добьемся. Более того, я считаю, что если надо, то мы пойдем на такие акции, которые заставят чиновников уважать наши с вами права. Хотелось бы, забегая вперед, высказать такое пожелание: хотелось бы от вас, от делегатов Конференции получить соответствующие полномочия и поручения для Совета Адвокатской палаты для того, чтобы мы имели возможность, ссылаясь на ваши поручения, добиваться всего необходимого для того, чтобы эту ситуацию коренным образом изменить.
    
    Благодарю вас за внимание. Спасибо огромное.
    
    (Аплодисменты)
    
    Я.П. СТАСОВ
    
    Уважаемые коллеги, если есть вопросы к Евгению Васильевичу, пожалуйста.
    
    А.М. ТУРЧИН
    
    Евгений Васильевич, позвольте два слова в защиту чести и достоинства Управления юстиции. Руководитель не ошибся, назвав цифру в 6 704 человека. Дело в том, что речь шла о Региональном реестре адвокатов, в который включаются все, кто был адвокатами, все, кто есть. Поэтому реально у вас 6 704. Поэтому это не ошибка.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Артур Михайлович, я бы так Вам сказал. У нас с Вами просто не совпадают системы учета. Вы называете, сколько у Вас по учетным данным, а я назвал цифру тех реально действующих адвокатов, которые являются членами нашей Палаты. Больше того, я хочу защитить честь и достоинство. Меня можно в чем угодно заподозрить во время выступления, но то, что я не посягал на честь и достоинство начальника Управления юстиции, это 100%. Это один из самых уважаемых начальников Управления юстиции, с которыми нам приходилось сталкиваться.
    
    (А.М. ТУРЧИН: Спасибо.)
    
    Хотелось, чтобы мы, в конце концов, с Вами договорились, в каком контексте и в каком смысле мы употребляем те или иные статистические сведения.
    
    Я.П. СТАСОВ
    
    Есть вопросы еще? Спасибо, Евгений Васильевич.
    
    Прежде чем мы дальше продолжим отчет о работе Совета, Счетную комиссию прошу собраться в левом углу, чтобы определиться, кто будет председатель, как будете работать. Это первое.
    
    Второе. Если у кого-то будут вопросы, пожалуйста, в письменном виде.
    
    И, наконец, Мандатную комиссию прошу доложить о результатах своей работы.
    
    В.Ю. АЛЕХИН
    
    Уважаемые коллеги, здравствуйте!
    
    Позвольте кратко доложить о результатах работы Мандатной комиссии. В соответствии с протоколом № 1 от сегодняшнего числа председателем Мандатной комиссии был избран Алехин Виктор Юрьевич. В соответствии с протоколом № 2 от сегодняшнего числа заседания Мандатной комиссии установлено, что всего избрано 194 делегата, кворум для проведения Конференции составляет 129 делегатов. На сегодняшней Конференции присутствует 150 делегатов. Соответственно, Мандатной комиссией принято решение доложить Конференции о правомочности Отчетной конференции адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, подтверждении полномочий всех избранных делегатов, соответствии их количественного состава установленной норме представительства для обсуждения вопросов повестке дня и принятия по ним соответствующих решений. У меня все.
    
    Я.П. СТАСОВ
    
    Спасибо. Прошу голосовать за утверждение протокола заседания Мандатной комиссии. Кто «за», прошу поднять руку.
    
    (Голосование)
    
    Решение принято.
    
    Сейчас продолжение отчета Совета о работе. Предоставим слово вице-президенту Адвокатской палаты Тимофеевой Татьяне Владимировне. Единственная просьба, если было исключение для Евгения Васильевича в плане времени, просьба этого придерживаться.
    
    Как нет? Тогда Юрий Яковлевич, пока подойдет Татьяна Владимировна, Юрий Яковлевич расскажет о работе Квалификационной комиссии. Пожалуйста, в пределах 5 минут.
    
    Ю.Я. ШУТИЛКИН
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Я хочу напомнить, что сегодня Международный день друзей, хочу обратиться к вам, дорогие друзья!
    
    Квалификационная комиссия работает, как вы знаете, в соответствии с законом об адвокатской деятельности, является органом, в который входят не только представители адвокатского сообщества, но и представители других юридических сообществ нашего города. Это, конечно, накладывает определенный отпечаток на то, как мы работаем, то, какие решения мы принимаем, но тем не менее хочу вам доложить, что у нас существует практически полное взаимопонимание. И, по крайней мере, мы уверены друг в друге, в том, что мы стараемся сделать все, чтобы адвокатура отвечала тем требованиям, которые к ней предъявляются нашим законом.
    
    У нас два направления деятельности. Одно, как вы знаете, это прием квалификационного экзамена. И второе, это рассмотрение дисциплинарных дел в отношении адвокатов.
    
    Что касается квалификационного экзамена. Надо действительно подтвердить, что последний год ознаменовался тем, что резко увеличилось количество заявлений претендентов, желающих приобрести статус адвоката. И, конечно, это во многом связано с той концепцией или с выработкой тех изменений в закон, о которых сегодня уже говорилось. Многие начинают понимать, что, наверное, внутри адвокатской корпорации им будет удобнее, уютнее и правильнее. Но для комиссии это привело к тому, что на нас резко выросла нагрузка, не только чисто техническая, но и психологическая, потому что мы во время проведения квалификационного экзамена столкнулись с тем, что многие из тех, кто желает стать адвокатами, если и разбираются в каких-то вещах, с которыми уже имели дело, то, что касается особенностей деятельности адвокатуры, знакомы очень и очень слабо. Очень даже плохо, я бы сказал.
    
    Большую помощь в исправлении этого положения сыграл, конечно, Институт адвокатуры, который с прошлого года начал проводить курсы для претендентов, желающих приобрести статус адвоката. Это сразу же сказалось на качестве. Но тем не менее, если мы за отчетный период приняли почти 400 заявлений с просьбой допустить до квалификационного экзамена, то квалификационный экзамен сдали чуть более 200. Как видите, отсев все же большой. Я, надеюсь, вы будете интерпретировать это как строгость со стороны квалификационной комиссии к тем, что хочет стать адвокатами.
    
    Хотя, надо сказать, что никогда такой задачи, как завалить кого-то на экзамене, не пропустить кого-то в адвокатуру перед нами не стояло. Более того, мы неоднократно с членами комиссии обсуждали этот вопрос и пришли к единому мнению о том, что только знания могут быть критерием оценки этих самых претендентов, их знаний, их умений, их навыков, которыми необходимо обладать адвокату.
    
    Федеральная палата в начале этого года приняла существенные изменения в Положение о порядке сдачи квалификационного экзамена. Были разработаны новые вопросы, и с сентября этого года мы будем принимать экзамены по новым вопросам. Упор сделан на то, чтобы адвокаты или, точнее, те, кто хочет стать адвокатами, лучше и глубже знали именно закон об адвокатской деятельности и Кодекс профессиональной этики адвоката.
    
    Это очень правильно, потому что дисциплинарная практика свидетельствует о, мягко говоря, недостаточном знании этих нормативных документов действующими адвокатами. Вы знаете, что приходится просто удивляться, когда адвокат, которого приглашают для дачи объяснений по поступившей на него жалобе, удивляется тому, что ему предлагают представить досье. «Какое досье? Почему я должен вести досье?». Дорогой коллега, посмотрите в Кодекс профессиональной этики, там есть положение, специально обязывающее адвоката вести досье.
    
    Другой коллега говорит: почему вы меня отрываете от дела в связи с тем, что я пришел на выполнение 51-й, минуя какую-то придуманную вами систему? Я адвокат свободной профессии, мне следователь позвонил, я и пришел. Когда ему говоришь, что адвокат обязан выполнять решение органов Адвокатской палаты, именно этими решениями установлены правила участия адвокатов по назначению, то он искренне удивляется. И таких примеров можно привести было очень-очень много.
    
    К сожалению, адвокаты плохо знакомы и с документами, которые издаются Федеральной палатой и нашей Палатой. Многие не знакомы с постановлениями Конституционного Суда и Федеральной палаты о том, что при наличии у подзащитного адвоката по соглашению адвокат, привлекаемый по статье 51 УПК должен отказаться от участия в деле. Есть прямое указание на это. Тем не менее несколько дел в течение года мы рассматриваем.
    
    Всем уже, казалось бы, ясно, что адвокат не может быть вызван на допрос и допрошен. И тем не менее наши коллеги приходят на допросы, дают показания против в своих коллег или против своих доверителей. К сожалению, нам с этим тоже приходится сталкиваться.
    
    (Звонок)
    
    Я уже заканчиваю. Вы знаете, я недавно прочитал такую шутку, которая мне очень понравилась. Каждая инструкция на русском языке должна начинаться словами: ну что, придурок, уже сломал?! Так вот, мне хотелось бы предложить Кодекс профессиональной этики начинать словами: ну что, уже нарушил? Надо читать наши нормативные документы и стараться их придерживаться.
    Спасибо.
    
    (Аплодисменты)
    
    Юрий Яковлевич, Вы поторопились уходить. Может быть, к Вам вопросы еще поступят.
    
    Уважаемые коллеги, вопросы к Юрию Яковлевичу Шутилкину, потому что у нас он фактически возглавляет Квалификационную комиссию? Отсутствие вопросов можно считать как одобрение работы, которую он выполняет.
    
    (Аплодисменты)
    
    Татьяна Владимировна. Я боюсь, что Вам не удастся сорвать такие аплодисменты, но все-таки попробуйте.
    
    Т.В. ТИМОФЕЕВА
    
    Я приветствую вас, коллеги, на очередной годовой Конференции. Традиционно я отчитываюсь за работу Совета, которая обуславливает организацию работы адвокатов по бесплатной юридической помощи. Однако знаете, что ушла в этом году наша коллега, наш верный помощник Валентина Григорьевна Ибрагимова, и этот участок работы так же был поручен мне, и я надеюсь, что я оправдала то доверие, которое мои коллеги по Совету оказали мне. И коротко скажу сегодня на Конференции, чем занимались в уходящем году.
    
    Что касается бесплатной юридической помощи, традиционно нам выделяет бюджет Санкт-Петербурга денежные средства. За прошлый год они составили 21 миллион 600 тысяч. Эти средства были выплачены адвокатам полностью, и адвокаты оказали услуг примерно столько же, сколько и оказывают каждый год. За прошедший год это было 23 тысячи услуг.
    
