СОВЕТ
КВАЛИФИКАЦИОННАЯ
КОМИССИЯ
РЕВИЗИОННАЯ
КОМИССИЯ
КОМИССИИ
ИНСТИТУТ
АДВОКАТУРЫ
СОВЕТ
ВЕТЕРАНОВ
АППАРАТ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ
КОДИФИКАЦИЯ АП СПБ
РЕШЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИЙ
РЕЕСТР АДВОКАТОВ
РЕЕСТР АО
ПРЕКРАЩЕН СТАТУС
ЗА СОВЕРШЕНИЕ ДИСЦИПЛИНАРНОГО
ПРОСТУПКА
ВЕДЕНИЕ ДЕЛ ПО НАЗНАЧЕНИЮ
БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ
УЧЕБА АДВОКАТОВ
И СТАЖЕРОВ
ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ
ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
ТРЕТЕЙСКИЙ СУД
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ОБ АДВОКАТУРЕ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПАЛАТА АДВОКАТОВ
БАНКОВСКИЕ
РЕКВИЗИТЫ
КОНТАКТЫ
ВИДЕО
ССЫЛКИ
Мероприятия
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга



Вице-президент
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
А.С. САВИЧ
Электронная адвокатура - advokatura.pro
Центр медиации Санкт-Петербурга - Медиатор.СПб
Институт адвокатуры - Институт правовых исследований,адвокатуры и медиации при Адвокатской палате Санкт-Петербурга
Адвокатское телевидение - АдвокаТВ - advokatv@ru
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

ОТЧЕТНО-ВЫБОРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА


Созванная и проводимая в соответствии с Федеральным законом № 63-ФЗ от 31.05.2002 г.
«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
и Уставом Адвокатской палаты Санкт-Петербурга

5 апреля 2013 года Санкт-Петербург

ОТКРЫВАЕТ И ВЕДЕТ КОНФЕРЕНЦИЮ
ПРЕЗИДЕНТ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА
Е.В. СЕМЕНЯКО


    СЕМЕНЯКО Е.В.:
    Для участия в Конференцию избрано 183 делегата.
    По состоянию на 11.00 час. для участия в Конференции явилось и зарегистрировалось 125 делегатов, что составляет более 2/3 от избранного количества делегатов.
    Отчётно-выборную конференцию Адвокатской палаты Санкт-Петербурга предлагаю открыть.
    
    Других предложений и дополнений не поступило.
    Предложение поставлено на голосование.
    За — 125. Воздержалось — нет. Против — нет.
    Принято единогласно.

    
    ПОСТАНОВИЛИ:
    Отчётную конференцию Адвокатской палаты Санкт-Петербурга открыть.
    
    Уважаемые коллеги, я хотел бы с Вашего согласия пригласить сюда председателя Совета ветеранов нашей Палаты - Тамару Васильевну Миронову. У нас в повестке есть один вопрос, который прямо касается наших ветеранов.
    
    В нашей сегодняшней отчетно-выборной конференции принимает участие в качестве представителя территориального органа юстиции Артур Михайлович Турчин.
    
    Уважаемые коллеги!
    К сожалению, время, прошедшее между нашей предыдущей конференцией и настоящей, не стало исключением, и за этот период мы лишились целой группы наших уважаемых коллег. Предлагаю почтить память наших товарищей, ушедших из жизни:
    
    ­ Аверичев Иван Александрович
    ­ Ахмитшин Алексей Камильевич
    ­ Байкеев Зариф Шакирович
    ­ Волосова Зинаида Александровна
    ­ Волочай Валерий Васильевич
    ­ Захарова Земфира Сулеймановна
    ­ Калманович Актелла Моисеевна
    ­ Картаков Владислав Петрович
    ­ Кирилкин Иван Николаевич
    ­ Кирсанов Сергей Константинович
    ­ Кравцов Александр Кузьмич
    ­ Крайнов Юрий Иванович
    ­ Логинов Альберт Алексеевич
    ­ Мазур Марина Владимировна
    ­ Михайлова Людмила Ивановна
    ­ Моисеев Николай Алексеевич
    ­ Переплетчиков Владимир Георгиевич
    ­ Пипия Амиран Бодгоевич
    ­ Птицин Валерий Васильевич
    ­ Райляну Мария Тимуровна
    ­ Сакович Владимир Антонович
    ­ Соловьев Николай Михайлович
    ­ Тыщенко Валентина Тимофеевна
    ­ Удовенко Николай Леонидович
    ­ Халецкий Валерий Аркадьевич
    ­ Хейфец Семен Александрович
    ­ Шмидт Юрий Маркович
    ­ Шумилова Надежда Михайловна.
    
    Уважаемые коллеги! Почтим память наших коллег.
    (Минута молчания)
    
    Я думаю, что каждый человек из тех, кого вспомнили сейчас, достоин того, чтобы его родные, близкие, товарищи по работе помнили как можно дольше. Не даром говорят, что перед смертью все равно. И тем не менее я бы сказал, что в этом для нас таком перечне фамилий наших коллег, которые больше не будут с нами рядом на скамье защиты по уголовным делам, мы не посовещаемся с ними в качестве партнеров или процессуальных противников в судебных баталиях, в гражданских, арбитражных и прочих процессах. И среди этих коллег, каждый из которых достоин своей доли памяти, есть два человека, которые, мне кажется, заслужили особое место в нашем адвокатском сообществе, а значит, и вправе претендовать на какие-то особые знаки в их адрес, которые свидетельствуют о том, что мы не просто помним, а еще и готовы кое-что сделать для того, чтобы память о наших коллегах сохранялась в нашей корпорации дальше.
    
    Я имею в виду, прежде всего, Семена Александровича Хейфеца и Юрия Марковича Шмидта. В этом году мы не стали менять привычный для нас порядок, тем не менее, полагает Совет, что, начиная со следующей конференции, у нас должны быть установлены специальные именные премии имени Семена Александровича Хейфеца и имени Юрия Марковича Шмидта. Я надеюсь, что сегодня, в том числе и при обсуждении отчета Совета, в нашей дискуссии, может быть, будет так или иначе подхвачена, эта идея. Очень хотелось бы надеяться на ее поддержку.
    
    Предлагается избрать рабочий Президиум Конференции в составе:
    Президент Адвокатской палаты Е.В. Семеняко
    Вице-президент Адвокатской палаты Я.П. Стасов
    Вице-президент Адвокатской палаты А.С. Савич
    Вице-президент Адвокатской палаты Ю.М. Новолодский
    Вице-президент Адвокатской палаты В.Л. Левыкина
    Вице-президент Адвокатской палаты Р.З. Чинокаев
    
    Других предложений и дополнений не поступило.
    Предложение поставлено на голосование.
    За — 125. Воздержалось — нет. Против — нет.
    Принято единогласно.

    
    ПОСТАНОВИЛИ:
    Избрать Президиум Конференции в составе:
    Президент Адвокатской палаты Е.В. Семеняко
    Вице-президент Адвокатской палаты Я.П. Стасов
    Вице-президент Адвокатской палаты А.С. Савич
    Вице-президент Адвокатской палаты Ю.М. Новолодский
    Вице-президент Адвокатской палаты В.Л. Левыкина
    Вице-президент Адвокатской палаты Р.З. Чинокаев

    
    Члены Президиума заняли свои места.
    
    Конференция переходит к избранию рабочих органов.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО:
    Предлагаю избрать Секретариат Конференции в составе 2-х человек:
    - Жукович Галина Сергеевна
    - Панова Вера Сергеевна
    (Список находится в материалах делегата Конференции).
    
    Других предложений и дополнений не потупило.
    Предложение поставлено на голосование.
    За — 125. Воздержалось — нет. Против — нет.
    Принято единогласно.

    
    ПОСТАНОВИЛИ:
    Избрать Секретариат Конференции в составе:
    Жукович Галина Сергеевна
    Панова Вера Сергеевна

    
    Е.В. СЕМЕНЯКО:
    Регламентом предусмотрено формирование мандатной комиссии. Мандатная комиссия предлагается в таком составе:
    1. Матвеев Александр Николаевич
    2. Жирнова Надежда Николаевна
    3. Хисамова Марина Владимировна
    
    Других предложений и дополнений не потупило.
    Предложение поставлено на голосование.
    За — 125. Воздержалось — нет. Против — нет.
    Принято единогласно.

    
    ПОСТАНОВИЛИ:
    Избрать Мандатную комиссию в составе:
    1. Матвеев Александр Николаевич
    2. Жирнова Надежда Николаевна
    3. Хисамова Марина Владимировна

    
    Прошу мандатную комиссию приступить к работе.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО:
    Предлагаю избрать Счётную комиссию Конференции в составе 3 человек.
    1. Артюшков Владимир Николаевич
    2. Бобров Владимир Германович
    3. Виноградова Зоя Федоровна
    4. Гаврилова Ирина Сергеевна
    5. Филиппов Николай Алексеевич
    (Список находится в материалах делегата Конференции).
    
    Других предложений и дополнений не потупило.
    Предложение поставлено на голосование.
    За — 125. Воздержалось — нет. Против — нет.
    Принято единогласно.

    
    ПОСТАНОВИЛИ:
    Избрать Счётную комиссию в составе:
    1. Артюшков Владимир Николаевич
    2. Бобров Владимир Германович
    3. Виноградова Зоя Федоровна
    4. Гаврилова Ирина Сергеевна
    5. Филиппов Николай Алексеевич

    Прошу счетную комиссию расположиться на первом ряду.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО:
    Предлагаю избрать Редакционную комиссию Конференции в составе 5 человек.
    1. Семеняко Евгений Васильевич
    2. Стасов Ярослав Павлович
    3. Савич Андрей Сергеевич
    4. Левыкина Валентина Леонидовна
    5. Новолодский Юрий Михайлович
    6. Чинокаев Рушан Зайдулович
    (Список находится в материалах делегата Конференции).
    
    Других предложений и дополнений не потупило.
    Предложение поставлено на голосование.
    За — 125. Воздержалось — нет. Против — нет.
    Принято единогласно.

    
    ПОСТАНОВИЛИ:
    Избрать Редакционную комиссию в составе:
    1. Семеняко Евгений Васильевич
    2. Стасов Ярослав Павлович
    3. Савич Андрей Сергеевич
    4. Левыкина Валентина Леонидовна
    5. Новолодский Юрий Михайлович
    6. Чинокаев Рушан Зайдулович

    
    В соответствии с нашим регламентом слово для приветствия нашей конференции представляется уважаемому Артуру Михайловичу Турчину – представителю Главного управления Министерства юстиции РФ по Санкт-Петербургу.
    
    А.М. ТУРЧИН:
    
    Добрый день, уважаемые коллеги!
    Позвольте Вас поприветствовать в этом зале. Стало хорошей традицией участие представителей Главного управления Министерства юстиции в Ваших конференциях. Это большой, хороший знак, мы с Вами вместе работаем, взаимодействуем и очень неплохо, надо сказать.
    Сегодня я хотел бы Вам сказать несколько слов, несколько цифр привести, которые могли бы охарактеризовать уровень нашего взаимодействия. Все Вы знаете хорошо, что одним из главных направлений нашей деятельности является ведение реестра адвокатов и выдача удостоверений адвокатам и участие в квалификационных комиссиях Адвокатской палаты. Поэтому мы хотели бы Вам напомнить, что за 2012 год по Реестру адвокатов Санкт-Петербурга было произведено более 450 регистрационных действий. Это очень большая цифра, в других регионах ничего подобного нет. Кроме того, на конец 2012 года в региональном реестре было 5 600 реестровых номеров. То есть в региональном реестре сейчас более 5 600 адвокатов зарегистрировано. Кроме того, за 2012 год было выдано 292 удостоверения адвокатов. Это больше, чем в прошлом году примерно на 30. Из них 157 выдано в связи с присвоением статуса адвоката, одно в связи с возобновлением статуса адвоката, 70 в связи с изменением членства в Адвокатской палате и 34 в связи с порчей и утратой удостоверения. Это больше, чем в прошлом году, к сожалению, это составляет примерно 12% от выданных.
    В связи с этим мы хотели бы обратиться к уважаемому адвокатскому сообществу с просьбой, с воззванием бережнее относиться к своим удостоверениям, потому что Ваши удостоверения являются единственным документом, который доказывает, что Вы адвокат. И, конечно же, в это удостоверение вложен труд работников юстиции, которые бережно клеили, выводили цифры, ставили печати, расписывались и вручали Вам. В этой связи хотелось бы призвать Вас бережно относиться к своему документу.
    Еще одна проблема, на который мы хотели бы сегодня остановиться, это вопрос сдачи удостоверений адвокатами, статус которых приостановлении и прекращен. К сожалению, на сегодняшний день только в 2012 году было 49 таких случаев. С 2010 года по настоящее время в Главном управлении несданными числятся 257 удостоверений. Цифра большая, сведения об этих удостоверениях размещены на нашем сайте, сведения предоставлены в Адвокатскую палату. Эти удостоверения считаются недействительными, но тем не менее они все находятся на руках и неизвестно где, это очень нехороший знак. Удостоверения должны быть сданы в управление и в установленном порядке уничтожены. А на сегодняшний день почти 300 удостоверений находится неизвестно где, это неприятно.
    Поэтому мы хотели бы, чтобы Адвокатская палата по возможности лицам, которые приостанавливаются статус, напоминала, что удостоверения должны быть сданы в Главное управление на хранение.
    Кроме того, мы хотели бы отметить еще один факт, что в 2012 году, к сожалению, увеличилось количество обращений на действия адвокатов, то есть недовольными деятельностью адвокатов было 77 человек, это только те, кто обратился к нам. Это немножечко больше, чем в прошлом году, но тем не менее, конечно же, этот факт может говорить о многом, в том числе, возможно, о том, что некоторые адвокаты не совсем правильно работают со своими доверителями.
    А теперь о хорошем. Наверное, многие из Вас знают, что представители нашего управления принимают участие в квалификационных комиссиях. Таких мероприятий было 20 за прошлый год. Большинство из них были посвящены тому, что в рядах адвокатов Санкт-Петербурга появляется новая свежая кровь, молодые и не очень молодые. Это радует, потому что пополнение рядов адвокатского сообщества Петербурга – хороший знак, это означает то, что у Палаты есть будущее.
    Кроме того, хотел Вам еще сказать очень важную вещь, на мой взгляд. Дело в том, что мы вместе с Адвокатской палатой в Петербурге применили электронное взаимодействие в своей работе. Вера Сергеевна Панова не даст соврать, эта работа у нас уже ведется целый год, мы почти целый год обмениваемся документами в электронном виде, пока еще и в бумажном, но электронный вид у нас заработал. Это упростило нашу работу. В скором времени многоходовая операция, связанная с изменением статуса того или иного адвоката, будет происходить по мановению нажатия одной кнопки на компьютере. И это очень радует. Мы, как всегда, в Петербурге опередили всех и вся. Поэтому я хотел бы похвастаться что ли, тем, что мы смогли это сделать, и тем, что мы смогли это сделать вместе.
    Еще у нас продолжается совместная работа по направлению бесплатной юридической помощи. Мы продолжили в конце прошлого года работать в центре бесплатной юридической помощи, который работает у нас на Чайковского, 28 в Доме юриста. Татьяну Владимировну хотел бы поблагодарить за эту работу, она проводит титанический труд, собирает адвокатов, которые соглашаются работать там на свой страх и риск бесплатно. Определенные успехи у нас тоже есть. Не каждое управление юстиции в стране может порадовать и показать такую работу, как мы.
    В заключении хотел бы сказать, что в принципе мы встречаемся с Евгением Васильевичем часто, не то, чтобы часто, но иногда встречаемся и признаем, что нам не о чем поговорить о плохом, о проблемах говорить не приходится, потому что все, что есть, мы решаем в рабочем порядке во время рабочих встреч, и это очень приятно.
    Пользуясь случаем и правом, представленным мне руководством, хотел бы поблагодарить всех адвокатов, которые хорошо работали в 2012 году, выразить свою признательность всем, пожелать успехов в работе, здоровья и удачи.
    Спасибо за внимание.
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО
    
    Уважаемые коллеги!
    Кстати, тем, кто считает, что мало что меняется в нашей профессии за прошедшие почти полтора десятилетия, я что-то не помню, чтобы выступление представителя Управления юстиции 10-15 лет назад, тем более 20 лет назад состояло бы в основном либо из прямых, либо, может быть, завуалированных, но все-таки комплиментов в нашу сторону, если я правильно, конечно, понял Артура Михайловича. На самом деле это совершенно новая ситуация нашего равноправного сотрудничества и взаимодействия с органами юстиции. Кстати сказать, немалая роль в такой атмосфере взаимодействия принадлежит и Владимиру Викторовичу Лукьянову, который является сейчас начальником Управления юстиции по городу Санкт-Петербургу, его заместителю Валентине Михайловне Якушкиной, непосредственно нашим коллегам, с которыми мы постоянно сотрудничаем. И я в самом начале не назвал, но немалый вклад в создание вот такой деловой атмосферы взаимопонимания принадлежит Руслану Юрьевичу Землякову. Руслан Юрьевич, встаньте, чтобы Вас коллеги тоже увидели.
    Мы недавно ввели такую процедуру у нас, что те представления, хоть и нечастые, но все-таки они случаются, которые вносит территориальный орган юстиции по тем или иным вопросам, либо касающихся отдельных адвокатов, либо в целом каких-то направлений работы совета, у нас на таких заседаниях совета всегда присутствует Руслан Юрьевич. Мне кажется, всегда мы находим такие решения, которые позволяют эти проблемы решать с позиций вполне такого уважительного паритета и на основе равноправия и согласия.
    Спасибо Вам, коллеги, большое за то, что Вы присутствуете на нашей конференции, а мы тогда двинемся дальше.
    
    И сейчас, мне кажется, к нашей общей радости и удовольствию мы хотели бы формальную повестку немного приостановить и именно сейчас в этот момент отметить трех наших замечательных, я бы даже сказал, трех наших выдающихся представителей петербургской адвокатуры.
    Я имею в виду Тамару Васильевну Миронову.
    (Аплодисменты)
    
    Тамара Васильевна Миронова, как Вы знаете, возглавляет у нас Совет ветеранов петербургской адвокатуры. Я думаю, что мы еще Тамаре Васильевне скажем немало добрых и любящих слов. Можно все эти слова как-то попытаться, может быть, одной фразой объединить. Я с 1971 года имею отношение к адвокатской деятельности, к Ленинградской, Санкт-Петербургской, сначала коллегии, теперь Палате. Не так много было и есть у нас людей, которые, с одной стороны, были бы так преданны этой профессии, а с другой – так бы много вложили личных сил, своей искренней страсти, сделав так, чтобы те, кто в нашу корпорацию пришли, трудятся в ней, может быть, подошли к такой черте возрастной, когда требуется поддержка, внимание, всему этому Тамара Васильевна и ее коллеги – Галина Жукович, Андрей Павлов, их товарищи, они делают очень много для этого. Кстати сказать, мы тоже в этом плане тоже делаем. Наши единовременные взносы на фонд помощи ветеранам тоже помогают нашим коллегам эту работу держать на должном уровне. Но Тамара Васильевна – лидер ветеранской части наших коллег-адвокатов, причем лидер не только признанный, но еще и обожаемый, любимый всеми. Давайте ей еще раз похлопаем.
    (Аплодисменты)
    
    Если бы у нас в адвокатуре было бы право присваивать звание Народный артист нашего профессионального сообщества или хотя бы Заслуженный, хотя, я думаю, а что нам себя как-то сдерживать? Я думаю, что первый, кто на это имел бы основание претендовать, причем без всякой конкуренции, это, конечно, Соломон Юрьевич Кауфман.
    (Аплодисменты)
    Я думаю, его не надо представлять. Вы помните, хотя бы один капустник, хотя бы одно наше театрализованное представление, хотя бы одни наши профессиональные посиделки, которые обошлись без этого замечательного человека, без его совершенно потрясающего голоса, а когда он исполняет нашу знаменитую уже, Ефимом Александровичем Гальпериным сочиненную песню «По старым поверьям народным во все времена и везде», которая стала по сути гимном в некотором смысле питерских адвокатов, то мне, кажется, просто невозможно это слушать без слез. А как Соломон Юрьевич исполняет песню «Журавли», если кто был на театрализованном представлении, посвященном Дню победы, ветеранам войны. Мне кажется, такие вещи запоминаются на всю жизнь. Кроме этого, он еще просто блестящий адвокат, замечательный профессионал, замечательно, что мы имеем возможность и видеть, и слышать, и что, может быть, для нас очень важно, и благодарно отмечать труды этих замечательных людей. И в этой могучей тройке, давайте похлопаем.
    (Аплодисменты)
    
    И в этой замечательной тройке, мне кажется, никаким образом не теряется, а горит отдельной звездой третья фамилия – Савелий Михайлович Розановский. Савелия Михайловича Розановского, убежден, не надо представлять адвокатскому сообществу нашего города. За плечами более чем полувековой период работы в адвокатуре. Все, кто знают Савелия Михайловича, отмечают удивительное сочетание таких, на первый взгляд, редко сочетаемых качеств, когда человека все знают и уважают как настоящего профессионала, а с другой стороны, все отмечают, что этот человек никогда не занимался никакой саморекламой, никогда не поднимался на цыпочки, чтобы приподняться хотя бы на чуть-чуть над всеми остальными. Скромность Савелия Михайловича – это его отдельная визитная карточка. Но, заметьте, эта скромность, предъявляемая им как человеком, как нашим коллегой, все-таки нам не помешала разглядеть в нем и его адвокатский профессиональный талант и замечательные человеческие качества. Наш коллега несколько десятилетий был членом президиума Коллегии адвокатов, это авторитетный, уважаемый человек, который не просто провел несколько десятилетий в адвокатуре, а служил по-настоящему нашей профессии, за что ему и всем названным нашим коллегам честь и хвала.
    (Аплодисменты)
    
    Вот почему сегодня хотели бы отметить наших дорогих, замечательных Тамару Васильевну, Соломона Юрьевича, Савелия Михайловича не только как выдающихся представителей петербургской адвокатуры, но еще и как таких наших коллег, которые достойно несут звание нашей профессии, которые ни в чем, никогда не уронили честь и достоинство нашей профессии, отсюда и специальный диплом «За Честь и Достоинство», которым мы хотели бы отметить профессиональную деятельность уважаемых ветеранов петербургской адвокатуры с одновременным вручением денежной премии. Размер премии мы все-таки сохраним некоторую конфиденциальность, но я рассчитываю на то, что когда наши уважаемые награжденные эти конверты вскроют, то все-таки, наверное, не огорчатся. Так нам хотелось бы надеяться.
    (Аплодисменты. Вручение наград)
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО:
    Предлагаю утвердить Повестку дня Отчетно-выборной конференции (оглашается проект Повестки дня Отчетно-выборной конференции, текст которого находится в материалах для делегатов).
    
