СОВЕТ
КВАЛИФИКАЦИОННАЯ
КОМИССИЯ
РЕВИЗИОННАЯ
КОМИССИЯ
КОМИССИИ
ИНСТИТУТ
АДВОКАТУРЫ
СОВЕТ
ВЕТЕРАНОВ
АППАРАТ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ
КОДИФИКАЦИЯ АП СПБ
РЕШЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИЙ
РЕЕСТР АДВОКАТОВ
РЕЕСТР АО
ПРЕКРАЩЕН СТАТУС
ЗА СОВЕРШЕНИЕ ДИСЦИПЛИНАРНОГО
ПРОСТУПКА
ВЕДЕНИЕ ДЕЛ ПО НАЗНАЧЕНИЮ
БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ
УЧЕБА АДВОКАТОВ
И СТАЖЕРОВ
ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ
ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ОБ АДВОКАТУРЕ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПАЛАТА АДВОКАТОВ
БАНКОВСКИЕ
РЕКВИЗИТЫ
КОНТАКТЫ
ВИДЕО
ССЫЛКИ
Мероприятия
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга



заместитель президента
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
А.С. САВИЧ
Электронная адвокатура - advokatura.pro
Центр медиации Санкт-Петербурга - Медиатор.СПб
Институт адвокатуры - Институт правовых исследований,адвокатуры и медиации при Адвокатской палате Санкт-Петербурга
Адвокатское телевидение - АдвокаТВ - advokatv@ru
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ПРАКТИКА

 
«ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО,
ПРИСУЩИЕ ПРОФЕССИИ»
(Вестник Адвокатской палаты №1, 2008 год)

(обобщение дисциплинарной практики за второе полугодие 2007 года.)

     В преамбуле Кодекса профессиональной этики адвоката говорится о том, что "Существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики, заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры".

     Казалось бы, что тут можно возразить? Однако практика работы Квалификационной комиссии адвокатской палаты (ККАП) дает немало примеров весьма своеобразной трактовки отдельными нашими коллегами понятий "честь" и "достоинство". Некоторые из них считают себя представителями настолько "свободной" профессии, что любая критика в их адрес воспринимается ими как оскорбление. Да что там критика…

     В соответствии с Регламентом работы Квалификационной комиссии при поступлении жалобы, представления, обращения, касающихся работы конкретного адвоката, в ходе предварительной проверки консультанты Комиссии разыскивают, как правило по телефону, этих адвокатов и предлагают придти и познакомиться с полученным документом, дать, если адвокат пожелает, объяснение.

     К сожалению, нередки случаи, когда в ответ они натыкаются на грубость, на обвинения в преследовании адвокатов и даже в том, что именно сами консультанты и являются инициаторами жалоб на этих адвокатов. И это при том, что после предварительной проверки более чем по 60% жалоб консультантами дается заключение об отсутствии оснований и поводов для возбуждения против адвокатов дисциплинарных производств. Некоторые адвокаты с "оголенными" нервами пишут целые трактаты с обширным цитированием Конституции России, Международных договоров, обосновывая свою правовую позицию относительно того, почему против них ни при каких обстоятельствах не может быть возбуждено дисциплинарное производство.

     Так, адвокат Тютюнник В.В. в ответ на просьбу дать объяснения в связи с обращением судьи по поводу его неявок в судебные заседания написал в Комиссию раздраженное письмо. По его мнению "повышенная конфликтность и уязвленная амбиция судьи не могут служить основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности". Между тем, если бы адвокат взял на себя труд прочитать статью 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, то он не смог бы не заметить, что сам по себе факт обращения судьи в Адвокатскую палату, отвечающий требованиям, изложенным в этой статье Кодекса, независимо от воли консультанта и даже Президента Палаты является самостоятельным поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката.

     Помимо знания международного права некоторые адвокаты демонстрируют недюжинные литературные способности, а также способности в философском осмыслении и обосновании места адвоката в современном обществе и недопустимости в свете этого какой бы то ни было реакции со стороны органов адвокатского сообщества на любые обращения, касающиеся профессиональной деятельности адвоката. Незадолго до Нового, 2008 года, в ответ на сообщение консультанта Комиссии о таком поступившем в АП СПб обращении адвокат Барласов А.М. представил (не побоюсь этого слова) труд более чем на 90 страницах под грифом "Строго конфиденциально", озаглавленный: "Жалоба на незаконную дисциплинарную репрессию". Замечу, что в этот момент ни о каком возбуждении дисциплинарного производства и речи не было, а впоследствии заявителю в возбуждении такого производства было отказано.

     Не могу не процитировать некоторые положения этого уникального сочинения. При этом, помня предупреждение его автора, я ни в коем случае не нарушу адвокатскую тайну.

     Вчитайтесь, уважаемые коллеги (пунктуация и орфография сохранены):

     "Полевые адвокаты привыкли сражаться за справедливость в одиночку не имея за спиной взаимной круговой поруки отлаженного за 90 лет карательного механизма, поддерживаемого конформистскими настроениями сателлитов из числа непротивленцев засидевшихся в тылу руководящих органов адвокатуры, в аналогии древнему мифу откупающихся от Минотавра жертвенными приношениями во имя личного благополучия в аппаратных структурах адвокатского сообщества".