    В прошлом году у нас отряд адвокатов, которые занимаются этим направлением, увеличился до 326 человек. И если смотреть структурно, то принимают в этом участие 11 коллегий адвокатов, среди них самая крупная есть, 16 кабинетов и одно бюро. Нагрузка распределяется примерно пропорционально занятости адвокатам. 9% в этой работе падает на долю адвокатских кабинетов, по 9,5% на долю Международной и Объединенной коллегий и остальные 50% в основном это адвокаты, работающие в Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов. Самая разветвленная сеть, они действительно оказывают серьезную помощь, ибо располагаются каждый в административном районе.
    
    Каждый адвокат работает с использованием информационных технологий. Отражает свою работу в электронных документах. Она прозрачна для Правительства, для контролирующих органов, в том числе и для органов юстиции, которые по закону собирают статистическую информацию. В этой части все идет из года в год стабильно и без каких-либо потрясений.
    
    Что касается участка работы по назначению. Традиционно работа Совета начинается с того, что, открывая рабочий день, мы видим огромное количество обращений, которые либо по факсу, либо по почте приходят, либо явочным порядком.
    
    Условно их можно было разделить: обращения адвокатов. Пишут адвокат на адвоката. Участвовал ли тот в данный момент времени по графику, приняв поручение по назначению. На каком основании адвокат появился в деле по назначению, если есть адвокаты по соглашению. Жалобы на то, что несвоевременно оплачивают работу, либо неполностью, либо вообще отказывают в оплате. Обращаются за разъяснениями по адвокатской этике, если есть конфликт интересов, в том числе между адвокатами по назначению. Удельный вес таких обращений значительный. Самый большой удельный вес – это когда жалуются на отсутствие приглашений работать по назначению, несмотря на то что адвокат регулярно записывается в график дежурств. И как бумеранг, что координаторы, представители Палаты в районах, не совсем прозрачно, несправедливо, а в ряде случаев весьма субъективно распределяют поступающие через них заявки.
    
    Вторая часть обращений по этому направлению – это обращения координаторов на то, что адвокаты срывают дела, записываются в график, в дела опаздывают, забывают об этих делах. В последний момент звонят о своей замене, не всегда объективно, корректно и вообще указывают причины. По этим основаниям пишут представления о том, чтобы того или иного адвоката исключить из графика на время или до возбуждения дисциплинарного производства.
    
    Большой удельный вес составляют обращения судов, правоохранительных органов: адвокаты срывают дела, адвокаты не появляются по соглашениям. Банально идут заявления о розыске адвокатов, потому что все контактные данные, которые есть, либо у органа, либо в Палате, по ним невозможно связаться с адвокатом, а у него на исполнении поручение. И запросы о так называемых квазиадвокатах. Вы знаете, что представляются адвокатами лица, которые никогда не имели отношения к адвокатуре либо уже утратили этот статус.
    
    Я могу сказать, что это направление, по которому работает Палата, оно имеет постоянно действующий характер из года в года. И поэтому когда за 14 лет существования Палаты накопилось огромное количество материала, вы знаете, было принято решение об оздоровлении этого участка работы и каким-то образом придать ему прозрачность, какую-то логичность и организованность, то есть управлять этим процессом.
    
    Бесконечные жалобы друг на друга, органов на адвокатов, адвокатов на органы и так далее, нужно было поставить заслон. Именно поэтому с 2014 года Палата занималась разработкой системы, которая смогла бы автоматизировать эту работу. Надо сказать, что в отчетном году эта работа была окончена. Она была окончена частично. И в наступившем году, хотя это не относится к сегодняшней Конференции, она была несколько усовершенствована, я об этом говорила в своем видеообращении. Если кто-то еще не смотрел, я об этом говорила в том ролике, который можно посмотреть на сайте Палаты.
    
    Какая цель была автоматизации этого процесса? В первую очередь – это обеспечить добровольность и доступность участия адвокатов в работе в этой системе.
    
    Мы сегодня на протяжении приличного времени слушаем, как обновляется наша корпорация. До 20 человек, а в ряде случаев 30 и 40 коллег уходят, обновляется и омолаживается состав нашей Палаты. Это молодые адвокаты, они как по стажу, так и по возрасту моложе, и также должны иметь доступ к этой работе. Кроме того, это добровольность, но под контролем Палаты допускаются адвокаты, которые не имеют дисциплинарных взысканий, и те, которые на взгляд рабочих комиссий подготовлены для осуществления адвокатской деятельности. Особенно касается тех наших вновь прибывших коллег, которые приходят с практической юридической работы в органы предварительного расследования.
    
    Кроме того, необходимо установить контроль над выполнением поручений и за использованием ордеров в этом направлении. Все это обеспечивает эта программа.
    
    Подробно о работе этой автоматизированной системы, о ее сервисах будет рассказано во всех материалах, которые готовятся сейчас к размещению на сайте Палаты. Мы признаем, что длительное время эти наши рубрики на сайте не обновлялись. Не снимаю я долю ответственности с себя лично за это, но есть ограничения ресурсов, времени, сил, но тем не менее не стыдно сказать, что все свое время я посвящаю этой работе.
    
    Коротко хочу сказать, что автоматизация этих процессов назначения адвоката будет иметь поэтапный характер. К автоматизированной системе будут подключены, в первую очередь, Санкт-Петербургский городской суд и три военных суда. После того, как будет признана эта работа успешной, она будет прозрачна, она будет предусматривать как интересы адвоката, так и адвокатской профессии в целом. Будут подключаться районные мировые суды, в последнюю очередь будут подключаться органы дознания, предварительного расследования со всеми присущими им особенностями.
    
    К слову сказать, сервис готов для всех органов. И если кто-то из судов, а на сегодняшний день есть такая информация, что передовые председатели судов уже заинтересовались и сказали: мы не будем ждать, мы можем также подключиться к этой системе, поэтому, если последуют такие обращения, к этой системе в любой момент могут быть подключены различные органы. Все сервисы готовы. Мы пока пытаемся подготовить наше адвокатское сообщество, и мы признаем, что подготовительная работа должна иметь весьма углубленный характер: не только разъяснять, что это такое, не только показывать, обучать работать в этой программе, но также еще и призывать вас обеспечивать себя компьютерами и доступом в интернет. Все, кто работает в этой системе и предполагается что будет работать, если имеет какие-то в этом ограничения, Адвокатская палата будет предпринимать меры, чтобы вам облегчить доступ в эту систему и научить в ней работать.
    
    Я готова ответить на вопросы. Но коснулась бы еще коротко острого вопроса – это об оплате труда адвокатов.
    
    Уважаемые коллеги!
    
    У нас Отчетная конференция за 2015 год, и могу сказать, что долги Судебного департамента за прошлый год все погашены в начале этого года. Я могу вам сказать, что Палата реагировала на эту ситуацию, мы знаем, что задержки с оплатой пошли с июня прошлого года. Направлялись в Судебный департамент и письменные обращения, и я с завидной регулярностью посещала эти органы. Это помогло или удалось с помощью дополнительного финансирования, но четко заверяю, вчера я посетила еще раз Судебный департамент, лично просмотрела всю информацию, долги были все погашены.
    
    Что касается ситуации, которая складывается в текущем году. Она действительно вопиющая. Она не оздоравливается, и пока еще Судебный департамент не ответил на письмо, которое было завершающее после многочисленных хождений. Мы ждем какой-то реакции на это письмо.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Уважаемые коллеги, есть вопросы к Татьяне Владимировне?
    
    (Аплодисменты)
    
    Коллеги, в соответствии с нашим Регламентом мы должны предоставить слово представителю Ревизионной комиссии с тем, чтобы он представил нам отчет Ревизионной комиссии, а потом уже сразу откроем прения по двум отчетам одновременно. Пожалуйста. Из-за отсутствия Александра Николаевича Матвеева представит результаты Ревизионной комиссии член Ревизионной комиссии Чангли Александр Игоревич. Пожалуйста, Александр Игоревич.
    
    Отчет Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга об исполнении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2015 год
    
    Утверждение отчета Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2015 год
    
    А.И. ЧАНГЛИ
    
    Добрый день, коллеги!
    
    В мае этого года Ревизионной комиссией была осуществлена проверка финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты. Я думаю, что я тезисно остановлюсь на основных моментах, поскольку Акт проверки финансово-хозяйственной деятельности есть в раздатке, чтобы не занимать вашего времени.
    
    Адвокатская палата зарегистрирована с 26 октября 2002 года, имеет два расчетных счета в Сбербанке и Банке Санкт-Петербург.
    
    Состоит на налоговом учете в МИ ФНС № 9 по Санкт-Петербургу.
    
    При проверке были предъявлены документы: протоколы заседания Совета, первичные бухгалтерские документы, документы, необходимость проверки которых возникала в ходе самой ревизии.
    
    Доходы Адвокатской палаты были запланированы в сумме 32 874 400 рублей. Это на основании плана. И составили фактически за 2015 год 51 630 567 рублей:
    
    в том числе за счет отчислений адвокатов 40 185 450 рублей;
    отчисления на нужды Адвокатской палаты при оказании бесплатной юридической помощи – 1 908 тысяч рублей;
    отчисления первого месяца – 9 537 тысяч рублей;
    отчисления в Фонд поддержки ветеранов адвокатуры – 1 707 200 рублей.
    
    Доход по договорам срочного вклада в сумме – 80 714 рублей.
    
    Расходы Адвокатской палаты за 2015 год составили:
    
    Отчисления на содержание ФПА в размере 9 613 440 рублей, из расчета, что среднегодовая численность в 2015 году составила 3 787 адвокатов.
    
    В соответствии с соглашением 2012 года между Адвокатской палатой и Институтом адвокатуры на повышение квалификации адвокатов производились отчисления в Институт адвокатуры в размере 150 тысяч рублей в месяц. И это составило за 2015 году 1 800 тысяч рублей.
    За аренду помещений расходы составили 4 627 015 рублей. В акте более подробно можете посмотреть, по каким именно помещениям, какие расходы.
    
    Расходы на приобретение мебели, офисной техники за 2015 год составили 365 332 рубля:
    сервер для координационного центра – 90 970 рублей;
    компьютеры-моноблоки – для работы по 51-й.
    