    Других предложений и дополнений не потупило.
    Предложение поставлено на голосование.
    За — 125. Воздержалось — нет. Против — нет.
    Принято единогласно.

    
    ПОСТАНОВИЛИ:
    Утвердить Повестку дня Отчётной конференции Адвокатской палаты Санкт-Петербурга:
    1. Отчет о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2012 г.
    2. Отчет Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга об исполнении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2012 г.
    3. Утверждение отчета Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2012 г.
    4. Об утверждении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга на 2013 г.
    5. Об определении размера обязательных ежемесячных отчислений адвокатов на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.
    6. О формировании Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга в соответствии со ст.ст. 30-31 Федерального закона № 63-ФЗ от 31.05.2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
    7. Избрание членов Квалификационной комиссии АП СПб из числа адвокатов - членов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.
    8. Избрание делегатов на Всероссийский съезд адвокатов.
    9. Награждение адвокатов.

    
    Е.В. СЕМЕНЯКО:
    В соответствии с утвержденной нами повесткой первым вопросом в повестке стоит «Отчет о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2012 год». Но прежде чем мы перейдем к рассмотрению этого вопроса, хотелось бы предоставить слово представителю мандатной комиссии с тем, чтобы комиссия сообщила нам о результатах работы.
    
    А.Н. МАТВЕЕВ:
    Уважаемые коллеги!
    
    Результаты работы мандатной комиссии следующие. Составлено 2 протокола. Первый – об избрании председателя мандатной комиссии. И второй протокол о том, сколько делегатов было избрано на отчетно-выборную конференцию, сколько их зарегистрировано на данной конференции.
    
    Результаты следующие: избраны делегатами 183 адвоката, зарегистрировано в качестве участников конференции – 125 человек. То есть, кворум для признания конференции правомочной, предусмотренный частью 1 статьи 30 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», имеется. Конференция может работу продолжить.
    
    Е.В. СЕМЕНЯКО:
    Уважаемые делегаты! Предлагаю утвердить отчет мандатной комиссии.
    
    Других предложений и дополнений не потупило.
    Предложение поставлено на голосование.
    За — 125. Воздержалось — нет. Против — нет.
    Принято единогласно.

    
    СЛУШАЛИ:
    1. Отчет о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2012 год.
    
    ВЫСТУПИЛИ:
    Е.В. СЕМЕНЯКО

    Уважаемые коллеги!
    Кажется совсем недавно, всего год назад, мы на конференции обсуждали целый ряд вопросов, как очень актуальных, так, может быть, просто актуальных для нашей профессии. И все те другие вопросы, которые касаются такой непростой организации, которой является наша Адвокатская палата Санкт-Петербурга, насчитывающая в своих рядах, если со стажерами и помощниками, то более 4 тысяч человек. Некоторые из этих проблем приобрели характер таких, скажем, транзитных. Мы в 2011 году на конференции обсуждали тему бесплатной помощи адвокатов по юридическим делам, повышение размера оплаты труда адвокатам по делам по назначению в порядке статьи 51 УПК РФ и целый ряд других вопросов. Кое-что из этих проблем в 2012 году, так или иначе, одни лучше, другие не очень, удалось решить, некоторые из них остались теперь уже на 2013 год. Я попробую таким образом свое выступление построить. Можно, конечно, было Вам рассказывать о том, сколько у нас было заседаний Совета, какие на этих заседаниях Совета обсуждались вопросы, но, я думаю, что это, во-первых, малоинтересно, потому что и количество заседаний, повестка заседаний в значительной степени определяются, с одной стороны, Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», а с другой – теми текущими проблемами, которые так или иначе требовали своего разрешения.
    Я попробую все-таки остановиться на тех, может быть, более для нас для всех значимых вопросах и проблемах, которыми занимался Совет Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, причем занимался не только на уровне Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, а есть такие проблемы, которые касаются всего нашего профессионального сообщества, они так или иначе поднимаются на уровни федеральных органов, а значит, так или иначе по этим вопросам работает и Федеральная палата адвокатов. У нас с Вами есть такая, на мой взгляд, довольно уникальная возможность некоторые наши вопросы и решать, и обсуждать с учетом не только нашего петербургского вклада в решение проблем адвокатской деятельности в нашей стране, но и иметь в виду, как эти проблемы дальше трансформировались уже в позицию Федеральной палаты адвокатов, в конце концов, какие конечные или промежуточные решения принимаются.
    Я хотел бы начать с более-менее успешного завершения одной из проблем адвокатской деятельности. Причем проблема очень давняя, долгая. Я имею в виду так называемую бесплатную помощь по гражданским делам. В свое время бесплатная помощь довольно долго рассматривалась чем-то вроде такой повинности для адвокатов, то есть за саму возможность работать в этой профессии надо было практически на условиях символической оплаты оказывать юридическую помощь гражданам малоимущим и так далее, так далее, так далее. И эта помощь рассматривалась как совершенно обязательная для адвоката. Отказ от такой помощи рассматривался как основание для дисциплинарной ответственности.
    Наконец, с 1 января 2012 года введен в действие новый Закон «О государственной системе бесплатной юридической помощи…». Разработке этого закона наша Палата и особенно те члены нашего Совета, конкретно, наша коллега Татьяна Владимировна Тимофеева самое активное участие принимала, а вместе с ней и мы принимали участие в разработке проекта закона, в его реализации. Закон на федеральном уровне может быть не очень много, что дал конкретно адвокатскому сообществу и вообще адвокатам. Единственное, что этот закон в отличие от прежнего правового регулирования этого вида юридической помощи установил – это отмена обязанностей, вот этой самой трудовой повинности для адвоката в виде бесплатной юридической помощи. Если кто обратил внимание, в новом законе участие адвокатов в оказании юридической помощи в системе бесплатной юридической помощи является исключительно их добровольным решением. Мне кажется, что это очень важный момент, но там, где добровольность, там, по-видимому, должны быть предусмотрены и приемлемые условия работы для адвоката. То есть должна быть создана определенная профессиональная мотивация, чтобы представители адвокатской профессии были заинтересованы работать в этой области. И, мне кажется, что в этом отношении для создания такой мотивации неплохо поработал и Совет Адвокатской палаты, и те мои коллеги, которые непосредственно отвечают за этот участок работы. Это тот самый случай, когда мы можем с уверенностью сказать, что Адвокатская палата Санкт-Петербурга в плане обеспечения условия работы для наших коллег в этой области, может быть, создала их раньше других и, на мой взгляд, в наиболее приемлемой для адвокатов форме. Когда я говорю «наиболее приемлемой», конечно, с учетом реальных возможностей для финансирования и так далее.
    Дело в том, что закон федеральный, хотя многие вопросы и решает по системе оказания юридической помощи гражданам бесплатно, тем не менее одно из таких краеугольных положений закона или этого вида юридической помощи оставил на усмотрение субъекта федерации. То есть для того чтобы наши коллеги-адвокаты могли работать в этой области с полным осознанием того, что их труд не только будет отмечен благодарным словом, но еще и будет оплачен, для этого нужно было бы нашему Законодательному собранию принять соответствующий нормативный акт, закон Санкт-Петербурга по этим вопросам. И самое главное, еще должно было состояться соответствующее решение и нашего петербургского правительства о финансировании этого вопроса. Я думаю, что более подробно, если надо будет, об этом расскажет Татьяна Владимировна Тимофеева. Если кого-то эта часть из наших уважаемых коллег заинтересует, ей можно будет задать соответствующие вопросы, но я, итожа эту часть, хотел бы сказать, что на сегодняшний день у нас в Петербурге в отличие от больше чем половины субъектов Российской Федерации, есть не только местный закон об оказании бесплатной юридической помощи, принятый на основе федерального закона, но есть реальное финансирование этой работы. На 2012 год около 30 миллионов рублей подтверждено на оплату труда адвокатам в этой области. По сути, оплата, которая была раньше, мы с Вами не имеем никакого перерыва, у нас нет никаких бюрократических проволочек в финансировании этой работы.
    Мне кажется, что это несомненный успех Совета Адвокатской палаты. Может быть, таким образом, эта работа и результат этот может быть охарактеризован, потому что здесь лишний раз мы имели возможность убедиться, что на сегодняшний день в Санкт-Петербурге Адвокатская палата не выступает чем-то таким неизвестным, незнакомым, терра инкогнито для городской администрации, для наших законодателей и в разработке закона, и в разработке тех документов, которые регулируют и определяют размер оплаты труда. Во всем этом мы принимали самое активное участие, причем, в том числе, и по инициативе городских властей, как представителей законодательной, так и исполнительной власти. Мне кажется, что само это обстоятельство достаточно красноречиво свидетельствует о том, что адвокатское сообщество в нашем городе вышло на новый уровень взаимодействия с представителями властей не только, как я уже говорил, с территориальными органами юстиции, но практически и с другими органами власти субъекта федерации под названием Санкт-Петербург.
    Приятно для нас для всех, решилась проблема с увеличением размера оплаты труда по назначению по статье 51. В отличие от оплаты труда по гражданским делам для малоимущих категорий граждан, где бюджетное финансирование предусмотрено на уровне субъекта федерации, оплата труда адвокатов по ст.51 УПК РФ - это исключительно федеральный бюджет, а федеральный бюджет для адвокатов не особенно готов раскошеливаться. Та прибавка, которую мы получили, начиная с 1 января, сейчас минимальный размер оплаты труда адвоката по ст. 51 УПК РФ равен 550 рублям.
    К сожалению, несмотря на неоднократные обращения и региональных палат, включая нашу палату, и Федеральной палаты адвокатов, которая действует при поддержке региональных палат, мы неоднократно обращались и в правительство, и в Министерство юстиции, в Минфин, в Администрацию президента с тем, чтобы не только нижний предел был пересмотрен, а была пересмотрена в соответствии с приказом Министра юстиции вся так называемая шкала оплаты труда. Сообразно изменению в сторону увеличения нижнего предела мы полагаем, что так же точно должны быть пересмотрены и все остальные соответствующие пропорции и ставки. Однако Минфин, к сожалению, при определенном молчаливом согласии, потому что, мне кажется, Министерство юстиции в этом смысле просто потеряло надежду, что оно может переломить позицию Минфина. И кончилось это тем, что приказ остался по остальным позициям на прежнем уровне. Была лишь осуществлена так называемая индексация. Поэтому по другим позициям, я имею в виду там, где речь идет не о минимальной оплате, а где идет уже по промежуточных ставках между минимумом и максимумом, там в результате индексации размер оплаты труда адвоката увеличился, извините, на символическую, по сути, копейки, хотя это и звучит рублями. Но если речь идет об увеличении оплаты на 7 рублей, на 10, на 11 рублей, на мой взгляд, мы вправе сказать, что это является некоторым издевательством над той проблемой и над ее решением, о котором адвокатское сообщество, между прочим, говорило и добивалось изменения в этой области в лучшую сторону в течение 2010-2011 года.
    В 2012 году нас неоднократно заверяли в том, что будут приняты адекватные решения по этому поводу. К сожалению, это ограничилось таким половинчатым решением этой проблемы. Не случайно, на предстоящем съезде адвокатов России и съезде Федеральной палаты адвокатов, который состоится 22 апреля, одна из резолюций этого съезда – это как раз резолюция в адрес правительства, Государственной Думы о необходимости пересмотра, дальнейшего улучшения работы для адвокатов по назначению.
    Я думаю, что мы нашей Палатой должны, видимо, соответствующий наказ через наших представителей дать съезду Федеральной палаты адвокатов с тем, чтобы эта проблема продолжала быть у нас, может быть, первостепенной в плане ее актуальности и необходимости ее скорейшего разрешения.
    Что касается организации этой работы конкретно, я думаю, если будет необходимость, можно ответить на дополнительные вопросы и более конкретно на эту тему мог бы дать информацию заместитель президента Адвокатской палаты по этому виду юридической помощи Владимир Федорович Соловьев, который, мне кажется, так же ответственно, так же серьезно и так же результативно, как это выглядит в области оказания бесплатной юридической помощи по гражданским делам, так же точно очень ответственно работает и на этом участке. И должен Вам сказать, что если кто-то из наших коллег полагает, что недостатки, более того, для нас эта ситуация, не побоюсь ее назвать по-прежнему унизительная с оплатой труда адвокатов по ст. 51 УПК РФ, все-таки уровень решения не Адвокатской палаты Санкт-Петербург, это уровень решения даже не Федеральной палаты адвокатов в том смысле, что не в нашей власти принять непосредственно само решение об увеличении. Мы можем только требовать, обосновывать, приводить некие статистические выкладки о том, какое количество адвокатов занято в этой области, почему недопустимо держать столь низкую оплату труда по этой очень существенной стороне осуществления правосудия у нас в стране.
    В общей сложности уголовных дел разной категории, разных видов у нас в Российской Федерации ежегодно регистрируется около 3 миллионов. Представьте себе на секунду – около 3 миллионов уголовных дел. Из этих 3 миллионов в среднем по нашей статистике не менее 50% - это дела, которые рассматриваются с участием адвокатов по назначению. У нас в Российской Федерации на сегодняшний день 67 тысяч адвокатов. Далеко не все они специализируются на ведение уголовных дел, и хотя значительная часть нашего сообщества занята этими делами, но ведь эти дела, к сожалению, не обеспечивают нашим коллегам, которые на них специализируются, ни достойного уровня заработка, ни, я бы сказал еще более важно, ни дают никакого профессионального удовлетворения, потому что нередко низкая оплата труда сопряжена еще и с очевидным пренебрежением и неуважением адвокатом как участником уголовного судопроизводства.
    Я даже скажу о том, что мы намерены предпринимать в этой части или в этой проблеме для того, чтобы она не дискредитировала саму профессию адвоката, самого адвоката как участника осуществления правосудия, и, в особенности, уголовного судопроизводства.
    Есть новая проблема, которая появилась под занавес 2012 года совершенно неожиданно. Эта проблема приняла такую форму, потому что в ней так же проявляется незнание реальной ситуации в адвокатском сообществе. И это одна сторона. Другая заключается в том, что здесь есть это самое некое пренебрежение той работой, недооценка важности той работы, которую выполняет адвокат как участник осуществления правосудия, как профессионал-юрист, который обеспечивает гражданину доступ к квалифицированной юридической помощи и доступ к правосудию. Я имею в виду этот пресловутый пенсионный тариф.
    Перед тем как существенно этот тариф увеличить для адвокатов, нотариусов, предпринимателей, еще некоторых категорий трудящихся, была предпринята такая информационная атака на те категории трудящихся, которые на взгляд руководителей Министерства по труду и социальным вопросам не вносят достойного вклада в формирование Пенсионного фонда. Кто читал, не мог не подивиться некоторым словесным экзерсисам министра по труду и социальной политике, которая сказала буквально следующее, что адвокаты просто прячутся за спины шахтеров, других категорий простых тружеников, потому что те платят налоги, а адвокаты и налоги не платят и достойных платежей в Пенсионный фонд не вносят, потому что та 1 200 рублей в месяц, которые адвокат вносит в Пенсионный фонд на свою будущую пенсию, это копейки по сравнению с тем, что нужно для того, чтобы адвокат был обеспечен достойной пенсией. И дальше пошло-поехало.
    Вы помните, что на Государственной Думе, на специальном круглом столе было собрано собрание самых разнообразных представителей. Я и несколько моих коллег по Федеральной палате адвокатов представляли там нашу профессию – адвокатуру. Естественно, что никто из представителей власти, ни законодательной, ни исполнительной – никакой, никто из представителей общественности, никто из индивидуальных предпринимателей, которые там были представлены своими союзами общественными, никто не сказал о том, что для адвокатов это несправедливо. Наоборот, все говорили: вот адвокаты – это богатые люди, их еще понятно, что можно накрыть этой прогрессивной шкалой, а мы-то индивидуальные предприниматели, беднее нас не бывает. Нотариусы, правда, не говорили громко, что они беднее адвокатов, но как-то было понятно, что есть такая социальная группа, которая не платит налоги, все время рыдает о том, что она самая бедная, а на самом деле, как утверждали некоторые представители законодателя, в том числе и господин Андрей Исаев, который председательствовал на этом круглом столе, и по его мысли получалось так, что адвокаты – это те самые люди, которые, будучи весьма обеспеченными, живут за счет того, что они укрывают свои доходы, не платят налоги, и поэтому увеличение для этой профессиональной группы пенсионного тарифа было бы еще некой формой социальной справедливости.
    Вы понимаете, что в такой ситуации как-то довольно сложно надеяться на то, что будет принято адекватное решение. Если кто этой темой из Вас интересовался специально, то не могли не обратить внимание на письмо Федеральной палаты за моей подписью, где мы уважаемым и членам правительства во главе с его руководителем, и депутатам Государственной Думы, мне кажется, весьма аргументировано разъясняли, что в соответствии с постановлением Конституционного суда никак не может быть для адвокатов тариф в Пенсионный фонд равен предпринимательскому, потому что это разные виды деятельности. Конституционный суд, как Вы помните, в свое время сказал, что у адвокатов, как самозанятых отчисления в Пенсионный фонд никогда не могут быть на уровне тех, кто занимается деятельностью предпринимательской.
    У нас этот аргумент, в нашем обращении, поскольку это ни много ни мало так называемая правовая позиция Конституционного суда, которая не может никем быть отменена, не может быть пересмотрена. Это правовые позиции Конституционного суда, имеющие силы непреложного закона. Когда я пришел на этот круглый стол в Государственную Думу, то,естественно, я там повстречался с нашими бывшими коллегами-адвокатами, которые, я думаю, фамилии их Вы можете без меня вычислить просто, тем более что там не так много бывших адвокатов. Правда, те, кто там сейчас работают, не являются рядовыми депутатами, а возглавляют соответствующие комитеты. Нам как представителям адвокатского сообщества было рекомендовано ни в коем случае не упоминать вслух постановление Конституционного суда по этому поводу.
    Естественно, возникает вопрос: а почему не упоминать? Говорят: Вы знаете, лучший способ отбить у депутатов охоту прислушаться к Вашей аргументации – это ссылаться на постановление Конституционного суда. Я надеюсь, что обратили внимание, что мы кроме наших коллег из Управления юстиции, которые знают наши проблемы и в значительной степени разделяют наши позиции, и в присутствии их я Вам говорю так, как есть. Я не хотел бы, чтобы эти мои суждения гуляли где-то дальше, но я Вам рассказываю то, что было на самом деле. Мне было рекомендовано, что если Вы хотите хоть как-то смягчить ситуацию, то надо просто говорить, что из адвокатуры региональной, глубинной адвокатуры, из российской глубинки начнет разбегаться народ. Это чревато тем, что может быть не обеспечено уголовное судопроизводство, а поэтому надо пойти на какой-то компромисс, тем более что бедная адвокатура она где-то там далеко от Москвы, но это надо иметь в виду. Надо просто, грубо говоря, плакаться.
    Я не знаю, какой из меня получился плакальщик. Видимо, это было не очень правдоподобно для тех господ, которые представляли малый бизнес, этот индивидуальный предпринимательский бизнес, но речь мне пришлось свою говорить под свист и улюлюканье таких же, извините, в некотором смысле пострадавших от этого наезда, когда растранжирили Пенсионный фонд, когда головотяпство в этой области пытаются переложить на некоторые социальные группы, такие социальные группы, как адвокатура. Потому что предполагается, что тут-то уж никакого народного сочувствия этим людям, которым предлагали к 2018 году около 90 тысяч платить в Пенсионный фонд. А кто за них особенно рыдать-то будет? Расчет в некотором смысле оправдался. Действительно, в зале в нашу поддержку не выступил ни один человек.
    Поэтому и пришлось после этого обсуждения дальше провести ряд встреч в правительстве, в Администрации президента, в Государственной Думе. В результате было признано, что и на самом деле вдруг в действительности разбежится действующая адвокатура? А как же тогда судить-рядить? Тогда было нам объявлено, что нам, ходокам, это мы между прочим, это не индивидуальные предприниматели, это адвокаты, которые ходили по всем этим инстанциям, это мы снизили этот пенсионный тариф до двойного с одновременным указанием в законе на то, что этот тариф замораживается и дальнейшему увеличению не подлежит.
    Сейчас в нашем сообществе раздаются голоса уже наших коллег, которые кричат на всех перекрестках: предательство интересов адвокатуры, что это за ужас! Знаете, господа, я не хочу сказать, что это замечательно, но дело в том, что эти решения принимают люди, которые заседают в Думе, сидят в правительстве. Вы что же думаете, вдруг в тех случаях, когда решаются вопросы, имеющие отношение к адвокатскому сообществу, те, кто принимает, мягко говоря, сомнительного качества законы, вдруг одноразово или на одно мгновение вдруг все поумнели и воспылали уважением непреодолимым к нашей с Вами профессии? Я в силу своих обязанностей довольно часто имею контакты. Есть замечательные люди, часть их, их не так много, но они достаточно авторитетны, которые понимают роль и значение нашего института в правосудии, в правовой системе, в защите прав и свобод граждан. Но есть и немало таких людей, особенно людей, которые пришли на различные должности, в том числе и так называемой гражданской сфере, но пришли так, что через их гражданские одежды просвечивают погоны соответствующих служб, для них возможность держать и не пущать адвокатуру – это чуть ли не служебный и человеческий долг. Поэтому не так все просто решается, как, может быть, казалось нашим коллегам. Я почему так говорю? Иногда у меня складывается такое впечатление, что некоторые просто нашей леностью и нежеланием объясняют неуспехи в разрешении тех или иных наших проблем.
    Я недавно беседовал с одним из наших адвокатов, коллегой, который говорил, что, Евгений Васильевич, смотрите, представитель - уполномоченный по правам предпринимателей – был у президента, показывали по телевизору, отстаивал права индивидуальных предпринимателей. А представителей адвокатского сообщества рядом с президентом не видно и не слышно, чтобы Вы что-то такое делали. Я Вам сказал, что потому нас не видно рядом, потому что считается так, что нет на сегодняшний день в обществе такого отношения к адвокатуре, чтобы гражданин связал, а это на самом деле очень связано, что увеличение пенсионного тарифа для адвоката, увеличение расходов и затрат отдельного гражданина, у которого возникла так или иначе или может возникнуть необходимость в обращении к юридической помощи, потому что на кого иначе эти дополнительные расходы может переложить адвокат, как не на своего доверителя, на своего клиента?
    Вот эта связь, которая для нас с Вами очевидна, не просматривается ни нашими многими представителями политического истеблишмента, ни нашими гражданами и так далее. Заметьте, что вопросы мы потихонечку-полегонечку, но двигаем. Больше того, на съезде адвокатов мы хотим не просто принять резолюцию, а принять весь необходимый комплекс мер для того, чтобы было понятно всем, даже совсем глухо - и слепонемым, было понятно, во-первых, любое дополнительное бремя на адвоката – это дополнительное бремя на россиян, которое создает определенное затруднение и преграду в доступе к квалифицированной юридической помощи. Это одна сторона.
    Другая сторона заключается в том, что в адвокатском сообществе в силу многих причин сложилась ситуация, при которой и сегодня в нашей корпорации значительная часть наших коллег – ветеранов, пенсионеров –работают, потому что на 8-10 тысяч пенсию может прожить только какой-нибудь фокусник или человек, у которого где-то что-то не у нас еще припрятано. Если наш коллега пенсионер, уже выслуживший себе право на пенсию, работает в нашей профессии, то где же справедливость, так и хочется сказать? Почему эти наши коллеги должны себе нарабатывать вторую пенсию? Во-первых, ему ее никто не заплатит. А с другой стороны, почему на эту замечательную, уважаемую, авторитетную часть нашего сообщества, на ее плечи должно это все лечь? Пенсионеры по старости, адвокаты-пенсионеры по инвалидности и так далее, так далее. Я по этому поводу Вам скажу откровенно. Был специально в Администрации президента, меня пригласили в управление внутренней политики не только и даже не столько по пенсионным делам, по всем вопросам, связанным с деятельностью адвокатуры в нашей стране. Причем, заметьте, это была не моя инициатива. Впервые за 10 лет пребывания в должности президента Федеральной палаты меня удостоили такой официальной чести пригласить для того, чтобы я мог представить руководителям этого управления Администрации президента проблемы адвокатуры. Так вот, среди других я назвал эту проблему. Люди, которые меня слушали, во всяком случае, на уровне мимических жестов давали мне понять, что вообще-то это имеет определенный резон. И в самом деле, почему же так?!
    Очень хочется надеяться, что от мимических знаков и поддержки позиции, наконец, осмелятся перейти к более таким конкретным и значимым шагам, чтобы эту проблему решить по справедливости. Во всяком случае, мы не намерены останавливать наши шаги, и у нас с Вами остается еще один вариант, еще одна возможность – это обращение в Конституционный суд, потому что то решение, которое сегодня принято, обратите внимание, это когда под одну гребенку подстригли и предпринимателей, и нотариусов, и адвокатов, в то время как в отношении адвокатов состоялось решение Конституционного суда о том, что мы выполняем определенную публично-правовую функцию, не являемся по сути своей представителями коммерческой деятельности и в связи с этим у нас должен быть и соразмерное отчисление в Пенсионный фонд.
    Извините, что я так долго на этот остановился, но есть один момент. Дело в том, что в Федеральную палату приходит статистика с момента введения в действие этого пресловутого тарифа. У нас есть регионы, те самые регионы, где не так много адвокатов, где не такой большой выбор и не так много конкурентов у адвокатов в лице так называемых свободных юристов, откуда уже, извините, толпами пошли на выход адвокаты-пенсионеры, которые говорят: извините, зачем нам в этом случае состоять в этих самых корпорациях, зачем нам адвокатский статус? Да будем мы ходить по этим самым судам просто по доверенности, да и все. Опять это все уходит в тень, опять это уходит влево. И те, кто рассчитывал сильно пополнить пенсионный фонд за счет вот этих всех глупостей, на самом деле, в конце концов, убедятся в том, что вместо наполнения в итоге будет его сокращение. По крайней мере, за счет адвокатов проблемы увеличения пенсии в нашей стране едва ли кто-то всерьез может рассчитывать решать.
    Еще хотелось на одном вопросе остановиться. Кстати сказать, он очень связан с этим, я имела в виду изменение в действующий Закон «Об адвокатской деятельности…», который позволил бы устранить это словечко, на мой взгляд, почти смешное, но, может быть, нравится тем, кто его употребил, что оно не наше слово. Этот дуализм в сфере указания квалифицированной юридической помощи. Этим словом «дуализм» на самом деле прикрывается не просто глупость, а то, что там ближе к концу первой трети прошлого столетия называлось вредительство, когда наряду с адвокатами в этой области пытаются практиковать и позиционировать себя в качестве надежных представителей интересов прав и свобод граждан люди, не имеющие вообще юридического образования. Россия, претендуя на то, что она великая держава, на то, что в нашей стране реализуются конституционные права граждан на квалифицированную юридическую помощь, допускает людей без квалификации. Наши не просто предложения, а уже, я бы сказал, почти вопли наконец-то с середины 2011 года как-то были услышаны, потом были поддержаны.
    Какая ситуация на сегодня, в чем ее перемены? Сегодня активно вместе с нами необходимость устранения этой ситуации отстаивает Министерство юстиции. Итожа эту тему, я обратил внимание на информационную строчку, которая прошла по Праву.Ру. Информировалась общественность нашей страны и разнообразные заинтересованные лица, что состоялась встреча министра юстиции господина Коновалова Александра Владимировича с председателем правительства Медведевым Дмитрием Анатольевичем. И во время этой встречи среди прочих вопросов Александр Владимирович доложил председателю правительство о том, что предполагается в этом 2013 году представить законопроект, который предусматривал бы формирование единой корпорации юристов, осуществляющих квалифицированную юридическую помощь, и, таким образом, организационно обеспечил бы возможность так называемой монополии адвокатов. Эта позиция, я перед Вами выступаю с этой точкой зрения или с этой концепцией раз 5-й, 6-й, а может быть, даже и больше, но последние 2 года эта концепция разделяется, последние 2 года разделяется, последние 1,5 года активно поддерживается и, наконец, по нашим контактам, сотрудничеству с Министерством юстиции, а между прочим, заместителем министра юстиции на сегодняшний день является Елена Адольфовна Борисенко, наш бывший адвокат, хотя не знаю, не все это любят, наши коллеги, уходящие во власть, но тем не менее факта из биографии не выбросишь. Все-таки 8 лет член Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов и член Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, поэтому что такое адвокатура и адвокатская деятельность знает не понаслышке. Больше того, в том, что это человек не только понимающий правильно нашу проблему, но и способный публично отстаивать совместно с нами вот этот особый статус, особую роль адвокатуры, адвокатской деятельности я убедился на слушаниях по Закону «Об адвокатской деятельности…» в Государственной Думе. Это было где-то примерно месяца 2-2,5 назад, где уважаемая заместитель министра, выступала в ходе дискуссии, мы это записали. Я Елене Адольфовне сказал, что мы, пожалуй, в Федеральной палате это дело отгравируем на какой-нибудь специальной доске и будем держать в качестве некой цитаты из ее выступления. А было сказано ею так примерно: адвокатура должна действовать как не только высокопрофессиональная корпорация, но и независимая от власти, от государства организация. Как только адвокатура утрачивает независимость и самоуправление, она перестает быть адвокатурой. А в этом своем качестве она никому ни в обществе, ни в государстве не нужна.
    Это слова замминистра юстиции. Значит, мы все-таки проделали серьезный шаг, потому что я заставил других министров, например, Владимира Васильевича Устинова, который сказал, что, знаете, пока я министр юстиции, ни один адвокат не будет отмечен никакими государственными наградами. Потому что при слове адвокат, если перефразировать известное высказывание одного от которого, к счастью, давно уже и костей не осталось, это он сказал, что при слове «культура» я хватаюсь за пистолет. Так вот у нас был министр юстиции, который при слове «адвокатура» готов разразиться чуть ли не бранью в ответ. Вот сегодня ситуация принципиально другая, и будет жалко, если мы этой переменой не воспользуемся. Таким образом, Закон «Об адвокатуре…» должен будет обеспечить монополию нашей профессии на оказание квалифицированной юридической помощи. Мне кажется, это в какой-то степени поможет и решению обеспечения адвокатов необходимым объемом профессиональной работы.
    Кстати сказать, здесь я должен одно очень важную вещь отметить. Адвокатская палата Санкт-Петербурга, начиная с 2010 года, умами, руками специальной группы наших коллег - адвокатов, в которую входили представители адвокатов постарше Андрей Савич и я, а в основном это была команда 35 - 42-хлетних наших коллег, это рабочая группа по разработке концепции объединения юристов, практикующих в сфере оказания юридической помощи в единую корпорацию. Это группа, в которую входили: Евгений Богомолов, Илья Никифоров, Цепов Георгий, Семеняко Максим, Станислав Бобков. Может быть, кого-то забыл, но я Вам скажу откровенно, мне понравилось, как работали эти наши молодые коллегии. То, что они наработали, мы дальше переработали в Федеральной палате адвокатов уже в виде предложений конкретных от Федеральной палаты адвокатов по концепции закона, это попало непосредственно в Министерство юстиции. Поэтому, какое бы мы направление сейчас не взяли работы, профессиональная учеба, по профессиональной учебе я должен сказать такую вещь, на нее делается сейчас наиглавнейший упор при обосновании монополии адвокатуры на квалифицированную помощь.
    Наша с Вами визитная карточка – это необходимый должный уровень профессионализма. Он не возникает на пустом месте просто так. Для того чтобы быть высочайшем профессионалом, допустим, на уровне наших коллег, которых мы сегодня отметили особыми наградами, надо постоянно профессионально совершенствоваться. Сегодня необходимость обучаться предусмотрена как некая декларация – адвокаты должны повышать свой профессиональный уровень, и Палата должна об этом заботиться. Предлагается, и на этом особенно настаивает министерство, я целиком здесь согласен с уважаемым министерством, что обязанность учиться постоянно по определенной методике, систематически, это есть профессиональная обязанность адвоката. А раз это профессиональная обязанность адвоката, она должна являться частью статуса адвоката, это статусная обязанность адвоката. Мы не можем иначе подтвердить и обосновать свои притязания на монополию, как должным уровнем профессиональной подготовки. Если мы хотим отличаться от тех, кто предлагает свои услуги любому и каждому, причем в самом разнообразном варианте, а по сути, вводим в заблуждение людей легковерных, то у нас и должны быть соответствующие, в том числе, правовые условия, которые позволяли бы и в адвокатском сообществе консолидироваться, собираться и прежде всего и главным образом настоящим профессионалам – юристам высочайшей квалификации. Как, кстати сказать, и выглядели наши замечательные корифеи адвокатской профессии, а у нас их в Санкт-Петербурге… Разве кто-нибудь может забыть, допустим, выступление Семена Александровича Хейфеца в процессе? Разве кто-нибудь может сказать, что сегодня у нас, извините, не в обиду будет нам всем сказано, что у нас сегодня есть в нашей профессиональной корпорации адвокаты, которые могут выступать в уголовных процессах на уровне Моисея Самойловича Драбкина? Сегодня тут наполовину молодая аудитория. Всем ли это имя знакомо? Когда эти люди осуществляли защиту на следствие в суде, то приходилось всем подтягиваться до их уровня. У нас с Вами есть традиция, у нас с Вами есть такие имена, которые должны вдохновлять новое поколение российских и петербургских адвокатов к профессиональному совершенствованию.
    