     "Мы, уже упоминалось выше, обычные полевые адвокаты - не обезличенный коллектив, мы - команда, причем не боевых андроидов запрограммированных на самоуничтожение, а временное формирование профессионалов, объединенных конкретной задачей,.. каждый из которых личность с огромным своеобразием достоинств, несовместимых с жизненной позицией лиц мечтающих греться в коллективе… Будет ошибкой считать нас - командой обреченных или опьяненных подобно Буревестнику "жаждой бури".

     "Наши настоящие друзья - адвокаты не те коллеги, советующие представить объяснения в дисциплинарное производство, заявляя не хотите объясняться - не уважаете коллег. Товарищей по адвокатскому цеху уважаем и любим, а довод используемый в застолье: "…значит не уважаешь", как контраргумент для нас неприемлем, т.к., уважение не определяется ни количеством выпитого, ни предоставлением объяснения, ни чем иным, кроме взаимности, товарищества, профессионального мужества, авторитета знаний права и сопредельных ему отраслей науки".

     Вероятно, по мнению господина Барласова А.М. эти его слова являются проявлением "уважения и любви" к товарищам по адвокатской корпорации, к консультантам Комиссии, имеющим за плечами по 40 лет стажа работы в профессии и принявшим на себя нелегкое поручение - защиту чести и доброго имени адвокатского сообщества.

     Ведь только в 2007 году консультантам Квалификационной комиссии АП СПб Агееву Ф.Е. и Шлыгину В.Н. пришлось проверить около 800 обращений и жалоб на работу адвокатов Санкт-Петербургской палаты.

     Но может быть правы гг. Тютюнник В.В. и Барласов А.М. и все жалобы, не читая, следует сразу отправлять в корзину для мусора?

     Увы! За истекший год к дисциплинарной ответственности было привлечено 273 адвоката, а в отношении 65 из них прекращен адвокатский статус.

     Вот лишь несколько примеров "заботы" наших коллег о своих чести и достоинстве, об авторитете адвокатуры.

     Рассматривая представление вице-президента Адвокатской палаты СПб в отношении адвоката Боера Т.В., Квалификационная комиссия установила, что, обладая статусом адвоката, по просьбе своего знакомого, он участвовал в передаче денег под контролем сотрудников УФСБ, вынес из квартиры предметы и документы, за возврат которых были переданы деньги, произнес обусловленные с сотрудниками УФСБ слова, после которых было произведено задержание подозреваемого.

     В своих объяснениях адвокат Боер Т.В. пояснил, что находится в дружеских отношениях с подследственным К., который обратился к нему с просьбой помочь передать заместителю прокурора одного из районов СПб деньги за прекращение уголовного дела: "… я вместе с К. вошел в квартиру, поддерживал разговор с вымогателями по просьбе К., забрал часть "вещдоков".

     "О проведении операции под контролем ФСБ я знал, о наличии записывающих устройств на К. знал. С сотрудниками ФСБ я впервые увиделся в день проведения задержания".

     "Мое участие в деле не было совмещено со статусом адвоката. В деле я участвовал как частное лицо, как знакомый К.".

     Однако Комиссия дала принципиально иную оценку этим действиям адвоката.

     Пункт 5 ст.6 Закона РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" (Закон) прямо запрещает "негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативнорозыскную деятельность". При этом негласным такое сотрудничество является прежде всего для лиц, в отношении которых осуществляется оперативно-розыскная деятельность. В данном случае таким лицом являлся зам. прокурора района. Сам по себе статус адвоката в соответствии с Законом исключает "негласное сотрудничество" в принципе, и поэтому лицо, приобретшее статус адвоката, в такого рода взаимоотношениях не может выступать как "частное лицо".

     Кодекс профессиональной этики адвоката предписывает при всех обстоятельствах сохранять честь и достоинство, присущее… профессии (ст.4 КПЭА), избегать действий, направленных к подрыву доверия (ст.5 КПЭА), не наносить ущерб авторитету адвокатуры (ст.9 КПЭА).

     Комиссия полагает, что неукоснительное соблюдение требования п.5 ст.6 Закона является залогом доверия к адвокату и ко всему адвокатскому сообществу как со стороны тех, чьи права и интересы мы защищаем, так и тех, у кого нужда в защите может возникнуть в будущем.

     На основании заключения Квалификационной комиссии Совет АП СПб принял решение о прекращении статуса адвоката Боера Т.В.

     Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Шунякова В.В. послужило представление вице-президента АП СПб.

     Из представления следует, что адвокат Шуняков В. В. в нарушение Решения Совета Адвокатской палаты от 20.10.06г. (протокол №16) "О порядке участия адвокатов С-Петербурга в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда" не соблюдает определенный Советом Адвокатской палаты принцип территориальности при выполнении работы в порядке ст.51 УПК РФ.

     Так, работая в адвокатском образовании, расположенном в Центральном районе, адвокат Шуняков В.В. принимал участие в порядке ст.51 УПК РФ в 15 уголовных делах в Адмиралтейском районе С-Пб.