    Аренда транспортного средства составила 353 043 рубля за 2015 год.
    
    Информационное обеспечение (ИПС «Кодекс», «Консультант Плюс», «1C Бухгалтерия») – 1 855 523 рублей.
    
    «Вестник адвокатской палаты СПб» обошелся в 470 800 рублей.
    
    Как я уже говорил, с Институтом адвокатуры был заключен договор на повышение квалификации – 1 800 000 рублей.
    
    Арендная плата за проведение лекций для адвокатов в Александро-Невской лавре – 70 000 рублей.
    
    Оплата лекторам за проведение занятий с адвокатами – 139 554 рубля.
    
    Оплата лекторам за проведение занятий со стажерами – 126 627 рублей.
    
    Итого: 2 066 182 рубля.
    
    Представительские расходы и организация мероприятий – 599 096 рублей. Сюда входят:
    
    заседания Совета палаты, квалификационной комиссии и Совета ветеранов, прием иностранных делегаций, сувениры, открытки, дипломы, грамоты, календари, проведение отчетной конференции, празднование 70-летия Победы в ВОВ;
    благотворительный взнос к Новому году в Ассоциацию жителей блокадного Ленинграда –10 663 рубля;
    подготовка и участие в чемпионате России по мини-футболу среди адвокатов – 157 162 рубля;
    турнирный взнос и участие в чемпионате по шахматам «Белая королева» – 54 120 рублей;
    подготовка и съемка Новогоднего огонька – 102 314 рублей.
    
    По нормативам, установленным Минфином, также были затраты на командировочные расходы. За 2015 год они составили 197 164 рубля.
    
    Одной из статей расходов является вознаграждение президенту, вице-президентам, членам Совета палаты.
    
    В этом году президенту вознаграждение составило 115 000 рублей; вице-президентам от 50 000 до 55 000 рублей; заместителю председателя Квалификационной комиссии – 50 000 рублей; заместителям президента от 15 000 до 25 000 рублей.
    
    Координатору работы по назначению – 45 000 рублей.
    
    Вознаграждение членам Совета палаты и Квалификационной комиссии установлено в размере 6 000 рублей за участие в одном заседании.
    
    Все эти расходы были утверждены надлежащим образом.
    
    Материальная помощь оказана в сумме – 64 000 рублей.
    
    Расходы на премирование адвокатов за 2015 год составили – 263 000 рублей.
    
    Расходы по организации работы адвокатов в порядке ст.50 и 51 УПК РФ по административным районам Санкт-Петербурга за 2015 год составили – 2 164 800 рублей.
    
    Оплата администраторам за обработку документов по оказанию бесплатной юридической помощи за 2015 год составила – 1 098 190 рублей.
    
    Прочие и непредвиденные расходы (услуги нотариуса, выписки из ЕГРЮЛ, возврат взносов, ритуальные услуги) – 52 470 рублей.
    
    Общая сумма расходов за 2015 год составила – 50 056 895 рублей.
    
    Остаток средств на 1 января 2016 года составил – 2 241 538 рублей.
    
    Из Фонда поддержки ветеранов адвокатуры было выплачено – 1 109 129 рублей:
    материальная помощь – 61 2900 руб.;
    праздник 70-летия Победы на Стрелке, подарки ветеранам ко Дню Победы, подарки ветеранам Новому году.
    Остаток средств Фонда поддержки ветеранов адвокатуры на 1 января 2016 года – 790 797 рублей.
    
    Еще одна статья расходов – это расходы на организацию центра по координации работы адвокатов в порядке ст. 51 УПК:
    приобретение мебели, аренда и ремонт помещений, оплата коммунальных услуг, приобретение оборудования.
    
    Общие расходы составили 746 239 рублей.
    
    Итого: в результате проверки комиссией установлено, что финансово-хозяйственная деятельность Адвокатской палаты Санкт-Петербурга ведется в соответствии со сметой. Нецелевого использования денежных средств не установлено. В ходе проверки каких-либо нарушений финансово-хозяйственной деятельности не обнаружено.
    
    Протокол был подписан всеми членами ревизионной комиссии, с единственным замечанием от нашего коллеги. Замечание сводилось к тому, что из Института адвокатуры был истребован баланс за 2015 год, но этот баланс не был предоставлен. Проверка института проводилась рабочими группами. Все сведения предоставили за исключением баланса. Получили объяснение от руководителя Института адвокатуры. Отказ был обусловлен тем, что Институт адвокатуры является самостоятельным юридическим лицом, и проверка его не входит в компетенцию Ревизионной комиссии.
    
    Если есть какие-то вопросы, готов ответить.
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    Налоговое бремя входит?
    
    А.И. ЧАНГЛИ
    
    Да, конечно. Все, что необходимо.
    
    Все документы проверили, все достаточно прозрачно.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Еще вопросы? Нет вопросов.
    
    А.И. ЧАНГЛИ
    
    Спасибо.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, поскольку вопросов нет, есть предложение утвердить отчет Ревизионной комиссии.
    
    Кто «за» это предложение, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    
    Кто «против»? 1. «Воздержались»?
    Решение принято.
    
    Заслушаем прения по отчетам. У нас поступили две записки. Первая записка, поэтому и слово предоставляется первому, адвокату Кащееву, члену комиссии по защите профессиональных прав адвокатов. Пожалуйста.
    
    А.С. КАЩЕЕВ, заведующий 61 консультацией Санкт-Петербургской Объединенной коллегии адвокатов
    
    Коллеги, долго отрывать не буду.
    
    Посмотрите, у нас предстоит вопрос утверждения новой сметы. В связи с этим у меня такое предложение. По старой смете у нас профицит два с лишним миллиона рублей. Этот профицит хронический. Мы сожалеем, что здесь не присутствуют представители Министерства финансов, им бы поучиться у нашей Палаты, как надо дела свои денежные вести. И в связи с этим 16-й пункт предыдущей сметы: непредвиденные расходы и прочие непредвиденные, в том числе ритуальные услуги – 52 тысячи 470 рублей.
    
    У меня будет такое предложение: давайте включим в следующую смету такой пункт. Вот у нас 20 человек, к сожалению, ушли из жизни. Все мы прекрасно знаем, что такое в наше время ритуальные услуги. Я считаю, что необходимо нашим ушедшим коллегам, их семьям оказывать посильную помощь. Я бы предложил выделять в инициативном порядке, без всяких унизительных заявлений и всего прочего по 75 тысяч рублей на оказание ритуальных услуг нашим ушедшим товарищам.
    
    Вот такое предложение по следующей смете.
    
    Еще что я хотел сказать?
    
    (Е.В. СЕМЕНЯКО: По защите профессиональных прав.)
    
    Да-да. Еще один небольшой вопросик. Странным образом на меня эти радостные все заявления представителей Министерства юстиции, нашего товарища Шутилкина о том, что у нас очень много идет в адвокаты, произвели совершенно противоположное впечатление. Он сказал, что половину мы отсекли, вроде бы это свидетельствует о нашей принципиальности. На самом деле, я думаю, что надо 9 из 10 отсекать. У нас, к сожалению, становится страна каких-то агрессивных дилетантов. И не хотелось бы, чтобы наша профессия этим засорялась. Я не буду говорить, что надо ввести мораторий какой-то, гласный или негласный на прием.
    
    У нас 35 человек по разным причинам покинули, 20 умерло, 16 человек было уволено, в пределах 35-50 и надо ставить лимит вновь поступающих. Помните, был фильм «Дом, который построил Свифт», под ногами постоянно шныряют лилипуты. Они делать ничего не умеют, только мешают. Это мое такое предложение, чтобы нам дать посыл такой нашей Квалификационной комиссии, чтобы принимали самых достойных. И так уже нас достаточно. Отборных, как орех.
    
    И относительно того, что наболело, относительно защиты профессиональных прав адвокатов. Мы на каждой комиссии сталкиваемся со случаями, которые какой-то юридической оценки не подлежат. Хочется взять оглоблю, окованную железом, и пойти разобраться с этими людьми, которые поступают таким образом, будучи обличены в мантии, нося наименование «Ваша честь». Сколько случаев, когда совершенно на ровном месте выписывают желтые карточки, буквально за выполнение своих обязанностей. Замечание занесено, потом пойди, проверяй. Два-три замечания и человека из процесса, где он несколько лет участвовал, готовился, его выкидывают. И все вышестоящие суды на это смотрят сквозь пальцы, вроде бы это само собой разумеющееся.
    
    Мы на комиссии стараемся этим случаям давать оценку, но, честно говоря, может быть, меня мои коллеги из Совета поправят, я не вижу достойной реакции со стороны Совета на это.
    
    Некоторые судьи, будем прямо говорить, они злоупотребляют вовсю этим инструментом. И то, что мы говорили: защита прав адвокатов, все же, в конце концов, стекается в суд. И если мы в суде беззащитны перед судейским произволом, то все наши потуги на следствии теряют всякий смысл.
    
    Народ бывает бесправен, но никогда не бывает бессилен. Я так думаю, надо бы этих судей иногда все-таки как-то пытаться ставить на место. Прежде всего, я хочу предложить всем присутствующим довести до сведения своих коллег, если сами являются заведующими консультациями, или своих руководителей, что все случаи такого поведения должны немедленно быть доложены в комиссию по защите профессиональных прав адвокатов. И, в конце концов, думаю, мы можем этих судей поставить на место. Если какого-то адвоката выкинули таким образом незаконно из процесса, это часто в судах присяжных происходит, то наше профессиональное сообщество должно просто объявлять этому процессу, этому судье бойкот. Ни по 51-й, ни по назначению, чтобы они хоть раз задумались над тем, что они делают и к каким последствиям это приведет.
    
    Большое спасибо, коллеги.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Хотел Вас сразу взять и поблагодарить за то, что Вы обратили внимание на это ситуацию с тем, как все-таки корпорация должна на самом деле реагировать на уход из жизни. И мы действительно не можем оставаться в стороне. Другое дело, что, может быть, надо подумать, в каких пределах и каковы наши реальные финансовые возможности на этот счет.
    
