СОВЕТ
КВАЛИФИКАЦИОННАЯ
КОМИССИЯ
РЕВИЗИОННАЯ
КОМИССИЯ
КОМИССИИ
ИНСТИТУТ
АДВОКАТУРЫ
СОВЕТ
ВЕТЕРАНОВ
АППАРАТ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ
КОДИФИКАЦИЯ АП СПБ
РЕШЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИЙ
РЕЕСТР АДВОКАТОВ
РЕЕСТР АО
ПРЕКРАЩЕН СТАТУС
ЗА СОВЕРШЕНИЕ ДИСЦИПЛИНАРНОГО
ПРОСТУПКА
ВЕДЕНИЕ ДЕЛ ПО НАЗНАЧЕНИЮ
БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ
УЧЕБА АДВОКАТОВ
И СТАЖЕРОВ
ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ
ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ОБ АДВОКАТУРЕ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПАЛАТА АДВОКАТОВ
БАНКОВСКИЕ
РЕКВИЗИТЫ
КОНТАКТЫ
ВИДЕО
ССЫЛКИ
Мероприятия
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга



заместитель президента
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
А.С. САВИЧ
Электронная адвокатура - advokatura.pro
Центр медиации Санкт-Петербурга - Медиатор.СПб
Институт адвокатуры - Институт правовых исследований,адвокатуры и медиации при Адвокатской палате Санкт-Петербурга
Адвокатское телевидение - АдвокаТВ - advokatv@ru
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

    1 июня 2012 года состоялась отчётная конференция Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, которая рассмотрела следующие вопросы:

Повестка дня
отчетной Конференции
Адвокатской палаты Санкт-Петербурга
1 июня 2012 года

    1. Отчёт о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2011 г.

    2. Отчёт Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга об исполнении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2011 г.

    3. Утверждение отчёта Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2011 г.

    4. Об определении размера обязательных ежемесячных отчислений адвокатов на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

    5. Об утверждении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга на 2012 г.

    6. Награждение адвокатов.


    Отчетной конференцией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга были приняты следующие решения по Повестке дня:

    1. Отчёт о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2011 г.

    Отчёт о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2011 г.. отчетно-выборной конференцией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга был утвержден.

    2. Отчёт Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга об исполнении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2011 г.

    Отчёт Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга об исполнении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2011 г. отчетно-выборной конференцией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга был утвержден.

    3. Утверждение отчёта Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2011 г.

    Отчёт Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2011 г. отчетно-выборной конференцией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга был утвержден.

    4. Об определении размера обязательных ежемесячных отчислений адвокатов на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.

    Утвердить с 01 июня 2012 года размер ежемесячных обязательных отчислений на общие нужды Адвокатской палаты Санкт-Петербурга в размере:

    1. 700 рублей ежемесячно (в т.ч. 120 рублей на нужды ФПА РФ) для всех адвокатов, кроме перечисленных ниже:
    - для адвокатов, участников и инвалидов Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.), жителей блокадного Ленинграда, узников фашистских концлагерей, имеющих инвалидность I группы, а также адвокатов, имеющих стаж работы в адвокатуре Санкт-Петербурга (Ленинграда) более 45 лет, обязательные ежемесячные отчисления установить в размере 120 рублей;

    2. Вопрос о снижении размера обязательных отчислений на общие нужды АП СПб по мотивам тяжелого материального положения в отношении адвокатов-инвалидов II группы решается индивидуально на заседании Совета АП СПб по их личному заявлению на основании заключения Комиссии Совета АП СПб по социальным вопросам. К заявлению необходимо приложить Справку о размере пенсии и Справку о доходах за предшествующий год.

    3. Установить дополнительный целевой разовый взнос в сумме 200 рублей с каждого адвоката – члена АП СПб, за исключением участников и инвалидов Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.), жителей блокадного Ленинграда, узников фашистских концлагерей, имеющих инвалидность I группы, а также адвокатов, имеющих стаж работы в адвокатуре Санкт-Петербурга (Ленинграда) более 45 лет, для финансирования помощи ветеранам петербургской адвокатуры.

    Расходование указанных средств осуществляется на основании решения Совета ветеранов АП СПб.

    5. Об утверждении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга на 2012 г.

    Отчетно-выборная конференции Адвокатской палаты Санкт-Петербурга утвердила Смету расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга на 2012 г.

    6. Награждение адвокатов.

    На Отчетно-выборной конференции Адвокатской палаты Санкт-Петербурга было оглашено решение Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о награждении адвокатов за профессиональные достижения в 2011 году (протокол №6 от 24 мая 2012 г.).

    Также в связи с 10-летним юбилеем Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» большая группа адвокатов была награждена орденами, медалями и Почетными грамотами Федеральной палаты адвокатов.



СТЕНОГРАММА
ОТЧЕТНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

1 июня 2012 года Санкт-Петербург

    Открытие конференции

    Е.В. Семеняко

    Зарегистрировалось 124 человека. Еще 2 человека подошли. Необходимый кворум для начала нашей работы имеется. Какие будут предложения?

    (ИЗ ЗАЛА: Начать.)
    Есть предложение начать работу конференции.
    Кто за это предложение, прошу голосовать.
    (Голосование)
    Есть ли против? Воздержались? Нет.
    Решение принято единогласно.
    Уважаемые коллеги! К сожалению, прошедший год был для нас одновременно и годом утраты. Немало ушли из жизни наших коллег. Рушан Зайдулович Чинокаев назовет их имена.
    
    Р.З. Чинокаев
    
    Имена наших товарищей, петербургских адвокатов, которые в этом году нас покинули:
    
    Антюхова Марина Иосифовна
    Богданова Лидия Арсентьевна
    Брюханов Виктор Васильевич
    Забурдаев Никита Арестович
    Иванов Сергей Викторович
    Калиничев Виктор Владимирович
    Королев Виктор Александрович
    Костелянец Елизавета Ошеровна
    Лобанов Дмитрий Дмитриевич
    Ловчановский Сергей Петрович
    Олисов Борис Иванович
    Павлов Иван Харитонович
    Прохоров Алексей Вадимович
    Сабуров Анатолий Николаевич
    Силанов Юрий Андреевич
    Фельдман Иветта Ефимовна
    Шарков Юрий Николаевич
    Яланжи Игорь Иванович.
    
    Давайте почтим их память.
    (Минута молчания)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Спасибо. Прошу садиться.
    
    Уважаемые коллеги, дорогие друзья!
    
    Сейчас согласно нашему регламенту мы должны были бы избрать органы нашей конференции, но я, забегая вперед, о чем хотел бы с Вами договориться. Президиум хотел бы Вашу поддержку получить вот в таком регламенте нашей работы. Сегодняшняя конференция совпала не только с Днем защиты детей, 1 июня, но для нас вчерашний день, 31 июля, имеет тоже некоторое значение и отнюдь не маловажное. Вчера так или иначе все мы отметили наш профессиональный корпоративный праздник – День российской адвокатуры, но это был не просто очередной день российской адвокатуры, после того как такой праздник наша корпорация решением съезда учредила, а это еще и был 10-летний юбилей принятия Закона «Об адвокатуре», на основании которого мы работаем эти самые 10 лет. Имея в виду этот юбилейный сладкий привкус сегодняшней конференции, мы вынуждены были определенным образом построить нашу сегодняшнюю работу.
    
    Я думаю, что список награжденных выходит за пределы тех, кто в качестве делегатов присутствует сегодня на конференции, у нас есть немалое количество наград Федеральной палаты, которое мы должны вручить нашим коллегам, отмеченным за свою работу на адвокатском поприще.
    
    У нас есть награды нашей Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, в частности, ежегодные премии в тех номинациях, в которых мы каждый год вручаем премии отличившимся коллегам.
    
    Отсюда такая идея: сейчас избрать органы Конференции, чтобы они начали свою работу. Сразу после этого предоставить слово нашим гостям, скорее, это не столько гости, сколько наши коллеги и друзья. Я имею в виду заместителя начальника Главного управления Министерства юстиции по Санкт-Петербургу Валентину Михайловну Якушкину и начальника отдела Руслана Юрьевича Землякова, которые традиционно участвуют в работе наших конференций и собраний, не стал исключением и этот год. Поэтому сразу после избрания органов, я думаю, что мы предоставим слово Валентине Михайловне.
    
    Одновременно должен сказать, что в адрес нашей конференции поступили приветствия от Правительства Санкт-Петербурга, есть приветствия от Комитета по законности и правопорядку. Не будем их оглашать, они содержат добрые, теплые пожелания в адрес нашей конференции. Нас не может не радовать тот факт, что событие это признается не только нашей адвокатской палаты, но воспринимается как некое событие в масштабах нашего города. Будем, по крайней мере, так расценивать поступившие к нам поздравления.
    
    Я хотел бы Вас вот о чем попросить. Если Вы мне позволите, я хотел бы сидя вести наше заседание. У меня для этого есть личная причина. Поверьте, если бы мне было запросто стоять в течение нескольких часов перед Вами, я бы это сделал с огромным удовольствием, хотя бы для того, чтобы Вы еще раз убедились, насколько Вы уважаемые и любимые коллеги и друзья. Хотелось бы Вас попросить о таком одолжении.
    
    Может быть, мы Валентине Михайловне слово прямо сейчас предоставим, а потом будем формировать органы конференции? Это такой ритуальный момент – избрание органов. Я думаю, зачем нам откладывать на эти ритуалы удовольствие от прослушивания выступления уважаемой Валентины Михайловны. Пожалуйста, Валентина Михайловна.
    
    В.М. Якушкина
    
    Спасибо большое.
    
    Добрый день, уважаемые коллеги!
    
    Евгений Васильевич поздравления не оглашал, но позвольте от имени Главного управления в адрес Федеральной адвокатской палаты и в адрес Адвокатской палаты по Санкт-Петербургу от имени начальника Главного управления Владимира Викторовича Лукьянова огласить поздравление в честь Вашего юбилея.
    
    Глубокоуважаемый Евгений Васильевич!
    
    Главное управление Министерства юстиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу искренне поздравляет Вас и все адвокатское сообщество с Днем российской адвокатуры. Отстаивая конституционные права и свободы граждан, вы и Ваши коллеги укрепляете веру в справедливость закона, надежность и стабильность государства. Значение профессии адвоката трудно переоценить, она является исключительно важной для нашего общества. Примите слова глубокой благодарности за преданность избранному делу, вдохновение и творческое служение Фемиде.
    
    Позвольте от всей души пожелать крепкого здоровья, новых, бескомпромиссных побед, успехов, удач и благополучия.
    
    (Аплодисменты)
    (Е.В. Семеняко: Спасибо.)
    
    У меня было еще несколько сообщений по нашей совместной работе. Наверное, впереди отчета это как-то неуместно, поэтому просто поздравления.
    
    Е.В. Семеняко
    
    На самом деле вы можете конференции сказать все, что считаете нужным. Не имеет значение, будет ли это вместе с приветствием. Приветствие мы уже услышали и рады, что нас приветствовали. Но если есть что-то еще сказать, думаю, мы тоже с интересом выслушаем.
    
    В.М. Якушкина
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Я, как и в предыдущие годы, правильно сказал Евгений Васильевич, мне сотрудничаем и взаимодействуем, на мой взгляд, на очень высоком профессиональном уровне с адвокатским сообществом в целом и с Адвокатской палатой Санкт-Петербурга. Главным управлением Минюста России по Санкт-Петербургу в 2011 году выдано 269 удостоверений адвокатов. И это на 10 адвокатских удостоверений больше, чем в прошлом году. В том числе 170 удостоверений выдано в связи с присвоением статуса адвоката, что на 43 единицы больше, чем в прошлом году. И 17 в связи с возобновлением статуса адвоката, но все-таки остается еще 27 удостоверений в связи с порчей либо утратой и 45 в связи с изменением членства в Адвокатской палате и 8 удостоверений в связи с изменением обстоятельств.
    
    В связи с этим хотела поблагодарить адвокатское сообщество за сокращение случаев утраты удостоверения. Я уже третий раз выхожу на эту трибуну. Мы уже много общались с адвокатами говорили о том, что удостоверение адвоката – это как паспорт, его надо хранить, его не надо в машине стирать. И сегодня, я так понимаю, можно уже сказать, что идет динамика в сторону уменьшения.
    
    Кроме этого, остались еще не решенными проблемы сдачи удостоверений лицами, которые приостановили свой статус, либо прекратили его. В 2011 году это более 20 случаев, когда адвокаты не сдали удостоверения. И, конечно, если от прекративших адвокатский статус требовать сдать удостоверения затруднительно, то от лиц, желающих возобновить статус, необходимо требовать сдачу удостоверения одновременно с подачей заявления в Совет Адвокатской палаты.
    
    В Главное управление Минюста России поступило 58 жалоб на действия адвокатов. 58! В том числе от судов и правоохранительных органов – 14. Это меньше, чем в прошлом году. Из них направлены в Главное управление, в Адвокатскую палату для решения вопроса по существу всего лишь 7. 41 обращение рассмотрено самостоятельно Главным управлением, где не было повода для возбуждения дисциплинарного производства. 7 представлений в прошлом году было направлено на прекращение статуса адвоката, и по трем рассмотрено Советом Адвокатской палаты с объявлением замечаний.
    
    Это цифры, которые хотелось бы озвучить только по удостоверениям. Все остальное - по заседанию Квалификационной комиссии, Главное управление принимало участие в более чем в 20 заседаниях Квалификационной комиссии с учетом экзаменов. Надеюсь, что наша работа положительно сказывается на статусе адвоката.
    
    Хотелось бы поблагодарить еще раз адвокатское сообщество, Адвокатскую палату за то, что откликнулись на взаимодействие и в настоящее время, Евгений Васильевич, спасибо большое и Рушан Зайдулович откликнулся, это мы практически ввели в эксплуатацию программный комплекс «Адвокатура», с помощью которого мы можем обмениваться всеми документами в электронном виде. Если есть у Вас как у адвокатов необходимость такая, можно не ходить, не ездить и не отстаивать в очереди, бывают и такие моменты, можно возвращаться к этому программному комплексу, и он будет, я надеюсь, после того, как пройдет опытная эксплуатация, распространен на территорию всей страны. Я считаю это положительным опытом.
    
    (Е.В. Семеняко: Мы тоже.)
    
    Спасибо большое всем. Надеюсь, что по бесплатной правовой помощи мы работаем сейчас, мы много взаимодействуем. Я думаю, что, наверное, заметили, часто мы встречаемся на Чайковского, 28 в Доме юриста и взаимодействуем в этом плане и по бесплатной помощи. И готовы дальше сотрудничать.
    
    Спасибо большое. Если есть ко мне вопросы, я готова ответить.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Будут вопросы у делегатов конференции? Нет вопросов.
    
    Спасибо огромное, Валентина Михайловна.
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Поверьте, отнюдь не так благожелательно, почти благостно выстраиваются взаимоотношения органов адвокатского самоуправления и органа юстиции в других регионах Российской Федерации, как это имеет место у нас в Санкт-Петербурге. На самом деле, мне кажется, что всегда очень по делу сотрудничество идет у нас, но есть еще один момент, мне кажется, очень существенно отмечает наш орган юстиции и самое главное руководство органа юстиции в Санкт-Петербурге – это очень уважительное отношение к тем решениям, которые принимают наш адвокатский орган – Совет Адвокатской палаты.
    
    Валентина Михайловна назвала Вам число представлений разрешения адвокатов на прекращение статуса. Это позиция в конкретном случае территориального органа юстиции. А мы только в трех случаях нашли возможным объявить нашим коллегам замечания. Заметьте, никаких обид, никаких претензий. Больше того, я Вам скажу откровенно, сейчас с руководством органа юстиции, мне кажется, мы вышли на новый уровень. И они и мы в неменьшей степени заинтересованы в том, чтобы наше сообщество действительно освобождалось от тех людей, которые, мягко говоря, не украшают своим пребыванием нашу корпорацию. Речь идет о том, что это действительно должны быть значительные, серьезные решения. Это должны быть такие отступления от наших стандартов и профессиональных и этических, которые не совместимы с дальнейшим пребыванием. Поэтому никакой конъюнктуры, никакой кампанейщины мы не допускаем в решении вопросов дисциплинарной ответственности. И в этом смысле находим полную поддержку у территориального органа юстиции. Действительно это совершенно искренняя благодарность, искреннее уважением к такому уровню делового партнерского сотрудничества. Спасибо.
    