     Адвокат пояснил, что более 6 лет он осуществлял адвокатскую деятельность во всех правоохранительных органах всех административных районов С-Петербурга в любое время дня и ночи. "Для более активной работы заказывались визитные карточки с данными адвоката и контактными телефонами, которые раздавались всем подзащитным и оставлялись в правоохранительных органах….В настоящее время так сложилось, что моя адвокатская деятельность осуществляется в основном в Адмиралтейском районе, где мне удобнее всего в любое время суток…добираться до правоохранительных органов…".

     Рассмотрев материалы дисциплинарного производства и оценивая объяснения адвоката Шунякова В.В., Квалификационная комиссия принимает во внимание, что Решение Совета от 20.10.06г. вступило в силу с 01.12.06г., опубликовано в Вестнике АП СПб и ссылки на незнание или неудобства, создаваемые Решением, нарушение привычного порядка работы, не могут служить оправданием. Невыполнение Решения Совета является нарушением требований пп.4 п.1 ст.7 Закона РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" и п.6 ст.15 КПЭА, которые обязывают адвоката "исполнять решения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции".

     Квалификационная комиссия отметила, что факты нарушения адвокатом Шуняковым В.В. Решения Совета АП СПб подтверждаются подлинниками 15 постановлений "о назначении адвоката" и 15 постановлений "о выплате процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката" по уголовным делам.

     При этом практически все постановления об оплате труда адвоката вынесены без указания даты их вынесения, не указаны даты участия адвоката в следственных действиях, не указаны суммы, подлежащие оплате. Все постановления заполнены рукой адвоката и подписаны дознавателями и начальником ОД Адмиралтейского РУВД .

     Все это, по мнению Квалификационная комиссия, свидетельствует о наличии неформальных связей адвоката Шунякова В.В. с работниками отдела дознания, на исключение которых в интересах граждан и для поддержания авторитета адвокатуры и направлено Решение Совета АП СПб от 20.10.06г. При рассмотрении этого дисциплинарного производства на заседании Совета АП СПб выяснилось, что уже после возбуждения дисциплинарного производства адвокатом Шуняковым В.В. выполнено еще около 20 "поручений" дознавателей Адмиралтейского района.

     Решением Совета АП СПб адвокатский статус Шунякова В.В. прекращен.

     Вероятно, ничем иным кроме как "заботой" о чести и достоинстве адвоката и авторитете адвокатуры нельзя объяснить тот факт, что адвокат Птицын В.В. вне установленного графика, без предварительной подготовки и ознакомления с материалами дел и без соответствующего поручения, но по личной просьбе судьи, принял участие в течение 30 минут в шести судебных заседаниях по продлению принудительных мер медицинского характера. Такая демонстрация суду своей готовности пойти навстречу и участвовать в любой "халтуре" вряд ли способствует укреплению престижа и авторитета нашего сообщества.

     Адвокату Птицыну В.В. объявлено предупреждение.

     К сожалению, в 2007 году вновь "всплыла" фамилия адвоката Борзасекова П.Г., в отношении которого год назад по жалобе доверителя уже возбуждалось дисциплинарное производство в связи с пропуском по вине адвоката срока исковой давности. Однако, тогда он возместил доверителю ущерб, и жалоба была отозвана.

     При рассмотрении новой жалобы Квалификационная комиссия установила, что в апреле 2006г. гражданкой Г. было заключено соглашение с адвокатом Борзасековым П.Г. на ведение в Приморском районном суде СПб гражданского дела о разделе совместно нажитого супружеского имущества.

     Доверитель в жалобе указывает, что в соответствии с условиями соглашения адвокат принял на себя обязательство составить исковое заявление и направить его в суд, для чего ему была выдана нотариально удостоверенная доверенность. Исковое заявление было составлено им только в мае 2007г. Однако определением Мирового судьи исковое заявление, составленное Борзасековым П.Г., было оставлено без рассмотрения, как не соответствующее требованиям ст.ст.131, 132 ГПК РФ. Указанные в определении неточности искового заявления адвокатом в установленный срок устранены не были. Определение адвокатом обжаловано также не было.

     Самостоятельно выполнив требования мирового судьи, Г. предъявила в суд иск, который был принят к производству. В судебные заседания адвокат не являлся, поэтому мировым судьей было вынесено определение об оставлении иска без рассмотрения.

     Г. указывает, что по ее просьбе "Борзасековым П.Г. было подано ходатайство в вышестоящий суд, где он просил отменить определение суда. Одновременно им была подана частная жалоба с аналогичным требованием".

     Мировым судьёй было отказано в направлении частной жалобы в вышестоящий суд по причине пропуска срока обжалования определения, "…а сам текст частной жалобы не содержал просьбы о его восстановлении". Г. вновь без помощи адвоката пришлось подавать частную жалобу на определение мирового судьи о возврате частной жалобы. Однако ей было разъяснено что срок исковой давности по делу о разделе имущества истёк 05.07.07г., так как расторжение брака состоялось 05.07.04г.