    Хочу уважаемым делегатам напомнить, что в действительности, правда, мы это не можем делать без обращения к нам родственников. Как правило, Палата в зависимости от конкретных обстоятельств где-то в пределах до 10 иногда 15 тысяч оказывает материальную помощь родственникам в связи со смертью нашего коллеги. Одновременно, некоторые по линии Совета ветеранов получают. Другое дело, что на фоне тех реальных расходов, которые приходится нести, это, мягко говоря, сумма больше символическая, чем реально покрывающая затраты. Но мы же тоже не можем за счет денег работающих коллег превратиться в бюро добрых услуг. Это все замечательно, но для того чтобы отдать одним, надо, извините, взять у других. Но то, что обращено внимание на необходимость все-таки определенным образом увеличить помощь, не ждать обращения, а действовать инициативнее, я думаю, это совершенно правильно замечание. Спасибо. Обязательно учтем.
    
    Л.Ю. БОЛЬШАКОВА
    
    Скажите, пожалуйста, не пыталась ли ваша комиссия, которую вы возглавляете, заняться вопросом посещения нами следственного изолятора, имеется в виду «Кресты». Вы же сами знаете, какие безобразия творятся. За сутки – за двое. Может быть, что-то общими усилиями можно сделать?
    
    А.С. КАЩЕЕВ
    
    Когда я импортным коллегам пытаюсь объяснить, что я иду в тюрьму, занимать очередь, на меня смотрят восьмигранными глазами.
    
    - Я прихожу в любое время, в три часа ночи, дежурный офицер поднимает в камере моего подзащитного, спрашивает: «Хочешь ты с ним встречаться?». Если он хочет с адвокатом, то в специальном помещении, в кабинете начальника тюрьмы, мне по закону предоставят возможность.
    
    Тут вопрос не в одном нашем изоляторе. Это вся система по стране. Надо как-то решать это на законодательном уровне, что все их ведомственные инструкции должны отступать перед законом. Если написано, что мы имеем право в любое время, без ограничения.
    
    (Реплики из зала)
    
    А теперь, когда еще следственные изоляторы переселят в Колпино, я вообще предвижу гораздо большие затруднения в этом плане.
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    Вопрос был – урегулировать очередь.
    
    А.С. КАЩЕЕВ
    
    Как урегулировать очередь? Я не знаю, как урегулировать очередь.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, давайте не хором, а так, чтобы было внятно слышно вопрос. Одну секундочку.
    
    Ю.М. НОВОЛОДСКИЙ
    
    Я как раз есть тот самый…
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, надо уточнить. Вы напрасно уже освободили от должности председателя Комиссии по защите профессиональных прав – Юрия Михайловича Новолодского. На самом деле он возглавляет эту комиссию.
    
    Ю.М. НОВОЛОДСКИЙ
    
    Сразу почувствовалось, как выступление Андрея Сергеевича возбудило аудиторию. Но это и понятно. Безобразий, связанных с нарушениями прав адвоката, так много и они столь существенны, что необходимо понять: наше собрание не то место, где эти проблемы мы можем решить. Здесь можно только поставить вопрос, покричать, пошуметь, но если вы считаете, что мы не знаем всех больных точек, которые есть в нашей профессиональной деятельности, вы не правы. Мы все до мельчайшей болезненной точки в нашей профессиональной деятельности знаем, изучаем.
    
    Я, в частности, адвокат, который не перестает заниматься практикой. И поэтому все ваши боли – это, в том числе, и наши.
    
    Вот этот вопрос, связанный с тем, где же работать адвокатам, какие очереди, он постоянно на повестке дня. Вот уже в течение нескольких лет мы бьемся с тем, чтобы в судах были помещения для того, чтобы адвокат мог сесть со своим клиентом, мог вынуть свой компьютер, поработать. Всякое бывает, бывают перерывы и так далее. Год от года этим становится заниматься все труднее-труднее.
    
    Когда-то были нормативы о том, что должны быть помещения для адвокатов. И когда я лично ремонтировал и сдавал новое здание для Фрунзенского суда, там были прекрасные помещения для адвокатов, иначе бы я это строительство не принял. Но эти нормативы изменились. И теперь такого нет. И вот мы ходим. И сейчас на последнем заседании Совета обсуждался очередной подход, как вновь мы должны прийти, мы ищем места в городском суде. Возникли проблемы с пожарниками, которые возражают. Если вы помните, когда идешь, сразу за тем местом где кафе, справа есть такая большая ниша с тремя окнами. Эту нишу вполне бы можно было оборудовать для того, чтобы там находились адвокаты, 8–10 рабочих мест. Но вмешались пожарники. Надо решать вопрос с пожарниками. И эти вопросы, не переставая, решаются. И решаться многие из них, как вот здесь прозвучала реплика из зала, должны на законодательном уровне, а не на уровне наших крикливых обсуждений этих вопросов.
    
    Ни один случай вызывающего поведения судьи, не остается без внимания. Однажды мое терпение лопнуло, я приехал к председателю Фрунзенского суда: «Что вы себе позволяете?! Вы кто? Почему вы над людьми себя возносите?!» Когда адвокат стоял, ждал около получаса, а потом попытался войти в канцелярию, где был судья, он вот такой жест ему показал, типа, как у Шнура «ехай на три буквы».
    
    Так вот я приехал и сказал: «Что вы творите?!». Так она сказала: «А хотите я сейчас вызову судью, он здесь, он извинится перед адвокатом».
    
    Пожалуйста, другой вариант унижения. Это не сиюминутный вопрос. Вы должны знать одно. Андрей Сергеевич был включен в состав этой комиссии не только потому, что он хороший адвокат, а еще и потому, что он может отстаивать права адвоката и на практике, и в этой комиссии.
    
    Я не пытался взять это слово и рассказать вам про все ужасы, с которыми нам приходится сталкиваться, дабы не возбуждать аудиторию. Извините.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Спасибо, Юрий Михайлович.
    
    (Аплодисменты)
    
    Юрий Михайлович, понимаете, коллег справедливо интересует не только процесс.
    
    Л.Ю. БОЛЬШАКОВА
    
    Вопрос-то был совсем другой.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Подождите. Коллег интересуют не только процессы, что дело делается, а интересует еще и результат. Можно ли рассчитывать?
    
    Ю.М. НОВОЛОДСКИЙ
    
    Можно. К концу 2016 года мы обещаем вам покончить с судебным хамством, с их безграмотностью.
    
    (Аплодисменты)
    
    Л.Ю. БОЛЬШАКОВА
    
    Вопрос-то был о посещении «Крестов».
    
    (Шум в зале)
    
    Ю.М. НОВОЛОДСКИЙ
    
    Я поэтому и не выходил. С посещением «Крестов». Мы постоянно этим занимаемся. Евгений Васильевич говорил: вас результат интересует. Несмотря на нашу объемную работу в этом направлении, мне вас порадовать нечем. Что мы только ни придумывали, и установление дополнительных переносных кабин на двоих в коридоре. Все бракуется системой УФСИН. Я понимаю, что результат – это хорошо, но вот здесь нет результата. Единственное, что можно сказать, что, может быть, ускоренное строительство тюрьмы – это и есть тот результат нашего неприятия сложившейся ситуации.
    
    Скажите, чего вы «хочите»? Встаньте и скажите, чего вы хочите от комиссии. Мы можем назначить дежурства, когда члены комиссии через пять человек будут занимать очередь для своих. Вы этого «хочите»?
    
    М.В. СМИРНОВ, Санкт-Петербургская Объединенная кол-легия адвокатов
    
    По этому вопросу я пояснить хочу. Юрий Михайлович, в свое время, где-то несколько лет тому назад, не помню, сколько времени с того момента прошло, когда встал вопрос о посещении «Крестов». Вопрос тогда был разрешен благополучно. Были сняты все очереди, было всего лишь продлено время посещения следственного изолятора. Потом это все снова закрыли. Опять было установлено время до 5 часов вечера. До 5 часов вечера выдача пропусков. И снова возникла очередь. То есть все вернулось на круги своя. Вот как-нибудь этот вопрос решить.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, вы думаете, что на уровне начальника Следственного изолятора, нынешнего, предшественников, десятки раз эта тема не обсуждалась? В ответ мы слышим: нам сокращают финансирование, у нас недостаточно сотрудников для того, чтобы обеспечить вывод, увод и так далее, тому подобное. Дело доходило до абсолютно уже анекдота. Мы говорили: знаете, что давайте в порядке некого взаимодействия и сотрудничества мы вам некие суммы денег будем перечислять для того, чтобы вы могли увеличить или создать дополнительную мотивацию для ваших сотрудников, чтобы они на адвокатов поработали. Нам объяснили, что нет. Знаете, в таком варианте деньги мы получать не можем.
    
    На самом деле следственный изолятор на эту проблему смотрит не с адвокатской точки зрения, а со своей колокольни. И в их представлении чем туда реже ходят адвокаты, тем лучше, потому что нам в ответ начинают рассказывать: носят то, носят другое, носят еду. Одни защищают, а другие только ходят. И в ответ вот это все слышим. В ответ они подают соответствующие справки по своим инстанциям. И отсюда формируется такое впечатление, что это искусственная и надуманная проблема.
    
    Обращаю ваше внимание еще на один момент. Посмотрите, на сегодняшний день у нас в законе недавно, ну как недавно, несколько лет назад, с подачи Верховного Суда появилось ограничение на время свидания со своим подзащитным. Вспомните прежнюю формулировку: без ограничения во времени. А сейчас есть ограничение во времени. А ссылка на что? В других станах вообще, извините, есть ли у вас сомнения, Евгений Васильевич, что, допустим, Франция – это демократическая республика и права человека соблюдаются? А там часовым временем ограничено общение с клиентом и так далее и тому подобное.
    
    У нас в стране все, так или иначе, превращается в проблему, но считать, что она не решается потому, что наша комиссия недостаточно активно или наш Совет не заинтересован в решении этой проблемы, но если кому-то легче станет от того, то пусть он так себе это объяснит. Но на самом деле те люди, от которых зависит это решение, не хотят эту проблему решать, потому что они ее вообще не считают проблемой. И, видимо, тут надо думать о том, может быть, в законодательном порядке, может быть, какие-то другие вводить процедуры, которые гарантировали бы адвокату возможность общения, в том числе и в изоляторах и так далее.
    
    (Ю.М. НОВОЛОДСКИЙ: Давайте прямо сейчас поручим коллеге.)
    
    Юрий Михайлович, да не надо. Он не сказал, что считает, что это легко. Он просто сказал…
    
    М.В. СМИРНОВ
    
    Я говорю, что это был период, когда они сами решили всего лишь… (говорят одновременно)
    
    Но они с этим согласились. Они просто увеличили время. И все.
    