    Формирование рабочих органов
    
    После этого мы, видимо, можем перейти к формированию органов нашей конференции. Я имею в виду прежде всего рабочий президиум. Собственно рабочий президиум уже перед Вами. Мы не самозванцы, а в соответствии с тем регламентом конференции, который был утвержден еще на нашей второй, по-моему, конференции, на первой конференции после учредительной был утвержден регламент, в соответствии с которым рабочий президиум в этом составе: президент и вице-президенты Адвокатской палаты. Сегодня два вице-президента, я имею в виду Юрия Михайловича Новолодского и Андрея Сергеевича Савича, отсутствуют по уважительной причине. Юрий Михайлович в суде, Андрей Сергеевич, к сожалению, заболел.
    
    Рабочий президиум утверждаем? Голосуем? Для того чтобы нам обеспечить необходимую легитимность, потому что у нас коллеги внимательно отслеживают вопросы легитимности наших решений, давайте на всякий случай проголосуем за вот этот самый рабочий президиум.
    
    Кто за то, чтобы утвердить этот состав рабочего президиума, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    Против? Нет. Кто воздержались? Нет.
    Решение принято.
    
    Следующая комиссия – редакционная. Состав тоже традиционный. Она никаких решений не принимает, она просто оформляет письменно то, что прозвучит на нашей конференции. Состав редакционной комиссии – это практически состав рабочего президиума.
    
    Кто за это предложение по составу редакционной комиссии, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    Против? Нет. Кто воздержались? Нет.
    Решение принято.
    
    Секретариат. А секретариат предлагается утвердить кандидатуры:
    
    Жукович Галина Сергеевна
    Панова Вера Сергеевна
    Тимофеевна Татьяна Владимировна.
    Будут другие предложения? Нет.
    
    Кто за то, чтобы секретариат утвердить в названном составе и количественном, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    Против? Нет. Кто воздержались? Нет.
    Решение принято.
    
    Счетная комиссия предлагается в количестве 6 человек и в следующем составе:
    
    1. Агеев Феликс Ефимович
    2. Артюшков Владимир Николаевич
    3. Бобров Владимир Германович
    4. Виноградова Зоя Федоровна
    5. Гаврилова Ирина Сергеевна
    6. Камочкин Вячеслав Александрович.
    
    Будут отводы, другие предложения или устраивает нас состав счетной комиссии? Если других предложений не будет, тогда, кто за то, чтобы и в количестве, и в персональном составе избрать счетную комиссию, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    Против? Нет. Кто воздержались? Нет.
    Решение принято.
    
    Последняя комиссия, последняя она отнюдь не по степени важности, мандатная комиссия:
    
    1. Матвеев Александр Николаевич
    2. Зубанова Елена Владимировна
    3. Хисамова Марина Владимировна.
    
    Всех коллег мы знаем, они у нас уже, можно сказать, почетные мандатники, потому что из конференции в конференцию именно в этом составе работает мандатная комиссия. Если других предложений не будет, прошу тогда проголосовать за предлагаемый состав.
    
    (Голосование)
    Спасибо.
    
    Состав мандатной комиссии тоже утвержден.
    
    Счетная комиссия, мандатная комиссия должны собраться сами и провести некоторую дополнительную работу. Так что пусть работают. А мы переходим к награждению.
    
    Уважаемые коллеги! Сразу после того, как мы сформировали рабочие органы нашей конференции, я очень надеюсь, что сразу после того, как мы с Вами выполнили некоторые организационные задачи и сформировали комиссии, после этого, мне кажется, всем нам надо сделать глубокий вдох и проникнуться таким замечательным, праздничным, хорошим, добрым, веселым, энергичным настроением, потому что сейчас мы переходим к такой части работы нашей конференции – вручению премий, наград. И мне кажется, наличие такой счастливой, радостной и доброй улыбки на лице было бы очень уместно с нашей стороны.
    
    Я хотел бы первым пригласить на эту трибуну нашего уважаемого коллегу, выдающегося представителя петербургской адвокатуры и не только петербургской, я бы сказал, российской адвокатуры, поверьте это не юбилейное преувеличение. На самом деле этот наш коллега всей своей профессиональной карьерой, всеми своими конкретными делами на ниве правозаступничества, причем именно правозаступничества, правозащиты, я имею в виду Юрия Марковича Шмидта.
    
    Юрий Маркович Шмидт всей своей профессиональной деятельностью показал, подтвердил и представил, мне кажется многочисленные аргументы в подтверждение того. Профессия наша – она действительно особая профессия. И адвокат защищает не только судьбу, интересы, права отдельного человека, он защищает еще некие более широкие блага, большие ценности как то: справедливость, свобода, честь, достоинство, уважение человеческого достоинства, гражданское достоинство. Если иметь в виду так называемый послужной, профессиональный список дел Юрия Марковича, начинающийся еще там, в советский период, то, мне кажется, что сегодня вполне заслуженно, может быть, немного с опозданием, но лучше поздно, чем никогда, мы решили пока на петербургском уровне отметить Юрия Марковича Шмидта как победителя в номинации «Адвокат года». «Адвокат года» - это та премия, которая присуждается выдающемуся представителю нашего сообщества за выдающиеся успехи в нашей профессии.
    
    Маленький штрих к портрету Юрия Марковича. 1,5 недели назад я был на конференции. Когда говорят, что это известный представитель нашей корпорации, известный не только в Санкт-Петербурге, я имею совершенно определенное подтверждение международной известности уже в ранге правозащитника. Неделю назад я был на конференции адвокатов, вернее, руководителей адвокатских объединений стран Европы в Берлине. И на этой конференции присутствовала министр юстиции Германии, кстати, в прошлом адвокат, и это чувствуется по всему ее отношению к профессии и к тем проблемам, с которыми в нашей профессии сталкиваешься. И вот она нам лично со сцены сказала, обращаясь к российскому представителю на этой конференции, говорит она: «Я очень хотела бы вот так же публично Вас попросить, чтобы Вы передали наилучшие поздравления и слова моего личного восхищения и восторга перед этим человеком Юрию Марковичу Шмидту в связи с его 75-летием».
    
    Я, кстати, обещал это сделать и вот так публично это обещание сегодня выполняю. Помимо такого высокого звания «Адвокат года», премии, я должен Вам сказать, что у нас, к сожалению, не ежегодно, а раз в 2 года присуждается высшая награда нашего всероссийского адвокатского объединения, я имею в виду национальная премия в области адвокатуры. Она вручается раз в 2 года, а выдвижение происходит заблаговременно. Так вот, мы Юрия Марковича Шмидта выдвиннем на эту премию в 2013 году. Очень надеюсь, что удастся и хочется верить, что мне посчастливится эту премию в 2013 году Юрию Марковичу вручить. А сейчас, Юрий Маркович, пожалуйста, на сцену.
    (Продолжительные аплодисменты)
    (Вручение награды)
    
    Юрий Маркович Шмидт – у нас один из немногих ветеранов, не знаю, как так получилось, который не имел Почетного знака «Ветеран петербургской адвокатуры». Мы эту, мягко говоря, оплошность сегодня исправляем. У нас есть еще один подарок. По статусу к премии «Адвокат года» полагается некий ценный подарок.
    
    (Вручение подарка)
    
    Так совпало, еще и 75-летие, мы решили, что такой вот серебряный кубок, Юрий Маркович, настаиваем на том, что серебро не поддельное, а настоящее, является символом, знаком нашей глубочайшей любви к тебе.
    
    Ю.М. Шмидт
    
    Как говорила известная Аннушка: мне ли брильянтов не знать.
    
    Дорогие коллеги!
    
    Я не буду говорить традиционно благодарственных речей. Буду очень краток. Адвокатура – это моя жизнь. Я пришел в коллегию адвокатов со студенческой скамьи и сейчас, когда мне 75, трудно поверить, я вспоминаю в первую очередь своих любимых учителей и несколько фамилий я назову. Они ушли слишком рано. Это Гавриил Шафир, Георгий Ярженец, Виктор Вишневский, Моисей Драбкин. Были и другие, но вот эти 4 имени для меня остаются живыми.
    
    Теперь о своей жизни. Вспоминаются слова двух классиков. Одна строчка принадлежит Иосифу Бродскому: что сказать о жизни, что оказалась длинной.
    
    Вторая принадлежит Эдмону Ростану и звучит так: жизнь пронеслась, как на ветру случайно брошенное слово.
    
    Моя жизнь четко делится на две половины. Тяжкое, необыкновенно тяжкое детство. Недостаточно только сказать: война, блокада, голод, холод, дистрофия, а совершенно беззащитная юность. И вторую часть, связанную с профессией, в которую, я считаю, высшие силы компенсировали мне многое из того, что я утратил и пережил в ранней молодости. Мне повезло. Я считаю, что мой адвокатский путь – это в большей степени удача и везение, чем мои скромные заслуги. Мне повезло. Я выступал в самом громком деле конца прошлого века – дело Александра Никитина. Мои слова о том, что это было самое громкое дело. Мне повезло. Я имею честь защищать обвиняемого по самому громкому делу начала 21 века, это дело Михаила Борисовича Ходорковского. И так случилось, что на одном из вечеров ко мне подошел незнакомый человек и осведомился, собственно, чем я занимаюсь в этой жизни. Я сказал: знаете, раньше я был адвокатом, а сейчас я адвокат Ходорковского. Это две разные профессии, к сожалению.
    
    Друзья! Я благодарю Вас всех. Я счастлив, что я еще могу быть среди Вас. Я мало отдают адвокатскому сообществу, но если позовете, я постараюсь что-то сделать, насколько у меня хватает сил.
    
    Спасибо, друзья!
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Трудно сразу перейти к другой фигуре, на мой взгляд, по-своему тоже достаточно знаковой для нашего сообщества. Я имею в виду Михаила Борисовича Любарского.
    
    Дело даже не в том, что наша конференция проходит почти в канун его 90-летия. Хотя мы договаривались, что мы эту дату обнародовать не будем, но я думаю, что это широко известный в нашем сообществе факт. Само по себе дожитие до такого возраста в любом случае уникально и, может быть, составляет некий пример зависти для тех, кому, может быть, не так повезло в этой жизни. Я хочу сказать, что если есть там кто-то, кто определяет, в том числе и сроки нашей жизни, то убежден, что вознаграждает долголетием он все-таки людей таких, которые заслужили. Это значит, что в любом случае это выдающийся человек.
    
    Михаил Григорьевич был бы выдающимся человеком, независимо от своего возраста, потому что то совершенно удивительное отношение к профессии, которое он демонстрирует, причем, заметьте, он начинал отнюдь не адвокатом. Вот эта преданность делу, это постоянная жажда, страсть к тому, чтобы вводить в нашу адвокатскую профессию наших молодых коллег, учить, делиться с ними, передавать им свой опыт. Создать вокруг себя целый коллектив единомышленников, ту коллегию, которую довольно долго пестовал, взращивал Михаил Григорьевич, мне кажется, сегодня это один из лучших адвокатских коллективов в нашей Адвокатской палате. Мы одновременно в наш юбилейный год имеем не только моральное право, а обязаны безупречный труд, безупречный облик нашего коллеги отметить в меру тех возможностей, которые у нас есть, чтобы отметить.
    
    Михаил Григорьевича Любарского мы раньше наградили всеми наградами, которыми располагает наше профессиональное сообщество. И тем не менее для сегодняшнего дня мы для Михаила Григорьевича, я так понял, что, к сожалению, его нет здесь.
    
    (ИЗ ЗАЛА: Здесь.)
    
    А что же он сидит и не выходит на трибуну?! Я тут услышал реплики, что его вроде бы не приглашают. Я так зарапортовался, Михаил Григорьевич, выходите прямо сюда.
    
    (Аплодисменты)
    
    Почетный диплом вручается за выдающийся вклад в подготовку наших молодых коллег. То, что он буквально за руку вводит их в адвокатскую профессию. И помимо диплома, памятуя о том, с чего я начал свое выступление, мы одновременно к диплому в качестве еще некого приложения Михаилу Григорьевичу вот такой ценный подарок вручаем. Попробую его продемонстрировать, чтобы не нанести урона.
    
    (Вручение подарка. Аплодисменты)
    
    Это еще один некий сосуд, в который можно влить то, что течет.
    
    М.Г. Любарский
    
    Спасибо огромное.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Думаю, что не надо говорить, что Михаил Григорьевич, между прочим, еще одновременно очень скромный человек. Поверьте, для того чтобы его сегодня вытащить на сцену нам пришлось ему объяснить, доказать, что он заслуживает того, чтобы сегодня быть отмеченным. Сам он на это смотрит значительно проще, я бы даже сказал, без особого пиетета. Тем более приятно делать то, что мы сейчас делаем.
    
    А теперь мы вынуждены для сокращения времени, я заранее прошу извинения у наших коллег, что мы перейдем к групповой форме вручения наград, потому что, если мы каждого отдельно будем приглашать сюда, я боюсь, что тогда наша конференция имеет шанс и до утра не закончиться, а у нас есть некий регламент и хотелось бы все-таки в него как-то уложиться.
    
    Первая награда – награда Федеральной палаты адвокатов, Рушан Зайдулович Чинокаев как человек, который, по крайней мере, он так считает, что у него лучшая дикция, он объявит список, удостоенных орденом «За верность адвокатскому долгу». Я попрошу наших коллег, которых он назовет, выйти сюда на сцену.
    
    Р.З. Чинокаев
    
    Очень приятно. Здесь очень много знакомых, добрых имен наших товарищей – наших адвокатов.
    
    Награждены орденом «За верность адвокатскому долгу»:
    
    Артюшков Владимир Николаевич
    Афанасьев Александр Яковлевич
    Бенцианов Аркадий Яковлевич
    Богомолова Лариса Тимофеевна
    Бородатый Сулик Абрамович
    Жукович Г алина Сергеевна
    Кучеренко Игорь Михайлович
    Левыкина Валентина Леонидовна
    Либерова София Васильевна
    Матвеев Александр Николаевич.
    
    Коллеги, выходите все, кого я сейчас назвал, проходите на сцену.
    
    (Аплодисменты)
    
    (Вручение наград)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Несколько лет назад, когда первый наш коллега, петербургский адвокат С.А. Хейфец получил в награду от своих коллег, от корпорации, от товарищей по профессии получил высшую награду нашей корпорации орден «За верность адвокатскому долгу», я помню эти слова, он сказал так: Вы знаете, наверное, есть более значимые награды, но когда тебя награждают высшей наградой от имени твоих коллег по профессии, мне кажется, что такая награда для настоящего профессионала, для того, что не ошибся дверью, придя в нашу профессию, все-таки лучшее подтверждение того, что ты правильно поступил, и ты в профессии не последний человек.
    
    Мне кажется, мы с Вами видим не просто не последних людей, мы видим первых людей в нашей замечательной корпорации. Спасибо.
    
    (Аплодисменты)
    
    Р.З. Чинокаев
    
    Медалью первой степени Федеральной палаты адвокатов России «За заслуги в защите прав и свобод граждан» награждены следующие наши товарищи:
    
    Агеев Феликс Ефимович
    Алешина Ирина Леонтьевна
    Бузиниер Виктор Юрьевич
    Гарнин Владимир Владимирович
    Грузд Борис Борисович
    Дворянский Александр Михайлович
    Каюмов Денис Равильевич
    Коркунов Сергей Федорович
    Лебедев Геннадий Вячеславович
    Лодин Александр Фомич
    Оскирко Сергей Дмитриевич
    Портер Марина Михайловна
    Приамурская Виктория Георгиевна
    Розановский Савелий Михайлович
    Семеняко Максим Евгеньевич
    Смирнов Сергей Викторович
    Топильская Елена Валентиновна
    Тюник Владимир Петрович
    Шайхайдаров Камиль Сабирович
    Шалевой Валерий Валентинович
    Шварц Михаил Зиновьевич
    Шмелев Олег Юрьевич
    Шурыгина Ирина Владимировна.
    
    Друзья, проходите на сцену.
    
    (Вручение наград. Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    На первый взгляд кажется, что очень много, и не обесцениваем ли мы наши награды, когда они вручаются большим группам наших коллег. Но я хочу Вам напомнить, надеюсь, что вы не забыли это обстоятельство. Наша с Вами Адвокатская палата –более 3,5 тысяч человек. Мне кажется, что на такую одну из трех самых крупных палат в России, 20 человек наших товарищей, удостоенных этой высшей награды в связи с юбилейной датой и в связи с их несомненными заслугами, мне кажется, что это оправданно, справедливо и очень своевременно.
    