    Я понял, я уже все перебрал. И на этом я, пожалуй, закончу. Наша профессия должна отличаться не только соответствующим профессиональным уровнем и стандартом определенным профессиональным, но она должна также соответствовать и определенным этическим стандартам. Вы так же как и я, надеюсь, реагируете. Я открываю, пока еду в поезде из Питера в Москву, читаю прессу. И вдруг читаю и не верю собственным глазам, что некий адвокат Московской городской адвокатской палаты наконец-то решила раскрыть общественности и не только общественности подлинный облик своей подзащитной по этому пресловутому делу Pussy Riot. И она начинает пересказывать или рассказывать о том, что ее подзащитная на самом деле совершенно безнравственный человек, которая согласилась чуть ли не стучать на своих бывших подельниц, которая купила себе смягчение наказания благодаря тому, что предала интересы двух остальных и так далее, так далее. И доходит дело до того, что она оглашает ту переписку, которая якобы имела место между девицами, осужденными по этому делу, в тот момент, когда они все находились в изоляторе.
    
    Я обратился к Генри Марковичу Резнику, уважаемому нашему коллеге, я бы даже сказал мэтру российской адвокатуры, не только московской. Генри Маркович, почему палата считает, что это совершенно нормально? Почему палата, мягко говоря, хранит молчание по этому совершенно очевидному отступлению, в том числе, от этических стандартов нашей профессии? На что мне было сказано: одну секундочку, это же за пределами оказания юридической помощи. Это мнение адвоката. Как можно за высказанное мнение адвоката…, она имеет такое мнение, имеет право высказываться, Конституция, ее нельзя за это наказывать.
    
    Вот я к чему веду. Это в какой-то степени спровоцировало дискуссию в нашем сообществе на предмет того, а где же начинаются и заканчиваются пределы нашей с Вами профессиональной ответственности? И вообще, что такое профессиональная деятельность адвоката? Сводится ли она, как считает Генри Маркович и некоторые другие московские наши коллеги, лишь к тому периоду, когда адвокат оказывает юридическую помощь? То есть в момент консультации должен держаться определенных стандартов, при выступлении в суде, вот такие пределы. То есть профессиональная деятельность тождественна юридической помощи, причем не вообще, а от сих до сих.
    
    Я скажу Вам откровенно, эта точка зрения, на мой взгляд, является не только ошибочной по сути, но она еще и вредоносна для самой нашей корпорации. Именно по этой причине мы посчитали необходимым подумать над определенными изменениями как в самом Кодексе профессиональной этики адвокатов, и здесь опять-таки я хотел упомянуть ту группу относительно молодых наших коллег, которые помогали нам в разработке этих поправок. От всего сообщества их было предложено Федеральной палате адвокатов более 200. В конце концов, сейчас осталось около 50. Большая часть из них носит такой технологический характер. Но есть некоторые принципиальные. Что показала еще наша дискуссия? Наше сообщество, демонстрируя и профессиональную, и в определенном смысле нравственную зрелось, заявило, что адвокат отвечает в пределах своих профессиональных обязанностей, а профессиональные обязанности адвоката вовсе не сводятся только лишь к качественному оказанию юридической помощи. Они состоят еще и в том, чтобы соблюдать традиции, обычаи российской адвокатуры, соблюдать определенные этические стандарты.
    
    Один из таких этических стандартов, на котором жили, надеюсь, живут и будут жить еще целое поколение российских адвокатов, заключался в том, что адвокат ни при каких обстоятельствах не вправе навредить своему клиенту. Это величайшая заповедь нашей профессии, благодаря которой эта профессия вообще востребована, в противном случае упаси бог нас от таких адвокатов или защитников, с обвинителями мы как-нибудь и сами справимся. И было в итоге сформулировано такое положение: ответственность далеко не беспредельна, она не выходит в сферу так называемую личной, но там, где публичная сфера, адвокат себя позиционирует как носитель адвокатского статуса, там, где он выступает не просто как Иванов Иван Иванович, а как представитель адвокатской профессии и судит и рядит о делах, имеющих отношение к правовой, если в общем смысле сформулировать, то в этом случае адвокат несет ответственность за сказанное.
    
    Вот почему мы были не согласны с нашими московскими коллегами, которые считали невозможным привлечь адвоката Хасавова, помните, это известное интервью насчет того, что будет залита Москва кровью, что Конституция должна быть ограничена еще судами шариата и так далее. Это говорил не просто мусульманский проповедник, не просто гражданин верующий, это говорил адвокат, который приносил присягу. Если Вы обратили внимание, то присяга наша содержит и некое клятвенное обещание строго руководствоваться Конституцией, Законом «Об адвокатской деятельности…» и так далее.
    
    Уважаемые коллеги!
    
    К сожалению, в этот раз мне не удалось быть на уровне моих обязательств перед моими коллегами, я им обещал 40 минут, сейчас, наверное, дело подходит к часу уже.
    
    Уважаемые коллеги! Я на этом, пожалуй, действительно закончу, но Вы, наверное, заметили, что проблем у нас накопилось очень много, и, поверьте, по этим проблемам мы не собираемся уходить от Ваших вопросов в сторону. Мне только хотелось бы, чтобы мы с Вами были предельно конкретны, как говорят, конструктивны, и сообща без поиска виноватых и навешивания ярлыков думали над тем, как наиболее эффективно, с наибольшей пользой для нашего сообщества, для нашей профессии эти проблемы должны были бы решаться.
    
    Спасибо Вам за внимание. Я готов ответить на Ваши вопросы, если они будут.
    (Аплодисменты)
    
    Я.П. Стасов
    
    Если у кого-то будет желание выступать в прениях, пожалуйста, можете записки подавать, можно будет и с места сказать.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Подождите, коллеги! Записки-то подавайте, но тут дело вот в чем. Я же пообещал, что у нас еще в зависимости от того, если будут вопросы, у нас, отвечая на ваши вопросы, может выступить Юрий Михайлович Новолодский. Это Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов, и мне кажется, в 2012 году эта комиссия работала весьма активно. Здесь есть несколько членов этой комиссии, включая присутствующего здесь Михаила Герасимова. Если у нас Квалификационная комиссия – одна из важнейших комиссий, потому что это не просто комиссия, это – законом предусмотренный орган адвокатского самоуправления. Юрий Яковлевич Шутилкин, либо отвечая на ваши вопросы, мог бы тоже ответить тем нашим коллегам, которых что-то могло интересовать в работе этой комиссии. Владимир Федорович Соловьев, я уже говорил, работа по назначению. Эти вопросы не только по той теме или тем темам, о которых мне удалось Вам сказать, но это могут быть вопросы по всему кругу направлений работы Совета Адвокатской палаты. Пожалуйста.
    
    Есть такое предложение, коллеги. Давайте, мы сейчас выслушаем отчет сразу Ревизионной комиссии, а потом уже в прениях будем оценивать работу Совета и исполнения бюджета.
    
    Не будет возражений сразу же заслушать отчет ревизионной комиссии? Нет. Пожалуйста.
    
    Слово предоставляется Надежде Александровне Дмитриевой. Она у нас доложит итоги работы ревизионной комиссии.
    
    Н.А. ДМИТРИЕВА
    Я оглашу результаты нашей работы.


    АКТ
    проверки финансово-хозяйственной деятельности
    Санкт-Петербург                27 марта 2013 г


    ННО «Адвокатская палата Санкт-Петербурга»,
    которая учреждена решением
    конференции адвокатов Санкт-Петербурга
    от 26 ноября 2002 года.
    
    Зарегистрирована в едином государственном реестре
    юридических лиц за основным
    регистрационным номером 1027809252877
    24 декабря 2002г.
    
    Состоит на налоговом учете в МИ ФНС России №9
    по Санкт-Петербургу с 05.01.04г.
    присвоен ИНН 7825493335
    
    Имеет расчетные счета:
    40703810955000100001 в ОПЕРУ Северо-Западного
    банка ОАО Сбербанка России к/счет 30101810500000000653
    БИК 044030653
    40703810919000003922 в ОАО «Банк «Санкт-Петербург»
    Дополнительный офис Куйбышевский
    к/счет 30101810900000000790 БИК 044030790
    
    При проверке финансовой деятельности палаты предъявлены документы:
    
    1. Протоколы заседания Совета Адвокатской палаты №1 от 26.11.02 г.
    2. Протоколы заседания Совета Адвокатской палаты за 2012-2013г. -9 протоколов.
    3. Выписка из протокола №2 от 17.02.2011г., утвержденного решением Совета палаты о вознаграждении Президенту Палаты, Вице-Президентам, секретарю Совета палаты и членам палаты.
    4. Выписка из протокола №7 от 18.03.2005г. о вознаграждении членам Квалификационной комиссии.
    5. Выписка из протокола заседания Совета Адвокатской палаты №10 от 02.10.12 г. «О порядке уплаты отчислений первого месяца на общие нужды АП СПб»
    6. Выписка из протокола заседания Совета Адвокатской палаты №6 от 22.04.11 г. «Об организации бесплатной юридической помощи в Санкт-Петербурге».
    7. Смета доходов и расходов за 2012 г.
    8. Выписка из Протокола Отчетной конференции адвокатов от 01.06.12 г. об утверждении сметы на 2012г.
    9. Выписка из Протокола заседания Совета Адвокатской палаты №10 от 17.11.10г. об утверждении Полномочий Президента Адвокатской палаты.
    10. Договор № 373 от 22.12.11 «Об организации бесплатной юридической помощи» с Комитетом по Социальному развитию.
    