    Р.З. ЧИНОКАЕВ
    
    Коллеги, вы будете очень смеяться, но я член Попечительского совета «Крестов». Пустили, что называется, в огород.
    
    Когда нам говорят о том, что одно время, это было два года назад, это было четыре года назад, пять лет назад обстановка в «Крестах» улучшалась, это было так. Это произошло не потому, что сверху кто-то дал какой-то приказ. Это было, между прочим, сделано благодаря усилиям вашей, нашей Адвокатской палаты, когда мы их долбили изо дня в день, когда предлагали кучу вариантов.
    
    Присутствующий здесь Юрий Михайлович помнит, как он лично предлагал чертежи кабинок, которые мы были готовы установить в коридорах, где есть помещения, для того чтобы создать дополнительные места, где адвокаты могли работать со своими клиентами. Это все было. Но мы знаем и другое. Там идет по синусоиде. Один месяц можно попасть и нет проблем, особенно нет проблем во второй половине дня. Я неоднократно выезжал, ходил в «Кресты» и убеждался в том, что после трех часов – куча свободных кабинетов. Все стараются подойти с утра, это удобно. Мы никого не можем здесь упрекнуть ни в чем, никому не можем предъявлять претензии, но эта ситуация будет, и она не зависит от нас. Больше того, скажу, что она в значительной степени не зависит от администрации тюрьмы.
    
    Сейчас будет переезд старых «Крестов» в Колпино. В Колпино 150 следственных кабинетов. Но надо иметь в виду, что уже сегодня у них большая головная боль: кто будет там работать? Им срезали ставки, им срезают количество персонала. Вот это еще будет одна проблема. Это так, для справки. Спасибо.
    
    (Аплодисменты)
    
    М.В. СМИРНОВ
    
    В завершение тем я хочу озвучить...
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, давайте, прошу меня извинить, мы все-таки на этой ситуации больше не будем останавливаться. Мне кажется, тот обмен мнениями, который уже состоялся, говорит о том, что надо по-прежнему делать то, что от нас зависит, даже если не все зависит. Но мы будем продолжать эту работу делать.
    
    М.В. СМИРНОВ
    
    Два слова в качестве завершения. По «Крестам» – это не самая большая проблема. Самая большая проблема – это по «пятерке», по пятому изолятору. Сложнее всего там получить кабинет.
    
    Самая хорошая ситуация – это в Горелово.
    
    А.С. КАЩЕЕВ
    
    Было бы хорошо, если бы суды не сажали всех подряд.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Совершенно верно.
    
    Коллеги, у нас осталось еще одно выступление по записке. Выступление по вопросу организации спортивной деятельности в Адвокатской палате. У нас два выступающих записались: Алехин Виктор Юрьевич и Прохоренков Дмитрий Владимирович. Это как раз те самые наши боевые коллеги, которые и привезли нам почти победу с футбольного чемпионата. Есть такое предложение, учитывая, что их двое, а говорить собираются об одном и том же, каждому по три минуты. Пожалуйста.
    
    (Аплодисменты)
    
    В.Ю. АЛЕХИН
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Еще раз здравствуйте. Я постараюсь коротко изложить все направления спортивной работы, которые есть на сегодняшний момент. Это направление достаточно молодое. У нас есть замечательный шахматный коллектив, который выиграл последний турнир среди адвокатов «Белая королева». Если мне память не изменяет, и в личном, и в командном зачете.
    
    У нас есть команда по мини-футболу, которая состоит в настоящее время из девяти человек, но благодаря информационной поддержке Адвокатской палаты Санкт-Петербурга у нас появляются новые рекруты, которые тоже, вполне возможно, примкнут к нашим рядам. Команда была создана порядка двух лет назад. Уже приняли мы участие в двух чемпионатах России по футболу среди адвокатов. Один из них проходил в Москве, мы заняли там седьмое место из 21 команды, и прошлогодний чемпионат России проходил в Казани, там мы заняли уже пятое место, то есть прогресс налицо.
    
    Кроме того, Евгений Васильевич уже опередил нас и доложил результат нашей поездки на чемпионат мира среди адвокатов. Достаточно емко и полно все осветил. Я добавлю от себя немножко положительной статистики. На турнире, это грандиозное международное мероприятие, было собрано порядка 2 300 адвокатов из 40 стран мира. Основное внимание, конечно, уделяется большому футболу, а турнир по мини-футболу проводился на чемпионатах мира в первый раз, а сам чемпионат мира уже 18-й по счету, то есть он с многолетней историей, проводится два раза в год. И также организовываются чемпионаты Европы. Мы сыграли на турнире восемь матчей, из них шесть выиграли, проиграли два. Причем проиграли лишь финалистам прошлогоднего турнира Евро, это сборной Португалии и сборной Румынии. Сборной Португалии проиграли в группе с минимальным отрывом один мяч, а румынам, к сожалению, в четвертьфинале, что не позволило нам побиться за призовые места. Выиграли у команд Алжира, Ирана, Аргентины, Канады. Это в групповом этапе, и потом за пятое место мы сыграли еще два матча. Один из них с Колумбией, тоже выиграли, и с коллегами из Алании сыграли за пятое место матч. Выиграли со счетом 3:1.
    
    (ИЗ ЗАЛА: В Париж до субботы успеете доехать?)
    
    Успеем, конечно, но выступить нам там не дадут.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, возможно, что наша команда добилась бы больших успехов, чем российская сборная.
    
    В.Ю. АЛЕХИН
    
    Ну да, у нас статистика повеселее, наверное. Количество матчей сыгранных шесть, проигранных два, забитых мячей двадцать один, пропущенных – всего четыре. Не стыдно похвастаться такими цифрами. Но мы смотрим еще и в будущее. Надеемся организовывать какие-то другие мероприятия, в частности, на том же чемпионате мира коллеги из Литвы осенью приглашают нас на мини-турнир дружеский. Возможно, мы к ним присоединимся.
    
    И хотелось выразить благодарность Совету Адвокатской палаты, где мы нашли поддержку этого начинания, поскольку мы, безусловно, понимаем, что популяризация спорта и пропаганда здорового образа жизни – это, безусловно, факультативная задача для нашего профессионального сообщества, но тем не менее спорт – это неотъемлемая часть жизни любого человека. Любой адвокат – это человек.
    
    Спасибо за внимание. Я слово передают коллеге, вице-капитану сборной Адвокатской палаты по мини-футболу Дмитрию Прохоренкову. Он вкратце расскажет про наши возможные планы на будущее в этом направлении. Спасибо.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Дмитрий Прохоренков идет на трибуну, я надеюсь, что вы уже догадались, что это у нас второе поколение семьи Прохоренковых. Папа у нас, между прочим, был активным участником нашего театрального капустника. Я думаю, единственный в Российской Федерации, кто играл ни много ни мало роль Сталина, генералиссимуса. Пожалуйста.
    
    Д.В. ПРОХОРЕНКОВ
    
    Здравствуйте, уважаемые коллеги!
    
    Роль Сталина мне сыграть, видимо, не суждено, но я рад, что мы сегодня посвятили время тому, чтобы обсудить такую важную тему, как спорт. Я рад, что спорт в нашей корпорации развивается. Спорт № 1 на сегодняшний день это, наверное, шахматы. Это не удивительно, потому что игра интеллектуальная, благородная и такая на самом деле адвокатская. Я присоединяюсь к поздравлениям нашей замечательной команде по шахматам, которая показывает блестящие результаты.
    
    Развивается футбол. О нем уже Виктор рассказал. Проводятся соревнования. Мы, считаю, выступаем достойно в них. Думаю, что спорт нужно развивать и дальше, развивать другие виды спорта, потому что это важно, об этом сказал Евгений Васильевич в своем выступлении. Во-первых, спорт – это здоровье. А здоровый человек, здоровому адвокату легче сформировать правильную интересную позицию по любому правовому вопросу. Более того, это прекрасная платформа для коммуникации, для обмена опытом, для общения в неформальной обстановке между адвокатами.
    
    Поэтому у меня предложение следующее: для того чтобы развивать другие виды спорта, необходимо сначала понять, а какими бы видами спорта наши коллеги хотели заниматься? Я рад, что у нас появилось много новых относительно молодых адвокатов. По большому счету, не важно, какого ты возраста. Видов спорта много и требования разные. Они предъявляются к участникам. В любом возрасте спортом заниматься можно и нужно, было бы желание. Вообще я считаю, что в жизни главное – это желание, тогда все получится.
     У меня предложение такое: в ближайшее время на сайте Адвокатской палаты или, может быть, посредством рассылки будет организован некий опрос. Прошу принять в нем участие. Я уверен, что большинству спорт интересен. Прошу принять участие в этом опросе и ответить, чем бы вы хотели заниматься. После того, как мы эту информацию соберем, можно будет уже конкретные предложения по поводу развития других видов спорта высказать. И, может быть, даже вынести их на голосование уже в будущем.
    
    Спасибо за внимание.
    
    (Аплодисменты)
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    Без голосования можно участвовать?
    
    Д.В. ПРОХОРЕНКОВ
    
    Можно участвовать. Когда будет понятно, чем мы хотим заниматься дальше, мы уже конкретно предложим. Спасибо.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Вам тоже.
    
    (Аплодисменты)
    
    Слово для выступления предоставляется Александру Александровичу Звонкову, члену Ревизионной комиссии. Он обозначил два вопроса в своем выступлении, причем первый вопрос – проблема взносов молодых адвокатов, второй вопрос – проблема взносов в Фонд ветеранов. С этим выступлением идет на трибуну по поручению Ревизионной комиссии. Я правильно доложил? (Да).
    
    (Аплодисменты)
    
    А.А. ЗВОНКОВ
    
    Добрый день!
    
    Мы обсуждали с членами Ревизионной комиссии вот эти озвученные две проблемы. На самом деле на них обратила внимание наш главный бухгалтер. Первая проблема – проблема взносов молодых адвокатов. Все мы знаем, что адвокаты принимают присягу. И с этого момента юридически становятся адвокатами. Задержка в получении ими в Управлении юстиции, а не у нас удостоверений адвокатских бывает два месяца. Это средний срок. Это не очень удобно для молодых адвокатов, потому что мы хотим как члены сообщества получать взносы за каждый месяц с момента присяги, а они хотели бы платить взносы с того момента, как они получат свое удостоверение.
    