    (Аплодисменты)
    
    Уважаемые друзья, я хочу Вам напомнить, что золотая медаль, она же медаль 1-й степени, но она еще отдает золотом, поэтому и называется адвокатами чаще всего не медаль 1-й степени, а называется золотой медалью, то есть высшей наградой в этой области деятельности защиты прав и свобод граждан. Но есть у нас еще орден «За верность адвокатскому долгу», еще есть национальная премия в области адвокатуры. Дерзайте, я думаю, вы имеете шанс еще раз оказаться на этой сцене. Успехов Вам, наилучше пожелания, творческих успехов, благополучия. Спасибо.
    
    (Аплодисменты)
    
    (Фотографирование)
    
    Р.З. Чинокаев
    
    Коллеги, награждены медалью второй степени «За заслуги в защите прав и свобод граждан», серебряными медалями, наши товарищи:
    
    Андреев Антон Николаевич
    Афонин Алексей Петрович
    Бобков Станислав Николаевич
    Бобровская Евгения Яковлевна
    Богомолов Евгений Вениаминович
    Бородатый Александр Суликович
    Георгиева Елена Алексеевна
    Голубева Ирина Евгеньевна
    Дмитриев Владимир Владимирович
    Кайзер Владимир Максович
    Клепикова Лилия Викторовна
    Малашин Владимир Александрович
    Мотырев Валерий Николаевич
    Нагорная Лариса Павловна
    Никифоров Илья Викторович
    Павлова Ольга Александровна
    Романова Елена Георгиевна
    Сайкин Леонид Ромуальдович
    Соловьев Владимир Иванович
    Хорькова Ольга Васильевна
    Цепов Георгий Викторович
    Чангли Александр Игоревич
    Черемчук Анастасия Романовна
    
    (Вручение наград. Аплодисменты)
    
    Еще раз сердечные поздравления в связи с наградой. Надеюсь, что она одновременно будет стимулом к тому, чтобы работать еще лучше, добиваться еще больших успехов, больших результатов и рассчитывать на новые награды, на абсолютное уважение со стороны коллег. Еще раз, здоровья Вам, благополучия. Спасибо.
    
    (Аплодисменты)
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Для того чтобы соблюсти некое чувство меры, мы вынуждены были себя немного ограничить и на церемонию торжественную, публичную не выносить вручение почетных грамот Федеральной палаты адвокатов, но у в Ваших папочках те, кто удостоен награды почетной грамоты Федеральной палаты адвокатов указаны в соответствующих списках. В рабочее время на Невском, 53 можно получить грамоту.
    
    Существует такое мнение, что с точки зрения обеспечения некого профессионального пиара как раз почетная грамота содержит некоторые такие достоинства, с которыми не может сравниться ни орден, ни медаль. Практически все без исключения наши коллеги, я это видел собственными глазами, почетные грамоты, благодарственные письма заводят в рамочку, вывешивают у себя в кабинете, вывешивают у себя в офисе и, таким образом, не только коллеги-адвокаты, но и те, кто интересуется юридической помощью и так или иначе надеется на хорошее качество, имеет возможность убедиться, что в данном случае имеют дело не просто с адвокатом, а адвокатом, успехи которого на профессиональном поприще и замечены и отмечены. Считайте это в качестве некого поздравления и специальных слов в адрес тех наших коллег, кто удостоен такой награды, как почетная грамота Федеральной палаты адвокатов.
    
    Я.П. Стасов
    
    Я прошу прощения, два слова буквально хочу сказать для тех, кто награжден. Мы вышли в Законодательное Собрание с просьбой, чтобы наши медали были зачтены как ведомственные награды для того, чтобы адвокаты могли получать звание «Ветеран труда», которое определенные льготы дает. Пока этот вопрос, к сожалению, не решен, но тем не менее такая задача перед нами стоит. Если это у нас получится, значит, помимо того, что у нас есть награды от коллег, еще может быть и присуждение медали «Ветеран труда». Там определенные льготы есть и по оплате жилья и так далее.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Коллеги, у нас отчетная конференция. Повестка такой конференции, как и отчетно-выборной, а у нас сегодня просто отчетная, она предрешена Законом «Об адвокатской деятельности», тем не менее закон называет те вопросы, которые должны быть предметом рассмотрения на конференции. Если мы сочтем необходимым какие-то дополнительные вопросы включать, рассматривать, пожалуйста, нас в этом плане никто не может ограничивать, кроме нас самих.
    
    Итак, есть повестка дня. Мы из этой повестки первый пункт уже выполнили, награждение адвокатов, дальше остаются пункты со 2-го по 6-й включительно. У всех у Вас есть эта повестка. Если есть какие-то дополнения, предложения, пожалуйста, дополняйте, предлагайте. Если есть предложение это повестку принять за основу, а потом обсуждать вопрос дальше, может быть, так и поступим?
    
    Давайте, проголосуем, утвердим эту повестку за основу, а дальше посмотрим, ограничимся этими вопросами или дополним.
    
    Кто за то, чтобы повестку дня принять за основу, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    Против? Нет. Кто воздержались? Нет.
    Решение принято.
    
    Будут ли предложения о включении в повестку каких-то дополнительных вопросов, пожалуйста.
    
    Не видно предложений. Тогда принятая повестка за основу является окончательной повесткой.
    
    Сейчас мы ненадолго предоставим слово мандатной комиссии, которая, видимо, подведет итоги. Пожалуйста, Александр Николаевич Матвеев.
    
    А.Н. Матвеев
    
    Мандатная комиссия завершила работу и изложила свое решение в двух протоколах, которые уполномочила Вам изложить.
    
    Первый протокол касается выборов председателя комиссии. Председателем назначен я – Матвеев Александр Николаевич.
    
    Второй протокол касается вопроса о правомочности данной конференции. В связи с этим докладываю Вам, что избрано делегатами 146 адвокатов на эту конференцию.
    
    Зарегистрировано 124, то есть кворум необходимый имеется, и комиссия, начав свою работу, может ее успешно завершить.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Уважаемые делегаты!
    
    По-моему, мы должны утвердить решением конференции протокол мандатной комиссии. Кто за то, чтобы утвердить протокол мандатной комиссии, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    Против? Нет. Кто воздержались? Нет.
    Решение принято.
    
    Я.П. Стасов
    
    Теперь мы переходим к тому, зачем мы сегодня собрались, непосредственно к отчету Совета о работе за истекший год. Слово предоставляется президенту Палаты Евгению Васильевичу Семеняко. Я думаю, что те 40 минут, которые мы написали в проекте регламенту, думаю, не больше. Постараемся, чтобы Евгений Васильевич в это время уложился.
    
    Отчет о деятельности Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2011 год.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Ярослав Павлович, я Вас успокою. Дело в том, что 40 минут обозначены с учетом вопросов, которые, мы полагали, могут быть мне заданы. Поэтому, если Вы не будете задавать вопросы, мы быстрее решим с отчетным докладом. Тем более, что Ярослав Павлович, видимо, сам того не ожидая, дал мне, по сути, возможность начать репликой, о которой я не думал, когда имел в виду сегодняшнее выступление. Ярослав Павлович сказал: наконец-то мы приступаем к тому, ради чего мы сегодня собрались. Если сказать честно, откровенно, то при всем уважении к процедурам и к тем словам, которые, я думаю, Вы услышите во время отчета ревизионной комиссии, отчета Совета, мне все-таки кажется, то, с чего мы начали сегодняшнюю нашу конференцию, это даже главнее. Главнее потому, что все-таки мы с Вами приехали на конференцию не из других городов, мы с Вами, извините, не свалились с Луны. Чем занимался Совет Адвокатской палаты, чем жила наша Палата, мне кажется, это известно Вам не хуже, чем членам Совета Адвокатской палаты. Может быть, у Вас даже есть такой более свежий взгляд на работу органов адвокатского самоуправления, может быть, значительно больше сохраняется критический потенциал как в отношении общей ситуации, так и тех конкретных действий, которые в течение отчетного периода совершались Советом в целом, членами Совета. И тем не менее закон обязывает раз в год отчитаться о работе Совета Адвокатской палаты, поэтому некоторые штрихи, некоторые акценты этой нашей совместной деятельности я попробую в своем выступлении обозначить.
    
    Среди таких наиболее важных, значимых и объемных направлений работы Совета Адвокатской палаты, пожалуй, я бы на первое место поставил бы все-таки то, что мы называем дисциплинарной практикой и практикой допуска к профессии. Допуск к профессии и дисциплинарная практика Адвокатской палаты все отчетливее становятся наиболее важными обстоятельствами в жизни нашей корпорации. Кого мы допускаем в свои ряды, кого мы называем своими коллегами-адвокатами, от этого зависит не только сегодняшний день нашей профессии, не только жизнь нашей петербургской адвокатской корпорации, но от этого в значительной степени зависит и будущее нашей профессии и будущее петербургской адвокатуры.
    
    Что здесь можно было бы сказать по поводу приема в адвокатуру. Валентина Михайловна Якушкина говорила о том, что они за истекший год выдали около 259 удостоверений, из которых 170 удостоверений приходятся на вновь принятых адвокатов. По сути, на тех, кто пришел в нашу профессию. Много это или мало? Я думаю, что это и не много и не мало, но это как раз ровно столько сколько, именно это количество людей выдержало квалификационные испытания и доказало свою право пробовать себя на адвокатском поприще. Я не хочу и не могу сказать, что влились в наши ряды вполне готовые адвокаты, вполне готовые к тому, чтобы в полном объеме выполнять все те обязанности и ту роль, которую призван выполнять адвокат. Но, по крайней мере, на этапе квалификационных испытаний эти наши молодые коллеги подтвердили наличие соответствующего уровня знаний и в минимальном объеме, насколько это возможно на начальном этапе вообще изучить наличие и определенных этических качеств, которые, например, у членов квалификационной комиссии при проведении экзаменов не вызвали недоверие, не вызвали аллергии в отношении претендента на получение статуса адвоката.
    
    Итак, несмотря на разговоры о том, что престиж профессии падает, что число юристов, стремящихся приобрести статус адвоката, якобы уменьшается, лучшим опровержением подобных настроений является все-таки статистика. А статистика не только нашей Палаты, но и статистика в целом по Российской Федерации свидетельствует о том, что наоборот не только не падает интерес к профессии, а наоборот, он с каждым годом увеличивается. То, что не все, кто мог бы быть адвокатом, не стремятся в силу в том числе некоторых тактических, как им представляется, мотивов к приобретению статуса адвоката, это в значительной степени объясняется той, я бы сказал, беспрецедентной ситуацией, которая существует у нас в России и которая, кроме нас, существует еще в Финляндии и Эстонии. Дело в том, что у нас, для того чтобы оказывать юридическую помощь практически во всех ее видах, за исключением только, может быть, уголовно-судебной защиты, для этого не обязательно иметь статус адвоката. Очень хочется надеяться, что 2012-2013 годы в этом плане будут переломными, и нам это дуализм регулирования работы субъектов, оказывающих юридическую помощь в сфере юридических услуг, нам этот дуализм удастся устранить. По крайней мере, Федеральная палата над этим активно работает при участии региональных палат, в том числе и нашей Адвокатской палаты Санкт-Петербурга. Мы здесь, может быть, наибольшую проявляем активность. У нас здесь наибольшие возможности отстаивания позиций, причем не только на нашем региональном уровне, но, я думаю, что наша точка зрения на этот счет слышна и на уровне федерального адвокатского сообщества.
    
    А позиция сводится к тому, что мы не считаем возможным допустить существование двух параллельных корпораций, когда, с одной стороны, существует адвокатура, а с другой – как сейчас уже предлагают некоторые деятели самодеятельные так называемые саморегулируемые организации. В эти организации объединяются частнопрактикующие юристы, которые говорят, что мы так же готовы принять Кодекс, мы так же готовы решать вопросы о дисциплинарной ответственности. К сожалению, в некоторых властных инстанциях такая точка зрения находит некоторую поддержку.
    
    Пока для нас с Вами важным является позиция Федеральной палаты, что не может быть такого раздвоения на две корпорации. Весьма энергично поддерживает федеральное Министерство юстиции. И если иметь в виду точку зрения профильных комитетов Государственной Думы, я имею в виду Комитет по конституционному законодательству Владимира Николаевича Плигина и Совет Федерации, соответствующий комитет. Правда, Совет Федерации пока в силу реорганизации там прошедшей своей официальной позиции по этому поводу еще не имел возможности высказать, но на уровне консультаций, бесед, встреч с некоторыми членами Совета Федерации можно все-таки сделать такой вывод, что им тоже не кажется приемлемой точка зрения этого разделения на две корпорации. Тем более что есть подтвержденная временем тенденция. Например, французские адвокаты имели раньше корпорацию адвокатов и так называемых юридических консультантов, в течение 20 лет объединялись, вот, наконец-то, лет 5 назад создано единое адвокатское сообщество. Короче, это я несколько, может быть, забегая вперед, но хотел Вам сказать, какая у нас перспектива в плане законодательного реформирования сферы юридической помощи.
    
    Естественно, это не все то, что должно стать предметом обсуждения и, я бы даже сказал, реформирования, но главное для нас с Вами направление заключается в том, что мы исходим из признания необходимости формирования единой профессиональной корпорации, в которой были бы обеспечены единые требования на право допуска к этой профессии. А также единые профессиональные стандарты для тех, кто уже допущен к этой профессии для того, чтобы дальше можно было решать вопрос, соответствует конкретная юридическая практика этим стандартам или не соответствует. Если не соответствует, то должны быть единые условия и формы ответственности за отступление от них.
    
    Когда мы говорим о дисциплинарной практике Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, то я должен сказать здесь следующее. Во время выступления Валентины Михайловны Якушкиной я говорил уже о том, что Адвокатская палата в своей дисциплинарной практике стремится исходить из тех принципов, которые заложены в нашем Законе «Об адвокатской деятельности», а именно: думаю, что все мы помним, но я на всякий случай напомню, что наш так называемый институт дисциплинарной ответственности адвоката сформулирован таким образом, что краеугольным камнем этой всей процедуры этого института является презумпция добросовестности адвоката.
    
    То есть что это означает? Это обозначает, что квалификационная комиссия, а уж, во всяком случае, на 100% Совет Адвокатской палаты при рассмотрении вопроса, при рассмотрении каких-то претензий, которые предъявляются к тому или иному нашему коллеге, должны исходить из этого принципа. А это значит, что любые какие-то претензии, обвинения в адрес адвоката должны быть достоверно подтверждены. То есть они должны быть аргументированы таким образом, чтобы вопрос о совершении дисциплинарного проступка был доказан на уровне тех требований, которые предъявляются, извините за эту параллель, но предъявляются в уголовном судопроизводстве. А не лишне напомнить, что работа и нашей квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты строится по принципу или строится по схеме такого своеобразного квазисудебного разбирательства. Это не значит, что в этой нашей работе все идеально. К сожалению, и в организации работы есть свои недостатки, но есть один, я бы сказал, грустью отдающий факт работы в этом направлении. К сожалению, в корпорации среди адвокатов сложилось такое впечатление, что значимым наказанием может быть лишь угроза прекращения статуса или тем более его фактическое применение. А что касается таких мер воздействия, как замечания, предупреждения, то при всей внешней вроде бы грозности этих видов воздействия дисциплинарного реальный их эффект, поверьте, нередко приближается к нулю.
    
    Вот несколько таких в этом смысле характерных примеров. На одном из заседаний Совета мы рассматривали в очередной раз представление на неоднократные опоздания, неявки нашего коллеги в судебное заседание. Во время судебного заседания выясняется, что уже до этого случая коллега дважды в течение года по этому поводу уже представал в начале перед квалификационной комиссией, а потом и перед Советом. Когда мы спросили, как он считает, что должен в этом конкретном случае делать Совет, если до этого уже дважды было соответствующее разбирательство, а выводов никаких? Тут мы услышали, что, оказывается, адвокат от нас узнал, что, оказывается, его наказывали за эти прегрешения. Потому что неоднократные вызовы на заседания Совета, к сожалению, были проигнорированы. Решения, а закон такую возможность Совету предоставляет во втором заседании, если опять-таки имеем место неявка, то рассматривают дело в отсутствии адвоката. Короче, адвокаты, часть наших коллег, просто игнорируют заседание Совета, они являются, а потом и, естественно, не интересуются, чем же вообще закончится это разбирательство.
    