    Бухгалтерская отчетность ведется в соответствии с
    Налоговым Кодексом Российской Федерации
    Федеральным законом от 31.05.2002 N 63-ФЗ (ред. от 21.11.2011) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
    Федеральным законом от 21 ноября 1996г. № 129-ФЗ « О бухгалтерском учете» и изменениями и дополнениями.
    Положением по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской
    Федерации», утвержденному приказом Министерства Финансов РФ от 29.07.1994г. № 34н.
    Учетной политике Адвокатской палаты, разработанной с учетом особенностей деятельности, предусмотренных Федеральным законом от 31.05.2002г. №63-ФЗ « Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»
    Решениями Совета Адвокатской Палаты от 27.06.2012, от 31.07.2012г., от 02.10.2012г.
    Приказами Президента Адвокатской палаты - 19 приказов об оказании материальной помощи адвокатам и родственникам адвокатов в связи с юбилеем.
    
    Доходы Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.
    
    Доход палаты формировался из:
    1. Резервный фонд Палаты - 9 427 671 руб.
    2. Резервный фонд на оказание помощи неработающим ветеранам адвокатуры - 662 150 руб.
    3. Отчислений адвокатов -29 894 704 руб.
    4. Отчислений от суммы бесплатной юр. помощи -2 349 784 руб.
    5. Отчисления адвокатов в первый месяц – 4 905 000 руб.
    6. Процент на остаток денежных средств на расчетном счете составил –171 027 руб.
    7. Отчисления адвокатов в Фонд поддержки ветеранов адвокатуры – 526 800 руб.
              Всего доход составил 47 937 136 рублей
    
    В 2012 году 3570 адвокатов отчисляли на содержание Адвокатской палаты по 700 рублей ежемесячно.
    На основании решения Отчетно-выборной конференции от 14.04.11 г:
    - участники и инвалиды ВОВ, несовершеннолетние узники концентрационных лагерей, гетто, инвалиды первой группы, жители блокадного Ленинграда и награжденные медалью «За оборону Ленинграда» отчисляют взносы в размере 120 руб.
    - инвалиды второй группы, отчисляют взносы в размере 350 руб.
    Отчисления от сумм бесплатной юридической помощи в размере 10%.
    Отчисления адвокатов в первый месяц работы в размере 30000 руб.
    Отчисления стажеров в первый месяц работы 15000 руб.
    Отчисления в фонд ветеранов адвокатуры 200 руб.
    
    Расходы Адвокатской палаты Санкт-Петербурга
    
    Расходы на обеспечение адвокатской деятельности в 2012 году:
    1. Отчисления на содержание Федеральной палаты адвокатов –5 183 640 руб.
    2. Издание журнала «Вестник адвокатской палаты СПб», сборника по дисциплинарной практике - 265 670 руб.
    3. Расходы на кодификацию, правовые программы «Кодекс», «Консультант Плюс», бухгалтерскую программу 1С, Интернет сайт палаты, почтово-телеграфные услуги, заказ ордеров, канцелярских товаров, хоз. расходы – 1 434 147 руб.
    4. Проведение семинаров по повышению квалификации для адвокатов, стажеров - 1 061 037руб.
    5. Проведение отчетной конференции, в том числе аренда зала, печать буклетов, грамот, дипломов, папок - 95 293 руб.
    6. Организация мероприятия к Дню Победы ВОВ на Стрелке Васильевского острова в т.ч. аренда военной техники, фуршет -78 765руб.
    Проведение туристического слета адвокатов в Разливе - 41 377 руб.
    Поздравление ветеранов адвокатуры с Новым годом - 107 840 руб.
    На подарки ветеранам ко Дню Победы израсходовано - 77 611 руб.
    7. Командировочные расходы оплачивались согласно представленным документам и нормам, установленным Минфином РФ.
    За 2012г Палата на оплату командировочных израсходовала 373 881 руб.
    Были командированы адвокаты для работы в Совете ФПА; для участия в заседаниях межведомственной рабочей группы при Комитете по законодательству в Государственной думе и Федерального Собрания РФ; участие в заседаниях Министерства Юстиции РФ, научно-консультативного совета ФПА; участие в фестивале творческих адвокатских коллективов в г. Самаре.
    8. Расходы за аренду помещений и оплату коммунальных услуг, обслуживанию помещений, за электроэнергию, услуги связи возмещались ежемесячно СПб ГКА, на основании соглашения между Адвокатской палатой и СПб ГКА.
    За 2012г расходы составили – 1 910 709 руб., в том числе:
    - арендная плата – 920 978 руб.
    - эксплуатационные и коммунальные расходы – 591 292 руб.
    - услуги связи – 255 581 руб.
    - текущий ремонт -142 858 руб.
    9. Уборка помещений, зарплата 2 вахтеров, проведение дератизации, пожарная сигнализация - 701 196 руб.
    10. Содержание автомобиля по договору аренды транспортного средства с экипажем составили - 583 463 руб.
    11. Расчетно-кассовое обслуживание - 105 059 рублей.
    12. Оплата налога на имущество, оформление фотовыставки в Адвокатской палате, возврат членских взносов, - 32 834руб.
    13. Оплата ритуальных услуг по заявлению членов семьи адвокатов - 228 430 руб.
    14. Расходы на приобретение мебели, офисной техники за 2012г составили – 282 880руб.
    Были приобретены сейф и сканер, копир, факс для квалификационной комиссии. Кресла, стулья, компьютер, 2 ноутбука, радиотелефон для Совета АП, 5 компьютеров для кодификации.
    15. Ремонт и обслуживание офисной техники - 192 039 рублей.
    Статья 4 и 5 Сметы исполнены согласно решениям Совета палаты, штатному расписанию и договорам гражданско-правового характера - 20 261 590 руб.
    Подоходный налог и социальный взнос начислены и перечислены своевременно. Задолженности нет.
    Из Фонда поддержки ветеранов адвокатуры за 2012г. выплачена материальная помощь 720 000руб.
    Остаток средств Фонда поддержки ветеранов адвокатуры на 01.01.2013 г – 391 339 руб.
    
    Общая сумма расходов за 2012г. составляет – 38 082 554 рублей
    Остаток средств, не израсходованных на Уставную деятельность, - 9 463 243 руб.
    
    Перерасхода сметы нет.
    
    В результате проверки комиссией установлено, что бухгалтерская отчетность в целом отражает фактическое состояние активов и пассивов ННО «Адвокатская палата Санкт-Петербурга».
    
    Нецелевого использования денежных средств не установлено.
    
    Оснований для постановки вопросов на Отчетной конференции об отмене или изменении принятых Советом решений не имеется.
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Спасибо. Надежда Александровна, не уходите, может быть, вопросы будут. Есть вопросы по акту ревизии? Нет вопросов.
    
    Я.П. Стасов
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Поскольку с самого начала было запланировано, что помимо президента будут содоклады нескольких заместителей, поэтому предоставим слово заместителю председателя Квалификационной комиссии Юрию Яковлевичу Шутилкину. Я сразу хочу предупредить, чтобы не пугались, даем примерно по 5 минут.
    
    Ю.Я. Шутилкин
    
    Глубокоуважаемые коллеги!
    
    Слушая доклад нашего президента, я невольно вспомнил анекдот о том, как один депутат спрашивает другого: «А правда ли, что акулы не нападают на адвокатов?» тот говорит: «Да, у них корпоративная солидарность».
    
    Действительно, мнение об адвокатах как о людях, наживающихся за счет чужих бед, оно достаточно широко распространено, но надо отметить, что работа Квалификационной комиссии – это то поприще, на котором мы пытаемся те вопросы, которые возникают между обществом и адвокатурой по возможности решить. Действительно, в состав комиссии входят и представители судейского сообщества, и Законодательного Собрания, и Управления юстиции. И надо отметить, что многолетнее сотрудничество приводит к своим результатам. У нас практически никогда на заседаниях не возникает каких-то серьезных конфликтов, споров, хотя мы не всегда друг с другом соглашаемся, но, тем не менее, по моему представлению, мнение об адвокатуре у этих самых представителей других юридических сообществ сформировалось правильное.
    
    Это отражается на работе Квалификационной комиссии самым положительным образом. Мы достаточно регулярно собираемся на свои заседания. С предыдущей отчетной конференции до сегодняшнего дня мы провели 16 заседаний комиссии, 4 из которых были посвящены приему квалификационного экзамена у претендентов на статус адвоката, 12 были посвящены дисциплинарным вопросам.
    
    Несколько замечаний хочу сказать по этим двум направлениям нашей работы. Что касается приема квалификационного экзамена. У нас как-то уже установилось, не знаю, так сложилось в последние годы, что подается примерно 280 заявлений в течение года на приобретение статуса адвоката, и успешно выдерживают экзамен около 60% из подавших заявление. Печально, что когда мы говорим о проценте успешно выдержавших экзамен, то этот процент по отношению к стажерам-адвокатам значительно меньше. Только в марте мы провели очередной такой экзамен квалификационный, и из 20 стажеров, подавших заявление, экзамен выдержали только 9.
    
    Надо сказать, что до того, как экзамен начался, телефоны в Квалификационной комиссии не умолкали. Вместо того чтобы готовить своих будущих товарищей по профессии надлежащим образом, многие руководители стажировки обращают на них внимание только тогда, когда истекает срок этой стажировки. Они полагают, что отсутствие знаний, отсутствие навыков, которые они не приобрели в течение стажировки, можно будет компенсировать обращениями в Квалификационную комиссию. Может быть, в какой-то степени можно воздействовать на мнение того или иного члена Квалификационной комиссии при голосовании, но когда мы принимаем письменную часть экзамена с помощью компьютера, то здесь очень тяжело, и основная масса проваливается при сдаче письменного тестирования.
    
    Второе направление нашей работы – это рассмотрение дисциплинарных дел. Мы сталкиваемся с очень большим количеством жалоб, которые к нам поступают, хотя следует отметить, что за последние годы оно неуклонно снижается. Не потому что заявлений, представлений, жалоб стало поступать в Палату меньше, их поступает примерно такое же количество, около тысяч, насколько мне известно, но если раньше они почти все направлялись в Квалификационную комиссию, то сегодня вице-президенты Адвокатской палаты взяли на себя довольно большой участок работы и осуществляют предварительный отбор, решая те или иные проблемы без обращения в Квалификационную комиссию.
    
    До нас в прошлом году дошло около 400 жалоб, представлений, обращений. И надо сказать, что та предварительная проверка, которая проводится нами в комиссии силами консультантов Квалификационной комиссии, Вы знаете, что это очень уважаемые, очень опытные наши адвокаты Феликс Ефимович Агеев и Владимир Николаевич Шлыгин. Эта предварительная проверка помогает еще раз отсортировать те жалобы и обращения, которые к нам поступают. И оказывается, что при внимательном ознакомлении лишь процентов 35 заслуживают того, чтобы быть предметом рассмотрения на заседаниях комиссии.
    
    Приведу такой пример. 400 жалоб к нам поступило, рассмотрели мы на своих заседаниях 114 дисциплинарных дел. Практически в 200 случаях мы подготовили ответы за подписью президента об отказе в возбуждении дисциплинарных дел. Как я полагаю, в этом проявляется и то направление работы комиссии, которое можно было назвать защитой профессиональных прав адвоката. Из 114 дисциплинарных дел, которые были рассмотрены на заседании комиссии, заключениями о необходимости привлечь к дисциплинарной ответственности закончились примерно 70 дел. И Совет рассмотрел эти представления, высказал свои пожелания и определил наказания тем, кому это положено.
    
    Надо отметить такое отрадное, на мой взгляд, явление, как значительное уменьшение количества представлений вице-президентов Адвокатской палаты, которые поступают в комиссию. Это во многом объясняется тем, что становление Палаты как организационной структуры, на мой взгляд, закончилось. Если в 2007 году мы получили более 200 представлений вице-президентов, то это было связан с тем, что адвокаты, работающие в адвокатских кабинетах, не оформляли эти адвокатские образования, кто-то занимался ненадлежащей рекламой, кто-то не уплачивал обязательные платежи на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, так и Адвокатской палаты Российской Федерации. На сегодняшний день резко уменьшилось их количество, и в прошлом году мы рассмотрели только 28 представлений вице-президентам, в основном связанных с теми самыми злостными неплательщиками, должниками, которые по какой-то причине, как правило, без какой-то причины не уплачивают те самые обязательные платежи.
    
    Я хотел бы обратить Ваше внимание, сегодня Вам раздали «Вестник Адвокатской палаты». Мы регулярно, как минимум раз в год, публикуем наши обобщения, где пытаемся показать, с какими именно нарушениями комиссия сталкивается, и какой подход комиссия сформировала за последнее время к такого рода нарушениям.
    
    Мне вспоминается высказывание одного выдающегося американского политического деятеля, который говорил, что приличный адвокат обычно честно и очень много работает и умирает в бедности. Подавляющее большинство наших адвокатов, конечно, не относится к олигархам, конечно, не может быть оценено как материальные столпы нашего общества. И то, что Федеральная Адвокатская палата пытается каким-то образом помочь адвокатской массе, той, которая работает много и честно, это просто замечательно, на мой взгляд. Мы должны поддержать вот это направление деятельности Федеральной палаты, и та резолюция, которая Вам сегодня предложена, на мой взгляд, заслуживает обязательного одобрения.
    Спасибо.
    (Аплодисменты)
    
    Я.П. Стасов
    Вопросов нет к докладчику? Есть.
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    В Вестнике указано о прекращении статуса адвоката и вторая часть – о предупреждении. Сначала прекратили, потом предупредили?
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    Наоборот. Вначале предупредили, а потом прекратили.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Опубликовано в другой последовательности, я так понял.
    
    ИЗ ЗАЛА
    (Не слышно)
    
    Е.В. Семеняко
    Юрий Яковлевич, Вы услышали, что говорят?
    
    Ю.Я. Шутилкин (с места, плохо слышно)
    
    Если Вы обратили внимание, то публикация в «Вестнике» идет по категориям по тяжести проступков. Отдельно прекращение статуса, отдельно объявление предупреждения, поэтому она и попала в другой раздел, потому что ее сначала предупредили, а потом статуса лишили.
    
    ИЗ ЗАЛА
    Я понял.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Еще будут вопросы? Нет вопросов. Тогда есть такое предложение: давайте так же в пределах 5 минут дадим возможность Владимиру Федоровичу Соловьеву тоже выступить. У него не просто, я бы сказал, колючий участок работы. Это направление, как узкое одеяло. Все равно, как его там не натягивай, а все равно кто-то оказывается обиженным.
    
    В.Ф. Соловьев
    
    Уважаемые коллеги!
    Все Вы, я думаю, очень хорошо понимаете, какие проблемы существуют в вопросе работы адвоката по назначению. Первая проблема, и самая главная, о которой говорил уважаемый Евгений Васильевич, состоит в том, что эти адвокаты имеют унизительно низкий размер оплаты своего труда. И это была та проблема, которая была особо актуальна в отчетный период. Вы знаете, что как Советом нашей Адвокатской палаты, так и Советом Федеральной палаты адвокатов были приняты вполне определенные меры для того, чтобы этот размер оплаты труда адвокатов был изменен. Появилось новое постановление правительства Российской Федерации, которое вступило в силу с 1 января этого года, в котором, кстати говоря, наряду с повышением размера оплаты труда адвокатов, наконец-то было исполнено решение Конституционного суда, в котором предписывалось еще лет пять тому назад Правительству Российской Федерации определить порядок компенсации защитнику стоимости проезда к месту совершения процессуальных действий. Для нас эта тема очень актуальна, потому что, я уже не первый раз говорю об этом на конференции, в связи с переполнением следственного изолятора «Кресты» часть осужденных лиц на период кассационного, а теперь апелляционного обжалования, этапируется в город Выборг. К нам приходят письма, ходатайства осужденных, которые просят, чтобы до апелляционного рассмотрения их жалобы адвокат посетил их в следственном изоляторе. А проезд до города Выборга стоит, сегодня, только в один конец 450 рублей. Сами понимаете, что до 1 января это была проблема, связанная с тем, кто же должен оплачивать этот проезд и должен ли этот проезд оплачивать из своего кармана сам адвокат. Эта проблема сегодня решена. Но, тем не менее, она решена не в полной мере.
    
    Сегодня мы имеем прецедент и прецедент, сформированный Верховным Судом Российской Федерации, я обращаю на это внимание уважаемого представителя Управления юстиции в Санкт-Петербурге. По очень резонансному делу, где обвиняемый отказывался от целой серии адвокатов, в том числе и от адвокатов по назначению, ему был предоставлен защитник по назначению, на защиту которого он наконец-то согласился. Был вынесен приговор. И приговор кассировался в Верховном Суде Российской Федерации и из Верховного Суда Российской Федерации поступил вызов этому адвокату для того, чтобы он участвовал в Верховном Суде. И адвокат съездил в Верховный Суд, участвовал в судебном заседании при рассмотрении кассационной жалобы, но когда обратился по вопросу оплаты труда и проезда, ему в Верховном Суде сказали: мы проезд не оплачиваем.
    
    Как это понимать? Мы это должны понимать таким образом, что у нас пока еще, в том числе, и Верховный Суд Российской Федерации не в полной мере готов исполнять предписания федерального закона и предписания постановления Правительства Российской Федерации.
    
    Размер оплаты труда был и остается низким. Он привел к тому, что у нас, к сожалению, нет мотивации адвокатов участвовать в работе по назначению. За последний период мы не обновляли так называемые базовые списки, потому что было тяжело организовать эту работу при столь низкой оплате и мы довольствовались тем, что есть.
    
    Совсем недавно я проводил совещание в Адмиралтейском районе, куда мы пригласили начальника полиции, следователей, дознавателей и адвокатов, которые работают по назначению в Адмиралтейском районе. И первая проблема, которая была очерчена начальником полиции, состояла в том, что, к сожалению, в ночное время адвокаты не очень желают выезжать для обеспечения защиты подозреваемых или обвиняемых. И одна из адвокатесс, очень уважаемая адвокатесса, встала и сказала: «А что же Вы нас ночью-то вызываете? Нас при советской власти ночью никогда не вызывали». Закон, к сожалению, изменился. Требования сегодня такие, что в соответствии с Законом «О полиции» задержанный имеет право на квалифицированную юридическую помощь со стороны адвоката с момента фактического задержания. Правда, стоит вопрос: кто и как будет оплачивать это? Более того, все Вы знаете, что с 15 марта этого года вступили в силу поправки в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, и в частности, внесены поправки в статью 144 Уголовно-процессуального кодекса. Ими установлено, что лица, участвующие в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, имеют право пользоваться услугами адвокатов. Сейчас тяжело говорить, что скажет Верховный Суд Российской Федерации, но по сообщениям средств массовой информации, мне известно, что 2-го числа состоялось обсуждение в Верховном Суде этой проблемы, и Верховный Суд в решении Пленума, насколько я понимаю это по сообщениям средств массовой информации, готов дать разъяснения о признании недопустимыми доказательствами объяснений, полученных без участия адвоката. А это означает, что все проверочные мероприятия, проводимые органом дознания, с момента фактического задержания, когда берутся объяснения у лица, которое доставлено в отдел дознания, в период, когда появляются так называемые явки с повинной, в том числе и ночью, должны проводиться с участием адвоката. Но, как эта норма будет применяться, мы пока не знаем. Я думаю, что в предстоящий период нам предстоит правильно сформировать правоприменительную практику в этой сфере.
    
    И еще на один момент я хотел обратить ваше внимание. В связи с тем, что у нас так получилось, что в базовом списке у нас появляется очень много тех лиц, которые не желают работать или не имеют возможности работать в ночное время, нам необходимо произвести ревизию этих базовых списков в предстоящий период. Я обращаюсь к делегатам – помочь это осуществить, нам нужен приток свежих молодых сил, которые готовы работать.
    
    Спасибо за внимание.
    (Аплодисменты)
    
    Я.П. Стасов
    Спасибо. Вопросы есть? Вопросов нет. Тогда на 5 минут слово Татьяне Владимировне Тимофеевой по вопросу оказания бесплатной помощи.
    
    Е.В. Семеняко
    Коллеги, давайте немного по-другому. Я уже так много хорошего сказал в адрес Татьяны Владимировны, что, видимо, ей трудно уже будет что-то о себе сказать лучшее, а у меня есть другое предложение: есть у меня записка нашей уважаемой коллеги Александровой Надежды Алексеевны, которая, если судить по тексту записки, как раз и хотела выступить по теме оказания бесплатной юридической помощи. По крайней мере, в записке так написано. Пожалуйста. А потом в связи с этим выступлением, Татьяна Владимировна, если будет о чем сказать в ответ, вот и хорошо. Пожалуйста.
    
    Н.А. Александрова
    
    Спасибо.
    Уважаемые коллеги, здравствуйте!
    Вступил в силу Федеральный закон 324 «Об оказании бесплатной юридической помощи». Закон сырой. Есть ряд вопросов, которые необходимо решать совместно. У нас есть предложения. Основное, что необходимо решить в данном законе, - определить четкий порядок финансирования. Четкий порядок финансирования не определен. Мы собирались, беседовали с адвокатами, которые оказывают бесплатную юридическую помощь. Нет порядка финансирования. Есть затраты на выезд адвоката, есть затраты на технику, на обслуживание интернета. Очень много адвокатов возмущается, то есть порядок не определен. Так же не определено с субъектом, с кем заключается соглашение. Соглашение заключается, конечно же, с адвокатом, но одним из существенных условий является оплата по соглашению, то есть либо надо доработать это соглашение, либо внести еще третье лицо, которое будет осуществлять это финансирование. Заявление, которое прикладывается к отчету идет полностью с нарушением Федерального закона «О персональных данных».
    
