СОВЕТ
КВАЛИФИКАЦИОННАЯ
КОМИССИЯ
РЕВИЗИОННАЯ
КОМИССИЯ
КОМИССИИ
ИНСТИТУТ
АДВОКАТУРЫ
СОВЕТ
ВЕТЕРАНОВ
АППАРАТ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ
КОДИФИКАЦИЯ АП СПБ
РЕШЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИЙ
РЕЕСТР АДВОКАТОВ
РЕЕСТР АО
ПРЕКРАЩЕН СТАТУС
ЗА СОВЕРШЕНИЕ ДИСЦИПЛИНАРНОГО
ПРОСТУПКА
ВЕДЕНИЕ ДЕЛ ПО НАЗНАЧЕНИЮ
БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ
УЧЕБА АДВОКАТОВ
И СТАЖЕРОВ
ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ
ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ОБ АДВОКАТУРЕ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПАЛАТА АДВОКАТОВ
БАНКОВСКИЕ
РЕКВИЗИТЫ
КОНТАКТЫ
ВИДЕО
ССЫЛКИ
Мероприятия
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга



заместитель президента
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
А.С. САВИЧ
Электронная адвокатура - advokatura.pro
Центр медиации Санкт-Петербурга - Медиатор.СПб
Институт адвокатуры - Институт правовых исследований,адвокатуры и медиации при Адвокатской палате Санкт-Петербурга
Адвокатское телевидение - АдвокаТВ - advokatv@ru
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ПРАКТИКА

 
«УГОВОР - ДОРОЖЕ ДЕНЕГ»
(Вестник Адвокатской палаты №3, 2007 год)

     Работа Квалификационной комиссии АП СПб в последние полгода довольно отчетливо выявила весьма важную тенденцию - повышение требовательности граждан, являющихся доверителями адвокатов, как к форме и процедуре заключения соглашения на оказание юридической помощи, так и к качеству исполнения адвокатом, принятых на себя обязательств. Об этом свидетельствует возросшее число жалоб доверителей, содержащиеся в них ссылки на законодательство об адвокатской деятельности и Кодекс профессиональной этики адвоката.

     Прежде всего, приходится сталкиваться с жалобами на отказ адвоката оказать юридическую помощь. При этом Комиссия вынуждена делать свои выводы, опираясь лишь на ничем не подкрепленные слова как автора жалобы, так и адвоката. Лишь в некоторых случаях профессиональный опыт и мудрость подсказывают адвокату правильный шаг – письменный аргументированный отказ в оказании юридической помощи.

     Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Ильина А.В. послужила жалоба гражданина Т. Из жалобы следует, что адвокат в письменном виде отказал Т. в бесплатной юридической помощи - выступлении в суде второй инстанции по кассационной жалобе на определение районного суда об отказе в пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам (ранее адвокат в деле не участвовал). Мотивом отказа послужило «отсутствие оснований эффективности правовой защиты». К жалобе приложен «Отказ в предоставлении юридической помощи» на 4 листах, составленный и подписанный адвокатом Ильиным А.В.

     Оценивая этот документ, Комиссия констатировала что письменном отказе адвокат подробно анализирует состоявшиеся ранее решения суда по аналогичным жилищным спорам Т. и на основании п.п.4.5 и 8.1.6 решения Совета Адвокатской палаты от 12.03.07г. (протокол № 4), приходит к выводу о невозможности поддержания доводов кассационной жалобы, так как это противоречило бы «принципу заботы адвоката о своей чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры».

     Квалификационная комиссия пришла к заключению, что адвокат Ильин А.В. действовал в строгом соответствии с требованиями пп.1 п.4 ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» о том, что адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно заведомо не основано на законе.

     Едва ли не в половине жалоб говорится не о письменном соглашении, а об устной договоренности, которая в лучшем случае оформляется адвокатом регистрационной карточкой, часто без подписи доверителя или с его подписью, но без расшифровки и конкретизации поручения, без указания на обязанность адвоката по требованию доверителя отчитаться о проделанной работе. Игнорируется право доверителя на получение второго экземпляра соглашения, копии квитанции о внесении им денег в кассу адвокатского образования.