    Я об этом говорю вот в какой связи. Сейчас в канун, может быть, говорить о том, что это совсем рядом и совсем близко очередной съезд адвокатов России, тем не менее в апреле-мае следующего года такой съезд состоится. И уже сейчас ведется подготовка к этому съезду, в том числе ведется работа по уточнению некоторых положений Кодекса профессиональной этики адвоката. И немало раздается предложений, что система мер воздействия в отношении адвокатов должна быть изменена, дополнена некоторыми новыми мерами воздействия. Я должен признаться, что я и сам не знал, что, оказывается, раньше российская присяжная адвокатура знала такую меру воздействия, как временно ограничение ведения той или иной категории дел. Чаще всего применялось ограничение на право адвоката вести уголовные дела в суде и так далее.
    
    Рассматриваются и иные меры воздействия, которые сегодня действуют в некоторых европейских странах. Но должен Вам сказать, что, вот, из последнего примера. На Совете Адвокатской палаты рассматривается дело в отношении нашего коллеги, который, заметьте, нарушения порядка участия по делам по назначению, по 51-й 75 раз, не поленились, сосчитали, 75 раз нарушил процедуру, мотивируя тем, что его следователи приглашали выручить их в связи с тем, что вызванный ими по правилам адвокаты не являлись, поэтому наш коллега 75 раз якобы выручал своих нерадивых товарищей. Мы проверили эти обстоятельства, выяснилось, что только в 3-х из 75-и случаев действительно имел место неявка адвоката, а во всех остальных случаях, больше 7 десятков получается, человек просто, извините, работал карманным адвокатом у группы следователей, которые сейчас в количестве 10 человек ходят свидетелями, заметьте, по вызову нашего коллеги, лишенного статуса, ходят свидетелями в судебное заседание и пытаются своего, извините, партнера, а я бы сказал «засланного казачка», можно себе представить, какого уровня и качества защита в такого рода делах, когда такие, с позволения сказать защитники осуществляют защиту в этих делах. Тем не менее судебный процесс, обсуждается вопрос о том, что а не слишком ли это строгая мера воздействия, первый раз и так далее.
    
    Я, пожалуй, ограничусь этим примером из этой области деятельности и квалификационной комиссии и Совета, и смею заметить, что Совет на самом деле реально стоит на страже закона и интересов адвоката, в том смысле интересов адвоката, что мы не позволяем облыжного, огульного, бездоказательного обвинения наших коллег в каких-то прегрешениях. И тем не менее я убежден, что наша дисциплинарная практика должна быть более жесткой в отношении тех, кто допускает неоднократное нарушение основ профессиональной этики, либо допускает такие грубейшие нарушения, от которых, извините, просто уши в трубочку закручиваются.
    
    Извините, мы тут все в профессии. Представьте себе на секунду, наш коллега – адвокат, так он назывался до самого последнего времени, принимает соглашение по делу в Ростове. Соглашение заключено, как оно заключено: встретились, договорились, что наш коллега за 1,5 миллиона наличных рублей, переданных ему тут же во время проведения переговоров, поедет в Ростов и окажет там существенную защиту. Коллега получает гонорар, приезжает в Ростов. Дальше, как он нам рассказывал на заседании Совета. Заметьте, это он нам публично рассказывал, как он, на его взгляд, совершенно нормально, законно, правильно, какие к нему могут быть претензии?
    
    Он говорит: я приехал в Ростов, связался со следователем, договорился о встрече. Следователь говорит: знаете, Вашему там клиенту помимо тех 18 эпизодов, которые у него уже есть продажи наркотиков, мы собираемся вменить еще примерно 32.
    
    - Тогда я провел, говорит наш коллега нам на Совете, - я провел соответствующий разговор с этим следователем и убедил: зачем еще 32, когда и 18 достаточно, чтобы решить все вопросы с ответственностью.
    
    Следователь согласился, что действительно, зачем еще терять время на другие эпизоды. И после этого самое интересное. Коллега говорит: после этого я повстречался с клиенткой и сказал: знаете что, я уже (это его слова) я уже отбил Вам 32 эпизода. Будем считать, что 1,5 миллиона гонорара я отработал. Вы согласны с этим?
    
    И когда мои коллеги говорили, что это вообще ни в какие ворота не лезет, он сказал: послушайте, я не понимаю, Вы мне объясните, что я такого сделал неправильно? Я же на самом деле выручил, спас и так далее, и тому подобное.
    
    Дремучее невежество, непрофессионализм дичайший вперемежку с амбицией человека, который полагает, что вот так, как он работает, не только так можно, но только так и должно. Это все было совершенно нормально. Мне кажется, что с такой обстановкой, с таким пониманием, с такой атмосферой, естественно, надо самым решительным образом бороться и надо разворачивать нашу профессиональную этику более решительно в сторону следования в нашей профессиональной деятельности этическим и профессиональным стандартам.
    
    Неожиданно для меня эта тема получилась более объемной в моем выступлении, чем я на это рассчитывал, но я Вам скажу откровенно, это просто накопилось, что называется в результате этих наших через каждые 2 недели заседаний по поводу дисциплинарных дел. Я убежден, что если бы мы проводили эти наши заседания как открытые процессы и присутствовали бы наши коллеги, поверьте, во многих случаях вы просто бы, на мой взгляд, не хочется такое слово употреблять, как ужаснулись, но то, что вы поразились бы, я Вам гарантирую. Некоторые вещи просто невозможно понять, как это вообще может случиться. Я уже не говорю о том, что сплошь и рядом гонорар и соглашение оформляется так: 1 пишем, 2 на ум берем. Эта практика практически повсеместная.
    
    Кстати сказать, что я тут должен заметить. Вы помните, мы не раз с Вами говорили о том, что, если мы сами не наведем порядок в нашей корпорации в финансовых вопросах и будем по-прежнему давать статистику, что средний заработок членов адвокатского сообщества в пределах 7-8 тысяч рублей в месяц, то, я думаю, что мы не можем для себя исключить той перспективы, которая, например, сейчас случилась с адвокатами Ирландии, когда в условиях известного экономического кризиса, охватившего Европу, европейские страны в лице своих правительств стали проводить политику жесточайшего финансового контроля, в том числе и над представителями так называемых свободных профессий. И, конечно, первыми под раздачу попали наши с Вами коллеги адвокаты. Тотальный финансовый сыск, право любого клиента вызвать, опросить относительно того, сколько заплачено, кому заплачено и так далее, так далее, так далее. Я видел и слышал выступления президента Ассоциации адвокатов Ирландии на этой конференции. Мне кажется, что человек был на грани просто невроза психического, потому что никто этого, видимо, из ирландских адвокатов не ожидал, и это все случилось в одночасье. Говорят, на подходе теперь итальянские адвокаты, французы опасаются, что это может коснуться их. Может быть, немцы в меньшей степени, потому что там существует закон, по которому размер вознаграждения, как по нашей инструкции в свое время, там тоже размер вознаграждения определен заранее и сильно от него ни вправо, ни влево не отпрыгнешь.
    
    Я не хочу никого специально пугать, но не отдавать себе отчета в том, что отсутствие надлежащей финансовой дисциплины в наших рядах может послужить поводом для того, чтобы соответствующие меры были бы, как минимум, инициированы и сейчас, об этом забывать не надо. Тем более хочу напомнить, что те поправки в количестве 11 штук, которые были внесены несколько лет назад, когда еще Сергей Алексеевич был депутатом Государственной Думы, когда общими усилиями эти поправки драконовские удалось снять с рассмотрения, но они же не отозваны депутатами, которые их внесли, они просто отложены в долгий ящик, лежат. А там тоже предусмотрены довольно серьезные контрольные функции в отношении адвокатуры. Короче, как это и положено для самоуправляемой, саморегулируемой организации, мы должны надлежащий порядок, и финансовый в том числе, поддерживать собственными усилиями. Этот порядок должен быть действительно порядком. Только в этом случае мы можем иметь серьезный аргумент, который можно было бы противопоставить некоторым родителям, так сказать усиление контроля над адвокатами и адвокатской деятельностью.
    
    Коллеги, помимо этих в некотором смысле имеющих грустный оттенок вопросов, мне кажется, есть еще одна тема, которой в нашем сообществе в последнее время стало уделяться гораздо больше внимания, но я бы не сказал, что уделяться достаточно внимания. Чем на самом деле прежде всего можно было бы ударить, извините, по профессиональному разгильдяйству и безответственности. Убежден, что сделать это можно не только мерами дисциплинарного воздействия, а можно и должно сделать это за счет повышения профессионального уровня наших коллег, профессиональной системой постоянной профессиональной учебы.
    
    В нашей Палате работа эта поставлена в известной степени однобоко. Почему однобоко? Потому что мы сейчас теми или иными видами и формами профессионального обучения охватываем очень незначительную часть членов нашей Палаты. Как правило, это молодые адвокаты, это стажеры, либо это спецсеминары. Например, несколько семинаров у нас прошло по медиации, по суду присяжных, еще по некоторой тематике. Но вы понимаете, что на этих семинарах присутствуют далеко не сотни и тем более не тысячи адвокатов. А между тем, в законе содержится положение о том, что постоянное повышение профессионального уровня адвоката является его статусной обязанностью. И мне кажется, что пришло время нашей Палате обеспечить определенную информационную инфраструктуру для того, чтобы наши коллеги имели реальную возможность эту статусную обязанность выполнять.
    
    Сейчас Совет, комиссия по профессиональному обучению, которую у нас возглавляет Сергей Викторович Смирнов, мы, между прочим, специально для усиления работы по профессиональной учебе при Адвокатской палате создали институт профессионального обучения и медиации. В том числе и по медиации у нас прошло несколько занятий. Но я убежден, что эту работу надо всячески усиливать, надо больше ей придавать значения. Надеюсь, что у нас в этой области будет больше успехов.
    
    Традиционно Совет Адвокатской палаты занимался организацией работ по 51-ой, по назначению, и здесь я, хотя бы мог с этого начать, с этой для нас, хотя и относительно, но все-таки радостной новости, радостного события. 25 мая, по-моему, новый премьер российского правительства Дмитрий Анатольевич Медведев подписал документы, то есть те согласованные, наконец-то, проекты постановления правительства, которые предусматривают повышение оплаты труда адвокатов по назначению. В частности, эти постановления предусматривают увеличение минимальной оплаты труда с 1 июля с 298 до 425 рублей, а с 1 января 2013 года минимальная оплата до 550 рублей повышается. Одновременно с этим предусмотрено этими документами оплата труда адвоката по назначению, компенсация адвокату, действующему по назначению, так называемых издержек финансовых, связанных с выполнением поручений. То есть, это командировочные, это компенсация затрат на транспорт, на проживание и так далее. Эти документы пока еще не опубликованы для всеобщего ознакомления, но, я думаю, в ближайшее время они уже будут доступны. Здесь очень важно отметить, что изменение этой ситуации, которое мы готовили, которого добивались на протяжении последних как минимум 2,5-3 лет, в конце концов, увенчалось результатом, который, конечно нельзя отмечать как большое достижение, как большую победу, как некоторый шаг в направлении уважения профессиональных прав адвоката, мне все-таки кажется рассматривать есть смысл. Больше того, на примере решения этой проблемы вы убедились, что определенным и необходимым авторитетным ресурсом адвокатское сообщество располагает.
    
    Мы на начальном этапе столкнулись просто с таким демонстративным нежеланием что-нибудь менять в этой области со ссылкой на отсутствие необходимых финансовых ресурсов, и тем не менее усилиями самого сообщества, а Вы знаете, что в нескольких регионах адвокатские палаты обозначили однодневной протестной акцией невозможность дальнейшей работы на прежних условиях. Мы не допустили ситуации, при которой эти протестные акции могли бы идти по такому вот спорадическому кругу, когда каждый действует на свой страх и риск, на свое усмотрение, хотя Федеральная палата адвокатов и не действовала в этом случае как некий, извините, штаб по протестным акциям, тем не менее должен Вам сказать со всей ответственностью и серьезностью, что то, как мы поступали, это было реализацией того нашего общего плана, который мы одобрили. Мы считали, что угроза протеста в данной конкретной ситуации в условиях нашей страны с учетом особенностей российских властей, что угроза протеста значительно более эффективна, чем массовый отказ адвокатов в масштабе страны от выполнения поручений по 51-й.
    
    В конце концов, такой подход позволил нам иметь соответствующий диалог и с представителями Государственной Думы. Должен Вам сказать совершенно честно, что председатель Комитета Государственной Думы Владимир Николаевич Плигин и два его заместителя вместе с нами провели целый ряд очень важных, результативных встреч с представителями руководства Минфина. Министерство юстиции в этом случае от начал до конца действовало с нами не просто солидарно, а очень активно и энергично. И в результате таких общих усилий и удалось эту проблемы сдвинуть в сторону большего уважения прав адвокатов на справедливое вознаграждение.
    
    В планах работы Федеральной палаты на ближайшее время остается необходимость разработки новой концепции оплаты труда адвокатов по назначению, потому что вот этот принцип оплаты через судодень, мало того что единственная страна, где он применяется, - Россия, больше такой системы оплаты нигде не существует. Он не очень удовлетворяет власти, но еще в меньшей степени он удовлетворяет и адвокатское сообщество. Есть несколько моделей, значительно более справедливо оценивающих адвокатский труд, и наша задача на ближайшее время попытаться изменить саму схему, сам принцип оплаты труда по назначению. Но и в этой области нам тоже предстоит сделать немало для наведения порядка.
    
    Нашей статистики по количеству дел по назначению, скажу Вам откровенно, доверия очень немного. К сожалению, не только мы даем такую статистику, ее дают правоохранительные органы, суды, судебный департамент, и оттуда идет информация о том, что некоторые представители правоохранительных органов, МВД договорились до того, что утверждают, что каждое второе уголовное дело, оформляющееся по 51-й, в действительности таковым не является. 51-й просто прикрывается так называемое соглашение де-факто, то есть соглашения как бы нет, а в то же время гонорар в кармане у адвоката, а дальше все это представляется как дело по назначению. Мы в этом случае такую позицию отвергли. Если Вам известны на самом деле реально такие факты, пожалуйста, давайте, предъявляйте, будем разбираться. А просто голословно утверждать, что в каждом втором случае или в третьем, в каком-то ином варианте.
    
    Тем не менее такая позиция существует, что дела по назначению на самом деле реально значительно реже должны бы случаться, чем это происходит. Кроме того, это еще происходит и от того, что у нас так получается, что на работу в этом направлении у нас претендует больше адвокатов, чем эта работа требует для ее выполнения. Некоторая часть из претендентов не обладает достаточными профессиональными навыками для того, чтобы этой работой заниматься. Здесь во многих отношениях предстоит еще очень серьезно поработать.
    
    Мне даже неловко озвучивать такой факт, для того чтобы вы понимали, насколько иногда дело заходит далеко. Упреждая, возможно, выступление Владимира Федоровича Соловьева по этой теме, я бы сказал так. К нам стали приходить некоторые наши коллеги – адвокаты с собственными жалобами на наших же адвокатов, которые появляются в порядке 51-ой не совсем в адекватном состоянии, так бы я витиевато обозначу это состояние. Мы же не ГАИ, мы же не вызываем, чтобы адвокат дышал в трубку или проходил какие-то иные медицинские комиссии. Одно дело, когда клиенты пишут нам жалобы, когда адвокат, мягко говоря, был навеселе, но когда уже коллеги начинают на это ссылаться, мне кажется, что вмешательство здесь требуется незамедлительно.
    
    Мне представляется здесь такой механизм. Нельзя эту работу в этой области строить по принципу: кто захотел, тот ею и занимается. Должны быть здесь тоже соответствующие допуски. Здесь требуется подтверждение и квалификации, способности заниматься этой работой и должно быть у органа адвокатского самоуправления, коим является Совет, должно быть право отзыва у адвоката права вести эту работу, если он оказался доказательственно уличенным в такого рода вещах. Нетрезвый адвокат несовместим с функцией защитника в уголовном судопроизводстве. Вы мне скажите, что он вообще нигде несовместим. Но в данном случае мы говорим об уголовном судопроизводстве.
    