    То есть, все адвокаты, которые работают по бесплатной юридической помощи, они все сразу же подпадают под дисциплинарную ответственность. У нас есть предложение: необходимо внести ряд категорий граждан, которые не включены в список на оказание бесплатной юридической помощи. Должны быть включены. Та помощь, которая оказывалась до вступления нового федерального закона, она почему-то в федеральный закон не включена, это именно оказание бесплатной юридической помощи потерпевшим гражданам, которые в уголовном судопроизводстве. Женщины, которые многодетные, тоже не включены.
    
    Было совещание администраторов по оказанию бесплатной юридической помощи льготным категориям граждан. Был создан Совет адвокатских образований именно для решения этих вопросов и еще ряда вопросов для организации оказания бесплатной юридической помощи, в который вошли не только адвокаты Санкт-Петербургской объединенной коллегии адвокатов, но и адвокаты других адвокатских образований.
    
    Длительный опыт работы в этой области показал, что основная деятельность осуществляется непосредственно в адвокатских образованиях. Именно поэтому, по мнению учредителей, Совет способен анализировать практику этой работы и вырабатывать предложения по изменению порядка оказания бесплатной юридической помощи, а также по изменению регионального, федерального законов об оказании бесплатной помощи с целью облегчения доступа граждан к получению этой помощи.
    
    С учетом этого предлагаем Адвокатской палате Санкт-Петербурга принять участие в работе Совета адвокатских образований для учета и согласования интересов Палаты и адвокатских образования при выработке соответствующих предложений по изменению действующего законодательства и оптимизации порядка осуществления адвокатами бесплатной юридической помощи.
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Надежда Алексеевна, там, правда, есть одно обстоятельство. Мне кажется, что за предложение Совету Адвокатской палаты принять участие в деятельности Совета адвокатских образований, я, конечно, от имени Совета Адвокатской палаты Вам готов выразить искреннюю благодарность, но, мне кажется, тут есть смысл не нас в гости зазывать, а объединенный комитет адвокатов, в котором есть адвокатские образования, осуществляющие бесплатную юридическую помощь, активнее самим с Палатой взаимодействовать. Потому что пока мы, честно признаться, испытываем определенные затруднения в общении с адвокатскими образованиями Объединенной коллегии адвокатов, если вещи называть своими именами. Поэтому давайте не будем строить неких самостийных структур, а будем просто пытаться работать все вместе. У нас с Вами есть Совет Адвокатской палаты – это орган адвокатского самоуправления, который, кстати, по закону ответственен за организацию юридической помощи, в том числе бесплатной. И Вы – совет, и мы – совет, давайте, работать.
    
    Н.А. Александрова
    
    Наше предложение – совместно как-то работать, потому что законодательство о бесплатной юридической помощи – бюрократическое.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Надежда Александровна, это законодательство, ладно, что оно бюрократическое, оно значительную часть граждан страны оставляет вообще за пределами этого закона. То, что мы сейчас читаем в законе, это максимум того, что мы смогли отстоять, потому что когда проблема не решается так, как она должна была бы или могла решаться, когда слишком сильно дает о себе знать видимость решения, когда закон о единой системе государственной помощи есть, а на самом деле значительная категория граждан, нуждающихся… Вы представляете, какой список представила в свое время Федеральная палата адвокатов для расширения перечня граждан, которые имеют право на эту помощь?! А в законе осталось в лучшем случае пятая часть.
    
    Татьяна Владимировна Тимофеева здесь, на Санкт-Петербургском уровне, мы до принятия закона о единой системе, между прочим, в Петербурге добились того, что у нас был существенно понижен потолок, позволяющий обращаться за юридической помощью. Были предусмотрены некие дополнительные категории граждан, которые могут претендовать на эту помощь. Поэтому, конечно, закон, я уже не стал с этой трибуны говорить, закон немножко упорядочил. Знаете, в чем для нас его резон? При отсутствии государственной настоящей заинтересованности и государственного ответственного регулирования доступа малоимущих категорий граждан к этой помощи тот факт, что эти люди не имели юридической помощи, целиком вину возлагали на адвокатское сообщество. Мы с Вами без вины виноватые именно по этой причине, что сейчас закон говорит: нет, извините, вот адвокаты, вот Ваше госюрбюро, будьте любезны, заключайте соглашение, финансируйте, после этого будем работать. С этой точки зрения, это хоть какая никакая подвижка. А то, что этот закон требует совершенствования и продвижения, и Вы правы совершенно, что именно мы, адвокаты, и должны, наверное, постоянно сигналить о том, что это просто маленький шажочек в правильном направлении, который надо продвигать дальше. Но для этого требуется, чтобы, допустим, Объединенная коллегия адвокатов или адвокаты, работающие по этому виду юридической помощи, не считали, что они некий остров в океане и что они сами решат эти свои проблемы, а чтобы активнее выходили на сотрудничество с Адвокатской палатой, с тем членом Совета, конкретно с Татьяной Владимировной Тимофеевой, которая отвечает за этот участок работы. Я Вам даю гарантию, у нас не принято говорить, что-то я Тимофееву 25-й раз сегодня упоминаю, а Вы посмотрите, какие документы созданы при участии Адвокатской палаты. Мы говорим: при участии Адвокатской палаты, а на самом деле их на 99% сочинял один человек, это наша коллега – Татьяна Владимировна. И там очень многие вещи оказались полезными для нас.
    
    Я уважительно отношусь к Юрию Алексеевичу Ильину, большой ему привет. Он, правда, теперь уже член другой адвокатской палаты и корпорации, но пытаться делать так, чтобы одной ногой стоять там, а другой в зависшем положении вообще неизвестно где находиться, мне кажется, не надо остальным адвокатам это делать за Юрием Алексеевичем. Мы считаем Объединенную коллегию адвокатов и адвокатов, там работающих, своими равноправными коллегами, которые имеют возможность так же все обсуждать, все предлагать. Вы выступили, предложили. Пожалуйста, я, например, убежден, что нам сейчас в связи с законом одним, другим, требуется специальная группа адвокатов, специальная комиссия по этой работе. И в эту комиссию, мне кажется, и должны войти люди наподобие Вас, которые понимают предмет, видят возможное направление изменения ситуации к лучшему, а самое главное – создание такой ситуации, когда бы адвокаты всей нашей Палаты, которые имеют право претендовать на эту работу, и работали бы, а не было бы ощущения, что есть у нас первые, есть у нас вторые, есть у нас третьи. Вот конкретное к Вам предложение. Спасибо.
    
    Я прежде отвечу на один вопрос. Вопрос такой: будет ли кто заниматься вопросом освобождения адвокатов-пенсионеров от пенсионных отчислений в Пенсионный фонд? Мне 60 лет, стаж 43 года. Пенсия 4 200 рублей.
    
    Я отвечу так. Коллеги, насколько я понимаю, речь идет о том, чтобы освободить адвоката-пенсионера вообще от каких бы то ни было отчислений в Пенсионный фонд, поскольку он уже пенсионер, выработавший право на соответствующую пенсию и так далее. Я скажу откровенно автору этого вопроса, что я в какой-то момент считал, что мы тоже можем вот так решительно замахнуться. Меня некоторые люди, которые имеют отношение к министерству и Пенсионному фонду, остановили и сказали: господа хорошие, если освободить от любых отчислений, даже в минимальном размере, адвокатов-пенсионеров, возникает вопрос, тогда нам скажут, а трудящиеся, которые не адвокаты, а тоже пенсионеры, если они работают, тогда работодатели скажут: а почему на этих трудящихся они должны делать отчисления в Пенсионный фонд? Вслед за ними все остальные пенсионеры скажут: а почему только адвокатов надо освободить? Давайте всех освободим.
    
    Еще есть один момент, это уже минтрудовцы говорят, в соответствии с действующим законом о пенсиях есть так называемая пенсионная составляющая, которая называется Фонд предыдущих поколений. Это минимальный размер. Одна из составляющих для формирования пенсионных отчислений, которая создается всеми, кто работает, для тех будущих пенсионеров, который пойдут на пенсию. У нас с Вами сейчас гражданская пенсия на уровне минимума, потому что, судя по всему, экономят на размере пенсии для других категорий пенсионеров. Но ставить вопрос о том, чтобы вообще освободиться, мне кажется, это было бы нереально добиться, а раз нереально добиваться, мне кажется, не надо бы и подставляться такими требованиями, от которых очень просто можно отмахнуться, и тогда можно отмахнуться и от вполне справедливых требований. Поэтому, то требование, которое съезд Федеральной палаты адвокатов намерен выдвигать или выставлять, заключается в том, чтобы сохранить работающим пенсионерам нынешний размер пенсионных отчислений. Он равняется 12-14 тысячам с копейками рублям в год, это немногим более 1 тысячи в месяц. Это все-таки в 2 раза меньше того, что надо было бы платить в 2012 году в соответствии с новым законом. Притом что я бы теоретически согласился с инициатором этого вопроса, практическая реализация, на мой взгляд, совершенно нереальна.
    
    Уважаемые коллеги!
    
    У нас есть несколько записавшихся для выступления в прениях, и поскольку у нас тема профессиональной учебы и не только профессиональной учебы осталась как-то мало охваченной, может быть, есть еще целый ряд вопросов: совершенствование закона об адвокатской деятельности, Кодекс этический. Кстати сказать, надеемся, предстоящее объединение адвокатов традиционного направления нашей работы, ориентации, с теми адвокатами и не только адвокатами, которые себя позиционируют в качестве адвокатов бизнеса. А у нас в есть такие адвокаты, которые говорят, что их специализация – это работа с представителями бизнеса, предпринимательства, так называемое юридическое сопровождение этой деятельности. У нас, слава Богу, есть адвокаты, работающие в этой области. Поэтому хотелось бы предоставить слово тем, кто, может быть, коснется в своих выступлениях и этих вопросов.
    
    Таким образом, из записавшихся я хотел бы первым предоставить слово для выступления Богомолову Евгению. Я еще раз обращаю внимание, что у нас регламент для выступающих в пределах 5 минут.
    
    Е.В. Богомолов
    
    Спасибо, коллеги!
    
    Очень сложно после Евгения Васильевича выступать, потому что та тема, которую я хотел затронуть им уже отчасти была пройдена и в большей степени раскрыта. Но я хотел бы в эти 5 минут постараться уложиться в некие и, наверное, слова благодарности и отчасти пожелания нашей Палате, нашему Совету по той работе, которая, может быть, не сильно видна сейчас. По ней очень сложно отчитываться, потому что работа эта носит некий перманентный характер, у нее пока нет действенных результатов, которые можно бы увидеть и пощупать, но она очень важна и очень существенно влияет на наше с Вами будущее, как бы это патетично не звучало.
    
    Речь идет о тех двух направлениях, которые уже затронул Евгений Васильевич. Первое, касается рабочей группы, которая формулировала и отчасти с помощью такого великолепного ретранслятора как сам Евгений Васильевич доносила это до лиц, до которых это должно было донесено, представление адвокатского сообщества.
    
    Очевидно для нас, что страна наша пытается уже не первый год так или иначе интегрироваться в Европейское сообщество. Понятно, что эти процессы идут не всегда прямым путем, не всегда активно, зачастую вяло, иногда даже смешно. Но когда мы понимаем, что речь идет об интеграции, мы точно также должны понимать, что при этом без соответствующей гармонизации тех норм, которые существуют в той же Европе, с нашими нормами будет продвигаться дальше очень сложно. В частности, вопрос наших европейских коллег о том, а кто собственно в Российской Федерации имеет право на оказание квалифицированной правовой помощи, как правило, ответ на этот вопрос повергает их в состояние, близкое к ступору: кто угодно. И, слава Богу, в 2008-2009 года дошла эта мысль и до руководства нашей страны. И вот на этом этапе, когда поняли, что необходим некий стандарт оказания квалифицированной правовой помощи, на этом этапе началась та, можно назвать это таким процессом борьбы за место под солнцем между традиционной русской адвокатурой и теми нашими коллегами, которые сами себя называют вольнопрактикующими юристами. На самом деле уже в этом названии кроется суть их проблемы, на мой взгляд, они вольно практикующие, такое ощущение, будто мы либо невольно, либо подневольно практикуем.
    
    Суть как раз в этом и заключается, что нежелание этих юристов попадать в ситуацию, когда решением органов управления той или иной корпорации они могут быть лишены практики, то есть доступа к зарабатыванию денег так, как они это видят и представляют. Их это не устраивает, и только поэтому, многие из них достаточно квалифицированные, поверьте, только поэтому они не вступают в ряды адвокатуры. В то же время с их стороны звучит упрек в адрес адвокатуры о том, что, далеко не каждый гражданин, имеющий удостоверение адвоката, априори является лицом, чья профессиональная деятельность отвечает критериям высокого профессионализма, безусловной квалификации и высоких морально-этических качеств. К сожалению, вынужден признать, что и здесь есть доля истины. Но на сегодняшний день в борьбе этих двух, назовем их структурами, потому что вольно практикующие юристы тоже достаточно консолидированы, они объединяются в свои различные формы. Здесь пока преимущества явно на стороне адвокатуры по одной простой причине, что при обсуждении того самого единого стандарта оказания правовой помощи именно адвокатура на сегодняшний день – это уже имеет. У нас есть Кодекс профессиональной этики, у нас есть критерий для зачисления в цех, если мне позволено будет такая формулировка, это – квалификационный экзамен. Наши оппоненты в этой дискуссии подобных критериев не имеют, но опять же утверждать, что наличие этих двух критериев дает нам право считать существующим вот этот стандарт оказания квалифицированной правовой помощи, наверное, тоже не верно. Существуют критерии этического поведения, существуют экзамен, который фактически является перепроверкой знаний наших юристов, но нет понимания, каким образом нам проверять и тем более тренировать профессиональные навыки. Разница между знаниями очевидна.
    
    Обычно в этом случае привожу пример учебника по плаванию. Можно его прочитать, выучить, сдать зачет на «отлично», но узнать, научился ли ты плавать, можно только тогда, когда ты попадешь в воду. Точно так же, к сожалению, многие наши коллеги после сдачи экзамена, попадая в реальный процесс, демонстрируют очевидное не обладание огромным количеством тех навыков, которые, на мой взгляд, для адвоката просто обязательны, просто жизненно необходимы.
    
    Из этой проблемы вытекает та, вторая, о которой говорил Евгений Васильевич. На сегодняшний день при определении критериев, целей, задач повышения квалификации адвокатов, введение тех процедур, которые в той же Европе у наших коллег именуются не иначе, как непрерывное образование, то есть ситуация, в которой адвокат постоянно совершенствует свои навыки и знания. Введение этой процедуры для нас пока вызывает определенную сложность.
    
    Наверное, все члены президиума подтвердят мою мысль о том, что четверть века назад и коллегия у нас была одна, и количество адвокатов было, так или иначе, ограничено, количество приходящей молодежи было не таким значительным, как сейчас. А поскольку с тех пор и уровень преступности вырос значительно, и характер гражданско-правовых отношений, хозяйственных отношений увеличился гигантскими объемами, то на сегодняшний день адвокатура становится заложницей собственной необходимости обществу. Если раньше можно было говорить, что действенным, эффективным механизмом обучения адвокатов был тот самый институт наставничества, достаточно давно существующий в русской адвокатуре, то на сегодня мы слышали цифры Управления юстиции, на сегодняшний день ежегодно в наши ряды вливаются порядка 150-200 новых членов. Таким образом, с помощью одного только этого института наставничества чему-то молодых адвокатов научить – это большая проблема.
    
    К сожалению, беда еще заключается в том, что наше академическое образование находится очень далеко, на какой-то далекой орбите от тех реальных потребностей, которые наша профессия предъявляем молодому юристу, приходящему в профессию. К сожалению, они учат чему-то не тому. И здесь я, наверное, с радостью похвалюсь тем собственным ощущением, которое испытываем мы уже с моими коллегами, наверное, не первый год, связанным с пониманием и поддержкой со стороны Совета Адвокатской палаты уже в течение третьего года той программы, которая осуществлялась изначально, страшно сказать, на средства Американской Ассоциации юристов, практически на деньги Госдепа. Но то, что многие мои коллеги по этой программе получили, на сегодняшний день мы, на наш взгляд, с успехом применяем в сфере повышения квалификации. Пока это на уровне молодых адвокатов, адвокатов-первогодков. Это некий курс, который мы на сегодня между собой называем курсом молодого бойца, но основан он не столько на чтении лекций и продолжении забивания голов знаниями, сколько на выработке тех самых навыков. Это учебные тренинги, укладывающиеся в 5 дней, которые, как правило, заканчиваются игровыми делами, и здесь те недостатки между их уровнем знаний и умением эти знания применять тоже очевидны им самим. Это тоже их стимулирует на саморазвитие.
    
    Вот, наверное, эти два направления, по которым я и хотел высказаться. Я поблагодарю Совет за ту помощь, которую мы от него получили, и надеюсь на продолжение этой же работы в дальнейшем.
    
    Спасибо большое.
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Спасибо.
    
    Коллеги, Евгений Богомолов, мне кажется, личным опытом и примером показывает, что в нашей Адвокатской палате неожиданно для некоторых из нас, людей, большее количество годовых колец на древе жизни имеющих, появились эти молодые наши коллеги. Условно молодые. Им где-то лет по 40. Мало того, что за плечами серьезная уже адвокатская практика, тем не менее, есть интерес как-то так поспособствовать обустройству нашей профессии, чтобы не только им было интересно, эффективно можно было заниматься адвокатской профессией, но и всем тем, кто избрал эту профессию.
    
    Евгений справедливо сказал, то, как у нас сейчас поставлено обучение стажеров, вообще институт стажерства, помощничества, особенно стажерства, это же нонсенс! Сегодня юридическую помощь, в том числе в судах, могут оказывать люди, не имеющие юридического образования. А мы стажерам, не мы, а наш закон, стажерам, имеющим высшее юридическое образование, запрещается учиться конкретным ведением дела под руководством наставника.
    
    Ясно, что такая организация совершенно оказалась не только изжившей себя, она просто дискредитирует профессиональную подготовку, профессиональное обучение адвоката. И то же самое надо думать об изменении ситуации с помощниками адвокатов. И те поправки к закону, которые готовятся, над которыми думала, в том числе, и рабочая группа нашей Палаты, они предусматривают существенное изменение самой концепции и самих подходов к профессиональному обучению. Здесь есть много схем, много вариантов. Я, например, очень рад, что тема профессиональной подготовки не отбрасывается с порога, а все больше и больше наши коллеги осознают необходимость этой учебы.
    
    Мы сейчас реализуем Палатой Программу «Введения в профессию». Отвечает за реализацию программы бессменный руководитель нашей комиссии по профессиональной учебе Сергей Викторович Смирнов. Он занимается одним контингентом. Есть у нас несколько молодых коллег, которые занимаются уже профессиональной подготовкой тех, кто получил статус адвоката. Специальная программа разработана, идут по специальной программе занятия, но одновременно мы хотим, чтобы были не только некие программы, позволяющие освоить азы нашей профессии, а были и такие программы, которые позволяли бы уже действующим адвокатам-профессионалам расширить свой профессиональный кругозор, свои возможности для применения своих профессиональных знаний. Это как бы дело будущего.
    
    Кроме того, те, кто по возрасту не сильно отличается от сидящих в президиуме, знает, что у нас когда-то были такие учебные занятия, может быть, обще информационного плана, но они тоже были не лишними, когда по 200-300, а то и больше человек в одной аудитории собирались и выслушивали некоторые такие информирующие установочные, условно говоря, лекции. Здесь есть разнообразные варианты. Важно понимать одно, мы с Вами вступили в такую фазу развития нашей профессии, когда учеба становиться не просто личным делом представителя адвокатуры, это становиться обязанностью, невыполнение которой должно свидетельствовать о том, что в этом случае эти люди просто ошиблись дверью. Совершенствование профессиональное и занятие адвокатурой – вещи очень накрепко связанные.
    
    У меня вопрос был к Татьяне Владимировне. Татьяна Владимировна, в связи с выступлением Надежды Алексеевны Александровой у Вас есть как-то ответить? У нас есть Ассоциация адвокатских образований?
     Т.В. Тимофеева
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Понятно, что среди здесь присутствующих, и это осознается и президиумом, и мной, не все занимаются бесплатной юридической помощью, но хотелось бы отметить, что к этому направлению наша Палата относится очень бережно и наша работа в данном направлении находится под пристальным вниманием и со стороны правительства, и со стороны наших граждан, которые потребляют наши услуги, и со стороны контролирующих органов от юстиции, и от других властных структур.
    
    Хотелось бы сказать Вам и выразить огромную благодарность и от Палаты, и от себя лично, что адвокаты все-таки не только работают по платным соглашениям, но также участвуют в бесплатной помощи по установленным тарифам, и эти тарифы установлены законом, и они, понятное дело, в разы отличаются от размера платного вознаграждения.
    
    Меня не сильно удивило выступление моей коллеги, поскольку, как было отмечено Евгением Васильевичем, Объединенная коллегия адвокатов под разными предлогами пытается создать некую параллельную структуру. Насколько это удастся, время покажет, но абсолютно точно, необходимо заглядывать в закон. Именно в законе, уважаемая коллега, расписано, кем утверждаются расценки, как оплачивается работа адвоката, в частности, в 95 постановлении правительства от 14 февраля 2013 года.
    