    Эта проблема существует. Конечно, мы могли бы воспользоваться присутствием представителей Управления юстиции и как-то это проблему порешать. Во всяком случае, сократить этот срок получения адвокатских удостоверений или приблизить присягу к получению адвокатских удостоверений, или, наоборот, адвокатские удостоверения приблизить к присяге. Что-то надо сделать. Такое поручение сказано мне. Поручение или предложение Совету подумать на эту тему.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Предложение понятно и заслуживает того, чтобы все-таки по нему определиться, или так или сяк.
    
    А.А. ЗВОНКОВ
    
    И вторая проблема, на которую главный бухгалтер обратила внимание. Она вроде бы и незаметная. У нас есть деньги в Фонде ветеранов, но каждый год копится долг, дефицит, потому что мы принимаем здесь решение о том, что фонд Совета ветеранов закладываем 500 рублей в год. В прошлом году, в позапрошлом, пять лет назад, семь лет назад наши обязательства не все адвокаты выполняют. Таким образом, дефицит этого фонда растет год от года. И мы должны с вами решить, или мы считаем, есть такое понятие, как неисполнимый долг, как долг невозможный к взысканию, и мы должны принять решение о том, что или мы не можем взыскать эти деньги с наших коллег, которые не выполняют решение Конференции и не вносят деньги в Фонд ветеранов. И голову не морочить бухгалтерии нашей. Или мы должны предпринять усилия к тому, чтобы взыскать эти средства с наших уважаемых адвокатов, которые не очень выполняют решение Конференции.
    
    Сейчас этот долг, по словам Нины Федоровны, за миллион зашкалил. И его надо или списать, или сказать, что мы вычтем все-таки эти деньги.
    
    Вот мои предложения Совету – подумать на эту тему. Во всяком случае, это было пожелание бухгалтерии, как решить этот вопрос. Надо нам подумать на эту тему и Совету.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Спасибо, Александр Александрович. На самом деле Нина Федоровна, наш главный бухгалтер, говорила об этом не только Ревизионной комиссии, говорила она об этом и нам, и мне, как президенту Палаты, Ярославу Павловичу в его бытность президентом Палаты.
    
    Коллеги, я, честно признаться, для себя не определил, можно ли взыскивать с наших коллег принудительно то, что, на наш взгляд, несмотря на решение, предполагает добровольный душевный порыв в формировании этого ветеранского фонда. Конечно, здесь можно такую точку зрения отстаивать, она будет законна. Есть решение Адвокатской палаты, Конференции Адвокатской палаты, которая устанавливает эти отчисления. Они однократные. Но это отчисления. Эти решения высшего органа нашей Палаты обязательны для всех адвокатов. И тут нет спора о том, что это все можно исполнить просто принудительно, как говорится, без проблем. Но возникает вопрос. Как-то иски предъявлять к адвокатам на 500 рублей в этот фонд, не знаю. Можно, конечно, попытаться дисциплинарным производством понуждать, но, не знаю. Никому не готов навязывать свою собственную точку зрения на этот счет, но, честно признаться, я хотел бы все-таки сохранить свое хорошее отношение к нашим коллегам, потому что абсолютное большинство наших коллег, наших адвокатов, членов Адвокатской палаты, это решение выполняют. И это тоже надо себе ясно и четко представлять.
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    У нас все отчисления идут автоматических из заработной платы. Каким образом образовались эти должники? Они что, вообще не сдают деньги?
    
    Д.А. МОХОРОВ
    
    Уважаемый Евгений Васильевич!
    
    У нас есть решение Конференции – это обязательный документ для адвокатов. А неуважение своих коллег, тем более ветеранов, я полагаю, это дисциплинарное производство.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Когда на Совете обсуждалась вот эта ситуация, которую проблемой не хочется называть, то большинство членов Совета высказались именно таким образом, как Вы. И, видимо, исходя из этой позиции большинства Совета, наверное, Совет дальше будет действовать в этом вопросе.
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    Пусть представит бухгалтерия в Совет, также как взносы. А еще лучше в Вестнике их фамилии опубликовать для позора.
    
    (Реплики из зала)
    
    Н.Н. КИМ
    
    В докладе по финансовому отчету было сказано, что остались какие-то деньги. Предложение поступило (я не успела, к сожалению, задать вопросы) о том, чтобы эти деньги распределить родственникам ушедших от нас коллег. Извините, за такую прозу жизни, может быть, деньги нужны живым, а не мертвым. У нас есть участники войны, есть ветераны, у них мизерная пенсия. Может быть, есть смысл эти деньги распределить между этими неработающими нашими коллегами, которые ушли на отдых, почетный и заслуженный.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Наталья Николаевна, спасибо Вам за это мнение. Мы не голосовали, это просто предложение, так мы его расценили. Есть точка зрения такая, она была высказана. Но это не значит, что мы сегодня должны по этому предложению принять решение. Решать с кондачка, извините.
    
    Н.Н. КИМ
    
    От группы здесь сидящих адвокатов поступило такое предложение.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Спасибо. Ваша точка зрения услышана, она понятна. Я думаю, что она тоже сыграет свою роль, 100%.
    
    Коллеги, записка поступила. Адвокат Смирнов. Есть такое предложение: адвокату Смирнову предоставляем слово для выступления в прениях.
    
    (ИЗ ЗАЛА: Он уже выступил.)
    
    Как выступил? Извините, он как бы оформил этой запиской свое выступление от микрофона. Одновременно тут у него есть предложение такое, что уже есть смысл прения прекращать.
    
    (Аплодисменты)
    
    Кто «за» это предложение, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    
    Кто «против»? Кто еще хотел бы поговорить? Нет желающих.
    Будем считать, что решение принято. Прения прекращены.
    
    Есть в связи с этим такое предложение. В связи с состоявшимися прениями есть предложение утвердить отчет Совета. Кто «за» это предложение, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    
    «Против»? «Воздержались»? Нет. Есть. 1. Вы немножко руку повыше поднимайте. Вот так, уже заметно. Решение принято.
    
    Переходим к следующему вопросу повестки. Слово предоставляется Ярославу Павловичу Стасову, вице-президенту Палаты. У него смета на 2016 год.
    
    Об утверждении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга на 2016 год
    
    Об определении размера обязательных ежемесячных отчислений адвокатов на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга
    
    Я.П. СТАСОВ
    
    Так как по Уставу положено, звучит как отчет о выполнении сметы за прошлый год и сметы на будущий год. По поводу сметы за прошлый год, по-моему, уже всем все ясно. И выступала Ревизионная комиссия, вроде бы обменялись мнениями по этим вопросам. Вроде бы вопросов нет. Теперь о смете на будущий год. Она у вас есть. Я не буду эти цифры перечислять, единственное, что хочу сказать. Речь идет о том, что все те расходы, которые поименованы в смете на будущий год, это все то, чем должна заниматься Палата, чем должен заниматься Совет Адвокатской палаты. Единственное, тут говорили о спорте, что у нас немножко расходы могут увеличиться по шахматам, по футболу и еще какие-то вопросы. Кстати, сегодня мы получили адвокатские знаки, мы таких знаков закажем примерно 4 тысячи. Стоимость их примерно один миллион 200 тысяч. С адвокатов мы эти деньги не собираемся получать. Все это для адвокатов бесплатно, но это деньги. Как говорил Евгений Васильевич, для того чтобы кому-то дать, надо у кого-то взять. Это тоже понятно. Это примерно чуть ли не половина из той суммы, о которой мы сегодня говорим, 100 рублях, что надо бы повысить взнос на следующий год.
    
    Мы понимаем эту ситуацию, что у нас и работой не очень хорошо, и тем более, как несколько выступающих говорили, что количество вновь поступающих адвокатов примерно 200 с чем-то человек, на всех работы не очень хватает. Честно говоря, каждый, идя сюда, должен понимать, что Совет работой обеспечить не может. Когда в свое время Леонида Ильича спросили: «Леонид Ильич, почему, идя по пути строительства коммунизма, у нас с едой плохо?». Он сказал: «Мы в дороге кормить не обещали».
    
    Так и здесь получается. Мы адвокатов, к сожалению, обеспечить работой не можем. На Совет возложена обязанность, чтобы эта работа по назначению и бесплатная распределялась справедливо между теми, кто хотел бы этой работой заниматься. Поэтому это вопрос увеличения взноса на 100 рублей.
    
    Теперь по поводу этих злосчастных 500 рублей раз в год. Я хожу в бухгалтерию каждую неделю, поэтому слышу все эти разговоры в бухгалтерии. И когда было у нас 200 рублей, то же самое было. И когда спрашивали, что будем делать? Честно говоря, из-за 200 рублей тоже не хотелось возбуждать дисциплинарные дела. Причем я помню, что у нас случай был не один. Но один мне особенно запомнился. Пришел ко мне адвокат, в общем-то молодой, красивый с заявлением о том, чтобы его освободили от этих 200 рублей. Мол, у него тяжелое материальное положение. Я, извиняюсь, нашлепал детей, трое детей. Конечно, дети святое дело, мы его освободили. Но я подумал: неужели самому не стыдно обращаться в Совет с тем, чтобы его освободили от этих 200 рублей раз в год?
    
    Были такие случаи, когда ко мне приходили адвокаты, тоже молодые, и говорили, что увольняюсь. «В чем дело?». «Понимаете, у меня жена, сын. Не тянет у меня материальное положение. Пойду работать водителем. У меня есть права».
    
    Кто-то еще куда-то уходил. Каждому свое, как говорится. С одной стороны, правильно, как-то неудобно дела дисциплинарные возбуждать. А потом что, мы объявим ему замечание, а дальше что?
    
    Я в этом месяце узнал, что, оказывается, у нотариусов существует порядок, при котором каждый нотариус, уходя на пенсию, получает 10 тысяч от нотариальной палаты нашей и 10 тысяч от нотариальной палаты федеральной. Для того чтобы эти деньги платить каждый месяц ушедшим на пенсию, их ведь надо где-то получить, бюджет им денег не дает. Значит, с каждого нотариуса удержания происходят из его дохода, деньги солидные, и никто его не спрашивает, хочешь ты этого, не хочешь.
    