    Что касается бесплатной помощи. Одно еще из очень серьезных направлений в нашей работе. Не стану повторять, что принят новый закон о системе бесплатной помощи. Для нас этот закон имеет серьезное значение. Другое дело, что пока больших изменений в организации работы адвоката, оплате труда адвокатов в соответствии с законом мы пока не видим по той простой причине, что отсутствует весь пакет необходимых регулирующих нормативных документов для того, чтобы эти законы заработали. И у нас в Петербурге, к счастью для адвокатского сообщества, выход на протяжении всех последних лет состоял в том, что мы оказываем юридическую помощь петербуржцам, некоторым категориям, социально незащищенных петербуржцев, в соответствии с петербургским законом о дополнительных мерах по социальной защите.
    
    И в этом году в порядке исполнения этого закона, Татьяна Владимировна Тимофеевна ответственная у нас в Палате за это направление. Должен сказать, что она весьма успешно со своими обязанностями справляется. И на новый период получили подтверждение финансирования оплаты труда адвокатов в этой области в размере 30 миллионов рублей. Я думаю, это такое финансирование, которое позволяет организовать эту работу хорошо, и адвоката как-то мотивировать для того, чтобы не просто кто смел тот и съел, а так чтобы ели те, кто готов профессионально работать в этой области. Здесь тоже есть большой ресурс для усиления и организационных начал организации работы. Я имею в виду вопрос о надлежащей квалификации тех, кто претендует на оказание бесплатной помощи. Видимо, здесь есть необходимость Адвокатской палате подумать и над обеспечением организационно-информационных условия в виде соответствующих помещений для работы адвокатов, организации приема граждан и так далее. Над всем этим мы размышляем и не только размышляем, но и пытаемся кое-что делать и решать в этом направлении.
    
    Коллеги, я уже подошел практически к финишу. Следующей позицией было обозначение такой темы, как новый закон. Я Вам уже говорил о том, какая концепция обсуждается. Но хотелось бы несколько слов дополнить вот каких. Нередко приходится слышать такой термин, причем чаще всего он звучит из уст представителей Министерства юстиции. Говорят так: нас впереди ожидает реформа адвокатуры. Правда, с некоторых пор, видимо, не без влияния общения с представителями адвокатского сообщества стали говорить более четко. Речь идет о реформировании адвокатуры, постольку поскольку необходимо реформировать сферу квалифицированной юридической помощи. Я Вам уже говорил, что для нас с Вами очень важно, чтобы здесь не было допущено так называемых двойных стандартов. Невозможно допустить такую ситуацию, при которой мы имели бы через 10-летие после того, как вроде бы ушли от этой ситуации, мы увидели бы возрождение параллельной адвокатуры, но уже на новых условиях и в новых исторических обстоятельствах.
    
    Я не знаю, может быть, у уважаемого коллеги Сергея Алексеевича Попова на этот счет и другое мнение, но мне все-таки кажется, что адвокатское сообщество очень много выиграло, когда и те, кто назвал себя традиционной адвокатурой, и те, кто себя причислял к новой, хотел сказать «нетрадиционной», но опасаюсь, что термин будет звучать двусмысленно, поэтому скажу «новой адвокатурой». Когда мы объединились в единую адвокатскую корпорацию, от этого выиграли обе стороны. И если иметь в виду пример Санкт-Петербурга, я не побоюсь сказать, что, может быть, и в этом отношении у нас, пожалуй, получилась самая интересная история, самая результативная получилась ситуация, если иметь в виду Международную коллегию адвокатов.
    
    Конечно, сегодня никто себя уже не позиционирует по этим самым клеткам, по площадкам отдельным. Речь идет о том, что мы прежде всего все члены Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, адвокатского сообщества нашего города, а дальше уже наше адвокатское образование и так далее. Уровень внутреннего сотрудничества, взаимодействия. Совет имеет, на мой взгляд, прекрасные взаимоотношения с теми, кого мы так традиционно называем «Международная коллегия адвокатов». Мне кажется, это очень хороший пример. Именно так должно выглядеть и дальнейшее объединение адвокатуры в единую профессиональную корпорацию.
    
    Федеральная палата жестко стоит на этой позиции, Министерство юстиции в лице его главного руководителя, я имею в виду прежде всего позицию Юрия Сергеевича Любимова как заместителя министра, который курирует адвокатуру, разделяет этот наш подход. Уже даже стали писать, что Федеральная палата адвокатов ведет дело к коммерциализации адвокатуры. Ни о какой коммерциализации адвокатуры и речи быть не может. Федеральная палата, как и Адвокатская палата Санкт-Петербурга жестко стоит на такой позиции. Адвокатская деятельность не тождественна деятельности предпринимательской, коммерческой, и никто не собирается эти фундаментальные положения этой профессии пересматривать. Это очень важная констатация. Очень хотелось бы надеяться, что у Вас по этому поводу не будет сомнений в позиции органов адвокатского самоуправления, призванных отстаивать интересы адвокатского сообщества.
    
    Я могу еще немало Вам сказать и о том, как нам следовало бы работать над повышением престижа и авторитета нашей профессии. Для того чтобы реально себе представить, кто, на мой взгляд, к сожалению, вносит немалый негативный вклад в принижение престижа нашей профессии, я думаю, что те, кто пользуется интернетом, а это практически на сегодняшний день все, кто сидит в этом зале, посмотрите, как там выступают некоторые наши коллеги, которые выступают, естественно, не под своими реальными фамилиями, а выступают под псевдонимом. Вы знаете, как там размашисто, как там, я бы сказал, помойно высказываются относительно решения органов адвокатского самоуправления, самих органов адвокатского самоуправления, самой адвокатуры, в каком она якобы находится ужасном состоянии, в котором никогда не находилась. В связи с этим, коллеги, видя перед с тобой тех, кого я знаю, уважаю и люблю на протяжении как минимум последних 25-30 лет, хочу задать риторический вопрос: а что, у нас было когда-то время в прошлом, когда запрашивали наше мнение о тех или иных законах, как они должны быть сформулированы в связи с тем, чтобы интересы адвокатуры были учтены?
    
    Вот Вам маленький пример. «Закон о защите конкуренции», который для нас с Вами имел бы жуткие последствия, если бы он был принят в том виде, в каком он вносился антимонопольным комитетом, когда предлагалось, чтобы все адвокатские образования должны на конкурсных условиях подтверждать аренду своих помещений. Это, между прочим, мы, Федеральная палата адвокатов, адвокатские палаты региональные добились того, что эта поправка была исключена из этого закона.
    
    Еще одни маленький пример. Буквально 4-5 месяцев назад Федеральная антимонопольная служба, обновляя соответствующий закон, вновь вернулась к теме о том, что адвокаты должны информировать компетентные органы о финансовых источниках своих доверителей. Извините, правительство тогда, господин Собянин был руководителем аппарата правительства, из аппарата правительства пришел этот законопроект на заключение в Федеральную палату адвокатов, естественно, мы еще до того, как пришел этот законопроект, у нас уже было экспертное заключение, была позиция о том, что это совершенно недопустимо в отношении адвокатуры. Если кто-то из нас возьмет на себя труд и ознакомиться с окончательным текстом этого закона, убедится, что эта поправка не прошла в закон и так далее, как и многие-многие другие.
    
    У нас много проблем, но не случайно говорят, что другие оценивают и престиж и уважают так, как ты даешь для этого повод. Прежде всего, нам надо самим научиться всегда, во всех случаях, во всех ситуациях, во-первых, держаться этого корпоративного духа, традиций корпоративных. Во-вторых, прежде всего, самим научиться уважать престиж и авторитет своей профессии. Я думаю, что в этом случае он будет уважаться и цениться и теми, кто с нами имеет дело и кто с нами соприкасается. Думаю, что в этом плане мы можем умножить наши усилия. Я думаю, что мы можем добиться соответствующих положительных результатов.
    
    В заключение хотел бы сказать, что, на мой взгляд, петербургская адвокатура всегда была сильна содружеством в рядах нашей корпорации ветеранов замечательных, кто держит уровень нашей профессии так высоко, как он должен быть, и замечательного пополнения наших рядов очень перспективными, талантливыми нашими молодыми коллегами. Мне кажется, это залог того, что и наше сообщество имеет хорошие перспективы и наша профессия, мне кажется, имеет хорошее будущее.
    
    Спасибо Вам за внимание. Если у кого-то еще возникли вопросы…
    
    (Аплодисменты)
    
    Спасибо.
    
    Пожалуйста, если есть какие-то вопросы, не обязательно связанные с тем, что я сказал, а может быть, выходящие за пределы. Тем более что мы часть времени сэкономили на церемонии награждения. Если нет вопросов, тогда будем считать, что будут предложения в прениях. У нас есть несколько записок. Давайте сделаем следующим образом. Огласим акт ревизии. Упреждая отчет ревизионной комиссии. Для того чтобы Вам было понятно, я надеюсь, это и так понятно без моей реплики, но я бы хотел Ваше внимание привлечь к этой ситуации. Наша ревизионная комиссия работает всерьез. Это не просто некая бумажка, которая носит отписочный характер. И Совет Адвокатской палаты работает так: есть смета, предусмотрены по этой смете средства, куда они должны идти. Они вот так и идут. На протяжении уже многих лет наша ревизионная комиссия фиксирует отсутствие такого прегрешения, как нецелевое использование средств. У нас целевое использование средств было всегда, в том числе и за отчетный период. Больше того, забегая вперед, скажу как президент Адвокатской палаты, отвечающий в том числе и за ее финансовое состояние. Мы в этом году не ставим вопроса об увеличении размера отчислений по той простой причине, что тех отчислений, которые мы имеем, нам достаточно для того, чтобы наша работа была организована должным образом. Принцип такой, все, очень много, нет предела потребностям, но в разумных пределах нам на данном этапе средств достаточно. Есть необходимость в некой перегруппировке средств. Мы хотим увеличить расходы на организацию профессионального обучения. В рамках сметы, не увеличивая размер отчислений, некоторые позиции пересмотреть, чтобы там, где требуется усилить нашу работу, эти усилия были бы и финансово обеспечены.
    
    Вот, забегая вперед финансового отчета, в том числе и вопроса об увеличении размера отчислений. Как анекдот можно рассказывать. У нас есть служба изучения общественного мнения в Адвокатской палате. Бухгалтерия Адвокатской палаты регулярно сообщает, что адвокаты-кабинетчики, условно назовем, индивидуалы, некоторые должники приходят, ликвидируют свои задолженности или просто вносят очередные платежи и интересуются таким образом: будут ли увеличиваться отчисления? Когда бухгалтерия отвечает, что нет, вроде бы сохраняется на прежнем уровне, некоторая часть этих интересующихся говорить: ну что, и слава богу. Некоторая часть говорит: а почему, собственно, не увеличивать? Нет, надо, пожалуй, все-таки немного увеличить. С одной стороны, готовность к увеличению мы берем во внимание, но, мне кажется, увеличивать надо тогда, когда есть реальная насущная потребность. А когда такой потребности нет, увеличивать никакого смысла тоже нет. Вот именно по этой причине мы и решили на нынешней конференции сохранить прошлогодний размер отчислений.
    
    Где у нас не начальник транспортного цеха, а председатель ревизионной комиссии?


Отчёт Ревизионной комиссии Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга о результатах ревизии
финансово-хозяйственной деятельности
Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2011 г.

    Н.А. Казюлина, член Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга.
    
    Акт проверки финансово-хозяйственной деятельности от 17 мая 2012 года.
    
    Адвокатская палата Санкт-Петербурга учреждена решением конференции адвокатов Санкт-Петербурга от 26 ноября 2002 года. Зарегистрирована в едином государственном реестре юридических лиц за основным регистрационным номером 1027809252877 24 декабря 2002 года.
    
    Состоит на налоговом учете в МИ ФНС России № 9 по Санкт-Петербургу с 5 января 2004 года с присвоением ИНН 7825493335.
    
    Имеет расчетные счета:
    40703810955000100001 в ОПЕРУ Северо-Западного банка ОАО Сбербанка России к/счет 30101810500000000653 БИК 044030653
    40703810919000003922 в ОАО «Банк «Санкт-Петербург». Дополнительный офис Куйбышевский к/счет 30101810900000000790 БИК 044030790.
    
    При проверке финансовой деятельности Палаты предъявлены документы:
    
    Протоколы заседания Совета Адвокатской палаты за 2011-2012 годы - 15 заседаний.
    
    Протокол заседания Совета Адвокатской палаты № 1 от 26.11.02 года.
    
    Выписка из протокола заседания Совета Адвокатской палаты № 11 от 21.10.08 года «О порядке уплаты отчислений первого месяца на общие нужды АП СПб».
    
    Выписка из протокола заседания Совета Адвокатской палаты № 7 от 27.05.08 года «Об организации бесплатной юридической помощи в Санкт-Петербурге».
    
    Смета доходов и расходов за 2011 год. Смета утверждена на Отчетной конференции адвокатов от 14.04.11 года.
    
    Полномочия Президента подтверждены (Протокол заседания Совета Адвокатской палаты № 10 от 17.11.10 года)
    
    Бухгалтерская отчетность ведется в соответствии с:
    
    Налоговым Кодексом Российской Федерации;
    
    Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-Ф3 (ред. от 21.11.2011) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;
    
    Федеральным законом от 21 ноября 1996 года № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете»;
    
    Положением по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации», утвержденным приказом Министерства Финансов РФ от 29 .07.1994 года № 34н;
    
    учетной политике, разработанной с учетом особенностей деятельности, предусмотренных Федеральным законом от 31.05.2002 года № 63-Ф3 « Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»;
    
    решениями заседаний Совета.
    
    Доходы Адвокатской палаты складываются из:
    
    1. Отчислений адвокатов - 29 136 351 руб.;
    2. Отчисления от сумм бесплатной юридической помощи – 2 206 004 рублей;
    3. Отчисления первого месяца – 4 508 300 рублей.
    4. Отчисления в Фонд поддержки ветеранов адвокатуры – 670 500 рублей.
    
    Процент на остаток денежных средств на расчетном счете составил - 55 840 рублей.
    Резервный фонд Палаты - 5 015 670 рублей.
    
    Резервный фонд на оказание помощи ветеранам адвокатуры – 441 650 рублей.
    
    Всего доход составил 36 521 155 рублей.
    
    В 2011 году 3520 адвокатов отчисляли на содержание Адвокатской палаты по 700 рублей ежемесячно.
    
    На основании решения отчетно-выборной конференции от 14.04.11 года:
    - участники и инвалиды ВОВ, несовершеннолетние узники концентрационных лагерей, гетто, инвалиды первой группы, жители блокадного Ленинграда и награжденные медалью «За оборону Ленинграда» уплачивают взносы в размере 120 рублей;
    - инвалиды второй группы, уплачивают взносы в размере 350 рублей.
    
    Расходы Адвокатской палаты Санкт-Петербурга на обеспечение адвокатской деятельности в 2011 году включали:
    
    1. Отчисления на содержание Федеральной палаты адвокатов - 5 092 560 рублей.
    
    2.1. Издание журнала «Вестник адвокатской палаты СПб», спец. выпусков журнала «Адвокатский Петербург» - 177 635 рублей.
    
    2.2. Расходы на информационное обеспечение (ИПС «Кодекс»,
    «Консультант Плюс», Интернет, сайт палаты - 591 806 рублей.
    
    2.3. Подписка на периодическую печать, приобретение юридической литературы -166 183 рублей.
    
    2.4. Проведение семинаров для адвокатов и стажеров - 419 200 рублей.
    
    2.5. Проведение отчетной конференции, организация мероприятия ко Дню Победы, проведение туристического слета адвокатов, поздравление ветеранов адвокатуры - 518 713 рублей.
    
    2.6. Почтовые и телеграфные расходы - 90 418 рублей, непредвиденные расходы 31 579 рублей.
    
    2.7. Командировочные расходы оплачивались согласно представленным документам и нормам, установленным Минфином РФ.
    
    За 2011 год Палата израсходовала 306 407 рублей для работы в Совете Федеральной палаты адвокатов; для участия в заседаниях межведомственной рабочей группы при Комитете по законодательству в Государственной думе и Федерального Собрания РФ; участие в заседаниях Министерства юстиции РФ, научно-консультативного совета ФПА; участие в фестивале творческих адвокатских коллективов в г. Самаре.
    
    2.8. Расходы по аренде помещений и оплате коммунальных услуг, обслуживанию помещений, за электроэнергию, услуги связи возмещались ежемесячно Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов на основании соглашения между Адвокатской палатой и Санкт-Петербургской городской коллегией адвокатов.
    
    За 2011 год расходы составили - 1 886 751 рублей, в том числе:
    - арендная плата - 886 653 рублей;
    - эксплуатационные и коммунальные расходы – 759 485 рублей;
    - услуги связи – 240 613 рублей.
    