    Прозвучало о том, что до сих пор не заключены соглашения и не все адвокаты включены в перечень. Уважаемая коллега, то время, когда мы призывали адвокатские образования, участвовали в правительственном конкурсе на право получать бюджетные деньги, ушло вспять. С применением нового законодательства во главу угла встал адвокат. Именно адвокат должен заявить о том, что он желает стать участником государственной системы бесплатной юридической помощи. И об этом Адвокатская палата рассылала информационное письмо еще в июле 2012 года за 6 месяцев до вступления нового законодательства в силу. К чести сказать, большинство адвокатов вовремя представили свои анкеты по той форме, которая требовалась по законодательству. Может быть, работа, текучка, не все вовремя это сделали, и Адвокатская палата напоминала на всех уровнях, и на совещаниях, и размещала информацию на сайте Палаты о том, что, пожалуйста, не забудьте об этой обязанности. Потому, что, когда вы начнете оказывать помощь, Вы можете не получить своевременно деньги, ибо информационная система, через которую мы работаем, Вас не распознает. Нет Вас в этой системе, не потому, что Вы плохой, не потому, что Вам отказывают в этом направлении, а на сегодняшний день мы так же по бесплатной юридической помощи находимся с правительством на электронном обороте. И все сведения, которые обуславливают это направления, должны проходить через электронную обработку. Поэтому все адвокаты Объединенной коллегии, которые представили свои анкеты, а здесь сидит Сергей Николаевич Мох, Александр Вениаминович Першиц, они своевременно сдали анкеты, и у них вопросов о том, что они не попали в эту систему, не возникает.
    
    Кроме того, мне известно, что ряд ваших коллег знают об этой обязанности, но почему-то решили этого не делать. Возможно, когда мы встретимся в Палате, я узнаю эти настроения.
    
    Уважаемые коллеги, я еще раз Вас благодарю за то, что Вы работаете в этом направлении, потому что еще недалеко ушло вспять то время, когда работа адвоката совершенно могла оставаться не оплачиваемой по ряду гражданских дел, потому что это было напрямую указано в законе. Кроме того, давайте не забывать о том, что не стабилизировалась еще экономическая ситуация. У нас падает платежеспособность населения. Мы испытываем определенную жесткую конкуренцию на рынке правовых услуг. И когда адвокат говорит: «Мне нечем платить взносы в Палату», - это говорит о том, что у него, в том числе, нет клиентов. И к слову сказать, наше взаимодействие с Управлением юстиции действительно позволило нам образовать площадку, где каждый адвокат, не имея своего стула или стола или достаточной клиентской базы с 10 до 17 ежедневно, за исключением пятницы, вправе прийти в этот центр и заниматься своей профессиональной работой. Для этого есть все: и техника, и компьютерные электронные правовые базы, и другая сопутствующая организационная техника.
    
    Я попыталась ответить на тот вопрос, который задала коллега. Больше не злоупотребляю Вашим вниманием.
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Татьяна Владимировна, спасибо.
    
    Коллеги, еще маленькая реплика. Не хотелось, чтобы здесь наши коллеги из Объединенной коллегии адвокатов услышали или усмотрели здесь какие-то поползновения запретить, удержать. Я просто хотел бы одно обстоятельство разъяснить. Возможно, чтобы адвокатам как адвокатам-индивидуалам возможно объединяться в любые общественные объединения, ассоциации, как угодно, называться.
    
    Конечно, мы не будем, надеюсь, меня поддержат мои коллеги по Совету, мы не будем пытаться здесь оспаривать право на создание ассоциаций, вчиняя какие-то иски и так далее. Я надеюсь, что здесь здравый рассудок и авторитет той профессии, к которой мы все принадлежим, удержит нас от каких-то неоправданных шагов, которые поставили под сомнение наши познания не вообще в юридической области, а конкретно в той сфере, которая регулируется адвокатским законом.
    
    Коллеги, чтобы нам не выходить здесь в широкую дискуссию, если на самом деле я не убедил и злоупотребил таким образом своим правом председательствующего, я готов с представителями Объединенной коллегии адвокатов уже на Невском, 53 в рамках работы Совета встречаться, обсуждать любые вопросы, в том числе и этот, поскольку мы не заинтересованы в этом размежевании. Для нас консолидация в наших адвокатских рядах важнее любых других вещей. Это очень важный момент. Только надо так, чтобы те, кто пытается какую-то проблему решать, и на самом деле реально были бы заинтересованы в ее разрешении, а не в поиске каких-то возможностей для отмежевания и размежевания.
    
    Коллеги, продолжаем. Среди записавшихся уже по организации учебы начинающих адвокатов, будущих программ, может быть, в какой-то степени медиации, потому что такая была заявка у Максима Семеняко на выступление здесь на конференции. Я заранее предупреждаю, что это должны быть 5 минут, потому что то, что простили мне мои коллеги нарушение регламента, я не уверен, что простят Максиму Евгеньевичу, хотя и Семеняко, но уже другому.
    
    М.Е. Семеняко
    
    Уважаемые коллеги, добрый день!
    Постараюсь коротко в рамках регламента сказать несколько слов о той работе, которая проводится нами в последние два года по поручению Совета Адвокатской палаты. Очень кратко скажу о том, что действительно у нас сформировалась еще два года назад инициативная группа, которая объединила более 10 наших коллег, всех с порядочным опытом работы в качестве практикующих адвокатов, и нам удалось сформировать весьма полный и подробный пакет предложений по совершенствованию и дополнению существующего законодательства как об адвокатской деятельности, так о рынке юридических услуг вообще. Мы исходили из того, что, наверное, было бы совсем неправильно наблюдать за происходящими процессами, о которых, в том числе, Минюст часто заявлял, и неразумно было бы ожидать, что за нас предложения были бы полностью сформированы, например, Минюстом. Поэтому, мне кажется, что мы очень вовремя собрались с силами и сделали вполне качественные предложения по тому, как, с точки зрения адвокатского сообщества, следует реформировать ту ситуацию, которая сложилась сейчас, прежде всего в плане параллельных юридических сообществ, которые не регулируются государством вообще.
    
    Второе большое направление нашей работы – это адвокатское обучение. И здесь, я бы сказал так, удалось добиться, мне кажется, успехов. Во всяком случае еще с прошлого года нам удалось запустить регулярную программу обучения молодых адвокатов. Она действует уже никак пилотная, а как постоянная, регулярная и обязательная. Мы проводим обучение всех молодых адвокатов, которые принимаются сейчас, начиная с декабря прошлого года, в адвокаты, всех, кто сдает экзамен, принимает присягу, в обязательном порядке. Причем обучение это происходит в небольших достаточно группах, в пределах 25 человек, с тем, чтобы это обучение носило максимально индивидуальный характер и по большей степени не лекционный, а интерактивный, назовем его так.
    
    Кроме того, для разработки новых учебных программ для адвокатов, а это тоже весьма не простая вещь, потому что в вузах такие программы и такие преподаватели, по сути, отсутствуют. И это совершенно новая задача. Для разработки вот таких новых программ нами была создана такая площадка, которая объединила или объединяет сейчас и тех преподавателей, которые готовы здесь с нами сотрудничать, и тех наших коллег, которым есть чем поделиться в качестве преподавателей с остальным адвокатским сообществом.
    
    В рамках этой учебной площадки, в рамках адвокатского института мы, кстати говоря, провели еще и такое новое для нас, для адвокатов, обучение новому виду деятельности, как деятельности профессиональных медиаторов. Мы оказались впереди и прочих адвокатских палат, и одними из первых в России, кто получил полноценную группу из 25-30 человек, обученных профессиональных медиаторов, с адвокатским статусом, с высшим юридическим образованием, которые сейчас готовы принимать участие и активно работать в этом направлении с судами.
    
    Я почему на этом акцентирую внимание, потому что здесь нам удалось не оказаться в хвосте процесса, а его в какой-то степени даже предупредить.
    
    Поскольку регламентом время ограничено, я смотрю, что оно уже бежит к концу, я сказал бы следующее. Сейчас помимо обучения молодых адвокатов, которое уже стало регулярным и обязательным, мы сейчас работаем над тем, чтобы создать именно систему адвокатского обучения. Акцентирую на слове «система», имея в виду, что это должны быть полноценные учебные занятия, регулярные, носящие обязательный характер. Возможно, многие из присутствующих, по крайней мере, в феврале, в марте были на тех занятиях, которые мы сейчас параллельно проводим совместно с Сергеем Викторвичем Смирновым.
    
    Я бы хотел, пользуясь случаем, обратить внимание на следующее. Этими учебными мероприятиями мы стараемся еще решить задачу не только повышения профессиональной квалификации, то есть это необходимо, а видим, что внутри адвокатского сообщества есть некая разобщенность. У нас большое количество адвокатских кабинетов. Их, по-моему, сейчас больше 800. То, о чем уже коллеги сегодня говорили, ушла фактически система наставничества, поэтому большому числу наших коллег приходится вариться в собственном соку. Не всегда есть возможность какого-то профессионального общения, возможность просто-напросто посоветоваться, обсудить какие-то правовые проблемы. Поэтому вот эти учебные занятия, которые мы проводим, они, повторюсь, не только преследуют цель повышения квалификации, что естественно, но это одновременно и площадка для вот такого внутрикорпоративного общения, обмена опытом и так далее.
    
    Поэтому, завершая свое выступление, хотел бы сказать следующее. Те мероприятия, которые мы проводили, разного направления, и уголовный процесс, и гражданский процесс, цивилистика, привлекает довольно большое количество людей. Как правило, записывается даже больше, чем может вместить зал. Но при этом, к сожалению, нам немножко не хватает от Вас обратной реакции. Что имею в виду? Критические и, может быть, некритические замечания, пожелания и так далее, это категорически приветствуется, и я прошу присутствующих здесь и ваших знакомых, во-первых, тех, кто участвует в качестве слушателей, как-то высказывать собственное мнение и стараться до нас его доводить. И более того, я знаю, что у нас большое количество людей, которые, во-первых, имеют преподавательский опыт в вузах, во-вторых, имеют ученые степени и звания, поэтому с большим удовольствием будем рады видеть их в числе преподавателей. Если у кого-то возникнет желание таким образом поучаствовать, будем только рады.
    Спасибо.
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Коллеги, если иметь в виду поступившие записки, то практически то, что у меня было на столе, исчерпано. Если кто-то хочет еще выступить, пожалуйста.
    
    В.Е. Перекислов
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Уважаемое руководство!
    Я сравнительно молодой адвокат, доцент юриспруденции, полковник полиции в отставке. Преподаю в вузах и занимаюсь активной адвокатской деятельностью. За два года достаточно глубоко вник в проблемы, которые очень хорошо озвучил уважаемый президент Евгений Васильевич Семеняко, но я бы хотел дополнительно обратить Ваше внимание и внимание нашего руководства на следующие два вопроса, которые не получили надлежащего, на мой взгляд, освещения в докладе уважаемого президента Санкт-Петербургской и Федеральной палаты адвокатов России.
    
    Во-первых, 21 января 2013 года в Государственной Думе состоялся круглый стол «Направление развития нормативно-правового регулирования деятельности адвокатуры». Наверное, те, кто выписывает газету уважаемую «Новую адвокатскую газету», в курсе этого мероприятия. И там были обозначены две проблемы. Одна была обозначена Вами, Евгений Васильевич, а вторая проблема была обозначена известным депутатом, руководителем бюджетного комитета, вышедшим из адвокатов, Макаровым. Знаете такого, наверное.
    
    Первая проблема – установление административной ответственности для чиновников, не ответивших на адвокатский запрос. И вторая проблема, которая касается каждого из нас. Кстати, обе они направлены на укрепление независимости нашей корпорации. Эта независимость дает нам возможность требовать то, что положено нам по праву, по закону.
    
    А вторая проблема – это создание организационно-правового механизма распоряжения бюджетными средствами именно Федеральной палатой адвокатов как распорядителем по Бюджетному кодексу. Каждый из нас вынужден унижаться и просить эти, извините, копейки.
    
    Я поработал по назначению последние полгода, несколько раз даже и не стал писать эти заявления за эти 500 рублей, когда разовые действия. За суды, конечно, всегда представляешь заявления, а один-два раза эпизоды, когда вызывают в выходные, а дальше в силу судебной загрузки и так далее, там появляется новый дежурный адвокат.
    
    Сможем ли мы эти проблемы решить, уважаемый Евгений Васильевич?
    
    Я еще третий вопрос поставлю, касающийся моей специализации, поскольку более 10 лет занимаюсь правовой охраной, правовой защитой интеллектуальной собственности. Сейчас будут проходить Дни интеллектуальной собственности, целый форум в Санкт-Петербурге, международные дни. Я взял программу, готов ее представить уважаемому Совету, но там никак не представлена адвокатура.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Вы имеете в виду на юридическом форуме?
    
    В.Е. Перекислов
    
    Не юридический форум в мае, а вот сейчас, с 19 апреля начинается Неделя интеллектуальной собственности, и там очень много правовых вопросов, причем там в чем-то наши коллеги по цеху и поверенные, многие из них не юристы, но они формулируют вопросы именно совершенствования законодательства в этой сфере. Один из дней будет посвящен суду по интеллектуальным правам. Суд по интеллектуальным правам пока создан в системе арбитражных судов, все это знают.
    
    Предлагаю это направление включить в профессиональную программу учебы, потому что она охвачена пока слабо. Вот о чем я хотел сказать. Благодарю за внимание.
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Спасибо, очень хорошее предложение. По поводу еще двух моментов. К сожалению, я в своем выступлении не смог все сказать, о чем собирался и мог бы сказать, но я очень благодарен коллеге, который дал мне повод все-таки довести до сведения уважаемого собрания, что по договоренности с группой депутатов Государственной Думы Федеральная палата адвокатов совсем недавно, 1,5 недели назад, направила свое положительное заключение по инициативе депутатов, правда, это депутаты от ЛДПР. Почему я говорю «правда от ЛДПР», а не от «Единой России», я имею в виду, что не обязательно это станет законом, но проект закона внесен группой депутатов, где ставится вопрос об административной ответственности любых начальников, любых структур за игнорирование адвокатского запроса. Устанавливается ответственность административная, правда. Кстати сказать, это предложение было поддержано и представителями руководства Управления внутренней политики Администрации президента, потому что Россия на сегодняшний день оказалась практически единственной из стран СНГ, где нет такого закона и такое отношение к адвокатским запросам. Есть такой закон об ответственности, причем, например, в Белоруссии предусмотрен наряду с административной ответственностью уголовная. Есть такой закон в Казахстане, есть такой закон в Узбекистане, по-моему, еще в Азербайджане есть такой закон. Получается, что только Российская Федерация, мягко говоря, подотстала, лет 10 уже мурыжится все это. Будем надеяться, что на этот раз все сдвинется с места.
    
    Что касается учебы и участия, коллеги, я, например, убежден, что здесь есть необходимость в таком инициативном общении с Советом Адвокатской палаты. Совет Адвокатской палаты насчитывает 15 человек, из которых 2/3 работают периодически, раз в месяц участвуют в заседании Совета. Охватить весь комплекс вопросов, тем более участие во всех мероприятиях, довольно сложно. То, что адвокаты нашего города, адвокатское сообщество не вправе игнорировать то мероприятие, о котором Вы, коллега, рассказывали, совершенно справедливый упрек. Но я убежден, что мы могли бы не упрекать друг друга вот здесь на конференции, если бы и Вы, и мы значительно раньше об этом узнали, вместе подумали, что надо сделать для того, чтобы наше участие в этой конференции было обеспечено. Думаю, что так надо делать и впредь. Больше того, мне кажется, что надо признать очень актуально полезным создание разнообразным рабочих групп из адвокатов инициативно. Скажем, область защиты интеллектуальной собственности. Это то направление, которое могло бы для нашей петербургской адвокатуры стать одним из таких заметных громких, а мы где-то, извините, почти на обочине находимся. Мне кажется, что надо не ожидать решения Совета по этому поводу, а надо адвокатам самим при организационной поддержке Совета в части популяризации, обучения, конференций активнее вместе работать.
    
    Извините, коллеги, я на все Ваши вопросы ответил? Бюджет. Есть такой анекдот, я только концовку назову, когда Бабушка Яга говорит одному легковерному: ты уже такой большой, а веришь в сказки. Так вот, я хочу сказать, что для нас возможность на Федеральную палату получить бюджет по 51-й, честно признаться, пока выглядит сказочным делом, потому что те, кто сегодня эти адвокатские, условно говоря, деньги использует, из своих объятий их не выпустит.
    
    И есть еще один момент. Любая бюджетная проверка у нас, мы сегодня не говорили о плохом, но у нас по бесплатной помощи по юридическим делам уже неоднократно были случаи, когда наших некоторых коллег чуть-чуть за руку придерживали, говорили: что же тут липу-то рисуете совсем. У Вас одни и те же люди через день ходят и все выясняют порядок наследования. Причем, для порядка хотя бы фамилию меняли этих клиентов, а у Вас все под копирку и так далее. А теперь представьте, что бюджетные деньги по оплате труда адвоката, какая должна быть отчетность, какая должна быть финансовая дисциплина. Надо в наших рядах вначале порядок обеспечить надлежащий, в том числе и финансовый порядок, а потом, может быть, добиваться изменения налогового.
    
    Прежде всего Бюджетный кодекс требует дополнений, все начинается с него. В Бюджетном кодексе мы должны быть с Вами, Федеральная палата и региональная палата, указаны в качестве бюджетополучателей. До сих пор пока этого изменения в бюджетном законодательстве не произойдет, все наши притязания на такой вариант будут, к сожалению, а так в идеале Вы, конечно, правы. Это не значит, что мы не должны на эту тему думать. Мне кажется, что как раз с выстраиванием единой корпорации у нас появляются некоторых, хочется надеяться, высокие, в том числе, и лоббистские возможности, возможности отстаивания своих интересов.
    
    Посмотрите, у нас сейчас в нашей питерской адвокатуре работают адвокатами наши коллеги, у которых их бывшие партнеры работают в Думе, работают в Совете Федерации. Я, например, в Совете Федерации познакомился с таким, на мой взгляд, очень толковым человеком, который адекватно воспринимает все проблемы адвокатуры. Фамилия его Добрынин. В разговоре с ним выяснилось, что, оказывается, он в свое время был партнером одного из адвокатов нашей Палаты, адвокат, который работает сегодня в бизнесе. И в этом смысле нам тоже надо думать о том, а как нм делать, чтобы в нашем обществе были и такие наши коллеги, которые помогали бы сообществу проталкивать, продвигать, лоббировать наши интересы в законодательных органах и так далее. Он ко мне обратился с предложением организовать более активную совместную работу через него, предлагал кандидатуры своих коллег-адвокатов петербургских, с которыми он готов бы был сотрудничать и работать. И такие варианты должны нами рассматриваться.
    
    Т.Г. Бурмистрова
    
    Поскольку я с момента договора между Правительством Санкт-Петербурга и нашей, тогда еще не было Адвокатской палаты, по договору я работаю с нашими бюджетными клиентами. Много хорошего и грустного было сказано по поводу оказания юридической помощи. Но у меня вопрос банальный, вопрос сроков оплаты это помощи. Я уже к президенту обращалась по этому поводу, Вы тогда по телефону сказали: «Как, у Вас нет других источников?». Да, не было на тот момент, бывает, но изредка. В основном я имею источник существования – это оплата бюджетников. И что мы имеем? Я нашим администраторам все время говорю: то густо, то пусто. Конец месяца, хорошо два-три заплатят. А ситуация-то какая? У меня скромная пенсия – 10 тысяч. Из них я плачу, я не стесняюсь это сказать, я плачу 5 тысяч взноса и 4 200 «Гарант». Вот и получается у меня, у адвоката, у которого нет два-три месяца оплаты по бюджетникам, на что жить? Спасибо, у меня есть муж, он у меня получает пенсию, я не голодаю. Но надо же как-то, уже сколько мы об этом говорим, как мы начали оказывать бесплатную юридическую помощь, это уже лет восемь, и такая же чехарда. В конце года, в январе, ладно, за два-три месяца заплатим. Потом начинается верстка бюджета, опять денег нет. Потом начинают друг на друга переваливать. То Горцентр говорит: деньги не перечислили, Ваши сведения не представили, наше руководство говорит: нет, это Горцентр виноват. Можно же когда-нибудь порядок навести?! Мне-то как? С коллегами прокурорскими, с которыми много лет работала, говорила, они говорят: а ты нам пожалуйся. Вот счастье-то будет, чтобы из судов не вылезали. Согласитесь, не дело.
    
    У меня лично просьба. Я думаю, все адвокаты, которые оказывают помощь бюджетникам нашим, меня поддержат в глубине души. Мы взяли на себя обязательство своевременно оказывать свою помощь юридическую. Мы же не можем опоздать с процессуальными сроками, мы обязаны явиться в процесс вовремя. А вот как нам денежки-то заплатить, эти вот бюджетные, государство, бюджет наш Петербурга, трясется как скупой над этим деньгами. Вот у меня такая просьба: навести порядок с выплатой бюджетных средств, в защиту нас – адвокатов, лично меня – пенсионера. Ну кто меня защитит? Спасибо за внимание.
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Я Вам предлагаю по поводу оплаты говорите напрямую, без посредников в виде делегатов конференции. Но есть хотя бы один адвокат, который работает по системе бесплатной помощи, у которого есть так сказать недоумение: почему он не получает своевременно оплату за выполненную работу, я убежден, что требуется немедленное вмешательство и, что называется, разбор полетов. Претензии совершенно справедливые. Если адвокат сделал то, что от него предполагалось, значит, он, естественно, за свою работу должен получить. Если есть какая-то задержка, она может быть, но эта задержка тогда может быть какая-то единичная, какая-то, извините, форс-мажорная, а не как система. Я предлагаю разобраться на месте. У Вас на сегодняшний день есть какие-то задолженности по оплате? Нет. Ликвидирована задолженность.
    
