СОВЕТ
КВАЛИФИКАЦИОННАЯ
КОМИССИЯ
РЕВИЗИОННАЯ
КОМИССИЯ
КОМИССИИ
ИНСТИТУТ
АДВОКАТУРЫ
СОВЕТ
ВЕТЕРАНОВ
АППАРАТ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ
КОДИФИКАЦИЯ АП СПБ
РЕШЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИЙ
РЕЕСТР АДВОКАТОВ
РЕЕСТР АО
ПРЕКРАЩЕН СТАТУС
ЗА СОВЕРШЕНИЕ ДИСЦИПЛИНАРНОГО
ПРОСТУПКА
ВЕДЕНИЕ ДЕЛ ПО НАЗНАЧЕНИЮ
БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ
УЧЕБА АДВОКАТОВ
И СТАЖЕРОВ
ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ
ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ОБ АДВОКАТУРЕ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПАЛАТА АДВОКАТОВ
БАНКОВСКИЕ
РЕКВИЗИТЫ
КОНТАКТЫ
ВИДЕО
ССЫЛКИ
Мероприятия
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга



заместитель президента
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
А.С. САВИЧ
Электронная адвокатура - advokatura.pro
Центр медиации Санкт-Петербурга - Медиатор.СПб
Институт адвокатуры - Институт правовых исследований,адвокатуры и медиации при Адвокатской палате Санкт-Петербурга
Адвокатское телевидение - АдвокаТВ - advokatv@ru
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
«НЕ ЧИТАЙТЕ НА НОЧЬ УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС»
в фешенебельном яхт-клубе "Терриоки" в Зеленогорске прошел семинар "Актуальные проблемы защиты профессиональных прав адвокатов".


      В первый, субботний, день сверкало яркое солнце. Дорога в Зеленогорск была похожа на сказочную декорацию: деревья на обочинах были одеты в сверкающие пышные снежные наряды. Из больших окон яхт-клуба отчетливо чертилась линия горизонта, и, кажется, было видно финский берег. Хотя внутри яхт-клуба не покидало впечатление, что мы уже переместились чудесным образом в страну Суоми.

      Под стать погоде в первый день прошел и научно-практический семинар "Актуальные проблемы защиты профессиональных прав адвокатов", организованный Адвокатской палатой Санкт-Петербурга.

     Финский залив заливало неистовым слепящим солнечным светом. Он врывался и в конференц-зал через широкие от пола до потолка окна и создавал необычное ощущение, что ты не на адвокатском семинаре, а вдруг оказался, на пустынном курорте. Магически действовал и бассейн в тридцати шагах от зала, с изумрудной водой, выходящий изгибом кафельных стен на улицу, и едва заметным паром над ним. Все это были важные и отнюдь не проходные штрихи к самому действию, которое в первый день скорее напоминало драматическую театральную постановку, яркий спектакль вдруг взорвавшийся игрой трех замечательных "актеров" Юрия Новолодского, Андрея Савича и Владимира Соловьева.


      Семинар открыл Владимир Федорович Соловьев, заместитель президента Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

      Пока он говорил о целях и задачах мероприятия зал заполняли адвокаты, которые решились провести выходные вместе с коллегами за обсуждением злободневных для адвокатуры вопросов.

      Небольшой зал был заполнен на две трети, что не могло не радовать, как самих адвокатов, так и организаторов этой необычной идеи, и как оказалось очень правильной идеи, выбрать столь экзотическое место для проведения семинара и круглого стола. Народа было много, и народ был уже доволен, что его довезли до самого Финского залива на автобусе, разместили в роскошном отеле и в удобном комфортном зале с кондиционерами открыли недлинной речью мероприятие, которое часто напоминало неформальное общение коллег в адвокатском клубе. Все могли вмешиваться в ход обсуждения и задавать вопросы, прямые, иногда нелицеприятные руководству Адвокатской палаты. Никто не обрывал, не требовал сесть на место и не мешать своими дурацкими репликами мэтрам адвокатуры рассказывать о том, как надо защищать свои права.


      Такая свободная, открытая манера общения очень быстро пробудила в зале заинтересованность и доверие, и изгнала с лиц, обычную на таких мероприятиях, скуку и желание скорее покинуть помещение.