     Адвокат Борзасеков П.Г. в течение целого года не занимался делом, уверяя Г., что иск им подан, что дело слушается и её присутствие на суде не обязательно. В конце апреля 2007г. адвокат сообщил ей, что "дело выиграно и в подтверждение передал решение Приморского районного суда от 22.03.07г.". Отсутствие печати на тексте судебного решения адвокат объяснил тем, что "…судья Николаева торопилась". При обращении Г. в Приморский районный суд ей пояснили, что "…решение является подделкой", а судьи по фамилии "НИКОЛАЕВА" в Приморском районном суде нет.

     Проанализировав материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Борзасекова П.Г., Комиссия установила, что соглашение, оформленное Регистрационной карточкой от 18.04.07г., в нарушение п.15 ст. 22 Закона об адвокатской деятельности не зарегистрировано, не имеет подписей доверителя и заведующего АК. Сведения о выданном ордере и выполнении поручения отсутствуют. На обратной стороне Регистрационной карточки имеется запись Борзасекова П.Г. свидетельствующая о том, что им лично были приняты от доверителя денежные средства в сумме 30000 руб. и получена нотариальная доверенность. Согласно справке бухгалтера СПбГКА за период с 18.04.07г. по настоящее время от адвоката Борзасекова П.Г. денежные средства в сумме 30000 рублей от клиентки Г. по указанной Регистрационной карточке не поступали.

     Приняв к исполнению поручение 18.04.06г., адвокат, имея доверенность, в течение года без уважительных причин не приступал к его выполнению, что, в конечном счёте, привело к пропуску срока исковой давности. Составленное и поданное им спустя год после заключения соглашения заявление от имени Г. не соответствовало требованиям ст.ст.131,132 ГПК РФ, в связи с чем было оставлено мировым судьёй без движения. Требования мирового судьи в установленный срок адвокатом выполнены не были, частная жалоба на определение не подана.

     После принятия судом к производству гражданского дела по иску Г. и назначения его к слушанию, адвокат фактически не принял участия ни в одном из трёх судебных заседаний. Следствием неявок адвоката Борзасекова П.Г. и его доверителя Г. в судебные заседания явилось оставление искового заявления без рассмотрения. Определение Мирового судьи в установленный законом срок не было обжаловано адвокатом, имевшим доверенность, а частная жалоба, составленная адвокатом от имени доверителя по истечении срока обжалования и не содержащая просьбы о его восстановлении, была возвращена истице.

     Квалификационная комиссия АПСПб полагает, что ведение адвокатом гражданского дела на основании доверенности налагает на него не только дополнительные формальные обязанности, но и требует от адвоката проявления дополнительной заинтересованности и рвения по защите интересов доверителя.

     Таким образом, Квалификационная комиссия пришла к заключению о несвоевременном, недобросовестном и неквалифицированном исполнении обязанностей адвокатом Борзасековым П.Г. при осуществлении им профессиональной деятельности по делу Г., что является нарушением требований п.1 ст.8 КПЭА. Адвокат Борзасеков П.Г. нарушил требования п.6 ст.25 Закона об адвокатской деятельности, в соответствии с которым …вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, подлежит обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования.

     Адвокат Борзасеков П.Г. нарушил требования п.5 ст.53 ГПК РФ и Решение Совета АП СПб от 16.07.2003г., в соответствии с которыми право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

     Оценив такую "заботу" адвоката о своей профессиональной чести и достоинстве, Совет АП СПб принял решение о прекращении статуса адвоката Борзасекова П.Г.

     Похожая жалоба рассматривалась и в отношении адвоката Савченко И.А., Квалификационная комиссия установила, что соглашение адвокатом с доверителем Ж. было заключено в августе 2004 года. За истекшие 2 года 10 месяцев адвокат, располагая документами, не составил исковое заявление, не предъявил его в суд при наличии у него доверенности от клиентки. Доверитель столкнулся с реальностью пропуска срока исковой давности для обращения в суд, что и вынудило его обратиться в АП СПб с жалобой на бездействие адвоката Савченко И.А. Ссылки адвоката на то, что это его доверитель тормозил подачу искового заявления и не выполнял договоренности по представлению необходимых документов, по мнению Квалификационной комиссии не выдерживают критики.

     Во-первых, адвокат действовал на основании доверенности и мог в рамках исполнения условий соглашения, проявить большую инициативу и настойчивость с тем, чтобы в разумные сроки исполнить принятое поручение. Во-вторых, систематическое невыполнение доверителями своей части обязательств по договору, в том числе, непредставление необходимых документов, давали основание адвокату расторгнуть соглашение в одностороннем порядке и в сроки достаточные для обращения его доверителей за помощью к другому адвокату.

     В связи с изложенным Комиссия пришла к заключению о том, что адвокат Савченко И.А. нарушил требования п.1 ст.8 КПЭА, в соответствии с которыми при осуществлении профессиональной деятельности адвокат должен честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителя.

     Только примирительная позиция доверителя позволила Совету АП СПб ограничиться предупреждением адвокату Савченко И.А.

     Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Виноградовой Р.В. послужило обращение мирового судьи, в котором прямо содержалось указание на превратное толкование адвокатом понятий "честь и достоинство".