    Пожалуйста, у Вас объявление? Пожалуйста. Коллеги, у меня просьба. Если мы будем повторяться по вопросам, 15 минут третьего, и у нас совсем цейтнот намечается жесткий, поэтому не будем повторять уже сказанного.
    
    В.В. Гарнин
    
    Спасибо за внимание, коллеги. Я хочу, прежде всего, поблагодарить не только Палату, но и тех, кто участвует во всех наших мероприятиях, которые организует Адвокатская палата. Хотелось бы, чтобы Ваше участие было более активным, потому что мы прилагаем очень большие усилия для проведения пусть даже незначительных мероприятий – это 9 мая, туристические слеты, различные обучающие семинары, на которых мы тоже организуем некую культурную программу для Вашего досуга. Вы же понимаете, что в неких спорах философских на предмет юриспруденции не всегда разрешаются те моменты, которые решают уже в более узком кругу, когда мы сидим и общаемся в неформальной обстановке, поэтому я прошу и призываю Вас, участвуйте, пожалуйста, активнее в тех мероприятиях, заходите на сайт Адвокатской палаты, читайте эту информацию. У нас были несколько негативных моментов, когда Адвокатская палата оплачивает автобус на туристические слеты, едет всего один человек. То есть те расходы, которые, к сожалению, были понесены не по нашей вине.
    
    Благодарен и Совету Палаты, и Евгению Васильевичу за то, что мы в рамках чествования ветеранов 7 мая опять будем проводить праздничное мероприятие на Стрелке Васильевского острова. И на ту информацию, которая будет проходить на сайте Адвокатской палаты на предмет других мероприятий, пожалуйста, откликайтесь, я буду рад Вам помочь, записать Вас в наши инициативные группы, и мы будем развивать эту тему. Спасибо за внимание.
    (Аплодисменты)
    
    Ю.М. Новолодский
    
    Есть предложение подвести черту под обсуждением. Кто за это предложение, прошу голосовать.
    (Голосование)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Коллеги, я думаю, тут дело не в том, что мы кого-то хотим лишить слова, а дело в том, что мы на 20 минут выбились из того регламента, в соответствии с которым должны работать, а у нас впереди несколько не очень простых вопросов.
    
    Утверждение отчета о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2012 г.
    
    Утверждение отчета Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2012 г.
    
    В связи с тем, что мы завершили дискуссию по отчету и по акту ревизионной комиссии, какие будут предложения в отношении этих документов? Поступило предложение утвердить отчет Совета и акт Ревизионной комиссии.
    
    (Голосование)
    Кто против? Воздержались?
    Решение принято.

    
    Об утверждении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт- Петербурга на 2013 г.
    
    ;Об определении размера обязательных ежемесячных отчислений адвокатов на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.
    
    Передаю Ярославу Павловичу микрофон, он доложит смету будущего года и размер отчислений. Пока Ярослав Павлович будет докладывать Вам смету, он идет, а я скажу: смета на содержание Палаты не увеличивается, но на 50 рублей мы предлагаем увеличить отчисления, поскольку увеличиваются отчисления на содержание Федеральной палаты адвокатов.
    
    Я.П. Стасов
    
    Прежде чем к смете перейти, я хотел бы вот два слова сказать вот о чем. Мы в Городской коллегии несколько месяцев готовили вопрос по поводу налогового вычета для адвокатов, писали во все места запросы и буквально в последнюю неделю получили все ответы, и главный бухгалтер еще ездила туда окончательно выяснить механизм получения этих денег. Мы хотели к сегодняшнему дню это все подготовить. У Вас у всех лежит информационное письмо, как это будет делаться.
    
    О чем бы я хотел Вам сейчас сказать и попросить? Мы торопились. Любезно согласилась успеть написать это информационное письмо член Совета Инна Тихоновна Земскова. Буквально в последний день, я даже не успел прочитать его сам, но я знаю содержание письма, должно было быть о том, что каждый из нас имеет право на получение налогового вычета в размере 5 с лишним тысяч рублей, а вся Палата в целом – 15 с лишним миллионов. Как это делать, там написано. Нас здесь 120 человек, а в Палате 3 600. Поэтому есть просьба, в своих адвокатских образованиях и просто адвокатам знакомыми и так далее, тем, кого здесь нет, об этом сказать. Мы повесим на нашем сайте это сообщение, но не все читают. Я думаю, что 5 с лишним тысяч никому не мешает получить. А получать надо будет каждому в своем адвокатском образовании. Для нас не было ясности, кто должен выдавать за прошлые годы, за этот год и так далее. Поэтому есть такая просьба, поделиться этой информацией с другими адвокатами.
    
    Теперь по поводу сметы. Смета составляется обычно очень просто: количество адвокатов умножается на размер отчислений, получается сумма, которую мы и указываем в смете. Как Вы понимаете, никогда эта сумма не может быть получена, потому что каждый год мы своим решением здесь даем льготу для ряда категорий наших коллеги, то есть для участников войны, инвалидов и так далее. Кто-то не платит ни копейки на содержание нашей Палаты, а только платить на Федеральную палату, кто-то платит половину, причем получается на нашу Палату это меньше половины, потому что взнос на Федеральную палату мы должны платить в полном объеме.
    
    Взнос, который был на содержание нашей Палаты вот уже 4 года, это 5-й будет, в размере 580 рублей, мы полагаем возможным оставить без изменения. Что касается отчислений в Федеральную палату, то тут не мы решаем. Совет Федеральной палаты уже подготовил этот документ, а в 20-х числах будет съезд, и съезд этот размер отчислений установит, поэтому нам в нашем решении надо будет записать эти 170, потому что для нашей бухгалтерии это должно быть как решение Совета нашей Палаты, где будет указано, что взнос теперь будет 750. Мы обходимся, к счастью. У нас есть небольшая заначка, из которой мы справляемся уже несколько лет. На будущий год, надеемся, что все обойдется нормально. Есть у нас дополнительные расходы, которые в этом году могут возникнуть, но из тех денег, которые мы получаем, мы справимся.
    
    Единственное, есть пожелание Совета ветеранов, чтобы разовые отчисления в размере 200 рублей мы сейчас проголосовали, потому что к нам обращаются в течение года адвокаты-ветераны, не работающие, а подчас мы в этот фонд и работающим ветеранам оказываем помощь. И к Новому году мы всегда покупаем подарки для ветеранов, неработающих. Поэтому есть такое предложение, я не называю всю сумму, у каждого из Вас есть проект решения, поэтому предлагаю я, чтобы мы установили взнос 580 рублей на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, 170 рублей – Федеральной палаты, льготы предоставить те же, что и были, они у Вас поименованы, и единовременно решить вопрос о выплате каждому из нас 200 рублей в фонд материальной помощи ветеранам. У меня все.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Уважаемые коллеги! Кто-то хотел выступить? Пожалуйста.
    
    А.Ю. Цыбин
    
    У меня по поводу сметы небольшое предложение. У нас есть две категории по адвокатам, как мы уже неоднократно высказывались, это оказание бесплатной юридической помощи и ведение дел по назначению. К сожалению, об этом мало говорят, но адвокаты по ведению бесплатной юридической помощи у нас поставлены в неравное положение. Адвокаты по назначению из полученных гонораров не оплачивают дополнительных платежей, адвокаты, которые работают по бесплатной юридической помощи, дополнительно со всех полученных сумм оплачивают 10%. Данные 10% включены в доходную часть сметы.
    
    Если обратиться к цифрам, то на содержание бесплатной юридической помощи в смету заложено 1 миллион 400. На систему оказания дел по назначению заложено 2 миллиона 360 тысяч рублей. Мне представляется, что из доходной части необходимо исключить дополнительное удержание от адвокатов, работающих по бесплатной юридической помощи, 10%, так как это связано с неравным их положением, оплатой их труда.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Коллега, можно я поясню. Прошлый раз у нас эта тема возникала, придется в этот раз сказать. Может быть, Вы в прошлый раз не были на конференции. Принципиальное отличие есть между теми и другими суммами. Государство устанавливало оплату по назначению, нас, мягко говоря, не очень слушали. Мы советы подавали, а установили так, как они хотели. А когда мы вместе с Правительством Санкт-Петербурга говорили о том, что сама организация бесплатной юридической помощи, наличие диспетчеров, которые принимают заявки, наличие необходимых администраторов, помещения и так далее – здесь расходы. Именно под эти расходы с нами согласились соответствующие органы, которые ведают установлением размера оплаты. В том размере оплаты труда, который по консультированию по гражданским делам, несопоставимо лучше, чем оплата труда адвокатов по назначению, по 51-й, уже заложены эти 10%, которые Палата вправе иметь в виде отчислений на организацию работы по оказанию бесплатной юридической помощи. Поэтому я Вам могу сказать только одно, если Вам не нравится оплата труда по юридической помощи в этом сегменте, пожалуйста, перейдите на работу по оказанию бесплатной помощи по 51-й и будете избавлены от дополнительных отчислений. А вот так, как Вы предлагаете, на мой взгляд, это попытка с больной головы на здоровую. Вы что думаете, эти 10% у нас идут на какое-то премирование, на какие-то столы удовольствий. Извините, может быть, я говорю резко, но прежде чем обвинять нас в несправедливом отношении к одной группе адвокатов, к другой, надо все-таки попытаться понять, от чего так происходит.
    
    Татьяна Владимировна, скажите, пожалуйста, сколько сегодня судодень по гражданским делам определен? Юридическая помощь, консультация сколько стоит?
    
    Т.В. Тимофеева
    
    Каждый год индексируется сумма.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Назовите несколько цифр.
    
    Т.В. Тимофеева
    
    665 – это устная консультация.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Для сравнения, выступление адвоката в высшей судебной инстанции в течение всего дня по уголовному делу стоит 1100 с копейками рублей. Сказать, что здесь какое-то есть неравенство, еще неизвестно, в чью сторону это неравенство перекошено. Давайте проголосуем это предложение.
    
    А.Ю. Цыбин
    
    Можно я закончу? Относительно источников финансирования, можно обратить внимание на графу 5 – Надбавки и премии. Надбавки и премии составляют от суммы расхода административно-технического персонала.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Коллеги, давайте мы все-таки Ваше предложение проголосуем. Ваше предложение сводиться к следующему: убрать из решения конференции, из доходной части 10-процентные отчисления адвокатов, оказывающих…
    
    (Реплики из зала)
    
    Из этих 10% надо иметь в виду, 5% идет на Палату, на компенсацию затрат, связанных с организацией. 5% из 10% идут на Палату адвокатскую для компенсации организации этой работы. Понять, что это за организация. Посмотрите, сколько у нас человек работают по обработке отчетов, документов, развозу всей этой документации. 5% идут Палате. Если мы возьмем 2800 рублей за судодень, то это 10% - 280 рублей, 5% это получается 140 рублей. 140 рублей – Палата, 140 рублей идут Вашему же адвокатскому образованию.
    
    Давайте не будем дальше вдаваться в дискуссию. Предложение такое, дальше идет обоснование. Есть мнение такое, что надо убрать эти 10%.
    
    А.Ю. Цыбин
    
    В связи с тем, что мы несем расходы почти в 2 раза больше на систему защиты по уголовным делам, можно взять так же на Палату расходы по оплате бесплатной юридической помощи.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Когда будем голосовать размер отчислений, проголосуем Ваше предложение.
    
    Кто за то, чтобы утвердить предложенную смету на 2013 год, прошу голосовать.
    (Голосование)
    Кто против? Воздержались? 3 человека.
    Решение принято.

    
    Коллеги, маленькая справочка. Я понимаю, извините, коллеги, это Объединенная коллегия адвокатов? Дело в том, что Объединенная коллегия адвокатов, я не хотел уж так это обнародовать, чтобы не демонстрировать некое почти бессилие Совета, вернее, мы просто не хотим скандала, но адвокаты Объединенной коллегии адвокатов, будучи занятыми в этой системе, на самом деле никаких процентов Палате не отчисляют. Поэтому ребята просто хотят узаконить то, чем они де-факто давно уже пользуются, а мы посмотрим, справедливо ли выговаривать себе отдельные условия для работы, игнорируя тот Порядок, который существуют в Палате для всех. А все это, между прочим, как Вы слышали из отчета мандатной комиссии 3 700 человек.
    
    Мы смету утвердили, в том числе и взнос. Я хотел бы, чтобы мы проголосовали отдельно за размер отчислений. Еще раз, чтобы было понятно. В отчисления, которые устанавливаются, они расходуются по двум направлениям. Первое направление – это непосредственно компенсация расходов самой Палаты. Это остается неизменной в сумме 580 рублей с адвоката. Другая часть отчисления, раньше это было 120 рублей, теперь на Федеральную палату наша Палата должна за каждого адвоката отчислять не 120, а 170 рублей, поэтому увеличение на 50 рублей это, по сути, покрытие тех дополнительных затрат, которые несет Палата, чтобы новый размер отчислений поддерживать на содержание Федеральной палаты.
    
    Кто за то, чтобы на эти 50 рублей увеличить ежемесячный размер?
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    Обоснование-то какое?
    
    (Е.В. Семеняко: Я не понял.)
    
    Обоснование какое 50 рублей?
    
    Е.В. Семеняко
    
    Я уже обосновал. Я сказал, что эти 50 рублей Палата наша несет дополнительно в связи с увеличением расходов на содержание Федеральной палаты адвокатов. Если этого решения недостаточно, пожалуйста, обращайтесь в Федеральную палату адвокатов, можете мне написать запрос, я Вам объясню, почему на 50 рублей. Федеральная палата адвокатов, от которой Вы ждете решения многих проблем, 6 лет не увеличивала размер отчислений на свое содержание. Так? Если за эти 6 лет, извините, аренда, коммунальные услуги и прочее, Вы за 6 лет платите те же деньги за свет, за газ, за все остальное? Я думаю, что, наверное, нет. Что такое 50 рублей за 6 лет к 120? Это меньше инфляционной поправки на эту сумму. А Вы мне говорите: а ну-ка давайте, этот полтинник обоснуйте, не себе ли в карман Вы кладете? Не себе в карман кладу, а хочу, чтобы наша корпорация выглядела достойно и прилично. Без денег, без нормального финансирования нашей работы невозможно сегодня нормально, полноценно выполнять работу и хотя бы в какой-то мере оправдывать те надежды, которые возлагаются на органы адвокатского самоуправления.
    
    Мы проголосовали. Хотел бы, чтобы Вы зачли мою реплику. Извините, может быть, за несколько чрезмерный эмоциональный вариант, зачли ее за обоснование.
    
    Кто за то, чтобы утвердить размер отчислений в предлагаемом варианте – 750 рублей, прошу голосовать.
    (Голосование)
    Кто против? (Нет.) Воздержался? (Нет).
    Решение принято.

    
    Коллеги, теперь в отношении 200 рублей. Я не знаю, может быть, я пойду против течения, но я хотел бы сказать одну вещь: мы готовы были бы принять это решение, как принимали его раньше, но при этом надо отдавать себе отчет вот в чем. Если за задолженности по отчислениям скажем так уставным, адвокат отвечает, в том числе, и в дисциплинарном порядке, то здесь, хотя есть наше решение, оно, конечно, исключительно добровольное, его не надо понимать так, что надо вопреки своему внутреннему убеждению, своему внутреннему влечению эти 200 рублей вносить. Это решение конференции, которое разрешает или позволяет всем нашим коллегам, которые готовы сделать какой-то посильный вклад в помощь, в том числе, материальную ветеранам нашей профессии, вот это решение позволяет.
    
    Юрий Михайлович Новолодский уже много-много лет, в отличие от всех нас, может быть, не всех нас, но в отличие от очень многих, отчисления делает в размере 1 000 рублей. И вот делает и делает. Кто хочет последовать его примеру, на здоровье.
    (Аплодисменты)
    
    За наполнение ветеранского фонда в размере 200 рублей, добровольного акта. Кто за то, чтобы поддержать это решение нашей конференции, оно стало уже традиционным. Кто за то, чтобы эту традицию поддержать, прошу голосовать.
    (Голосование)
    Кто против? (Нет.) Воздержался? (Нет).
    Решение принято.

    
    Ю.М. Новолодский
    
    Это мне было наказание, когда мы создали Палату в 2002 году, и я внес предложение платить по тысячи рублей. Евгений Васильевич сказала: «Вот ты и плати!» Вот я так и плачу.
    (Аплодисменты)
    
    О формировании Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга в соответствии со ст.ст. 30-31 Федерального закона № 63-Ф3 от 31.05.2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
    
    Е.В. Семеняко
    
    Коллеги, сейчас у нас почти завершающая часть нашей конференции. Это то, что обозначается в законе таким термином, как ротация Совета. Я хотел бы сделать маленькое предисловие к этой процедуре.
    
    Это не просто наше личное желание от части коллег, работающих в Совете, освободиться. Закон обязывает Адвокатскую палату, вернее, Совет Адвокатской палаты раз в два года на 1/3 обновлять свой Совет. Это и называется ротация Совета, это и есть один из принципов формирования Совета. Те коллеги, фамилии которых я назову, я хочу быть правильно понятым, это пять человек, это не провинившиеся, это не те, кто работал плохо, это достойные, хорошо работающие члены нашего коллектива Совета. В силу разных причин приходиться раскладывать пасьянс и думать, например, так. Юрий Николаевич Хапалюк – замечательный мой коллега, помоложе меня. Из 10 лет существования Адвокатской палаты 8 лет с перерывом в 2 года состоял в Совете Адвокатской палаты. Есть у нас другие не менее молодые коллеги, надо как-то освобождать место. За кого хватаешься в этом случае? Ладно, Юрий Николаевич себя уже проявил, имеет репутацию определенную в Палате. В конце концов, его люди и так уже знают, надо дать попробовать другим. Юрий Николаевич в этом смысле пострадал, потому что он оказался первой кандидатурой для того, чтобы за счет его решить проблему ротации.
    
    Наверное, у нас в Палате мало найдется людей, которые не видели, не слышали или не знали бы Владимира Гарнина. Все наши культурно-массовые мероприятия, в том числе и связанные с выездами за пределы Санкт-Петербурга и так далее. Какие-то соревнования, в том числе и спортивные, это все связано с его именем. А вот этот выход на стрелку Васильевского острова в День Победы, где Адвокатская палата разворачивает штабную палатку, дальше кухня, военная техника, песни, пляски. Это уже стало привычной или неизменной приметой для этого праздника, по меньшей мере, на Васильевском острове. Но здесь та же самая ситуация. Кажется, что Владимир сможет эту работа выполнять и не менее энергично и с отдачей, тем более что он одновременно был заместителем президента Адвокатской палаты как раз по культурно-массовой работе. Значит, останется вот в этом качестве.
    
    Я дальше назову еще трех коллег, которых предлагает Совет. Вначале предложил я Совету, Совет предлагает конференции, утвердить кандидатуры на выход из Совета для того, чтобы были освобождены пять вакантных мест, чтобы можно было эти пять мест занять другим кандидатурами, таким образом, выполнить указание о ротации.
    
    Александр Александрович Звонков. Я не знаю, он здесь присутствует. Вон стоит. Александр Александрович Звонков, я бы так сказал, у нас в Совете люди все хорошие, я бы даже сказал, что все умные, но таким уровнем толерантности, которым обладает Александр Александрович, почти защитник всех тех, кто проходит через дисциплинарную ответственность. Но тем не менее у него есть профессиональные интересы, которые далеко выходят за пределы тех же самых дисциплинарных дел. Мне показалось, что Александру Александровичу, поскольку надо двигаться дальше, чтобы набрать пять человек, будет интереснее работать над новым законом, над формулированием предложений по новым организационно-правовым формам деятельности адвокатов. Я ему предложил стать вместо члена Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга советником Президента Федеральной палаты по этим вопросам. Он это предложение принял. Я ему очень благодарен, что таким образом появляется у нас третье место.
    
    Владимир Федорович Соловьев. Владимир Федорович Соловьев, в Совете он, не в Совете, он занимается тем, что уже стало его неотъемлемым атрибутом, он занимается и отвечает, тоже, кстати, как заместитель президента Адвокатской палаты отвечает за организацию работы по назначению в порядке 51-й. Мне кажется, занимается этой работой неплохо, занимается очень хорошо, потому что это очень тяжелая работа, еще тяжелая с точки зрения общения. Как правило, приходится сталкиваться с претензиями, с неудовольствием. Редко кто тебе готов сказать «спасибо», а чаще все-таки предъявляют претензии. Тем не менее у Владимира Федоровича это прекрасно получается. Он вышел за рамки сугубо организационные, он организует семинары, организует учебу. В этом смысле он оказался на своем месте, что называется. Эта кандидатура в некотором смысле формально выходит из Совета, потому что он продолжит работу в том направлении, за которое он все это время отвечал.
    
    Наконец, последняя кандидатура – это Михаил Герасимов. Тоже молодой человек. Михаил Герасимов член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов. Мы договорились с Юрием Михайловичем Новолодским, что Михаил продолжит работу в этой комиссии, причем продолжит ее в качестве одного из заместителей Юрия Михайловича, отвечающего за повышение эффективности этой работы. Не просто повышение эффективности, а чтобы работа этой комиссии была нацелена на самые болевые точки, с которыми сталкивается наше сообщество.
    
    Вот я Вам назвал пять кандидатов, нынешних членов Совета, которых Совет предлагает из Совета вывести для того, чтобы освободить места для новых членов.
    
    Чтобы я хотел сказать перед голосованием. Убежден, что у нас и у оставшихся членов Совета, и у Вас, у делегатов конференции, у всех нас, есть достаточно оснований для того, чтобы наших коллег поблагодарить за хорошую работу, за умение работать в коллективе.
    (Аплодисменты)
    
    За очень высокие командные качества и за готовность работать дальше в интересах и во благо нашего сообщества. Сейчас мы должны будем проголосовать за утверждение этих кандидатур как членов Совета, покидающих Совет.
    