      Да и сама личность Юрия Михайловича Новолодского не могла не пробудить у собравшихся в курортном местечке адвокатов замечательного желания активно участвовать в бурно развивающемся действии.

      - Если кто не знает, - сразу начал с места в карьер президент Балтийской коллегии адвокатов, - я еще заместитель председателя российской комиссии профессиональных прав адвокатов. Я в адвокатуре с 1976 года…


      И строго взглянул на вице-президента Адвокатской палаты Андрея Савича. Неспроста взглянул, как шашкой рубанул…

      Говорил Юрий Михайлович долго, очень долго. Но говорил ярко, самозабвенно, красноречиво, так, что казалось, еще немного и сам зал превратиться в римский Форум и закутанный в тогу в окружении граждан стоит сам Марк Туллий Цицерон.

      Юрий Михайлович говорил о себе, и о своем взгляде на действия адвоката, когда следственными или прокурорскими органами нарушаются его права. Говорил убедительно, аргументировано, с яркими примерами из личной практики. Собственно это была готовая блистательная лекция на заданную тему. Причем, рожденная здесь, в тот самый момент, в той самой голове, что называется, экспромтом. Удивительный талант, который мне напомнил известное драматургическое действие об итальянском виртуозе из маленьких трагедий Александра Пушкина. Вот некоторые цитаты из этой замечательной речи.


      "…Нашей стране, может быть, придется прожить еще сто лет, чтобы понять суть профессии адвоката. Все, что происходит в сегодняшнем мире, может быть четко ориентировано и позиционировано на три категории: личность, общество, государство. Основы уголовного правосудия уходят именно туда. Сегодня вряд ли понимают многие судьи, что суд присяжных, родившийся в Англии, есть четкое проявление этих трех категорий. Сторона присяжных - это общество, судья - это государство, подсудимый - это личность. Когда я слышу от прокуроров, что опять неудачное получилось решение в суде присяжных, что они ведь не юристы, хочется сказать, что ты не просто не юрист, ты просто "адивот". Как раз логика и предполагает, что юристов не должно быть в коллегии присяжных, потому что один юрист испортит всех. Опыт показывает, что получение юридического диплома и образования, наложенное на не очень зрелый ум, дает потрясающе идиотский результат…".

      "…У неких следователей случились серьезные проблемы с делом. Раз им вернули, два - ну не клеится обвинение. Две женщины, адвокаты, защищают одного человека. Им стали говорить: "Поговорите со своим подзащитным, пусть признается, это для него закончится ничем". Это уже граничит не с нарушением адвокатских прав, а с преступлением. Адвокатам говорят: "Вы несговорчивые, когда вы будете знакомиться с материалами дела, вы увидите много интересного и про себя, так что подумайте, иначе как бы вам местами не поменяться". Это откровенная угроза в адрес адвоката. Одна из адвокатов знакомится с материалами дела в порядке статьи 217 УК РФ, вдруг открывается дверь, входит некий здоровенный фигурант, под два метра, садится и начинает на нее пристально смотреть. Она спрашивает помощника следователя: "Кто это?". "Так надо". Заходит второй. Хорошо, что у женщин развита интуиция, она встает и уходит, но когда она подходит к машине, чтобы уехать, там этих ребят с толстой шеей уже несколько и машина блокирует выезд. Ей говорят: выходите из машины. Она закрылась внутри и звонит 02, в Палату, мужу. Около 40 минут эти фигуранты, включая следователей, что-то там куролесили. Как оказалось, они хотели дать ей извещение о том, что она вызывается в качестве свидетеля, но форма-то какая, какое недопустимое психическое давление оказано на адвоката. Ей дали это уведомление и с ним она приходит в Адвокатскую палату: идти или не идти. Ей говорят: идти. В данном случае "итди" - это отдать своего коллегу на растерзание, причем, не имея под этим никаких правовых оснований. Если адвокатура начинает отступать, договариваться - это начало конца адвокатуры…".