     Так гражданка П. в своей жалобе сообщает, что ею был заключён договор с адвокатом Кручининым А.В. на оказание юридической помощи - осуществление защиты её дочери в уголовном деле. Как указывает П. «…устно (при свидетеле) договор заключался до окончательного результата, т.е. до вынесения приговора, а реально договор оказался заключённым только на предварительное следствие». Она не удовлетворена качеством и объёмом работы проведённой адвокатом в процессе предварительного следствия, а главное тем, что адвокат не отчитался о проделанной работе.

     Анализируя материалы данного дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия исходила из того, что в соответствии со ст.974 ГК РФ поверенный обязан по исполнении поручения представить доверителю отчет о проделанной работе, если это требуется по условиям договора или характеру поручения. Особенность взаимоотношений адвоката и лица, которому он оказывает юридическую помощь, заключается именно в высокой степени доверия, в соответствии с которой даже при отсутствии упоминания в соглашении адвокат обязан по требованию доверителя представить ему отчет о выполнении поручения. Неопределенность поручения при заключении договора, отказ адвоката предоставить отчет – привели, по мнению Комиссии, к возникновению обоснованных сомнений у доверителя о соответствии размера внесенного гонорара объему выполненной работы, и как следствие – к обращению доверителя в Адвокатскую палату с жалобой. Предоставление такого отчета в Квалификационную комиссию не освобождало адвоката от обязанности своевременно отчитаться перед доверителем. Таким образом, адвокат Кручинин А.В. не выполнил требования п.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которым адвокат при осуществлении профессиональной деятельности честно, разумно, добросовестно, квалифицированной, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности. Решением Совета АП СПб адвокату Кручинину объявлено предупреждение.

     Похожая ситуация сложилась и во взаимоотношениях гражданки Д. и адвоката Гладких Н.А. Доверительница утверждает, что заключила соглашение на весь период рассмотрения уголовного дела в суде, а адвокат, напротив, говорит лишь о своем согласии на посещение подсудимого в следственном изоляторе и ознакомление с делом для последующей консультации доверителя и определения возможности своего участия в рассмотрении дела в суде. То обстоятельство, что доверитель увидел текст Соглашения в редакции, изложенной адвокатом, лишь накануне судебного заседания, а не в момент его заключения, и привело к появлению жалобы и выражению недоверия к адвокату.

     Из поступающих на рассмотрение Квалификационной комиссии обращений видно, что многие адвокаты наряду с заключением соглашения на ведение гражданского дела и оформлением ордера получают от граждан доверенность, добровольно возлагая на себя в полном объеме все права и обязанности той или иной стороны процесса. Все, кроме одной – кровной заинтересованности в результате.

     Так в жалобе гражданки Ж. было указано на неисполнение адвокатом Борзасековым П.Г. обязанностей по ведению гражданского дела по возмещению ущерба в связи с дорожно-транспортным происшествием, на пропуск исковой давности. Однако вскоре жалоба была отозвана, так как «адвокат повинился в своем недобросовестном отношении к делу и просил разрешения на продолжение его, обещая добиться, используя свои знания и опыт, восстановления срока подачи искового заявления для рассмотрения дела в суде».

     Но в новом заявлении Ж. указывается, что адвокат Борзасеков П. Г. данных им обещаний их не выполнил, «ограничившись только подачей искового заявления в суд, заведомо зная, что оно будет отклонено, что и произошло». После этого адвокат «исчез».

     В соответствии с положениями п. 7 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката при отзыве заявления повторное возбуждение дисциплинарного производства по данному предмету и основанию не допускается. Поэтому Квалификационная комиссия рассматривала заявление Ж. лишь в части нарушений, допущенных адвокатом в период после отзыва первоначальной жалобы.

     Исследуя материалы дисциплинарного производства, Комиссия изучила копию соглашения между сторонами от ноября 2002 года, из которой следует, что адвокат Борзасеков принял на себя ведение гражданского дела по иску Ж. о возмещении ущерба, причиненного ДТП. Об этом же свидетельствует и копия ордера. Стороны пояснили, что исковое заявление было подано в суд и принято к производству 18 июля 2006г., что также подтверждается отметкой на обложке гражданского дела № 2-2568 Кировского районного суда СПб. Таким образом, с момента заключения соглашения на ведение гражданского дела до подачи искового заявления в суд прошло более трех лет, а точнее 44 месяца. В соответствии со ст.196 ГК РФ общий срок исковой давности установлен в три года, а в соответствии со ст.199 ГК РФ истечение срока исковой давности является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске, что и было сделано судом 30 января 2007 года.