    Кто за то, чтобы поддержать решение Совета, прошу проголосовать.
    (Голосование)
    Кто против? (Нет.) Воздержался? (Нет).
    Решение принято в этой части.

    
    А теперь у нас пойдем речь о заполнении вакантных мест. Здесь я должен тоже сделать некоторую предварительную ремарку. Мы сидим перед Вами, вот нас тут пятеро, и еще члены Совета. Мне кажется, что пришло то время в нашей Палате, когда те мои коллеги, которые относятся уже к солидной возрастной группе, должны так или иначе сделать определенные шаги, чтобы ответственность за состояние дел в нашей Палате и участие в решении проблем, с которыми сталкиваются в нашей профессии, в частности, наше сообщество адвокатское в Санкт-Петербурге была принята и на плечи более молодого поколения. Нужно все сделать для того, чтобы у нас Совет составлял такой эффективный сплав, содружество, некую, может быть, не побоюсь этого слова, команду, где были бы представлены, с одной стороны, различные направления профессиональной нашей специализации, с другой стороны, были бы представлены различные возрастные группы адвокатов нашей корпорации. Были бы представлены и адвокаты, работающие в разных адвокатских образованиях, по возможности. Надо сделать так, чтобы эти люди были, толковыми, способными и отвечали этим критериям.
    
    По закону – прерогатива президента предлагать кандидатуры на вакантные места. Когда я предлагал эти кандидатуры, я исходил вот из чего. На мой взгляд, эти наши новые коллеги должны быть уже состоявшимися адвокатами, у них должна быть собственная выраженная юридическая практика. С другой стороны, они не должны замыкаться в собственной профессиональной норке, а должны интересоваться проблемами сообщества, не только интересоваться, но и личным своим участием что-то делать для того, чтобы наши проблемы, наши вопросы решались. При этом они еще и должны отвечать некоторым личностным качествам, а значит, не быть чрезмерно тщеславными и честолюбивыми, чтобы гордыня их не особенно подминала, а были бы при этом людьми, которые понимают, что только вместе, только коллективом можно чего-то добиться и так далее.
    
    Исходя из этих принципов, а также исходя из того, что этих людей, каждого из тех, кого я рекомендую, я каждого знаю, о каждом у меня сложилось свое представление, и исходя из этих представлений, весьма положительных представлений, я в конце концов предложил Совету на утверждение, а Совет в свою очередь предлагает на утверждение конференции вот такие кандидатуры.
    
    Первый у нас идет по списку Богомолов Евгений Вениаминович.
    (Аплодисменты)
    
    Евгений Вениаминович, поднимись, пожалуйста. Евгений Вениаминович, между прочим, всеми теми признаками или всем тем требованиям, о которых я говорил: есть своя адвокатская практика, есть, что очень важно, репутация в нашем сообществе как энергичного, толкового адвоката. За плечами около 15 лет адвокатской практики плюс еще несколько лет стажерства. По профессии это отнюдь не новичок.
    
    Следующий наш кандидат - Зинченко Валерий Валерьевич. Зинченко Валерий Валерьевич, может быть, менее известный, чем Евгений Богомолов, но менее известен по одной простой причине: работает и весьма успешно, и давно в области так называемой бизнес-адвокатуры. Это с этой адвокатурой нам предстоит договариваться, это с этими адвокатами нам в дальнейшем предстоит обустраивать на каких-то новых условиях нашу профессию. Валерий, которого я знаю давно, еще со студенческой поры, совершенно адекватный человек. Есть у него еще одно интересное достижение – интересная клиентура и интересные партнеры. Вот когда я немного раньше упоминал члена Совета Федерации, с которым когда-то Валерий работал, то именно Валерия я и имел в виду. Мне кажется, это тоже имеет определенное значение для того, чтобы была возможность усилить наш потенциал, усилить то, что называется нашими лоббистскими возможностями в законодательных органах. Я разговаривал по этому поводу и с самим Валерием, и с его бывшим партнером, тут есть взаимопонимание, есть поле для сотрудничества и так далее.
    
    Третий кандидат - Зубанова Елена Владимировна.
    (Аплодисменты)
    
    Зубанова Елена Владимировна. Во-первых, начнем с того, что она блондинка, хотя я Вам скажу откровенно, что и брюнетки у нас приветствуются. Я забыл сказал об одном качестве. Несмотря на такой молодой возраст, она у нас и вполне состоявшийся адвокат, и Елена Владимировна имеет определенный опыт организационной работы. Она, по-моему, заместитель заведующей центральной консультации Международной коллегии адвокатов. Поэтому отнюдь не новичок в нашей профессии, знает проблемы, с которыми нам приходится сталкиваться, имеет по этим проблемам весьма аргументированную позицию, но эта позиция имеет ту особенность, что она вполне совместима с позициями других коллег, и таким образом, мы общими усилиями имеем возможность значительно эффективнее нашу точку зрения отстаивать.
    
    Я очень надеюсь, что Международная коллегия адвокатов, кстати сказать, это тоже достаточно интересный показатель в нынешней ситуации, Международная коллегия адвокатов, Объединенная коллегия адвокатов и некоторые иные адвокатские образования предлагали довольно много кандидатур на замещение этих пяти вакантных мест. От Международной коллегии адвокатов было несколько человек, все из них очень достойные. Особенно мне, например, нерадостно, что пришлось из числа тех, кого надо рекомендовать сегодня не воспользоваться кандидатурой Игоря Михайловича Кучеренко, уважаемого члена нашего сообщества.
    
    Я надеюсь, что Игорь Михайлович меня поймет. Если мы хотим, чтобы к нам в Совет пришли новые молодые силы, он, конечно, молодой и энергичный, но все-таки, если обратиться к его паспорту, то я думаю, мы с ним почти сверстники и поэтому надо думать своевременно о том, чтобы такая, в том числе, и возрастная ротация Совета осуществлялась бы. Убежден, что те комиссии, который у нас есть, которые могут быть созданы, дадут поле для деятельности и тех, кто в Совет не вошел, но может работать в структурах при Совете. В частности, то направление работы, которое увлекает Игоря Михайловича, а именно: правозащитная деятельность, я убежден, что она может быть реализована не только в качестве члена Совета. Я очень надеюсь, что Вы поддержите кандидатуру Елены Владимировны, тем более хотелось, чтобы у нас в Совете гендерная проблема была решена, хотя бы на равноправной основе. У нас все время, даже если посмотреть на президиум, я заранее приношу извинение за это неловкость, ни одной женщины нет здесь. Настолько мы, мужчины, привыкли, что мы немножко главнее, что даже уже забываем это иногда и скрывать.
    
    Идем дальше. Семеняко Максим Евгеньевич.
    
    Ю.М. Новолодский
    
    Можно, я его представляю?
    
    Е.В. Семеняко
    
    Одну секундочку. Я вынужден сам это сделать. Дело в том, что у Максима Евгеньевича все эти качества, о которых я говорил, то есть собственная практика, опыт работы, в том числе когда-то Максим Евгеньевич начинал свою профессиональную юридическую карьеру с того, что несколько лет был заместителем руководителя Юридического комитета администрации нашего города под началом Дмитрия Николаевича Козака. Потом некоторое время, недолго, работал в одной из юридических фирм, но уже около 15 лет работает адвокатом нашей палаты. Все то, что сегодня говорилось относительно программ обучения, даже дело дошло до того, что группа молодых коллег с участием Максима возобновили работу нашего дискуссионного клуба. У Максима Евгеньевича есть один недостаток, я его не скрываю, это мой сын. С этой точки зрения получается, я какие-то родственные связи пытаюсь проталкивать. Я уже около 20 лет председатель Президиума Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов, даже больше 20 лет, 10 лет президент Палаты Санкт-Петербурга и Федеральной палаты. Если бы преобладали в моих решениях желания порадеть родному человечку, я думаю, что давно, наверное, куда-нибудь пристроил. Мне кажется, что у нас есть возможность с Вами в течение ближайших двух лет, если Вы поддержите его кандидатуру, посмотреть, реализует ли эта молодая команда те планы, намерения и обязательства, которые она на себя взяла, в том числе Максим Евгеньевич Семеняко. Реализуют. Значит, молодцы, мы не ошиблись. Я верю в то, что они смогут сделать то, что готовы и должны делать.
    
    И последняя кандидатура – это Туманова Ирина Владиславовна.
    (Аплодисменты)
    
    Туманову Ирину Владиславовну рекомендовала, к моему удовольствию, группа адвокатов, которая работает в кабинетах. Рекомендовала как очень толкового коллегу, интересующегося обустройством адвокатской профессии с позиций, с умением отстаивать свою точку зрения, но не до драки, а уважая противоположную позицию. Поскольку нам нужен в нашем Совете такой постоянный диалог, в том числе и с адвокатами, которые в силу специфики самого адвокатского образования – кабинетная форма организации – все-таки стоят несколько в такой изоляции информационной, нам хотелось бы ее преодолеть. В связи с разработкой неких поправок к закону есть необходимость, что называется, кое-что доурегулировать в организации самих кабинетов. Мне хотелось, чтобы позиция тех наших адвокатов, которые работают с использованием этой организационно-правовой формы, была бы решающей для совершенствования законодательства в этой области. В связи с этим у меня очень серьезные надежды и на Ирину Владиславовну. Я уже говорил, Александр Александрович, с которым мы просто договорились и дальше работать по этой теме.
    
    Вот эти пять человек. Можно было бы еще много чего о каждом говорить, но мне хочется надеяться, что главное я Вам рассказал. И если Вы меня услышали, то Вы должны понять, что руководствовался я исключительно соображениями повышения эффективности нашей работы, а также мнением тех моих коллег, которые рекомендовали кого-то из претендентов, кого, допустим, я до этого не знал. Я, к сожалению, раньше не был знаком с Ириной Владиславовной, но когда ее коллеги ее кандидатуру представили и объяснили, что она может делать, на что можно рассчитывать, мне показалось, что это было бы очень хорошим пополнением нашего Совета.
    
    Кандидатуры представлены, какие будут предложения?
    
    Кто за то, чтобы утвердить предлагаемый список, прошу голосовать.
    (Голосование)
    Кто против? (Нет.) Воздержались? (Нет).
    Решение принято.

    
    Коллеги, спасибо Вам за поддержку. Спасибо за понимание. Я Вам должен сказать откровенно, не знаю, как у Вас настроение, честно признаться, мне кажется, мы как-то сегодня очень энергично, по-деловому, а самое главное, чувствуя, что мы люди не только одной профессии, но в этом смысле одной крови. Вот это чувство локтя, понимание того, что мы вместе должны эту работу сделать и сделать ее без крика, без скандала, по-деловому. Мне кажется, что сегодня это настроение на нашей конференции ощущалось. Спасибо Вам огромное. Сейчас мы еще вручим награды нашим победителям – адвокатам. Это, может быть, самая эмоциональная, самая интересная часть нашей конференции, а потом еще и фуршет.
    
    Коллеги, извините, еще у нас Квалификационная комиссия осталась. Коллеги, кто-то напомнил нам, спасибо большое, а то мы так увлеклись завершением, что очень важный вопрос готовы были потерять.
    
    Избрание членов Квалификационной комиссии АП СПб из числа адвокатов - членов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Каждые два года мы должны осуществлять подтверждение полномочий либо действующих членов Квалификационной комиссии, переутверждение их в этом качестве, либо полное переизбрание, либо частичные коррективы в составе этой комиссии. Здесь опять такая ситуация, за которую, я бы сказал, в какой-то степени мне немного неловко. Может быть, как раз это был случай, если бы мы не тронули Квалификационную комиссию, то, может быть, тоже ничего страшного не произошло, потому что это как раз такая комиссия, где чем дольше люди работают вместе, чем больше они притираются друг у другу, чем больше уровень взаимопонимания, тем, мне кажется, эффективнее сама работа. Но ситуация такая, нам очень важен кворум на этой комиссии.
    
    Я у Юрия Яковлевича Шутилкина поинтересовался: всегда ли у нас этот кворум на Квалификационной комиссии обеспечивается? Потому что, Вы понимаете, у нас комиссия из 13 человек, то есть только в случае полного представительства Адвокатской палаты у нас с Вами есть так называемый контрольный пакет голосов. Стоит одному или двум нашим коллегам даже по самым уважительным причинам не попасть на заседание Квалификационной комиссии, и результаты или решения этой комиссии уже могут быть немного другими. Поэтому я и поинтересовался, что есть ли у всех членов комиссии возможность всегда посещать? Юрий Яковлевич, видимо, не очень желая мне отвечать на этот вопрос, и тем не менее он сказал: знаешь, все совершенно замечательные, единственный момент, у Клепиковой Лилии Викторовны в силу того, что, может быть, у нее большая практика адвокатская, иногда бывают пропуски. Я сказал: хорошо, что мы не найдем какого-нибудь другого интересного предложения для Лилии Викторовны? Конечно, найдем. Давайте тогда, а то у нас 10 лет квалификационная комиссия неизменно в одном и том же составе работает и работает. То, что хорошо работает, это правда, но ведь это мы считаем, что хорошо, я не уверен, что все те, кто через эту комиссию прошел, целиком и всегда согласны с нашим мнением. И потом любой коллектив, мне кажется, нуждается в определенном обновлении кадров.
    
    Короче, было принято такое решение Советом, одного человека, а именно: Лилию Викторовну Клепикову, не потому что она что-то делала не так или противопоставляла свое мнение коллективу или какие-то навязывала коллективу ошибочные мнения, да ничего подобного! Она совершенно адекватный человек и абсолютно профессиональный наш коллега, но тем не менее на сегодняшний день решение Совета такое: предложить Совету Адвокатской палаты Лилию Викторовну Клепикову привлечь, нет-нет, Вы не поняли, дайте договорить. Лилию Викторовну Клепикову Совету Адвокатской палаты привлечь к работе по другим не менее важным направлениям с тем, чтобы интересы ее профессиональной адвокатской деятельности не вступали в противоречие с необходимостью каждый раз присутствовать на заседаниях Квалификационной комиссии. А то, что мы ее сможем привлечь, я в этом не сомневаюсь, конечно, при наличии ее доброй воли и отсутствия обиды на нас. А вместо Лилии Викторовны Клепиковой ввести в состав Квалификационной комиссии нашего коллегу, уже из Объединенной коллегии адвокатов Ревзину Татьяну Владимировну.
    
    Я не буду вдаваться в характеристику Ревзиной Татьяны Владимировны, ее рекомендовали как раз те наши коллеги, которые работают с ней, знают ее хорошо, ручаются за то, что это настоящий профессионал. Опять же, подчиняемся мы в этом случае вот этому нашему принципу, который пытались на этой конференции реализовать, некого включения в наши органы адвокатского самоуправления наших коллег, которые представляют более молодую генерацию в нашей корпорации.
    
    Кто за то, чтобы избрать состав комиссии в прежнем составе, за исключением Клепиковой, но включая в состав этой комиссии нового члена Ревзину Татьяну Владимировну.
    (Голосование)
    Кто против? (Нет.) Воздержался? (Нет).
    Решение принято.
    (Аплодисменты)

    
    Коллеги, можно перейти к награждению? Повестка исчерпана, переходим к приятной части.
    
    (ИЗ ЗАЛА: Делегацию на съезд.)
    
    Делегацию на съезд.
    
    Избрание делегатов на Всероссийский съезд адвокатов.
    
    Коллеги, у меня такое предложение. Во-первых, делегатов мы можем избирать открытым голосованием на съезд. Я предлагаю вот что сделать. На съезде будет обсуждаться вопрос совершенствования закона о бесплатной помощи. Кто-то будет говорить о том, что есть города, где все хорошо, кто-то будет говорить, что на самом деле все плохо. У нас в Питере вопреки тому, что и не так все замечательно, но в целом более-менее. Я хотел бы, чтобы число делегатов на съезд для того, чтобы представить питерский опыт организации работы по бесплатной помощи, Татьяну Владимировну Тимофееву. Всего нас может быть до трех человек. Я предлагаю Татьяну Владимировну Тимофееву. Надо еще одного человека. Я хотел предложить еще одну женщину от нас, чтобы как-то поразить своих коллег на съезде Федеральной палаты, поэтому хотел предложить Валентину Леонидовну Левыкину. Если не будет возражений, то можно вот так поступить.
    
    Нет возражений? Тогда голосуем, - Семеняко Е.В., Тимофеева Т.В., Левыкина В.Л.
    (Голосование).
    Против есть? (Нет.) Воздержавшиеся? (Нет).
    Решение принято.

    
    Коллеги, в соответствии с действующим законом каждая палата имеет один голос, хотя нас, делегатов, будет трое, а все три голоса мы должны слить в один и голосовать. Надеюсь, мы там не подеремся.
    
    Награждение адвокатов.
    
    Слово для награждения предоставляется Рушану Зайдуловичу Чинокаеву.
    
    Р.З. Чинкаев
    
    Коллеги, сейчас самое приятное, потому что нас еще ждет небольшой фуршет.
    
    По стародавней традиции питерских адвокатов на каждой конференции, итожа то, что мы прожили за это отчетное время, Совет Адвокатской палаты вынес решение о награждении наших самых достойных, уважаемых, высокопрофессиональных товарищей разными степенями знаков отличия.
    
    Прежде всего я хотел бы назвать имя человека, который награждается в номинации «За вклад в воспитание нового поколения адвокатов и поддержание традиций петербургской адвокатуры». И этим человеком мы признаем Аркадия Яковлевича Бенцианова.
    
    (Награждение. Аплодисменты)
    
    Еще один пункт решения Совета:
    
    Признать победителями в номинациях на конкурсе адвокатского мастерства и наградить денежными премиями следующих адвокатов, добившихся наиболее значительных успехов в своей профессиональной деятельности в 2012 году.
    
    В номинации «За успешный дебют в петербургской адвокатуре» награждаются:
    Сергей Голубок
    Антон Руднев
    Юрий Серов.
    (Награждение. Аплодисменты)
    Коллеги, Вы позволите мне не называть отчества?
    «За успехи, достигнутые адвокатом при представительстве по гражданским делам»:
    Ирина Долгова
    Дмитрий Иванов
    Алина Ленская
    Борис Нижегородцев.
    (Награждение. Аплодисменты)
    «За успехи, достигнутые адвокатом при представительстве по арбитражным делам»:
    Лидия Аношкина
    Нина Боер.
    (Награждение. Аплодисменты)
    Номинация «За успехи, достигнутые адвокатом при осуществлении защиты по уголовным делам»:
    Андрей Березун
    Юрий Морев
    Сергей Чесноков.
    (Награждение. Аплодисменты)
    Номинация «За успехи, достигнутые адвокатом в предпринимательском праве» награждается Алексей Садофеев.
    (Награждение. Аплодисменты)
    Номинация «За успехи в правозащитной деятельности, представительстве в ЕСПЧ и Конституционном суде РФ» награждается Дмитрий Бартенев.
    (Награждение. Аплодисменты)
    «За успехи, достигнутые адвокатом в работе в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда» награждаются:
    Владимир Акинфиев
    Борис Алексашин
    Андраник Давтян
    Ирина Ким
    Татьяна Мащенко
    (Награждение. Аплодисменты)
    И последняя номинация «За активное участие в оказании бесплатной юридической помощи»:
    Татьяна Белорукова
    Макс Дармаев
    Ирина Иванина
    Татьяна Матвеева.
    (Награждение. Аплодисменты)
    Кроме того, друзья, у нас целый список, большой список из нескольких десятков человек, это наши товарищи, которые награждены почетными грамотами и дипломами Адвокатской палаты. Спасибо.
    
    Друзья, есть еще одно замечательное и знаменательное награждение, при котором, хотелось бы, чтобы присутствовали все наши товарищи. Почетным дипломом Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Адвокатская палата в честь 300-летия Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры и за многолетнее сотрудничество с Адвокатской палатой Санкт-Петербурга с чувством глубокой благодарности награждает настоящим дипломом духовно-просветительный центр «Светодуховский» Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры.
    (Награждение. Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Коллеги, давайте дадим награжденным сказать несколько слов.
    
    Иеромонах Серафим
    
    Добрый день, дорогие господа и дамы! Дорогие братья и сестры!
    
    Мне очень приятно получить Почетный диплом для нашего Духовно-просветительского центра в связи с 300-летием Александро-Невской Лавры. И действительно это очень знаменательная дата, все-таки для человечества это много, для монастыря это мало. Монастырь является доминантой нашего города Санкт-Петербурга. И я надеюсь, что все, кто приходит даже на коллегию, как сегодня Вы или Ваши соратники по работе, которые в течение года проводят здесь свои занятия, они прикасаются не просто к залу, к помещению, где проводят совещание, а именно прикасаются к той святыне, в которой Вы сегодня находитесь, потому что Вы находитесь в сердце нашего города, в духовном центре нашего города Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре, где мощами почивает сам покровитель города благоверный Великий князь Александр Невский. И вот эта частичка благодати божьей, чтобы коснулась всех Вас.
    
    Всех Вас поздравляю с Вашим сегодняшним днем – днем коллегии, также поздравляю с наступающим праздником Благовещения Пресвятой Богородицы и приглашаю всех принять участие в этом праздновании, потому что именно в день Благовещения Пресвятой Богородицы был построен храм и отслужена первая божественная литургия, с чего и началось летоисчисление нашей обители. И юбилейный год начнет стартовать с 7 апреля, с Благовещения Пресвятой Богородицы.
    Всех Вас с праздником и мира, добра, тепла и любви.
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    На этом работу Отчетно-выборной конференции Адвокатской палаты Санкт-Петербурга считаю завершенной, приглашаю всех пройти на товарищеский фуршет.



© 2004 - 2017 Адвокатская палата Санкт-Петербурга
Редколлегия сайта