     Из сообщения следовало, что адвокат в апелляционной жалобе допустила в адрес судьи "выражения, противоречащие общепринятым принципам морали, принципам адвокатской этики,…прямо обвиняющие суд в совершении должностного преступления, указывая на то, что судья прикрывает виновные действия сотрудника пенсионного фонда, либо имеет на это какие-либо другие причины, мне до настоящего времени неизвестные и непонятные". В обращении ставился вопрос о привлечении адвоката Виноградовой Р.В. к дисциплинарной ответственности.

     В своих объяснениях, представленных в Квалификационную комиссию, адвокат Виноградова Р.В. пояснила, что: апелляционная жалоба была составлена от имени и в интересах доверителя, им подписана, выражает его эмоциональное состояние (потрясение и возмущение) вызванное неправосудным решением, которое, кстати, отменено апелляционной инстанцией с направлением дела на новое рассмотрение.

     Рассмотрев материалы дисциплинарного производства и оценив объяснения адвоката Виноградовой Р.В., Квалификационная комиссия приняла во внимание, что содержание документа, составленного адвокатом от имени доверителя, доверителем одобренного и подписанного, не может служить поводом для обвинения адвоката в неуважении к суду, а особенно в тех случаях, когда четко выраженное отношение доверителя к обжалуемому судебному акту, облеченное адвокатом в юридически грамотную форму, приводит к положительному результату. Кроме того, в соответствии с п.2 ст.18 Закона РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" "Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности …за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение…".

     Вместе с тем, Квалификационная комиссия обратила внимание адвоката Виноградовой Р.В. на то, что, подписывая подобную жалобу, хотя бы и по поручению и доверенности клиента, адвокат обязан помнить о профессиональной этике. Как бы ни были резки и основательны нападки адвоката в судебном заседании или в процессуальных документах на кого бы то ни было, нападки эти всегда должны выражаться в формах, обыкновенно употребляемых образованными людьми. Адвокат должен выбирать выражения более соответствующие юридической сути претензий к вынесенному судом постановлению, чем отражающие эмоциональное состояние доверителя, и никогда не должен забывать о своей обязанности заботиться об авторитете адвокатуры.

     Почти как личное оскорбление было воспринято адвокатом Хачикяном Х.А. сообщение в АП СПб судьи Пушкинского районного суда СПб о его неявке в судебное заседание. Поскольку его доверитель известил суд о невозможности своего присутствия в судебном заседании, адвокат посчитал, что " …не вправе явиться на судебное заседание, … это означало бы действовать вопреки воле доверителя", а это запрещается подпунктом 3 пункта 4 ст.6 закона "Об адвокатуре" и подпунктом 2 пункта 1 ст.9 КПЭА".

     Адвокат Хачикян Х.А. расценил обращение судьи"…как попытку давления на меня из-за принципиальной позиции по делу, но теперь уже внепроцессуальными средствами".

     Пространное объяснение адвоката Хачикяна Х.А. с цитированием Канта, Т. Парсона и Мишеля Фуко представляет собой "…подробное исследование правового и фактического аспектов обращения судьи, предпринятого с целью определения базиса: как для выводов относительно обоснованности и истинных мотивов обращения судьи П., так и для обоснования моей просьбы …о направлении в Пушкинский районный суд встречного обращения" - ниже следуют варианты разъяснений г-на Хачикяна Х.А., которые Совету АП СПб следует направить "уважаемой судье П.".

     Изучив материалы дисциплинарного производства, Комиссия отметила, что адвокат Хачикян Х.А. не только не оспаривает факт своей неявки в судебное заседание, но и считает эту неявку правомерной, основанной на воле доверителя. Квалификационная комиссия расценивает такую позицию адвоката как несостоятельную. Так, его ссылку на пп.3, п. 4 ст.6 ФЗ "Об адвокатской деятельности…" и на пп.2 п.1 ст.9 КПЭА нельзя признать убедительной. Указанные нормы запрещают адвокату занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя и действовать вопреки его воле. ККАП отмечает, что в данном положении Кодекса профессиональной этики адвоката речь идет о правовой позиции, и не содержится указаний на то, что адвокат по воле доверителя освобождается от соблюдения норм и правил, регулирующих процесс судопроизводства. Комиссия исходит из того, что никакое положение КПЭА не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение адвокатом действий, противоречащих требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре (п.2 ст.2 КПЭА). Это полностью относится и к требованиям ст.12 КПЭА, в соответствии с которыми адвокат, участвуя или присутствуя на судопроизводстве "…должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства…".

     В соответствии со ст.48 и ч.5 ст.53 ГПК РФ адвокаты, выступающие в суде в качестве представителей сторон, подтверждают свои полномочия ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Приняв на себя полномочия представителя, адвокат одновременно с этим возлагает на себя и процессуальные обязанности стороны в процессе, которую он представляет, в том числе, обязанность являться по вызовам суда, соблюдать порядок в судебном заседании, придерживаться регламента судебного заседания и т.п. При этом адвокат несет эти обязанности самостоятельно, независимо от воли доверителя. В частности, он безусловно обязан известить суд о причинах своей неявки и представить доказательства уважительности этих причин (ч.1 ст.167 ГПК РФ).

