28.08.2018

Расходы на услуги адвоката уменьшают налоговую базу плательщика

Расходы на услуги адвоката уменьшают налоговую базу плательщика

Департамент налоговой и таможенной политики Министерства финансов РФ 6 августа опубликовал Письмо № 03-03-07/55113, в котором пояснил, что расходы на оплату услуг адвоката могут быть отнесены к внереализационным и учитываться в целях уменьшения налогооблагаемой базы. Эксперты «АГ» подчеркнули, что позиция Минфина – не новость, вопрос уже был предметом разъяснений Министерства в 2015 г., а также стал предметом дискуссий в судебной практике. Один из них подробно разъяснил требования налогового законодательства, упомянутые в документе.

Как сообщил департамент, отмечает «АГ», под расходами для целей НК РФ понимаются любые обоснованные и документально подтвержденные затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. В частности, к таким расходам Кодекс в подп. 10 п. 1 ст. 265 относит судебные расходы и арбитражные сборы, которые учитываются при исчислении налога на прибыль организаций в составе внереализационных расходов. Это значит, что налогоплательщик вправе учесть понесенные им расходы на оплату услуг адвоката при соответствии таких расходов вышеуказанным требованиям.

Минфин подчеркнул, что обоснованность расходов должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Комментируя документ, адвокат АБ «Пепеляев Групп» Константин Сасов указал, что для целей учета расходов на оплату услуг представителя налоговое законодательство содержит следующие требования: документальное подтверждение, экономическая обоснованность и наличие деловой цели. Эти требования распространяются на всех клиентов адвокатов: физических и юридических лиц, которые будут учитывать затраты для целей налогообложения.

Константин Сасов пояснил, что документальное подтверждение означает, что объем и полноту услуг адвоката можно проверить по первичным документам. Для этого соглашение, акт выполненных работ (услуг), отчет (распечатка биллинга) или иной аналогичный документ должен максимально точно и полно отражать всю совокупность оплаченных услуг адвоката. «Неоправданная краткость отчетов может породить налоговый спор, который может разрешиться только в самых высших судебных инстанциях, пример тому – Постановление ВАС РФ от 20 января 2009 г. № 2236/07 по делу ЗАО “ПрайсвотерхаусКуперс Аудит”», – подчеркнул эксперт.

Он пояснил, что под экономической неоправданностью юридических услуг налоговые органы понимают их нецелесообразность, ненужность, некачественность или завышение стоимости. В актах налоговой проверки часто можно увидеть довод, что налогоплательщик мог исполнить юридические услуги своими силами.

Адвокат рассказал, что практика высших судов выработала следующие подходы:

– обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата (определения Конституционного Суда РФ от 4 июня 2007 г. № 320-О-П и № 366-О-П);

– право на налоговый учет таких расходов не связано с последующей реализацией этих услуг (см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 18 февраля 1997 г. № 3982/96);

– это право не связано с наличием в штате налогоплательщика аналогичных должностей (см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 17 ноября 1998 г. № 3501/98);

– в отсутствие указанных в ст. 40 НК РФ оснований инспекция не вправе проверять правильность применения цен по заключенным договорам на оказание юридических услуг и ставить эти цены под сомнение;

– поскольку подтверждены факт и размер произведенных расходов, возлагать на налогоплательщика дополнительно бремя доказывания разумности этих расходов суды не имеют правовых оснований;

– порядок отнесения к расходам в целях исчисления налога на прибыль оплаты юридических услуг установлен гл. 25 НК РФ и не связан с оценкой разумности таких расходов при их распределении в составе судебных издержек (см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 18 марта 2008 г. № 14616/07).

Следующее требование – это деловая цель сделки, под которой, по мнению Константина Сасова, следует понимать наличие экономических или иных разумных причин для ее заключения и исполнения. Налоговая минимизация не может быть единственной или основной целью сделки (ст. 54.1 НК РФ). «В целях борьбы с мошенничеством налоговые органы часто подвергают сомнению наличие деловой цели в уплате высоких гонораров представителям налогоплательщика в суде. Лучшим доказательством наличия такой цели может послужить расчет экономической выгоды плательщика, полученной в результате такой услуги. Так, например, размер сбереженных денежных средств клиента может многократно превышать затраты на оплату услуг адвоката, представлявшего его интересы в суде (см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 18 марта 2008 г. № 14616/07)», – подчеркнул Константин Сасов.

Он назвал еще одно требование, которое налоговые органы предъявляют сегодня к затратам на оплату юридических услуг, – налоговая добросовестность адвоката. В недавнем Соглашении от 30 июля 2018 г. № 01-01-06/08-321/№ 7-8-01/20571 Минфин России и ФНС России договорились, что Минфин будет направлять в ФНС информацию обо всех судебных актах, предусматривающих взыскание судебных издержек на оплату услуг адвоката за счет средств проигравшего госоргана. Это позволит налоговым органам оперативно провести налоговую проверку адвоката на предмет полноты налогообложения его выручки, компенсированной клиенту за счет средств федерального бюджета. О результатах такой проверки ФНС должна будет отчитаться перед Минфином.

«Можно предположить, что отрицательные результаты такой налоговой проверки адвоката могут негативно отразиться и на правах его клиента: если будет установлено, что клиент знал или должен был знать о налоговой недобросовестности исполнителя, суд сможет снизить размер заявленных судебных расходов до разумных (п. 2 ст. 110 АПК РФ) либо полностью отказать в защите его права (п. 2 ст. 10 ГК РФ)», – заключил адвокат.

Адвокат, партнер Адвокатской фирмы «ЮСТИНА» Дмитрий Шубин добавил, что Минфин уже высказывался по рассматриваемому вопросу в своем Письме от 10 июля 2015 г. № 03-03-06/39817.

Он отметил, что расходы на услуги адвоката, не связанные с представлением интересов компании в суде, также могут уменьшать налоговую базу организации, но на ином правовом основании – подп. 14 п. 1 ст. 264 НК РФ: «Согласно данной норме расходы на юридические услуги включаются в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией».

В связи с этим в соглашении между адвокатом и компанией-доверителем целесообразно указывать, какую именно юридическую помощь оказывает адвокат доверителю: консультирование, представление интересов по конкретному спору в суде и др., пояснил эксперт.

Источник: пресс-служба ФПА РФ