    2.9. Хозяйственные расходы, обслуживание помещений, в том числе содержание автомобиля по договору составили 1 018 728 рублей.
    
    2.10. Канцелярские и полиграфические расходы, заказ ордеров, печать дипломов, грамот - 176 149 рублей.
    2.11. Расчетно-кассовое обслуживание -111 800 рублей.
    
    3. Расходы на приобретение мебели, офисной техники за 2011 год составили - 66 249 руб. Были приобретены веб-камеры, проектор, экран для проектора, принтер, радиотелефон для Совета Адвокатской палаты, стеллажи для кодификации.
    
    3.1. Ремонт и обслуживание офисной техники 157 300 рублей.
    
    4. Вознаграждение членам Совета и комиссий палаты 7 402 000 рублей.
    
    4.1. Оплачено адвокатам по договорам 1 478 500 рублей.
    
    5. Оплата труда административно-технического персонала производилась в соответствии со штатным расписанием, утвержденным Отчетной конференцией, и составила 4 886 257 рублей.
    
    5.1. Страховые взносы -1 812 863 рублей.
    
    5.2. Надбавки, премии по итогам года -1 054 200 рублей.
    
    5.3. Договоры с администраторами по оказанию бесплатной юридической помощи, сопровождение бухгалтерской программы «1С» - 1 194 079 рублей.
    
    6. Расходы на премирование адвокатов, вознаграждение координаторам, материальная помощь - 2 357 621 рублей.
    
    Перерасхода сметы нет.
    
    Общая сумма расходов за 2011 год составляет - 31 447 004 рубля.
    
    Остаток средств Фонда поддержки ветеранов адвокатуры на 01.01.2012 года - 662 350 рублей. Остаток средств, не израсходованных на уставную деятельность, -10 089 821 рубль.
    
    В результате проверки комиссией установлено, что бухгалтерская отчетность в целом отражает фактическое состояние активов и пассивов Негосударственного некоммерческого объединения «Адвокатская палата Санкт- Петербурга».
    
    Нецелевого использования денежных средств не установлено.
    
    Оснований для постановки вопросов на Отчетной конференции об отмене или изменении принятых Советом решений не имеется.
    
    Утверждение отчёта Ревизионной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга о результатах ревизии финансово-хозяйственной деятельности Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2010 год.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Уважаемые коллеги, может быть, вопросы будут к докладчику по отчету ревизионной комиссии? Поступило предложение утвердить отчет ревизионной комиссии.
    
    Кто за это предложение, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    Кто против? (Нет.) Воздержался? (Нет).
    Решение принято.
    
    Мы могли бы сейчас и с отчетом так же решительно разобраться, но у нас есть записавшиеся в выступлениях, я имею в виду Сергей Алексеевич Попов, уважаемый, и коллега Царев. Давайте по мере поступления записок так и предоставим слово, вначале Сергей Алексеевич, а коллеге Цареву подготовиться. Регламент у нас был определен для выступлений – в пределах 5 минут. Если там будет все так замечательно и конференция готова будет продлить, то дальше на усмотрение конференции.
    
    С.А. Попов
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Мы с Вами согласно закону являемся коллегиальным органом самоуправления Адвокатской палаты. Коллегиальные органы у нас в стране действуют в двух вариантах. Первый орган, который действительно принимает решение, а второй орган, который юридически оформляет решение, принятое в других местах. В данном случае, если речь идет о подготовке принятия сметы, то я, к сожалению, вынужден констатировать, что мы идем по второму пути. Почему? Проект сметы выдан только сейчас, без обоснования. И я думаю, что возвратившись к тем, кто нас избрал на конференцию, вряд ли мы им сможем объяснить, почему мы голосовали именно вот за эти расходы, а не за какие-то другие.
    
    Я понимаю, что лет 20 назад, может быть, трудно было сделать иначе, но сейчас у нас есть интернет и все это было можно выложить в интернете значительно раньше. В данной ситуации я никак не могу понять, почему именно такие расходы нужны, а не какие другие.
    
    Что касается материальной части, то опять же я не могу признать достаточно 700 рублей в месяц или недостаточно, или нужно меньше. Я только знаю, что Адвокатская палата Московской области, в интернете прочитал, размер взноса адвокатов составляет 580 рублей. Может быть, у них мало, может быть, у нас много, но сравнить эти варианты. Поэтому я, к сожалению, не смогу голосовать за эту смету не потому, что я считаю плохой, а потому что для ее принятия у меня нет никаких данных. Юридически, если она не будет принята, означает только то, что мы вынуждены еще раз собраться, обсудить с теми, кто нас отправил, это дело рассмотреть.
    
    Второе, о чем я хотел сказать, об открытости работы Адвокатской палаты. Очень хорошо, что из постановления Адвокатской палаты мы можем прочитать, что работой по оказанию бесплатной юридической помощи, то есть помощи за счет субъекта Российской Федерации, занимается Татьяна Владимировна. Это очень хорошо, и каждый из нас знает, если такие вопросы возникнут, к кому по этому поводу следует обращаться. Но почему по другим членам не указано распределение обязанностей? В интернете это сделать моментально, и это, конечно, улучшило бы работу. Если адвокат хочет по какому-то вопросу выступить, связаться, записаться на прием, то это было бы гораздо проще сделать. Я предлагаю принять решение и поручить Совету эти данные опубликовать на нашем сайте.
    
    Следующее, о чем я хотел бы сказать. Мне представляется весьма неудачным решение Совета Адвокатской палаты, обязывающее молодых адвокатов подписываться на «Новую адвокатскую газету». Я уже не говорю о том, что в данное время ее можно было бы полностью прочитать в интернете. Но я про другое говорю. Я говорю о том, что молодые адвокаты только начинают действовать, им в этом плане нужно помочь, наоборот, нужно за счет средств предоставить им право доступа на какое-то время туда, чтобы они могли читать, в то время как им надо строить адвокатскую практику, не имея достаточно средств.
    
    Точно так же следует проработать вопрос о бесплатном или льготном доступе к адвокатской газете нашим ветеранам и другим категориям адвокатов. Можно в письменном виде, можно дать возможность в интернете читать. Это было бы пользой для данных товарищей.
    
    И последнее, о чем я сейчас хочу сказать, мне представляется абсолютно неправильно, сейчас прошло 5 месяцев года, 40 % года, больше 40 %, а мы только сейчас обсуждаем смету. Разумеется, если конференция является органом, юридически оформляющим решение, принятое в другом месте, то оформлять можно хоть в декабре. А если мы с Вами обсуждаем вопрос: а какой должна быть смета на самом деле, какие статьи можно увеличить, в каком направлении деятельности палаты увеличить, в каком, может быть, уменьшить, то, конечно, нужно обсуждать его раньше. У меня предложение: считать целесообразным утверждение годовой сметы не позднее января. Отчет, да, может быть, можно было принимать, а по-настоящему нужно в декабре принимать. Почему бюджет страны принимается раньше? Почему у бюджета страны, у бюджета муниципальных образований, у кого угодно имеется финансовое, экономическое обоснование и план. И все это публикуется. Здесь тоже, по-моему, можно сделать и нужно сделать. Это и есть самоуправление адвокатов.
    
    И в этой части я предлагаю поручить Совету Палаты размещать на сайте смету Палаты на 2012 год и отчет об исполнении сметы на 2011 год. Акт ревизионной комиссии тоже, конечно, следует обсуждать. Это вполне открытые сведения. Что мы здесь скрываем? Какой-то криминал есть? Нет криминала! Отчет показывает положительную часть работы Совета. Может быть, какие-то недостатки есть, но это есть работа.
    
    Спасибо за внимание.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Спасибо, Сергей Алексеевич. Пожалуйста, господин Царев.
    
    А.Б. Царев
    
    Уважаемые товарищи, уважаемые члены президиума!
    
    По поручению Объединенной коллегии адвокатов я хотел бы остановиться на одном вопросе, который Евгений Васильевич уже поднял и который бы я хотел развить.
    
    Этот вопрос – обеспечения адвокатов служебными помещениями. Наш Закон «Об адвокатуре…», статья 3, часть 3 дает вроде нам шансы на то, что нас государственные органы должны обеспечить служебными помещениями. Но поскольку механизма нет, то и успехов в этом особых нет. Более того, во многом адвокатские образования существуют в той же сфере, что и субъекты предпринимательства. Во многом даже несколько худших. Действительно, Евгений Васильевич уже указывал, что проводилась большая работа вокруг Закона «О защите конкуренции». Из статьи 17.1 этого закона, который обязывает заключать как общее правило на конкурсной основе, было убрано упоминание об обязанностях адвокатских образований делать это на общих основаниях. Но другого пока не сделано.
    
    Из положений этого закона, строго говоря, не следует, что нам кто-то обязан предоставлять помещение на внеконкурсной основе. Действительно, это не исключено, но прямо из закона не следует. И, к сожалению, те органы, от которых зависит заключение договоров аренды, идут по букве закона, говоря: вас там нет, поэтому вы пойдете по конкурсной основе. Четкое исключение сделано для органов адвокатских палат. Это, конечно, хорошо, но этого недостаточно. Прямого указания на то, что адвокатские образования должны делать это на внеконкурсной основе, нет, и хотелось, чтобы это произошло.
    
    Я буду короток. Я в форме предложений скажу, тем более что президент нашей Палаты является одновременно президентом Федеральной палаты, и мы имеем возможность обратиться в его лице и в Федеральную палату в целом. На мой взгляд, надо инициировать внесение в Закон «О защите конкуренции» прямого указания в статью 17.1 о возможности адвокатских образований на внеконкурсной основе получать помещения в аренду.
    
    Второе. Надо воспользоваться существующими возможностями на сегодня этого закона, который дает некоммерческим организациям, которые осуществляют социально ориентированные функции, получать помещение на внеконкурсной основе. Это, на мой взгляд, можно сделать в рамках Санкт-Петербурга, добившись некого законодательного оформления статуса адвокатских образований Санкт-Петербурга как таких социально ориентированных организаций. На самом деле не произойдет ничего особенного. Во многом нам и сейчас идут навстречу, но не обязаны делать. Недавно мы потратили определенные силы и время, участвуя в аукционе для того, чтобы победить в аукционе на то помещение, которое мы без договора аренды занимаем уже 6 лет. Адвокатская консультация «Невская», которую я возглавляю.
    
    И еще один вопрос, возможно, не такой актуальный для нашей коллегии-консультации, но многие консультации располагают материальной базой и были бы не против выкупить помещение, в которых они находятся. Но такое право есть только у субъектов среднего и малого предпринимательства, но у адвокатских образований нет. Я понимаю, что это немножко наполеоновские планы, но …
    
    Е.В. Семеняко
    
    Как раз все, о чем вы говорили, не знаю, как думают другие коллеги, все это очень интересно по одной простой причине. Дело в том, что вы правильно отметили, что об адвокатах в Законе «О защите конкуренции» умалчивают, что они имеют право получать помещение на внеконкурсной основе. Для нас очень важно было добиться исключения адвокатов из тех, кто получает… Это фигура умолчания, поверьте, далась тоже большой кровью. Почему? Потому что законы принимают не в Федеральной палате адвокатов, их принимают в Государственной Думе, дальше Совет Федерации. И должен Вам сказать, что социальная роль наших адвокатских образований и вообще адвокатской деятельности, к сожалению, не вполне адекватно осознается депутатским корпусом и сегодня, и поэтому у нас с Вами есть самая реальная возможность именно через социальную значимость, через этот институт добиваться определенных преференций в плане помещений, это через закон о бесплатной помощи. Там предполагается, что любое адвокатское образование, заметьте, любое адвокатское образование может при себе организовать центр бесплатной помощи. И наличие такого центра бесплатной помощи автоматически представляет такому образованию право на претензию на аренду помещений на внеконкурсной основе. Закон еще не начал работать в полную силу, но этот вариант, мне кажется, должен быть одобрен.
    
    Ваша консультация «Невская», посмотрите закон о бесплатной помощи.
    
    А.Б. Царев
    
    Нам всегда указывают, что раз прямого указания нет, государственные органы не хотят подставляться и рисковать. Сегодня моя критика, как видите, носит достаточно доброжелательный по отношению к руководству характер.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Вы за истекший год диаметрально поменяли свое отношение. Мы Вам готовы выдать абонемент на выступления регулярные.
    
    А.Б. Царев
    
    То, что мне поручила коллегия, я сегодня не стал говорить о том, что итоги исполнения сметы показали правильность моего прежнего выступления о том, что слишком сильно прибавляем взносы. Хорошо, если у нас есть деньги, с чем нас и поздравляю.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Спасибо. Леонид Федорович Попов еще у нас записался.
    
    Сергей Алексеевич, я по каждой позиции мог бы с чем-то соглашаться, чему-то возражать, но это была бы наша с Вами такая дискуссия. Я предлагаю немного сделать по-другому. Среди тех замечаний, которые Вами были высказаны относительно публикаций на сайте и так далее. Я убежден, что тут очень много резона. На самом деле это все можно элементарно устранить. Что касается некоторых иных суждений относительно сроков проведения и так далее, тут немного сложнее. И дело не только в традиции, но еще в некоторых моментах и обстоятельствах. Поэтому я бы здесь предложил такой вариант. Член Совета Адвокатской палаты. Вы недавно сменили депутатский мандат, или возобновили вместо депутатского адвокатский. Пожалуйста, приходите, в Совет. Вы говорите, что надо записываться на прием. Вся прелесть работы нашего Совета заключается в том, что нам не надо записываться на прием. У нас все в режиме доступности работают. Пожалуйста, милости просим.
    
    С.А. Попов
    
    Я не говорил, что для меня. Я всех знаю, в этом плане проблемы нет.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Некоторые наши коллеги упрекают нас в том, что мы превратили Палату на Невском, 53 просто в проходной дом. К нам действительно без ограничений может любой человек зайти. Некоторые приходили, кулачные бои устраивали. Не адвокаты, правда. Все-таки диагностировать сразу на входе человека, с чем он пришел, с какими намерениями и в каком состоянии, довольно сложно, но, поверьте, если серьезно, у нас нет проблемы общения с адвокатами, если они готовы какие-то идеи принести что-то предложить полезное и так далее. На здоровье!
    
    С.А. Попов
    
    Я же про это не говорил! Я говорил, чтобы была информация: кто, чем занимается, чтобы знать, к кому ходить. Татьяна Владимировна я знаю, чем занимается.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Сергей Алексеевич, из этого тайны никто не делает. Леонид Федорович, пожалуйста, слушаем Вас внимательно.
    
    Л.Ф. Попов
    
    Дорогие коллеги!
    
    Извините, что перебор, два поповых, тем не менее. Я впервые выступаю перед такой аудиторией. Не так уж давно я в коллегии, с 1973 года, но впервые перед Вами. Что я хочу сказать? Раньше собрания, конференции, в которых мы участвовали, самое интересное было что? Нет, не фуршет. Самое интересное было, когда выступали наши ведущие адвокаты. Здесь уже назывались фамилии. Юрия Марковича Шмидта, он называл эти фамилии, других я могу назвать. Это было самое интересное. И не плохо, что сегодня конференция проходит в несколько неформальной обстановке: цветы, награждения, и не очень формальное выступление нашего уважаемого друга и коллеги Евгения Васильевича.
    
    Хотелось бы, чтобы и другие ведущие адвокаты обменивались опытом, что-то рассказывали, не только обсуждали отчеты. Маловато для нас лапидарных, острых выступлений Евгения Васильевича, надо, чтобы и другие выступали.
    
    Что я хочу сказать главное, о чем меня просили мои коллеги. В свое время цитировался наш министр юстиции Коновалов, который несколько лет назад сказал, что адвокаты получают унизительную зарплату. Имеется в виду за счет государственного бюджета. Мы не только унижены, но мы и оскорблены, и даже то, что сегодня так радостно, легко все у нас проходит, Евгений Васильевич рассказал нам о том проекте, который должен быть принят, это унижает адвокатов и нашу профессию в целом.
    
    Я считаю, что нужно исходить из следующих принципов: не верить. Мы верим много лет, что наши коллеги Александров, Макаров, Барщевский и тому подобные, они же знают наши проблемы, они помогут, они же чиновники и так далее. Хотел назвать Попова, но видите, он сегодня уже с нами. К сожалению, с Путиным учились наши коллеги. Саша Бойцов, еще кто-то, с Медведевым. Эти люди слишком далеки от нашего адвокатского народа.
    