     По мнению Комиссии, ссылки адвоката Борзасекова П.Г. на трудности в определении надлежащего ответчика и его места нахождения, в сборе доказательств – что по его словам и привело к столь длительному отложению сроков подачи искового заявления в суд – не выдерживают никакой критики. Из представленных и подготовленных самим же адвокатом копий запросов суда следует, что эта работа при добросовестном к ней отношении могла быть проведена в разумные сроки, не превышающие несколько месяцев. Однако Комиссия приняла во внимание, что по заявлению Ж. дисциплинарное производство в части, касающейся этих событий, было прекращено.

     В феврале 2006г. на основании того же соглашения от 2002 г. Ж. вновь выдала адвокату доверенность на ведение дела в суде. Комиссия считает, что принимая доверенность, адвокат Борзасеков П.Г. не мог не осознавать того обстоятельства, что сроки исковой давности по подготовленному им исковому заявлению истекли и для признания уважительности их пропуска должны быть приведены убедительные уважительные причины. Однако ни в исковом заявлении, ни в ходе судебного разбирательства адвокат Борзасеков П.Г. не только не привел таких причин, но и не заявил требования о восстановлении пропущенных сроков исковой давности, то есть ненадлежащим образом исполнил свои обязанности по соглашению об оказании юридической помощи. Таким образом, Квалификационная комиссия пришла к заключению о нарушении адвокатом Борзасековым П.Г требований п.1 ст.8 КПЭА, в соответствии с которыми при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми незапрещенными законодательством средствами.

     Как видно из объяснений адвоката, при подаче искового заявления у него отсутствовали разумные объяснения, которые могли быть приняты судом в качестве уважительных причин пропуска срока исковой давности. Следовательно, обещая доверителю безусловное восстановление пропущенных сроков, адвокат Борзасеков П.Г. совершил действия направленные к подрыву доверия, то есть нарушил требования п.2 ст.5 Кодекса профессиональной этики адвоката.

     Столь грубое нарушение адвокатом норм корпоративной этики неминуемо привело бы к прекращению статуса адвоката. И лишь то, что адвокат Борзасеков полностью возместил доверителю все понесенные убытки, в том числе ущерб, причиненный ДТП, повлекло отзыв жалобы и прекращение на основании пп.4 п.1 ст.25 Кодекса профессиональной этики адвоката дисциплинарного производства.

     Аналогичная ситуация сложилась и во взаимоотношениях между доверителем Г. и адвокатом Егоровым Ю.М. В жалобе Г. сообщается о том, что им была выдана доверенность адвокату на ведение в суде гражданского дела о разделе нажитого в браке имущества. Однако из-за неявок адвоката Егорова Ю.М. в судебные заседания исковое заявление было оставлено судьёй без рассмотрения. Далее адвокат не предпринимал никаких мер к возобновлению иска, что привело к пропуску срока исковой давности.

     Изучив материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия отмечает, что адвокат Егоров не смог представить копии соглашения, якобы заключенного с Г. Однако копией доверенности от 09.01.03г., выданной Г. на имя Егорова Ю.М. сроком на ТРИ года, подтверждается факт поручения последнему ведения гражданского дела о разделе имущества.

     Копией определения от 06.06.05г. мирового судьи подтверждается факт оставления без рассмотрения искового заявления Г. в связи с тем, что адвокат Егоров Ю.М., уведомленный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, вторично без уважительных причин не явился в судебное заседание.

     Не входя в обсуждение обоснованности вынесенного судом определения, Комиссия отмечает, что адвокат Егоров Ю.М., действовавший по доверенности, срок которой истекал 09.01.2006г., имел в своем распоряжении ШЕСТЬ месяцев, для обжалования Постановления судьи либо для подачи нового искового заявления. Более того, 03.02.2006г. им была получена от Г. новая доверенность на ведение этого же гражданского дела без заключения письменного соглашения, что является нарушением требований п.1 ст.25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». При этом срок исковой давности (ТРИ года с момента расторжения брака) истекал 31 марта 2006г. Однако адвокат Егоров не выполнил принятые на себя перед доверителем обязательства и пропустил срок исковой давности.

     Констатируя нарушения адвокатом Егоровым Ю.М. норм законодательства об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, Комиссия с сожалением отметила, что со времени совершения этих нарушений прошло более года, то есть, истекли сроки привлечения к дисциплинарной ответственности, предусмотренные п.5 ст.18 Кодекса профессиональной этики адвоката.