    Я понимаю, если бы мы сегодня сказали: ребята, давайте собирать по 5 тысяч дополнительно, чтобы пенсионерам платить побольше. Естественно, начались бы митинги.
    
    Я думаю, что с вопросом о том, как нам быть с теми, кто не платит эти 500 рублей, надо подумать. Если кто-то не платить вызывающе, хочет что-то доказать, одна ситуация. Если у кого-то действительно такое тяжелое материальное положение, что раз в год он не может 500 рублей заплатить, будем думать, что делать.
    
    У меня есть такое предложение: увеличить отчисления на будущий год на 100 рублей. И эти 500 рублей, которые мы на ветеранов получали с адвокатов, оставить вот в таком же размере.
    
    У меня все. Если есть вопросы, пожалуйста, президент ответит.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Предложение Ярослав Павлович, мне кажется, сформулировал достаточно понятно. Если кто-то хочет высказаться по поводу предлагаемого увеличения отчислений на 100 рублей и 500 рублей однократное отчисление в Фонд ветеранов, если у кого-то есть иные предложения, пожалуйста. Если иных предложений нет, вроде нет. Пожалуйста. Это хорошо. Я смотрю, вы сегодня голосуете против. Наконец-то, услышим вашу позицию.
    
    С.Г. ГЛЕБОВ, адвокат
    
    Коллеги, добрый день!
    
    По поводу 500 рублей. Мне представляется, что нет необходимости плодить эту проблему. Нам нужно принять решение о добровольном взносе этих 500 рублей. Добровольном! Потому что 500 рублей – это его личное дело, в большей степени моральное.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, чтобы нам не спорить дальше, можно я вам поясню юридическую и налоговую сторону этого обстоятельства. Как только мы с вами создадим какой-то добровольный фонд, он так сразу подчиняется совершенно другому режиму налогообложения. Как только 500 рублей рассматриваются как некая входящая в обязанность адвоката дополнительная сумма обязательных отчислений, только в этом случае они подчиняются обычному налоговому режиму. То есть, это не тот фонд.
    
    С.Г. ГЛЕБОВ
    
    В таком случае соглашусь с Вами, что с налоговым режимом вопросы могут возникнуть. Чтобы обойти налоговый режим и понимая внутри, что это все-таки добровольная вещь, тогда списывать каждый год и не плодить эти проблемы. Мне представляется, нет смысла никакого обсуждать это. Человек, который говорит, что у него нет 200 и 500 рублей, это не проблема финансовая, это проблема моральная. Но у него какие-то есть вопросы. Можем ли мы их решить дисциплинарно или методом того, чтобы его исключить из адвокатского сообщества, мне представляется излишним.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Спасибо. Ваша точка зрения понятна.
    
    И все-таки было предложение по поводу отчислений ежемесячных в размере 1050 рублей. По этому же вопросу? Пожалуйста. А вообще-то мы договорились, что записки будут подаваться.
    
    В.В. ЛАПИНСКИЙ
    
    Евгений Васильевич, я что предлагаю. 500 рублей, мы сейчас обсуждаем, заострили внимание. Можно по-другому сделать. Скажем, увеличить взнос, который платится ежемесячно на 45 рублей. Это будут те же 500 рублей. Но принять решение, что из этого взноса 45 рублей приходит каждый месяц ветеранам. И те же 500 рублей получатся.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, спасибо. На самом деле речь вот о чем идет. Это у нас исключительно понятный, внятный, он существует фонд, что называется отдельной строчкой. И когда начинается 45 дополнительно, я думаю, у нас еще больше появится людей с просьбой об освобождении от отчислений, поскольку формально тот размер отчислений ежемесячный, который мы сейчас должны будем установить, поднимем мы его на 45 рублей или на 50 рублей, округлим. Если мы на 45 поднимем, бухгалтерия нас, мягко говоря…
    
    Я.П. СТАСОВ
    
    Давайте доживем этот год, посмотрим, как мы с этим будем справляться.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Вы что-то хотите сказать? Пожалуйста. Предложение есть такое: не менять процедуру. Пожалуйста.
    
    Г.С. ЖУКОВИЧ, Совет ветеранов
    
    Я хочу сказать, во-первых, большое спасибо адвокатам, которые поддерживают в плане того, что должно быть обязательное отчисление 500 рублей. Вы даже не представляете, как наши адвокаты, которые находятся на пенсии, получают мизерную зарплату, и насколько они счастливы, когда мы на Новый год на эти деньги выделяем им подарки. Что входит в этот подарок? Бутылка коньяка, коробка конфет, баночка икры, чай и кофе. Я вам расскажу. Мне стыдно слышать эти разговоры по поводу того, что не нужно платить обязательные платежи.
    
    Рассказывает мне адвокат-ветеран, которая отработала 40 с лишним лет, ей около 90 лет. И она говорит: «Большое вам спасибо. Коньяк я берегу». Она блокадница еще. «На Новый год я получаю, одному доктору несу. На майские получаю – другому. Конфеты одному несу, кофе другому». То есть наши подарки даже в этом плане, новогодние и майские.
    
    На сегодняшний день ветеранов, не работающих адвокатов, у нас 160 человек. Из них 67, это вместе с работающими 17 человек, из 160 – блокадников и участников войны. Мы приняли решение согласованно с Советом, что к юбилейным датам мы выделяем деньги. И благодаря тому, что вы согласились уже третий год выделять по 500 рублей, мы уже не по 300 рублей на юбилей даем, а выделяем в зависимости от стажа, в зависимости от того, сколько лет проработали, 15-20 тысяч. Вы даже не представляете, насколько это большое подспорье.
    
    Более того, сейчас стали уходить многие. Пишут заявление, без заявления мы не можем, нас же проверяют, выделяем деньги. И в отличие от работающих адвокатов, ветеранам, когда обращаются родственники, мы можем уже выделить и не 15, а 20 и 30 тысяч благодаря вам.
    
    И поэтому, я вас убедительно прошу, все-таки подойти гуманно, чтобы это было обязательно. Спасибо.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Насколько я понял, у нас против самого факта отчислений однократного этой суммы практически никто не возражал. Дискуссия развернулась относительно того, в каком порядке и как это надо делать. Учитывая, что существующий нынче порядок вроде бы устраивает и нашу бухгалтерию, устраивает наш Совет ветеранов, все же есть такое предложение: может быть, мы не будем трогать то, что и так неплохо работает.
    
    (ИЗ ЗАЛА: Оставить.)
    
    Оставить как есть. С учетом этих некоторых замечаний я все-таки еще раз ставлю на голосование вопрос об утверждении размера ежемесячных отчислений и разового один раз в год отчисления на помощь ветеранам в размере 500 рублей.
    
    Кто «за» это предложение, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    
    «Против»? «Воздержались»? Не вижу ни одной руки.
    Единогласное решение. Спасибо огромное.
    (ИЗ ЗАЛА: 1 против.)
    
    За отчет Совета Адвокатской палаты за 2015 году уже проголосовали и утвердили этот отчет. Смету расходов Адвокатской палаты на 2016–2017 год тоже утвердили.
    
    Коллеги, когда я пытался сегодня сказать вам, что сегодня у нас не только такое собрание с соответствующей повесткой, но это еще одновременно и праздничное событие, наконец-то мы переходим к той части нашего собрания, нашей Конференции, когда уже праздник что называется вовсю должен о себе дать знать. Сейчас мы вручим те самые премии, которые мы ежегодно вручаем в адвокатских номинациях, а после этого у нас должен состояться небольшой, но тем не менее приятный фуршет.
    
    Что вы хотите сказать. Закрыли уже прения, за это проголосовали. Я Вам, знаете, что предлагаю, Михаил Владимирович, послушайте меня, я Вам предлагаю одну вещь сделать. У Вас толковые предложения. Возьмите и напишите их на бумаге, дайте нам, чтобы мы могли в Совете над ними подумать. Почему, обязательно от микрофона? Вы считаете, что Ваша мысль затеряется, если Вы ее придадите бумаге. Наоборот, у нее больше шансов сохраниться и пользу принести. Пожалуйста, любые ваши предложения по организации одного, другого, давайте.
    
    М.В. СМИРНОВ
    
    В свое время у нас была встреча с кандидатом в депутаты, вернее, с депутатом. Меня не слышно?
    
    У меня два предложения для того, чтобы мы вышли с ними на уровень Российской Федерации и от Федеральной палаты было сделано предложение в Государственную Думу по двум законам.
    
    (Е.В. СЕМЕНЯКО: Давайте их письменно.)
    
    Я напишу, конечно, но сейчас озвучу два момента. Это об увеличении ассигнований на оплаты по 51-й и второй вопрос – об освобождении, полном освобождении, от налогообложения адвокатов.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Михаил Владимирович, если Вы думаете, что до сегодняшнего дня предложения от Федеральной палаты об увеличении размера оплаты по 51-й нет, Вы ошибаетесь. Федеральная палата на протяжении последних восьми лет регулярно не просто ставит вопрос об увеличении, а предлагает конкретные расчеты, как это можно было бы сделать. Последнее, я бы сказал не просто предложение, а требование, которое было воспринято на рассмотрении этой всей группы вопросов на Совете по правам человека президентском, там Федеральная палата обосновала необходимость увеличения оплаты труда адвокатов по 51-й, минимальная ставка 3 500 рублей судодень, и дальше от нее соответствующая шкала. Мы ее нарисовали и обосновали именно так, связывая вознаграждение с другими участниками процесса. Но я вам должен честно признаться. Была группа адвокатов, я входил в ее число. Вы дали повод об этом рассказать. Группа адвокатов, представляющих адвокатское сообщество. Нас было четыре человека, в их число входил и я. Мы были специально на беседе у Сергея Евгеньевича Нарышкина вначале по поводу всех этих дел.
    
    Сергей Евгеньевич сказал: «Господа, вы же законники, вы юристы, неужели вы не понимаете, что все вопросы, связанные с финансами, с бюджетом, это все не к нам. Это все, пожалуйста, в Министерство финансов».
    
    «У нас есть предложения, поправки, чтобы это должно законом регулироваться».
    
    Это не было воспринято никаким образом. А когда мы через неделю были по этой же теме на встрече с Валентиной Ивановной Матвиенко, теперь уже как Председателем Совета Федераций, и ей все это передали, по крайней мере, на словах она заявила, что это безобразие, такой низкий уровень оплаты и сказала. По крайней мере, она нас сориентировала на то, что она будет нас поддерживать в этих делах.
    