    Следующий тезис. Не бойся! Почему-то появилось какое-то письмо о том, что мы не должны ходить по улицам, объявлять забастовки и тому подобное. Я думаю, мы сами решим, не надо было этого письма. Бояться нечего. Мы – организация независимая, дальше Сибири, Евгений Васильевич, не сошлют.
    
    Следующий тезис. Не проси! Я помню несколько лет назад было обращение: надо увеличить оплату хотя бы, по-моему, до 300 или 400 рублей. Я возмутился и немножко поправил. Я считаю, что мы должны не просить, а требовать. Это требует закон, поскольку любой труд должен иметь соответствующую оценку. И ссылки на бюджет и тому подобное. Евгений Васильевич сказал, что как только появились какие-то наши угрозы, эксцессы, выступления, я не знаю, как это назвать, уже появился проект, хотя мы его ждали много-много лет. Поэтому я считаю, я сам бы вошел в редакционную комиссию, и 585 или 565 рублей это тоже мало с нового года. Мы должны требовать, чтобы оплата была не менее оплаты следователей. Допустим, следователь получает 40 тысяч, должен получать, на 20 дней рабочих, хотя бы 2 тысячи. И слово «хотя бы», мне кажется, и писать не нужно. Я думаю, что коллегия и не только коллегия, но и Палата, может быть, Федеральная палата должны требовать, чтобы нас не унижали, чтобы нам платили нормальную заработную плату вот за эти дела.
    
    Как-то мы с Евгением Васильевичем встречались, дискутировали. Я его самое длинное выступление слышал. Он сказал три слова: Леонид прав и не прав. И сел. Я думаю, что, Евгений Васильевич, не надо отвечать на этот вопрос. Сегодня лето и никто не скажет, что я не прав. Спасибо.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Конечно, можно было бы сказать, Леонид, ты действительно мой однокурсник. Можно было бы сказать в ответ: конечно, мы друзья, но истина дороже. Но я не хочу в данном случае под занавес нашей конференции входить в дискуссию по поводу этой 51-й, оплаты. Я сегодня на три тона снизил свою радость по поводу того, что удалось хоть так решить этот вопрос. Должен Вам честно признаться, что именно потому, что я понимаю, насколько это не оправдывает ожиданий, которые мы вправе были иметь при решении проблем оплаты труда адвокатов по назначению, но тем не менее считать, что то, что сделалось, это вообще ничего не стоит. Я, поскольку внутри этого процесса был на протяжении как минимум последних двух лет и знаю, как он проходил, от чего зависело решение этого вопроса, должен Вам сказать, не хочется ни перед кем оправдываться, не хочется никаких фанфар, но я так думаю, можно утешиться такой формулой. Я и мои коллеги, которые занимались этой проблемой, или мои коллеги и я, которые занимались этой проблемой, мы на данном этапе сделали все, что мы могли. Если другие сделают лучше, пусть сделают лучше, но пока сделалось так, как сделалось.
    
    Мы говорим: давайте сделаем оплату труда на уровне следователя – 2 тысячи рублей. Нижегородская палата приняла решение на конференции: требовать от государства оплаты труда адвокатов на следствии в размере 3,5 тысяч рублей судодень, а в суде 4 800 за один день. У них тоже есть свой расчет. Что в ответ на это говорит Минфин? Вначале откровенно с усмешкой принимает, потом говорит: хорошо, господа адвокаты, давайте сделаем на самом деле 2,5 тысячи рублей за судодень на следствии, допустим, 3 тысячи рублей в суде, но при этом сделаем одну маленькую деталь: давайте мы будем делать так называемый хронометраж времени. Если вы полный рабочий день отработали, 8 часов, пожалуйста, Вам 2,5 тысячи, а если вы ушли через 20 минут, тогда мы определим стоимость 1 минуты, умножим ее на 20, и мы посмотрим, устроят ли Вас такие порядки или нет.
    
    А я не знаю, надо ли мне здесь проводить всероссийский адвокатский опрос, готовы ли мы при введении более высоких ставок оплаты одновременно перейти от принципа усредненной оплаты на оплату за фактически проработанное время? Отказаться от коэффициентов и так далее. Не все, к сожалению, а может быть и к счастью, не все так просто.
    
    Я забыл еще упомянуть, а может быть, времени на это не хватило. Мы говорим, что у нас 1 января минимум будет 550 рублей. Но мы одновременно под этот минимум имеем договоренность с Минюстом, надеемся, что Минюст от этого не отойдет, пересмотреть приказ об оплате труда адвокатов уже с учетом сложности, потому что дальше есть этот документ, который имеет очень существенное значение для фактической оплаты. Идея была такая: к минимуму отнести такие действия, такую работу адвокатов, которая сопряжена, скажем, с посещением следственного изолятора, с ознакомлением с протоколом судебного заседания, с материалами дела. А все, что связано с реальной работой в самом процессе, здесь от минимума уйти, чтобы не было так: участие в допросе, очная ставка, чтобы они оплачивались по минимуму. Не допустить такой исход. Здесь есть еще некий дополнительный ресурс, как при наличии такого минимума – 550 и максимума в 1100 найти в рамках этой вилки еще такие позиции, которые все-таки делали бы оплату труда адвоката, более приемлемой, более адекватной. Это у нас некоторые дополнительные возможности решения этой проблемы. Поверьте, не только в Адвокатской палате Санкт-Петербурга и в Федеральной палате все отдают себе отчет в том, что на сегодняшний день это одна из самых болевых точек российской адвокатуры. Не будем вдаваться дальше в подробности.
    
    Теперь что касается наших коллег. Понимаете, Леонид Федорович, конечно, можно встать в позицию, сказать, что Алексей Анатольевич Александров, Андрей Михайлович Макаров не очень для нас подходящие партнеры. Другой человек немного в другой ситуации сказал: у нас нет других писателей. Так у нас с Вами нет других депутатов, с которыми можно обсуждать наши проблемы, а вот эти люди при всем при том, каждый из них разный, каждый со своим, как и все мы, но тем не менее эти люди, по крайней мере, не отгораживаются от нас, они идут с нами на разговор, они идут с нами на дискуссию. Я Вам скажу откровенно, без поддержки Андрея Михайловича Макарова, который сейчас возглавляет бюджетный комитет, а, между прочим, Минфин довольно долго сопротивлялся, потому что говорил о том, что ни копейки бюджетный комитет не выделит. Чтобы вот эту поправку провести, вот это увеличение, нам потребовалось в масштабах страны дополнительно 4,6 миллиарда рублей. Вы скажете: в масштабах страны для бюджета российского капля в море. Она-то капля, но надо, чтобы она капнула, а когда есть люди в правительстве, которые говорят: послушайте, адвокат – это не самая социально незащищенная категория граждан, которым надо почти 5 миллиардов рублей дополнительно выделять. И вот здесь, между прочим, позиция комитета бюджетного, который в новом созыве возглавил Макаров, была для нас очень полезной и очень важной, потому что президент сказал: нет, надо изыскать, потому что речь идет об обеспечении уголовного судопроизводства, не об увеличении зарплаты или вознаграждения адвокатов, а в создании надлежащих условий для любого судопроизводства, для того чтобы там не допустить хаоса и так далее, так далее. Не надо сбрасывать со счета и исключать из списков.
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    Евгений Васильевич, мне кажется, вот эта позиция Минфина от лукавого идет. Что они говорят, что нельзя больше платить адвокату по назначению или меньше. В конечном итоге, во время приговора вся эта сумма возлагается на подсудимого. Если будет адвокату по 4 тысячи вынесено, подсудимый просто в кассу по приговору заплатит больше, государству вернет деньги. Минфин при этом не страдает. Он просто временный кошелек: отдал, потом он опять получает. Судьи не все записывают это в приговор, это уже вина не адвокатов.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Вы искренне полагаете, что кроме Вас никто не додумался до этого аргумента. Это я не в порядке упрека. Это один из аргументов, который что называется на поверхности лежит. А знаете какой контр был? Очень простой. Запрос идет в нашу федеральную службу, ведающую исполнением наказаний, ответ идет такой: нет, не работают. Принудительный труд в колониях завершен. Реально обеспечить взыскание сумм – это единичные случаи. На самом деле никакого реального возмещения не идет, тем более что там есть еще в отношении осужденных определенная очередь в удовлетворении финансовых притязаний. Говорят: все, забудьте про это и так далее.
    
    Мы с Вами сталкиваемся совсем с другой проблемой. Здесь проблема не в отсутствии источников и возможностей у государства, а в отсутствии понимания того, что мы с Вами имеем право на достойную оплату. Вот в чем проблема.
    
    Извините, я пришел в аппарат правительства. Разговариваю с первым заместителем руководителя аппарата правительства, бывший первый заместитель генерального прокурора России Евгений Леонидович Забарчук. Единственный адекватный и толковый человек в правительстве, который воспринял хоть в какой-то степени нашу аргументацию, потому что он имел отношение к этой сфере деятельности. Прокурор, но все-таки понимает, что без адвоката невозможно обеспечить нормальный уголовный процесс. Во время этой беседы к нам подключается руководитель департамента финансирования правоохранительных органов, (мы отдельно нигде не проходим, мы идем вместе со всеми) некий господин, я не буду называть его фамилию. Он оказывается до этого занимался, по-моему, чугунно-литейной промышленностью, давно когда-то, а уже лет 15 или 20 работает на разных должностях в правительстве. Когда он вошел и когда ему мой собеседник сказал, что вот такая проблема обсуждается, неплохо было бы понять его позицию, он сказал (такой 2-хметрового роста человек), он сказал: Евгений Васильевич, прежде всего я хотел бы Вам дать совет один. Адвокатам, чтобы решались их вопросы, надо быть ближе к народу.
    
    Я говорю: в каком смысле? Сидеть, так сказать, за наших клиентов или вместе с ними? В каком смысле быть ближе к народу?
    
    Он говорит: Вы чужую рубаху-то рвете на груди, мазуриков защищаете. Это же преступники все-таки. Ну что это такое?! Еще денег требуете от государства, чтобы мы за этих людей, которые совершают преступления, Вам еще деньги платили.
    
    Извините, это я пересказываю дословно аргументацию. Поэтому я хотел бы, чтобы Вы не заблуждались, кто является собеседниками нашими во всех этих разговорах и от кого зависит решение зачастую, которое принимается и так далее. И вот эту стенку предубеждения, я бы сказал не просто предубеждения, а иногда я бы просто сказал такой неприязни к слову «адвокат», и человек уже тянется рукой к одному месту. Посмотрите, в Министерстве юстиции, в Министерстве финансов, в налоговой службе, в органах финансового мониторинга мешками держат там жалобы, которые пишут адвокаты на адвокатов, как скрываются гонорары и так далее, так далее. Если это все публично рассказать, у Вас настроение поменяется относительно возможности в кратчайший срок доказать нам с Вами, что единственное условие для нас с Вами благополучной жизни – это получить более-менее приемлемой вознаграждение по 51-й. В один голос все говорят: послушайте, вот немцы имеют закон, где прямо расписано, сколько им надо за что платить. А у Вас свобода гонорара. Сегодня провел дело по назначению, а завтра какого-нибудь олигарха поймал и слегка приколол, и все хорошо. Когда говоришь, слушайте, все-таки 65 тысяч адвокатов в России, где на всех найти по олигарху? Мягко говоря, не реально.
    
    Мы с Вами имеем дело с определенным пренебрежением к тому делу. А разве мы не чувствуем этого пренебрежения, когда мы приходим с Вами в процессы, со стороны судей и так далее, так далее. Здесь значительно глубже лежат проблемы. И при этом не надо забывать о том, что мы своей деятельностью тоже нередко…, 75 раз сбегал наш коллега-адвокат к следователям, подмахнул им соответствующие бумаги, не читая. Так что, думаете, в связи с этим у них большое желание платить больше 550 за эту работу? Она и этих денег не стоит.
    
    Несмотря на некоторые замечания, которые прозвучали со стороны Сергея Алексеевича, уважаемого, и остальных коллег.
    
    Кто просит слово? Александр Александрович, вы хотели выступить? Пожалуйста.
    
    А.А. Звонков
    
    Я член Совета и один из тех, кто голосовал за то, чтобы молодые адвокаты покупали свою газету. Мы как члены Совета исходили из того, что можно, конечно, эту газету содержать на наши членские взносы, а можно ее продавать, и она сама себя будет содержать. Ничего страшного, если молодые адвокаты купят себе газету свою собственную, а мы сейчас думаем, что и за обоснование платят люди. Хотя в библиотеке Палаты можно прочитать и пенсионерам, и молодым адвокатам совершенно спокойно нашу литературу. Она открыта, работает ежедневно. По поводу газеты, мне кажется, не совсем обоснованно. И кому как ни нам поддерживать свои издания, мне так кажется.
    
    Критика сайта и вообще открытости работы органов Адвокатской палаты мне представляется оправданной. Мы сами на последних советах подумывали о том, что необходимы перемены, персонально определяющие лица сайта, нужно внести какие-то изменения, и открытости должно быть больше. В этом плане сайт работает, хотя критика справедлива. Наверное, бюджет должен быть раньше и предложения по бюджету должны были быть освещены раньше на сайте Адвокатской палаты. Президент сказал, что мы примем к сведению и постараемся исправить досадные обстоятельства.
    
    Что касается выступления адвоката А.Б. Царева, то мне представляется, есть такой закон в субъекте федерации о государственно-частном партнерстве, он есть и федеральный, и в городе Санкт-Петербурге такой есть. Решение проблемы помещений, наверное, должно развиваться в свете этого государственно-частного партнерства. Сама Адвокатская палата должна предложить это партнерство городу и сказать, что, как совершенно справедливо сказал, Евгений Васильевич Семеняко, что мы должны предложить бесплатную помощь нуждающимся в квалифицированной помощи горожанам, а город должен отреагировать адекватно и предложить нам какие-то помещения для работы адвокатских образований. Но Палата должна что-то дать, и город тогда может выделить эти помещения. Такую возможность город имеет. В государственно-частном партнерстве города Санкт-Петербурга запрещено финансирования такого партнерства из бюджета города, но недвижимость город может предоставить.
    
    Да, действительно, пнули правильно нас за то, что мы очень мало добиваемся по 51-й статье. И небольшие деньги выбили. Но, дорогие товарищи, Вы посмотрите, с кем мы конкурируем. Мы конкурируем с получателями бюджета в детских дошкольных учреждениях, в школах, в больницах. Там еще меньше люди получают денег, и говорить о том, что мы такие особенные, очень сложно. Поэтому надо критично относиться к тому, чего добилась Адвокатская палата в бюджетном финансировании и чего не добилась. Разумеется, всю критику мы воспринимаем как пожелание не ослаблять натиск на Минфин, для того чтобы не прекращать эту работу. Да, действительно, это надо делать.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Коллеги, если больше нет выступающих, у нас с Вами еще одна церемония вручения. Господа, члены Совета, Вы выступите на Совете. У нас сегодня конференция.
    
    (ИЗ ЗАЛА: У меня объявление общее.)
    
    Объявление потом. Давайте сначала решим то, что мы должны по регламенту решить.
    
    Утверждение отчета Совета
    
    Состоялись выступления. Все, что здесь звучало, не забудем, так или иначе, учтем. Нам не дадут об этом забыть те, кто выступал с соответствующими предложениями. Поскольку больше выступающих по существу нет, я ставлю на Ваше голосование вопрос о том, кто за то, чтобы утвердить отчет Совета, пожалуйста.
    
    (Голосование)
    Кто против? (Нет.) Воздержался? (Нет).
    Решение принято.
    
    Переходим к установлению взноса на следующий период.
    
    (С.А. ПОПОВ: Отчет ревизионной комиссии утвердить.)
    
    Вы самый интересный момент пропустили, потому что мы утвердили уже отчет ревизионной комиссии.
    
    Сергей Алексеевич, Вы не успели, а я воспользовался Вашим замешательством, поставил на голосование, и уже голосование состоялось. Поезд ушел. У Вас есть возможность воздержаться при утверждении сметы на будущий период, о чем вы с трибуны уже объявили.
    
    (С.А. ПОПОВ: Не воздержаться, а проголосовать против.)
    
    Слово предоставляется Ярославу Павловичу Стасову.
    
    Об утверждении Сметы расходов на содержание Адвокатской палаты Санкт-Петербурга на 2011 год.
    