     Встречаются случаи, когда адвокат, не выполнив взятых на себя обязательств, вводит доверителя в заблуждение относительно проделанной им работы и достигнутых результатов.

     Так, например, поводом для возбуждения дисциплинарного производства явилась жалоба гражданина П., из которой усматривается, что в мае 2006 г. он заключил с адвокатом Олейником В.П. договор поручения на ведение гражданского дела о расторжении брака в Приморском районном суде Санкт-Петербурга. По утверждению П., для составления искового заявления он передал адвокату Олейнику В.П. все необходимые документы и вскоре адвокат сообщил ему о том, что исковое заявление им подано мировому судье и в сентябре назначено слушание дела. Далее в сентябре 2006 г. адвокат сообщил ему, что по делу было проведено предварительное слушание, на котором присутствовала ответчица и слушание дела назначено на 16 октября 2006 г. При этом адвокат Олейник В.П. сказал о необходимости встречи с П., «чтобы уточнить все необходимые моменты по бракоразводу». П. несколько дней звонил адвокату, но дозвониться не смог. Подъехав к мировому судье, он узнал, что его исковое заявление в суд не поступало. Попытки снова созвониться с адвокатом результата не дали.

     Адвокат Олейник В.П. в своем объяснении в Квалификационную комиссию утверждает, что исковое заявление им не было направлено в суд из-за того, что П. не представил ему необходимые для подачи искового заявления документы – свидетельство о рождении ребенка и свидетельство о заключении брака.

     Далее адвокат пояснил, что в сентябре 2006 г. «по телефону я ошибочно сообщил П., перепутав его с другим клиентом, о том, что предварительное слушание дела состоялось и очередное заседание назначено.

     Изучив материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия отмечает, что согласно договору адвокат Олейник В.П. обязался вести гражданское дело П. о расторжении брака в суде. Характер принятого поручения и предмет иска, по мнению Кодекса профессиональной этики адвоката, предполагают наличие у доверителя вполне очевидного перечня документов. Между тем, в соглашении отсутствует отметка адвоката о том, что ему не предоставлены необходимые документы, нет отметки об установлении срока представления документов. Учитывая, что адвокат получил обусловленный договором гонорар, а с момента заключения договора до подачи жалобы в Совет АП СПб прошло 5 месяцев, Комиссия считает, что адвокат Олейник имел достаточно времени и был обязан прояснить свои отношения с доверителем. При заключении договора он был обязан потребовать от доверителя представить необходимые документы в обусловленный срок, а при невыполнении этого требования расторгнуть договор в одностороннем порядке. Адвокат же не только не сделал этого, но ввел доверителя в заблужде6ние относительно движения дела.

     Таким образом, адвокат Олейник В.П. нарушил требования п.2 ст.5 и п.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищая права, свободы и интересы доверителей. С учетом примирительной позиции доверителя адвокату было объявлено замечание.

     К сожалению, часто недобросовестное отношение адвоката к изучению существа принимаемого на себя u1087 поручения по оказанию юридической помощи приводит к неоправданным задержкам в решении важных для доверителей проблем. В особенности это касается тех категорий граждан, которые по своему положению имеют право на оказание им бесплатной юридической помощи.

     Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Денежкина И.Д. явилась жалоба супругов Б. В своей жалобе заявители сообщают о том, что в сентябре 2006г. Они обратились в Адвокатский кабинет Денежкина И.Д. за юридической консультацией по вопросу оформления порядка пользования жилым помещением. Адвокат, с учётом того, что супруги Б. являются инвалидами 1-й группы, порекомендовал им оформить доверенность на имя своей жены - Денежкиной Г.Г. с правом подачи иска и ведения дела в суде. Заявители представили доверенность, заплатив нотариусу 300 рублей, и «оплатив 300 + 250 р. на пошлину и ксерокопии в руки Денежкину И.Д.».

     Далее супруги Б. сообщают, что до конца октября адвокат держал документы без движения, а 24.10.06 г. предложил им самим посетить мирового судью.