    Предлагать писать какие-то бумаги еще…
    
    М.В. СМИРНОВ
    
    Налогообложение.
    
    И, наконец, хочу еще напомнить присутствующим, что у нас сегодня двойной праздник, между прочим. Господа адвокаты, сегодня государственный праздник, установленный законом Санкт-Петербурга – день рождения Петра Великого. И второй праздник – сегодня Вознесение Господня. Спасибо за внимание.
    
    Награждение адвокатов
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Итак, коллеги, переходим к такой замечательной, приятной, сердечной, может быть, даже трогательной части нашей сегодняшнего собрания. Слово предоставляется Юрию Михайловичу Новолодскому, потому что у него персональное объявление в отношении нашего уважаемого коллеги.
    
    Ю.М. НОВОЛОДСКИЙ
    
    Я решил воспользоваться таким случаем, когда в прекрасном зале собралось такое количество наших коллег, для того чтобы сделать приятное одному из делегатов, моему учителю, прекрасному петербургскому и ленинградскому адвокату, который занимается нашей профессией уже 50 лет. Речь идет об Олеге Валериановиче Дервизе.
    
    (Аплодисменты)
    
    Я, несмотря на то что практически потерял зрение на один глаз, написал его портрет! И хочу ему сейчас этот портрет вручить, и на этом портрете я написал: замечательному учителю от благодарного ученика.
    
    С Вашего позволения.
    
    (Аплодисменты) (Вручает портрет)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Друзья, Юрий Михайлович Новолодский, между прочим, скромничает, он и так уже предъявил нам немало своих талантов. Один все-таки немножко уводит в тень, а между прочим, желающие ознакомиться с его достижениями в области живописи могут посетить их адвокатскую коллегию и убедиться, что там практически нет свободного места, большая часть стен занята как раз его картинами, пейзажами, портретами. Более того, у нас в помещении Совета Адвокатской палаты прямо над столом рабочим висел шарж на представителя судейского корпуса. Все возмущение тем, какие иногда бывают судьи и как это иногда выглядит неприемлемо для адвокатов, было вложено в этот портрет. И когда у нас как-то оказались в гостях люди, имеющие отношение к этому роду деятельности, то поступила такая просьба: уберите портрет, неужели мы так на самом деле в жизни выглядим. Мы не стали говорить о том, что некоторые ваши коллеги выглядят в жизни еще хуже, но портрет на всякий случай сняли, чтобы лишний раз на глаза не выставлять.
    
    Я к чему веду. Правильно говорят, если человек талантлив, то он талантлив во всем или уж во всяком случае во многом. Вот та самая история, когда учитель и ученик достойны, что называется, друг друга.
    
    (Аплодисменты)
    
    Рушану Зайдуловичу вручается микрофон.
    
    Р.З. ЧИНОКАЕВ
    
    Сейчас мы подходим к очень приятной части нашей сегодняшней процедуры – это награждение тех адвокатов, которые по мнению не только Совета Адвокатской палаты, но и вообще в целом адвокатской общественности, потому что мы проводили мониторинг, мы беседовали с очень многими нашими товарищами, и мы хотели бы сегодня назвать имена тех, кого по мнению адвокатского сообщества необходимо отметить за работу в прошедшем 2015 году.
    
    Сразу скажу, что традиционную нашу номинацию «Адвокат года» мы решили не присуждать. Оставим это до следующего раза.
    
    Признать победителями в номинациях на конкурсе адвокатского мастерства и наградить денежной премией, чтобы не было излишней нервотрепки, следующих адвокатов, добившихся наиболее значительных успехов в своей профессиональной деятельности в 2015 году. Итак:
    
    «За успешный дебют в петербургской адвокатуре»:
    Бендов Александр Валериевич
    Елисеева Ксения Сергеевна
    Саркисян Арутюн Вагеевич
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    Молодежь. А где молодежь? Энергичнее, вы же молодые.
    
    Уважаемые лауреаты, за денежным содержанием премии, пожалуйста, на Гагаринскую, 6а, к Нине Федоровне, главному бухгалтеру Палаты.
    
    Вторая номинация «За успехи, достигнутые адвокатом при осуществлении защиты по уголовным делам»:
    Быков Олег Викторович
    Коваленко Сергей Вячеславович
    Кузнецов Александр Александрович
    Содель Валентин Михайлович
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    Я, надеюсь, ни у кого нет обид, что я не называю отчеств.
    
    Номинация «За профессиональный триумф». Может быть, кто-то первый раз слышит это наименование. Раньше мы в эту номинацию включали тех, кто добился самых ярких, в частности, оправдательных приговоров по уголовным делам.
    
    Итак:
    Катюшин Сергей Васильевич
    Машков Виктор Иванович
    Смирнова Наталья Владимировна
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    «За успехи, достигнутые адвокатом при представительстве по арбитражным делам»:
    Дученко Ольга Викторовна
    Ильин Дмитрий Владимирович
    Ленская Алина Борисовна
    Розов Юрий Валентинович
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    «За успехи, достигнутые адвокатом при представительстве по гражданским делам»:
    Екимовская Анастасия Николаевна
    Коваль Роман Михайлович
    Матвеева Татьяна Валерьевна
    Саськов Кирилл Юрьевич
    Степочкин Данил Сергеевич
    Тарасов Никита Валерьевич
    Федчун Александр Витальевич
    Чепкасова Ксения Викторовна
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    Друзья, может быть, здесь есть представители адвокатских образований, которые могли бы получить эти дипломы и передать их своим товарищам?
    
    «За успехи, достигнутые адвокатом в предпринимательском праве»:
    Декина Надежда Владимировна
    Жилина Мария Сергеевна
    
    «За успехи, достигнутые адвокатом в работе с недвижимостью»:
    Виноградов Валерий Николаевич
    Некрестьянов Дмитрий Сергеевич
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    «За успехи, достигнутые адвокатом в работе в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда»:
    Акинфиев Владимир Геннадьевич
    Котиков Александр Николаевич
    Романюк Сергей Николаевич
    Степанов Петр Александрович
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    «За успехи в правозащитной деятельности, представи-тельстве в ЕСПЧ и Конституционном Суде Российской Федерации»:
    Грузд Борис Борисович
    Павлов Иван Юрьевич
    Цейтлина Ольга Павловна
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    «За активное участие в оказании бесплатной юридической помощи»:
    Буйницкий Алексей Николаевич
    Голубчина Ольга Дмитриевна
    Егорова Ольга Николаевна
    Кошель Анжела Петровна
    Марченко Людмила Николаевна
    Онопко Ольга Юрьевна
    Скворцова Марина Николаевна
    Соснина Светлана Геннадьевна
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    Коллеги, новая номинация, которую мы учредили в этом году «За активное участие в работе по взаимодействию с уполномоченным по защите прав предпринимателей»:
    Чангли Александр Игоревич
    Леонтьев Александр Владимирович
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    «За успехи, достигнутые адвокатом в авторском праве и праве интеллектуальной собственности»:
    Смирнова Екатерина Александровна
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    «За творческие достижения»:
    Филатов Никита Александрович
    
    (Аплодисменты. Награждение.)
    
    И в заключение я хотел бы информировать вас о том, что решением Совета Палаты целая группа адвокатов, я их не буду сейчас перечислять, их много, награждена Почетными грамотами Адвокатской палаты и целой группе адвокатов объявлены благодарности.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Во-первых, самые искренние поздравления тем, кто сейчас был отмечен дипломами. Я думаю, это будет правильно и, мне кажется, нам самим это должно доставить удовольствие. Наша уважаемая коллега, человек очень известный в нашей профессиональной корпорации, Марина Александровна Янина в этом году была удостоена за свои профессиональные достижения в области уголовной защиты, потому что несколько резонансных дел у нас в городе были рассмотрены с ее участием, и позиция защиты практически по всем этим делам, которые отстаивала Марина Александровна, была поддержана судом. И в связи с этим она была удостоена Медали Плевако на ежегодной церемонии. В этом году она проходила в Колонном зале Дома Союзов. К сожалению, она туда не могла попасть и получить свою медаль, это уже другая история. Я думаю, что мы также можем аплодисментами, пусть вслед, с опозданием, но поздравить Марину Александровну с ее наградой, пожелать ей здоровья.
    
    (Аплодисменты)
    
    Я.П. СТАСОВ
    
    Уважаемые коллеги, осталось нам предоставить микрофон президенту для заключительного слова, а потом он скажет, куда идти дальше.
    
    Р.З. ЧИНОКАЕВ
    
    Мы объявили, что целая группа адвокатов получили грамоты, благодарности, но за получением этих знаков адвокатского отличия подойдите, пожалуйста, к Вере Сергеевне Пановой либо здесь, либо на Невский, 53.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Коллеги, я все-таки решил не утомлять вас в очередной раз длинным заключительным словом, потому что, наверное, вы заметили, что у меня есть проблема, укладываться в жесткий регламент. Но я хочу вас еще раз заверить в том, что все, что здесь звучало, нами услышано, мы над всем этим обязательно будем размышлять. Особенно я хотел бы вас заверить в том, что все необходимы шаги, все необходимые меры для того, чтобы обеспечить ликвидацию задолженности, исправить неприемлемую для нас ситуацию с оплатой труда в порядке статьи 51-й, все это будет делаться.
    
    Единственная у меня просьба, я очень хочу надеяться, что вы сейчас аплодисментами, в какой-то другой форме одобрите те шаги, которые будет предпринимать Совет, планируя те или иные мероприятия, для того чтобы добиться в отношении наших коллег справедливости. Если у вас нет возражений, поручение Совет сформулирует, мы вам были бы очень признательны. Нет возражений?
    
    (Аплодисменты)
    
    И вот теперь можно уже всех вас пригласить в соседний зал, где должен состояться наш фуршет. Коллеги, пока не забыл, я думаю, вы все должны поблагодарить тех, кто сегодня организовал эту конференцию: Веру Сергеевну, Юлию Викторовну, наши юноши, Михаил Григорьевич. Они все старались. Мне кажется, что они прекрасно справились со своими обязанностями и замечательно выполнили свою работу. Спасибо им огромное.
    
    * * *



© 2004 - 2017 Адвокатская палата Санкт-Петербурга
Редколлегия сайта