      "…Один из первых я начал заявлять ходатайство о конкретизации обвинения. В городском следственном комитете (тогда еще управлении) был следователь, который говорит: да нет еще такого адвоката, которому невозможно отказать. А начальник: "Ты пойди и откажи Новолодскому!". Этот начальник тогда был Аркадий Крамарев. Приходит следователь в тюрьму и начинает: "В ходатайстве отказать". Мы заготовили ходатайство в письменном виде специально очень многословное. Он мне:

     - Есть у вас еще ходатайства?
     - Есть.
     - Давайте.
     - Не будем давать. Мы сейчас будем диктовать, а вы записывать.
     - Еще чего!
     - Будете, куда денетесь. В законе было написано, что ходатайство заносится, либо защита предъявляет это ходатайство для приобщения к делу, либо следователь вносит его в протокол.
     - Так оно у вас есть в письменном виде.
     - Да.
     - Дайте его мне.
     - Я буду решать, давать или не.


      Ничего не получилось в этот день, но на следующий день он, как побитый пес, после беседы с господином Крамаревым, прибыл, до и после обеда я сидел нога на ногу и диктовал ему.

      Нет еще такого следователя в Петербурге, против которого нельзя было бы эффективно выступить адвокату, знающему и умеющему пользоваться своими процессуальными возможностями.

      А тот крутой следователь писал, а куда денешься…".

      Мне казалось, что Юрий Новолодский будет говорить до самого вечера, неудержимо, приводя примеры из своей богатой юридической практики, перебивая самого себя и, все разгорячаясь от собственного красноречия и блестящего владения речью. Вот уж действительно, если уж Бог даст настоящий талант, его ничем не остановить…талант, то есть. Но поезд, скорый, литерный, остановился почти точно по расписанию.


      И тут случалось то, что бывает редко в подобных мероприятиях. Сам собой родился незапланированный экспромт деловой игры.

      Все началось с того, что Андрей Савич стал рассказывать, очень образно, об адвокатской тайне, сравнив ее со страной, с четко очерченными границами.

      Юрий Новолодский и на этот раз не смог промолчать и предложил своему оппоненту, "выбросить из головы и никогда не представлять себе тайну в форме территории с границами…". И дальше все вдруг развернулось в жесткую дискуссию о превращении адвоката в свидетеля. Старый спор, который довольно часто вспыхивает в адвокатском сообществе. Существует две почти непримиримые позиции.

      Одна говорит о том, что надо идти к следователю, со своим коллегой - защитником, который должен представлять интересы вызванного адвоката в качестве свидетеля, и в соответствии с законом предотвратить выведение адвоката из процесса, превращая его из защитника в свидетеля по данному делу. Такими трюками часто пользуются следователи по резонансным делам.


      Одну позицию отстаивал вице-президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Андрей Савич, исходя из реальной жизни, призывая учитывать реалии фукционирования нашей правоохранительной системы.

      В случае неправомерного вызова адвоката на допрос, по его мнению, следует все-таки явиться на это следственное действие, но не одному, а со своим коллегой адвокатом, заключив с ним соглашение. При этом сам вызванный в допросе участвовать не должен, а от его имени должен сообщать всю информацию его представить. Таким образом, с одной стороны, удастся избежать попыток привода за отказ явиться по вызову следователя, а с другой стороны, допрос фактически не состоится и каких-либо возможностей вывести адвоката из дела в связи с тем, что он участвовал в нем в качестве свидетеля, у следствия не будет.


      А вот когда ты игнорируешь повестки, к тебе может приехать домой наряд милиции и осуществить привод, взломать дверь и доставить к следователю, погрузив в милицейскую "буханку". Потом, возможно, эти действия и будут признаны неправомерными, нор это будет уже потом!

      Такой позиции придерживался в стихийно возникшей дискуссии вице-президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Андрей Савич.

      И вторая позиция, заявленная Ю.Новолодским.