     31.10.06 г. при получении назад документов от адвоката Денежкина И.Д. они обнаружили, что ещё 20.10.06г. мировым судьёй было вынесено определение об оставлении без движения их искового заявления с установленным до 07.11.06г. сроком исправить указанные в определении недостатки. Оказалось, что к исковому заявлению не приложены копии необходимых документов, на изготовление которых Б. внесли деньги, а квитанция об оплате пошлины оформлена не на них, а на Денежкину Г.Г.».

     Заявители считают, что действиями адвоката Денежкина И.Д. им был причинён материальный ущерб в сумме 544 руб.

     Являясь инвалидами, жителями блокадного Ленинграда, супруги Бойковы справедливо полагают, что имеют право на оказание им бесплатной юридической помощи, а им, как они понимают, были оказаны «…платные услуги». Кроме того, они как инвалиды освобождены по закону от уплаты госпошлины при подаче заявления в суд.

     Проанализировав материалы данного дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия отметила, что лица, нуждающиеся в оказании бесплатной юридической помощи, относятся к наименее защищенной части населения, а поэтому заслуживают наибольшего внимания и терпения со стороны адвокатов, получивших от Адвокатской палаты право заниматься такого рода деятельностью. В связи с этим Комиссия отмечает недобросовестное отношение к ведению дела со стороны адвоката Денежкина И.Д.

     Прежде всего, адвокат плохо изучил полученные от доверителей материалы, что привело к ошибке в определении порядка разрешения возникшего спора и потребовало в дальнейшем составления нового искового заявления. Кроме того, адвокат ввел в заблуждения доверителей, предложив им заплатить государственную пошлину, хотя по Закону они освобождены от ее уплаты.

     Адвокат Денежкин И.Д. фактически устранился от оказания помощи супругам Б., предложив им выдать доверенность на ведение дела своей жене – Денежкиной Г.Г., что в свою очередь привело к неправильному оформлению квитанции об оплате госпошлины и невозможности ее возврата и нарушению требований установленных ст.ст.131 и 132 ГПК РФ в части приложения к исковому заявлению необходимого числа копий документов.

     Совет АП СПб наряду с предупреждением адвокату вынес решение об исключении адвокатского кабинета из числа имеющих право на оказание бесплатной юридической помощи наименее защищенным категориям граждан.

     Конечно далеко не все жалобы являются обоснованными и соответствуют фактическим обстоятельствам взаимоотношений договаривающихся сторон.

     Так поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Гавриловой И. С. явилось заявление К., в котором указывается, что в октябре 2004 г. она «договорилась с Гавриловой И.С. о полном юридическом сопровождении и представлении моих интересов в суде в качестве адвоката» по жилищному делу. «Оплату своей деятельности Гаврилова И.С. предложила мне делать лично ей». За два года «я передала адвокату денежные средства в сумме 30 000 рублей, т.е. ежемесячно по 3000…». Однако «вся работа адвоката заключалась в инициировании переносов рассмотрения дела в суде, искусственное его затягивание, а не достижения каких-либо результатов». Адвокат Гаврилова И.С. не присутствовала ни на одном судебном заседании. Единственное, что она сделала – это написала кассационную жалобу на решение суда Фрунзенского района СПб. На устную просьбу возвратить документы, переданные адвокату для ведения дела она не ответила и на дату написания рассматриваемого заявления (12 июля 2006 г.) документы не вернула.

     Из объяснений адвоката Гавриловой И.С. и представленных ею в Квалификационную комиссию копий документов следует, что в феврале 2005 г. она заключила соглашение с К. на оказание ей лично и по доверенности ее дочери юридической помощи по двум делам – жилищному делу во Фрунзенском районном суде СПб и по уголовному делу, находящемуся в производстве СУ при УВД Колпинского района СПб. Познакомившись с материалами гражданского дела, адвокат Гаврилова И.С. предложила оформить новое исковое заявление с другими по сравнению с первоначальным исковыми требованиями. Всего, как следует из копий протоколов судебных заседаний, с участием адвоката Гавриловой И.С. в районном суде по иску К. было проведено 5 судебных заседаний, в том числе, 15 марта 2006 г. с постановлением решения. Кроме того, не реже одного раза в неделю постоянно проводились постоянные консультации Куликовой Е.П. как лично, так и по телефону. Всего согласно представленным адвокатом записям ею, кроме участия в судебных заседаниях, было затрачено 9 дней, включая составление документов и изучение материалов.