    Я.П. Стасов
    
    Два слова хотел бы сказать Сергею Алексеевичу по поводу приема в Совете. Официально приемные часы есть только у меня. И я прием веду и адвокатов, и не адвокатов, и всех, кому надо. Но за 20 лет, которые я нахожусь там, в кабинете на Невском, не было ни одного случая, чтобы кто-то из адвокатов пришел, а ему сказали, знаете, у нас сейчас неприемные часы.
    
    (С.А. ПОПОВ: Я про другое говорю!)
    
    Минуточку, кто бы из адвокатов ни пришел по любому вопросу, там есть я, есть другие вице-президенты, мы сообща отвечаем на любые вопросы. Если надо какие-то подготовки или адвокаты приходят и говорят: а вот у меня ситуация вот такая-то, хотел бы письменно получить. Всеми этими вопросами занимаемся, и нет такого подразделения, чтобы по какому-то вопросу только я, по какому-то вопросу только Рушан Зайдулович, Андрей Сергеевич и так далее. В этом плане проблем нет.
    
    Теперь по поводу взносов. Я тоже встречал, мы получали бюллетени из разных палат, я видел, что в московской областной палате был такой взнос 580, не знаю, как сейчас.
    
    (С.А. ПОПОВ: Смотрел вчера.)
    
    Не знаю, но в подавляющем большинстве палат уже давно по тысячи рублей. Что касается того, как определить наш взнос. Нет, количества таких весов нет, но есть, допустим, у нас практика. Мы уже 4 года не повышаем взнос, несмотря на то что жизнь продолжается, Палата живет, и действительно там что-то покупается, что-то чинится. Есть какие-то расходы. И сегодня мы видели, надо какие-то подарки покупать и так далее, коммуналка растет. Но тем не менее мы 4 года живем с этой сметой, с этим бюджетом, и эти 700 рублей, которые мы установили, мы берем, умножаем на количество адвокатов, количество месяцев и говорим: столько денег поступит. К сожалению, несмотря на то что Палата существует, еще имеет место целый ряд адвокатов, которые не платят взносы, и до тех пор пока мы их 4-5 месяцев не отчислили, мы за них еще должны платить взнос в Федеральную палату. Там с нас берут по количеству адвокатов числящихся. Мы пишем о том, что предполагаем, что деньги у нас поступили за счет отчислений взносов первого месяца, то ли будет, то ли нет, тоже очень сложно сказать.
    
    Что касается расхода этих денег, какие-то бывают обстоятельства, что у нас возникают дополнительные расходы. Естественно, какие-то деньги должны быть. Ежегодно ревизионная комиссия проверяет работу Совета и финансовые расходы, и поскольку 4 года мы с этим размером отчислений живем, это тоже какой-то показатель.
    
    Поэтому, я полагаю, что на будущий год необходимо установить размер 700 рублей. Мы еще даем льготы целому ряду адвокатов. Эти льготы законом не предусмотрены, как Вы знаете, и нет такого положения, что в каких-то палатах это обязательно есть. Где-то дают, где-то нет. Я разговаривал буквально 2 недели назад с председателями Нижегородской, Воронежской палат. Кому-то четвертинку взноса уменьшают, льготнику, кому-то половинку. А у нас с участников, инвалидов войны, блокадников и так далее мы вообще взносы не берем, а берем только взнос на Федеральную палату. В этом плане тоже часть денег умножаем на всю сумму, а льготы-то мы давали и давать будем, и собираемся это делать.
    
    Я не вижу того, чтобы эти 700 рублей слишком много для того, чтобы Палата жила. И уже мы в течение двух лет устанавливали на конференции единовременные отчисления в размере 200 рублей, на которые мы оказываем материальную помощь ветеранам адвокатуры. К сожалению, несмотря на то что люди ушли на заслуженный отдых и уже давно не работают, тех денег, которые они заработали или вернее не заработали, у них нет, живут на одну пенсию в большинстве своем. Мы даем по 5 по 10 тысяч раз, два в году и так далее. Есть Совет ветеранов, этим занимается. Люди очень благодарны. Также благодарны, когда мы им даем подарки и какие-то наборы к маю, ко Дню Победы, к Новому году и так далее. Мы живем в обществе и отказываться от всего этого, на мой взгляд, не стоит. Я предложил бы конференции вот такой взнос в размере 700 рублей и единовременный в размере 200 рублей установить на будущий год.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Пожалуйста, будут другие предложения?
    
    А.Б. Царев
    
    У меня не другое предложение, у меня вопрос. Я понимаю, что очень важно выразить свою солидарность с ветеранами и пенсионерами, но я хотел спросить: правильно ли я понимаю, собранные в прошлом году 670 тысяч до ветеранов дошли только в третьей части?
    
    Я.П. Стасов
    
    Нет, не в третьей.
    
    А.Б. Царев
    
    400 тысяч остались в резервном фонде, то есть не были истрачены.
    
    Я.П. Стасов
    
    Нет. Ситуация вот какая. Опять же по поводу сметы на будущий год сейчас будем говорить. Речь идет о том, что у нас бухгалтерия смету ведет с 1 января по 31 декабря. Именно так она и ведется у нас, поэтому какие-то сдвиги.
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    На 31 мая остаток 234 тысячи.
    
    А.Б. Царев
    
    На сегодняшний день не освоено почти половина собранных денег.
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    Почему?
    
    А.Б. Царев
    
    Собрали 670 тысяч, не дошло еще 270.
    
    ИЗ ЗАЛА
    
    Бывают сложные ситуации, внезапные. Совет ветеранов всегда должен иметь резервный фонд на всякие непредвиденные случаи. Вот эти суммы, которые остались, причем по смете там данные на 1 января. На 31 мая с учетом чествования ветеранов осталось 234 тысячи рублей. Эти деньги, если они резерв, они в резерве и есть, на свои внутренние нужды. 15 членов Совета ветеранов. По каждому протоколу мы можем отчитаться, материальная помощь лицам, которые сегодня в коллегии не работают.
    
    А.Б. Царев
    
    Адвокаты, сдавая по 200 рублей, рассчитывают, что их деньги дойдут до ветеранов.
    
    (ИЗ ЗАЛА: Они и доходят.)
    
    Поэтому хотелось бы, … Они пока остались частично.
    
    Я.П. Стасов
    
    Они частично остались. Но дело в том, что …
    
    Е.В. Семеняко
    
    Коллеги, секундочку, давайте сделаем следующим образом. Не надо коллективно убеждать коллегу А.Б. Царева в том, что он не прав. Коллега А.Б. Царев, Ваша точка зрения понятна. Если ее логически продолжить, то получается так, надо сумму единовременно взноса скорректировать с учетом остатка, не знаю, увеличить или уменьшить. К этому конкретно сводится Ваше выступление.
    
    А.Б. Царев
    
    Вовсе нет. Адвокаты готовы сдавать.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Секундочку, тогда я не понимаю. Если бы вы считали, что те деньги, 170 тысяч или сколько осталось, не дошли до ветеранов, куда-то на другие цели ушли, тогда бы пафос Вашего выступления я понял.
    
    (А.Б. Царев: Заморожены.)
    
    Вы не понимаете. Коллеги, одну секундочку. Ситуация с этим фондом такова. Сегодня человек здоров, а завтра ему стало плохо. Сегодня он не просил о помощи, причем иногда чрезвычайной, и поэтому некий остаток резервном фонде должен быть обязательно. Это просто непреложный закон любого фонда вспомоществования. И в этом смысле Совет ветеранов, который только он уполномочен заниматься тратами из этого фонда, что совершенно оправданно.
    
    Мы выслушали позицию коллеги А.Б. Царева. Если, допустим, мы согласны с таким подходом, тогда давайте сформулируем. Если мы исходим из того, что то наше решение, которое стало традиционным, мы сегодня его просто подтверждаем, давайте тогда будем из этого исходить.
    
    С.А. Попов
    
    У меня компромиссное предложение, очень простое.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Я не вижу тут повода для компромисса.
    
    С.А. Попов
    
    Вопрос крайне простой. Фонд, конечно, нужен, должны быть деньги на непредвиденные расходы. Нежно написать обоснование и утвердить это решением конференции, не этой, так следующей. Этот вопрос будет решен, каким должен быть размер фонда, и это будет поводом для (Говорят одновременно).
    
    Е.В. Семеняко
    
    Одну секундочку. Наши коллеги не имели возможности на прежней конференции выслушать Ваше просвещенное мнение, но так же точно конференция адвокатов приняла решение, что единовременный фонд из расчета 200 рублей от адвоката на этот фонд это достаточная сумма.
    
    С.А. Попов
    
    Я про резервный говорю.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Одну секундочку. (шум в зале). Давайте сделаем следующим образом. Возможные дискуссии, возможные разногласия давайте решим голосованием. Если мы не наберем при голосовании необходимого числа голосов в подтверждение решения, которое уже дважды принималось конференциями до этого, будем думать, как выйти из этого положения.
    
    Итак, по мер поступления. Ярослав Павлович, …
    
    (А.Б. Царев: Поддерживаю 200 рублей.)
    
    Одну секундочку, мы позицию Вашу поняли, достаточно. Иначе мы выходим из графика. У Вас есть возможность поддержать предложение Ярослава Павловича.
    
    Итак, поступило предложение: повторить то решение, которое мы принимали на протяжении двух последних конференций на протяжении двух лет. Единовременный фонд помощи ветеранам адвокатуры, который формируется за счет единовременного отчисления каждого адвоката в размере 200 рублей.
    
    Кто за то, чтобы это решение продублировать в этом году? Кто за это решение, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    Кто против? (Нет.) Воздержался? (Нет).
    Решение принято.
    
    По поводу взноса. Решение предлагается такое: оставить взнос на уровне прошлого года в размере 700 рублей. Кто за это предложение, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    Кто против? (Нет.) Воздержался? 1. (Попов).
    Решение принято.
    
    За что уважаем депутатов, за принципиальность.
    
    Господа, у Вас у всех в папочках есть смета.
    
    Я.П. Стасов
    
    Читать не буду, вы в состоянии прочитать сами, как говорится. Поскольку мы взнос установили 700 рублей, там расписано, что куда. Пишем примерно, потому что приходится по жизни что-то менять: куда-то больше, куда-то меньше, но тем не менее в пределах этой суммы, которая есть, у нас действительно есть резерв, который нужен. Тоже могут говорить: а зачем его иметь? Надо его иметь, нормальный человек живет всегда с каким-то запасом.
    
    Е.В. Семеняко
    
    Убедили. Коллеги, есть смета, она есть у каждого делегата конференции. Кто за то, чтобы утвердить предлагаемую смету под установленные нами отчисления, прошу голосовать.
    
    (Голосование)
    Кто против? 1. Воздержался? 2.
    Решение принято.
    
    Коллеги, повестка организационная исчерпана. Надеюсь, что мы имеем возможность опять ощутить корпоративную солидарность, нашу общую человеческую приязнь, потому что сейчас переходим к церемонии вручения наград. Думаю, что это самое приятное из того, что может случиться на этом заключительном этапе. У нас ежегодные премии в номинациях существуют уже на протяжении, сколько существует Палата, столько существуют эти номинации. Сейчас мы попробуем по этим номинациям вручить премии, а после этого небольшой фуршет.
    
    Награждение адвокатов.
    
    Р.З. Чинокаев
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Первая номинация «За успешный дебют в петербургской адвокатуре» награждаются:
    
    Городнина Наталья Викторовна
    Екимовская Анастасия Николаевна
    Захаров Вячеслав Викторович
    Медведева Мария Валентиновна.
    
    Молодежь, давайте на сцену.
    
    (Вручение наград. Аплодисменты)
    
    Следующая номинация «За успехи, достигнутые адвокатом при представительстве по гражданским делам». Наши награждаемые:
    
    Верещагин Александр Евгеньевич
    Коваль Роман Михайлович
    Лещинский Леонид Владимирович
    Тимофеев Владимир Петрович
    Шостак Сергей Николаевич.
    
    (Вручение наград. Аплодисменты)
    
    Друзья, вот эти почетные дипломы и суммы, составляющие призовой фонд наших номинантов, найдут своих героев. Даже если сегодня кого-то нет, можно позднее получить на Невском, 53 в Палате.
    
    Номинация «За успехи, достигнутые адвокатом при представительстве по арбитражным делам»:
    
    Емуранова Наталья Валентиновна.
    
    (Аплодисменты)
    
    Следующая номинация «За успехи, достигнутые адвокатом при осуществлении защиты по уголовным делам»:
    
    Иванов Сергей Александрович
    Исаков Вячеслав Романович
    Навасардян Вилен Романович
    
    (Аплодисменты)
    «За успехи, достигнутые адвокатом в предпринимательском праве» награждается:
    
    Вавилова Инна Геннадьевна.
    
    (Вручение награды. Аплодисменты)
    
    Отдельная номинация «За активное участие в оказании бесплатной юридической помощи» награждаются:
    
    Конин Николай Николаевич
    Панов Вадим Витальевич
    Фирсов Виталий Викторович.
    
    (Вручение наград. Аплодисменты)
    
    Уважаемые коллеги!
    
    Советом Адвокатской палаты Санкт-Петербурга группа наших адвокатов согласно списку, который у Вас должен находиться в папках, награждается почетными грамотами за работу по уголовным делам, за персональные достижения по гражданским делам. Поскольку таких товарищей довольно много, я думаю, не буду Вас затруднять вслушиванием этого длинного-длинного списка. Поздравим наших товарищей, потому что каждый из них заслуженно сегодня поощрен. Спасибо всем присутствующим.
    
    (Аплодисменты)
    
    
    
    
    Коллеги!
    
    Как ни странно, эта часть получилась значительно короче, чем можно предполагать, но она, мне кажется, дает нам повод для некоторого дополнительного упрека в адрес того, как мы организовали вручение премий в различных номинациях. Мне кажется, что это совершенно неприемлемо, когда те, кто удостоен награды от имени сообщества, сегодня отсутствуют. Либо мы плохо оповещали, либо мы отметили тех людей, для которых награда ровным счетом ничего не значит. Вот об этом не хотелось бы думать. Я даже больше скажу, я убежден, что это не так. Мы не обеспечили своевременное информирование наших коллег, это наша недоработка. От этого, я думаю, их награда и праздник по поводу награды не должна быть меньше. Еще раз, всем искренние поздравления. Обещаю Вам, что мы, как всегда, учтем и то, что вы сказали, и то, о чем мы промолчали. За то, о чем вы промолчали, Вам отдельное спасибо, потому что недостатки своей работы, поверьте, мы достаточно адекватно осознаем.
    
    Сейчас я предлагаю всем из этого зала переместиться в зал соседний, но прежде чем мы это сделаем, у Владимира Владимировича есть объявление.
    
    В.В. Гарнин, заместитель президента АПСПб
    
    Прошу прощения, еще минуту у Вас отниму. Хотелось бы, чтобы наш корпоратив не превращался в такое заседание, конференции, если уж мы проводим эти мероприятия, то давайте их везде проводить достойно. Адвокатская палата в лице конкретно Евгения Васильевича большие усилия прикладывает для того, чтобы мы организовали те мероприятия, не в рамках именно конференции, а в плане отдыха, общения между всеми, чтобы не превращалось это в некие маленькие корпоративы разных образований адвокатских.
    
    Давайте все-таки единиться на тех туристических слетах, непосредственно праздниках. Если у Вас какие-то конкретные предложения имеются еще по проведению иных мероприятий, которые будут нас объединять, а не грызться в кулуарах между заседаниями судов, выясняя отношения, давайте лучше встречаться, объединяться. У нас в перспективе традиционный туристический слет. Мы приглашаем туда всех. Когда коллеги звонят, спрашивают: а сколько это стоит? Мы говорим: это ничего не стоит! Оно стоит только наших трудов и неких небольших расходов Адвокатской палаты, пожалуйста, приезжайте. Мы всегда рады всех видеть, потому что собирается не такое большое количество участников, как бы нам хотелось.
    
    Спасибо Вам за внимание. Смотрите информацию на сайте Палаты, и будем рады Вас видеть на нашей конференции.
    
    (Аплодисменты)
    
    Е.В. Семеняко
    
    Коллеги, теперь все, идем в следующий зал, сдвинем бокалы, поздравим друг друга с тем, что неплохо прошла сегодня конференция.
    
    
    *****



© 2004 - 2017 Адвокатская палата Санкт-Петербурга
Редколлегия сайта