      "Ходить не надо к следователю, в молчанку играть не надо, гораздо эффективнее обратиться к адвокатскому сообществу. Нельзя допускать, чтобы хотя бы на минуту адвокат побыл в статусе свидетеля…, - советовал собравшимся Юрий Новолодский. В общем, не мира, не войны, а армию распустить…


      И известный адвокат вдруг предложил сыграть в подзабытую в нынешние времена деловую игру. Андрей Савич - защитник адвоката вызванного в суд, в роли адвоката Владимир Соловьев, а следователь - Юрий Наволодский. Схема проста. Адвокат приходит к следователю, но не произносит ни слова, вместо него говорит его защитник, а следователь должен попытаться допросить адвоката как свидетеля. Почти невозможно передать всю яркость, эмоциональность этой великолепной игры. Соловьев молчал, как партизан на допросе. Только довольно усмехался. Савич с трудом отбивался от надо сказать иезуитской тактики следователя, который медленно завлекал своих визави в ловко расставленную ловушку. С таким жаром и напором исполнял свою Роль Юрий Михайлович, что невольно закрадывалась мысль, что прокуратура России много потеряла, что Новолодский ушел в адвокатуру. Жаль, что не было случайно проездом в яхт-клубе генерального прокурора и руководителя Следственного комитета.


      Через полчаса бурной дискуссии Юрий Наволодский с нескрываемой радостью объявил себя победителем. Следователю удалось загнать в угол защитника и адвоката и сделать из последнего свидетеля.


      Зал был в восторге, это было здорово, хотя я бы не сказал, что все поголовно были уверены в победе нашего петербургского Цицерона.


      Так как спектакль затянулся, заместитель президента адвокатской палаты Татьяна Тимофеева и заместитель председателя Квалификационной комиссии Юрий Шутилкин вынуждены были докладывать по своим темам кратко, но емко. Зал за краткость сообщения был им благодарен…


      Татьяна Тимофеева поделилась с собравшимися проблемами с оплатой труда адвокатов и как их решает Адвокатская палата, а Юрий Шутилкин открыл новое качество дисциплинарного производства, оно, производство, по мнению докладчика, оказалось эффективным средством защиты профессиональных прав адвоката. Причем, он это заявлял не голословно, а с цифрами на руках. И убедил, даже Михаила Герасимова.

      На второй день яхт-клуб окутал туман. Когда мы ехали из Петербурга, то боялись, что продолжение семинара может и не состояться, по разным причинам. Но, несмотря на часовую задержку, все-таки желание дискутировать и делиться с коллегами своими мыслями было сильнее, чем красивые виды за окном, бассейн и тихий отдых в комфортных номерах. Заместитель президента Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Владимир Федорович Соловьев поделился своими секретами успеха адвоката, а именно высокой квалификацией и профессионализмом. В ходе его выступления не раз возникали другие мнения, которые транслировались многократно Михаилом Герасимовым, Юрием Новолодским, Юрием Хапалюком и другими адвокатами. В результате получилась очень профессиональная дискуссия о победах и поражениях петербургской адвокатуры. В конце дискуссии одна девушка заявила, что вчера вечером читала Уголовный кодекс. На что Юрий Михайлович Новолодский выдал почти гениальный афоризм "Не читайте на ночь Уголовный кодекс, это может плохо кончится…".


      Через два часа все адвокаты высыпали на балюстраду яхт-клуба к самовару с разнообразием чаев и горячительных напитков. Самовар раздувал человек в красной шелковой рубахе. Я вспомнил, что почти точно так же одетый под а ля рус человек угощал чаем президента США Барака Обаму на завтраке у Владимира Путина. Я в том смысле, что адвокаты живо интересуются большой политикой и иногда даже в ней лучше понимают, чем иные профессиональные политики.

      Перед нашим отъездом я попросил поделиться своим мнением некоторых участников семинара.

      Юрий Новолодский: Надо раз в месяц проводить подобные семинары. А может быть даже и чаще.

      Юрий Хапалюк: Мне очень понравилось. Хорошо, когда в такой неформальной обстановке обсуждаются серьезные насущные для адвокатуры вопросы.

      Игорь Кучеренко: Было бы не плохо, приглашать на наши семинары, например, представителей из судейского сообщества… Мне кажется, было бы полезно услышать и другую сторону. Я думаю, что в таком прекрасном месте никто не отказался провести с коллегами время.


Федор Константинов
фото Сергея Унру


© 2004 - 2017 Адвокатская палата Санкт-Петербурга
Редколлегия сайта