     Изучив материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия пришла к выводу о том, что все претензии к адвокату Гавриловой И.С., изложенные в жалобе К., доказательствами не подтверждены и опровергаются представленными адвокатом документами: справкой Фрунзенского районного суда СПб об участии адвоката Гавриловой И.С в судебных заседаниях в числа, указанные ею в объяснениях; описью документов, полученных от К. и возвращенных ей. В описи имеется текст, подписанный К.: «Все требуемые документы получены, претензий по документам не имею». Не подтверждено никакими объективными доказательствами, что адвокат искусственно затягивала рассмотрение дела.

     Таким образом, Комиссия пришла к заключению об отсутствии в действиях адвоката Гавриловой И.С. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а поэтому Совету АП СПб рекомендовано дисциплинарное производство в отношении адвоката Гавриловой И.С. прекратить.

     В последнее время участились жалобы на работу адвокатов со стороны граждан, недовольных приговором суда, назначенным наказанием. Иногда довольно четко за словами, написанными осужденным, прослеживается стиль и квалификация другого адвоката, стремящегося путем дискредитации своего коллеги, ранее защищавшего «клиента», создать впечатление о нарушении права на защиту и подорвать вынесенный приговор.

     Так поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Крылова Ю.Г. послужила жалоба осужденного С., в которой он указывает, что адвокат Крылов Ю.Г., осуществляя его защиту по соглашению на следствии и в суде первой инстанции, не полностью и несвоевременно представлял доказательства его невиновности, ссылаясь на тактику защиты, при выполнении требований ст.217 УПК РФ не заявил ходатайства о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы, не заявил ходатайства о рассмотрении дела судом присяжных, неудовлетворительно выступил в прениях, неубедительно написал кассационную жалобу, не отработал надлежащим образом высокий гонорар.

     Рассматривая материалы дисциплинарного производства, Комиссия исходила из того, что адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам и претензии Доверителя к адвокату в части, касающейся заявления ходатайств, необходимости совершения тех или иных процессуально значимых действий, содержания составляемых им документов, форм реагирования на складывающиеся в процессе слушания уголовного дела обстоятельства и т.п., не могут служить основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности или кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку относятся к выбранной адвокатом тактике ведения дела, которая, в свою очередь, если и может быть регламентирована, то лишь специальными условиями соглашения с Доверителем. Исключение могут составлять: пропуск адвокатом процессуальных сроков, несоблюдение правил подсудности и подведомственности, действия вопреки интересам доверителя, другие действия, хотя и в интересах доверителя, но не основанные на нормах действующего законодательства, а также поддержание заведомо незаконных требований доверителя.

     По итогам рассмотрения жалобы Совет АП СПб прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката Крылова Ю.Г. в связи с отсутствием в его действиях нарушений норм корпоративной этики.

     Хотя и редко, но встречаются грубые ошибки адвокатов, связанные с определением на стадии заключения соглашения возможности выступать в качестве представителя обратившегося гражданина. Например, в жалобе, поступившей в Адвокатскую палату СПб, сообщается о том, что в январе 2006г. адвокат Зломнов А.А., в качестве представителя Ф., принимал участие в гражданском деле в Гатчинском городском суде ЛО - о принудительной госпитализации Ф. в психиатрический стационар.

     Позднее Ф. стало известно, что адвокат Зломнов А.А. ещё до «…вышеупомянутого суда оказывал адвокатскую помощь» его супруге на предмет возбуждения бракоразводного процесса и сейчас является её представителем по гражданскому делу о расторжении брака. В судебном заседании адвокат Зломнов А.А., действуя в интересах жены Ф., заявил ходатайство о приобщении к материалам бракоразводного дела копии решения суда о принудительном помещении Ф. в психиатрический стационар в качестве доказательства, отрицательно характеризующего личность последнего.

     Познакомившись с представленными копиями соглашений, решений судов и протоколов судебных заседаний, Квалификационная комиссия установила, что адвокатом Зломновым А.А. первоначально было принято поручение на представление интересов Ф. в городском суде Ленинградской области. Впоследствии Зломнов А.А. заключил соглашение с его женой на ведение дела о расторжении брака в районном суде СПб на её стороне, т.е. против интересов Ф. Кроме того, в судебном заседании, адвокат заявил ходатайство о приобщении к материалам дела копии решения суда о принудительной госпитализации Ф. в психиатрическую больницу, т.е. разгласил без согласия доверителя данные, ставшие известными ему при выполнении поручения, чем нарушил адвокатскую тайну.