     Кроме того, Комиссия обращает внимание и на то, что возникшая коллизия толкования объема прав и обязанностей адвоката была интерпретирована адвокатом Хачикяном Х.А. как личное столкновение с судьей, как попытка давления на него. Между тем, адвокат, в силу своей профессии, всегда должен помнить, что независимо от мотивов действия, совершаемого судьей в процессе или в связи с ним, это действие должно восприниматься как совершенное лицом, обличенным соответствующими полномочиями, а не как личный выпад против адвоката. Соответственно и реакция адвоката должна быть адекватной, выраженной в формах, предусмотренных Законом, и не носить на себе печати личной обиды, что не делает чести профессионалу. Конечно, такого рода не правовым, а эмоциональным подходом грешат и те, кто жалуется на работу адвокатов.

     В потоке обращений встречаются жалобы, которые лишь показывают примеры того, как настоящие профессионалы в критических процессуальных ситуациях проявляют заботу о своей профессиональной чести и достоинстве.

     Так, поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Стародубцева Н.И. послужило частное определение мирового судьи.

     Из определения следует, что адвокат, осуществляя защиту подсудимого, "в ходе обсуждения вопроса о проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы, возражая против проведения экспертизы, ссылался на положения Конституции РФ (не указывая статьи), на закон "О психиатрической помощи"… При этом противодействие проведению стационарной экспертизы является ничем иным, как умышленным затягиванием рассмотрения уголовного дела со стороны защиты… в условиях, когда подсудимый отказывается в добровольном порядке от помещения в стационар, а защитник подобному поведению потворствует и явно его одобряет. В связи с чем суду требуются значительные временные затраты для организации и проведения экспертизы с привлечением…судебных приставов…Подобное поведение подсудимого явилось следствием недобросовестного отношения к своим обязанностям адвоката Стародубцева, который лично позволил себе пререкаться с председательствующим…, а демонстративное молчание подсудимого Серова мотивировал ссылкой на ст.51 Конституции РФ".

     В своих объяснениях адвокат Стародубцев пояснил, что в процессе осуществления защиты С. столкнулся с "неприятием деятельности адвокатского сообщества вообще и конкретного адвоката в частности со стороны мирового судьи…Судья допускала неэтичные и даже оскорбительные высказывания в адрес адвоката, когда он обратил внимание судьи на неведение секретарем протокола судебного заседания, а именно -"закройте то, что у Вас называется ртом"… Никаких грубых высказываний в адрес судьи не допускал, о чем свидетельствует отсутствие записей об этом в протоколе судебного заседания. К объяснениям приложена копия протокола судебного заседания.

     Рассмотрев материалы дисциплинарного производства и оценивая объяснения адвоката Стародубцева Н.И., Комиссия отметила, что в рамках процессуального закона адвокат обязан поддерживать позицию своего подзащитного. В соответствии с п.2 ст.18 Закона РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, а доказательств проявления адвокатом неуважения к суду в частном определении не приводится. В протоколе судебного заседания нет записей о "пререканиях и грубых действиях" адвоката, о которых идет речь в частном определении. Указание суда на то, будто адвокат, предпринимая в процессе те или иные действия, желал обезоружить судебную власть, не может влиять на разрешение вопроса об ответственности адвоката, если все действия его не выходили за пределы установленные процессуальным законом. По мнению Квалификационной комиссии, оценка судьей предусмотренных законом (а это следует из текста частного определения) действий адвоката как незаконных, вызывает недоумение.

     Вызвало удивление Комиссии и письмо судьи Приморского районного суда СПб в отношении адвоката Лаврентьевой О.Е.

     В письме сообщалось о том, что 03.07.07г. в судебном заседании по гражданскому делу адвокат Лаврентьева О.Е. заявила об отказе от представления интересов О. по доверенности.

     Действия адвоката, по мнению суда, противоречат ст.7 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" и Кодексу профессиональной этики адвоката (КПЭА). Доверитель адвоката не уведомлял суд о прекращении действия его доверенности. Поэтому, реализуя право представителя на отказ от выданной доверенности, предусмотренное п.3 ч.1 ст.188 ГК РФ, адвокат Лаврентьева О.Е. действовала вопреки воле доверителя, выдавшего ей доверенность с определённым объёмом полномочий и желавшего участвовать в рассмотрении дела через представителя.

     Кроме того, заявление адвоката Лаврентьевой О.Е. было сделано непосредственно в судебном заседании 03.07.07г., что лишило суд возможности выяснить мнение Охотникова Н.П. по данному вопросу и привело к очередному отложению рассмотрения дела.

     Изучив материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия (Квалификационная комиссия АПСПб) отметила, что, располагая достоверной информацией о заболевании своего доверителя О., адвокат Лаврентьева О.Е. в судебном заседании 03.07.07г., заявила ходатайство об отложении слушания дела в связи с его отсутствием по уважительной причине. После вынесения судом постановления об отказе в удовлетворении ходатайства, адвокат Лаврентьева О.Е., руководствуясь волей доверителя (см. Заявление доверителя) и в соответствии с п.2 ст.188 ГК РФ отказалась от своих полномочий представителя по доверенности. Позиция адвоката и заявленное ею ходатайство было поддержано прокурором и слушание дела было отложено. Вместе с тем, она продолжала представлять интересы доверителя на основании ордера.

     Квалификационная комиссия АПСПб обращает внимание на то, что позиция, высказанная судом в обращении в АП СПб, противоречит требованиям ст.188 ГК РФ, в соответствии с которыми действие доверенности прекращается в том числе вследствие отказа лица, которому выдана доверенность. Лицо, которому доверенность выдана, может во всякое время отказаться от нее. Соглашение об отказе от этих прав ничтожно.

     Квалификационная комиссия считает необходимым еще раз разъяснить свою принципиальную позицию. Предъявление претензий к адвокату по качеству его работы, степени выполнения принятых адвокатом на себя обязательств - прерогатива доверителя. Лишь стороны соглашения на оказание юридической помощи знают, а в необходимых случаях закрепляют это в качестве условий договора, какие цели поставлены перед адвокатом, чем обусловлено его поведение в процессе. Поэтому оценка действий адвоката сторонним наблюдателем, пусть даже квалифицированным специалистом в области права, не может рассматриваться как основание для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, если конечно это не связано с нарушением адвокатом норм процессуального права, законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

     С учётом изложенного и в соответствии с пп.2 п.9 ст.23 КПЭА Комиссия пришла к заключению о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действиях адвоката Лаврентьевой О.Е. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и КПЭА. Однако не всегда в своей профессиональной деятельности адвокаты руководствуются только интересами доверителя. Порой, личный, корыстный интерес толкает их на использование своего влияния на клиента.

     Примером этого может служить поступок адвоката Агамяна А.В. В период судебного разбирательства гражданского дела адвокат Агамян А.В., воспользовавшись зависимым положением своего доверителя К., неоднократно брал у него в долг деньги по долговым распискам в общей сумме более 400000 рублей. Доверитель был вынужден обратиться с иском в суд. Решением районного суда СПб все денежные средства с процентами взысканы с Агамяна А.В. в пользу доверителя. Такие действия адвоката Агамяна А.В.по мнению К. не только порочат честь, достоинство адвоката, но и умаляют авторитет адвокатуры в целом.

     В своём объяснении адвокат Агамян А.В. полностью признаёт эти факты. В мае-июне 2004г. он действительно обратился к К. с просьбой о займе, чем поставил себя в долговую зависимость от доверителя и тем самым "…нарушил нормы общепринятой морали и Кодекса профессиональной этики адвоката". Он осознаёт тяжесть своего поступка и "…готов к любым мерам дисциплинарной ответственности".

     Но, видимо, забыв о профессиональной чести достоинстве, адвокат Агамян А.В. хорошо помнил положения п.5 ст.18 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года.

     Из представленных К. документов следует, что отношения "доверитель-поверенный" между ними прекращены в марте 2006 года. Отсюда Комиссия пришла к заключению о невозможности применения к адвокату Агамяну А.В. мер дисциплинарной ответственности.

     Вообще же приходится отметить, что честь и достоинство некоторых адвокатов подвергается трансформации, когда речь заходит о получении вознаграждения за свою работу.

     Нередко, жалуясь на работу адвоката, доверителю указывают на то, что вручая обусловленную договором сумму гонорара адвокату, взамен они не получают никакого официального приходного документа. А проводимая проверка показывает, что в кассу эти деньги не поступают. Так адвокат Еленевский Ю.Ю.в октябре 2006г. выдал доверителю С. расписку в получении 45.000 руб. за ведение гражданского дела в суде. Адвокат пояснил, что, поскольку указанное дело находится в производстве суда "и до его разрешения не является исполненным, в связи с чем, до настоящего времени сведения об участии в нем в СПОКАд не подавались и отчет по полученным средствам в адвокатское формирование не сдавался, что будет сделано по полному исполнению поручения".

     При этом адвокат не только не отрицает факта работы в суде по делу более 9 месяцев без ордера и невнесения в кассу адвокатского образования полученных от доверителя денег, но и считает такое поведение в порядке вещей.

     Оценивая подобное заблуждение адвоката, которое в просторечье звучит как "взять на карман", Квалификационная комиссия принимала во внимание положение п.6 ст.25 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", в котором сказано, что "вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем… подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования…".

     В соответствии с письмом заместителя Министра финансов Российской Федерации адвокатские образования (в том числе адвокатские кабинеты) в целях реализации п.6 ст.25 Закона об адвокатуре (в части обязательного внесения в кассу адвокатского образования вознаграждения, выплачиваемого адвокату доверителем, и (или) компенсации адвокату расходов, связанных с исполнением поручения) должны оформлять кассовые операции в соответствии с Порядком ведения кассовых операций в РФ - утвержденным решением Совета Директоров ЦБ РФ от 22.03.1993г. №40. Согласно пунктам 12 и 13 данного Порядка прием наличных денег в кассу производится по приходным кассовым ордерам, а кассовые операции оформляются типовыми межведомственными формами первичной учетной документации для предприятий и организаций, которые утверждаются Госкомстатом РФ по согласованию с ЦБ РФ и Министерством финансов РФ. Формы первичной учетной документации по учету кассовых операций утверждены в установленном порядке Постановлением Госкомстата России от18 августа 1998г. №88.

     Аналогичное нарушение допущено и адвокатом Рогутским В.А., принявшим от доверителя 30000 рублей. Однако, как оказалось, эти денежные средства не учтены в Книге прихода и расходов Адвокатского кабинета, т.е. не поступили на счёт адвокатского образования. Об этом свидетельствует собственноручно сделанная 12 сентября 2007г. адвокатом Рогутским В.А. приписка: "30 тысяч руб. не учтены в книге прихода и расходов".

     В отношении обоих "адвокатов-кабинетчиков" и Еленевского Ю.Ю., и Рогутского В.А. решением Совета АП СПб статус адвоката прекращен.

     А вот пример, казалось бы "не об этом".

     Адвокат Богданов В. В. заключил соглашение на защиту по уголовному делу трех обвиняемых, привлекаемых к уголовной ответственности в рамках одного уголовного дела. Принял участие в допросах своих подзащитных в качестве подозреваемых и других следственных действиях.

     13.07.07г. следователь направила адвокату Богданову В.В. уведомление о проведении следственных действий 18.07.07г., однако, его подзащитные сообщили, что их адвокат находится в отпуске и они не возражают против их защиты адвокатами по назначению. Следователем была произведена замена адвоката Богданова В.В. на трех адвокатов в порядке ст.51 УПК РФ.

     Рассматривая материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия исходила из положений ч.7 ст.49 УПК РФ, пп.6 п.4 ст.6 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" (Закон) и п.2 ст.13 Кодекса профессиональной этики адвоката, из которых следует, что "адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого". В данном случае согласие обвиняемых на замену адвоката Богданова адвокатами по назначению является вынужденным, так как у них не было выбора. Только их ходатайство об отказе от услуг адвоката Богданова в его присутствии и с согласия следователя, могло освободить адвоката от участия в деле без нарушения УПК, Закона и КПЭА.

     Оценивая ситуацию в целом, Квалификационная комиссия посчитала, что факт продолжения адвокатом работы по защите обвиняемых на следствии и в суде дает основание квалифицировать его действия не как отказ от защиты, а как нарушение требований п.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката. Поскольку адвокат намеревался и далее участвовать в деле, он обязан был, по мнению Комиссии, с согласия подзащитных обеспечить себе замену в рамках имеющегося соглашения и в пределах выплаченного ему гонорара без привлечения бюджетных средств. А об этой стороне дела адвокат "не подумал". Конечно, формально он "финансовой дисциплины" не нарушил. Однако своим поступком добавил ложку дегтя в ту бочку представлений работников следствия об адвокатах, в которой и без того меда нет.

     И еще один пример, когда адвокат, совершая поступок "во благо", немало не задумывается о возможных последствиях. В АП СПб поступила жалоба гражданки Х. на то, что адвокаты Домеенко А.П. и Денежкин И.Д., не выполнив обязательств по соглашению, отказываются вернуть деньги. К жалобе приложены две расписки адвоката Денежкина на сумму 800 евро. В ходе проверки выяснилось, что дело по поручению Х. вел Домеенко, который адвокатом не является. И именно Домеенко получил злополучные деньги. Адвокат же Денежкин И.Д., не будучи связан какими-либо договорными отношениями с гражданкой Польши Х., по просьбе своего знакомого Домеенко А.П., выдал ей расписки в получении от нее денег в сумме 800 евро и ряда документов по наследственному делу.

     Рассмотрев материалы дисциплинарного производства и оценивая объяснения адвоката Денежкина И.Д., Квалификационная комиссия АПСПб отмечает, что адвокат не отрицает факта выдачи им расписок в получении денег и документов от своего имени, хотя ни того, ни другого не получал. При этом он в нарушение требований п.2 ст.5 Кодекса профессиональной этики адвоката "совершил действия, направленные к подрыву доверия". Денежкин И.Д. позиционировал себя не как знакомый или товарищ фактического получателя денег и документов, а как адвокат, и не мог не понимать, что в случае конфликта он несет полную ответственность перед клиентом своего знакомого и органами адвокатского сообщества, авторитет которых он ставит под удар, не говоря уже о подрыве доверия к себе, как адвокату.

     Истекший год не убавил объема работы Квалификационной комиссии. На ее заседаниях было рассмотрено 357 жалоб, представлений и обращений. В 84 случаях Комиссия рекомендовала Совету АП СПб прекратить дисциплинарные производства в отношении адвокатов, как правило, ввиду отсутствия в их действиях нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

     Обстановка принципиальности и одновременно доброжелательства, царящая на заседаниях Комиссии, желание разобраться в ситуации, забота об авторитете адвокатского сообщества - вот слагаемые стабильности нашей работы. Ведь из 18 исков о признании незаконными решений Совета АП СПб по дисциплинарным производствам в 2007 г. адвокатами, понесшими те или иные взыскания, судами не удовлетворен ни один.



Заместитель председателя
Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
Ю.Я. Шутилкин
 
© 2004 - 2017 Адвокатская палата Санкт-Петербурга
Редколлегия сайта