     В связи с изложенным Комиссия пришла к заключению о том, что адвокат Зломнов А.А. нарушил требования пп.2, п.4 статьи 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», в соответствии с которым – адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он оказывает (оказывал) юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица. Адвокат Зломнов А.А. также нарушил положения п.2 статьи 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которым – соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката. «Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю» (п.1 ст.8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»). Советом АП СПб адвокату Зломнову объявлено дисциплинарное взыскание.

     В ходе проверок, проводимых Комиссией по поступившим жалобам, адвокаты нередко задают вопрос о возможности расторжения соглашения на оказание юридической помощи в одностороннем порядке. В особенности, если доверители в жалобах выражают недоверие адвокату, либо сообщают сведения, порочащие деловую репутацию и доброе имя адвоката. Такой вопрос несостоятелен, когда речь идет о принятой адвокатом на себя защите по уголовному делу, так как это прямо запрещено ч.7 ст.49 УПК РФ и пп.6 п.4 ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». В тоже время взаимоотношения адвоката и доверителя при оказании юридической помощи по гражданскому делу регулируются нормами ГК РФ. В соответствии с ч.1 ст.977 ГК РФ одним из оснований прекращения договора поручения является отказ поверенного. При этом в ч.2 этой статьи указано, что поверенный вправе отказаться от поручения во всякое время, а соглашение об отказе от этого права ничтожно. Однако адвокат, принявший решение о расторжении соглашения на оказание юридической помощи, должен помнить, что эти действия он должен совершить заблаговременно, известив доверителя в письменной форме, с тем, чтобы тот имел возможность обратиться за помощью к другому специалисту. При этом адвокат обязан в соответствии с п.6 ст.10 Кодекса профессиональной этики адвоката незамедлительно возвратить доверителю все полученные от последнего подлинные документы и доверенность, а в необходимых случаях приложить отчет о проделанной работе.

     Квалификационная комиссия считает, что предъявление претензий к адвокату по качеству его работы, степени выполнения принятых адвокатом на себя обязательств – прерогатива доверителя. Лишь стороны соглашения на оказание юридической помощи знают, а в необходимых случаях закрепляют это в качестве условий договора, какие цели поставлены перед адвокатом, чем обусловлено его поведение в процессе. Поэтому оценка действий адвоката сторонним наблюдателем, пусть даже квалифицированным специалистом в области права, не может рассматриваться как основание для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, если конечно это не связано с нарушением адвокатом норм процессуального права.

     Предметом рассмотрения Квалификационной комиссии стало дисциплинарное производство в отношении адвоката Хавелева Е.В., возбужденное на основании письма федерального судьи районного суда СПб.

     В письме сообщалось о том, что в производстве судьи находится гражданское дело о разделе совместно нажитого имущества, в котором интересы истицы М. , проживающей в г. Москве, представлял по ордеру и доверенности адвокат Хавелев Е.В.

     В судебном заседании 20.03.07г. адвокат Хавелев Е.В. отказался от дачи каких-либо пояснений по заявленным его доверителем требованиям, сославшись на то, что в удовлетворении всех ранее заявленных им ходатайств судом было отказано.

     В ходе обсуждения вопроса о возможности окончания рассмотрения дела по существу, адвокат Хавелев Е.В. сославшись на резкое ухудшение самочувствия, покинул зал судебного заседания.

     Суд полагает, что М. в результате поведения адвоката «…была лишена возможности представлять свои интересы в судебном заседании». При этом у суда не было оснований для отложения слушания дела по существу, т.к. в судебном заседании присутствовал адвокат, обладавший доверенностью. Суд считает, что адвокатом Хавелевым Е.В. были нарушены нормы Федерального законодательства об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

     В своём объяснении адвокат Хавелев Е.В. сообщил, что в вышеуказанном гражданском деле он действительно представлял интересы М. по доверенности и ордеру. Он признаёт, что в судебном заседании 20.03.07г. как доверенное лицо истца отказался давать какие-либо объяснения, «так как все пояснения, доводы, аргументы, уточнённые исковые требования, расчёты, ходатайства были даны и заявлены мной как в устной, так и письменной форме в судебном заседании 19.03.07г.». На вопрос суда о возможности окончания рассмотрения дела по существу в судебном заседании 20.03.07г., он (Хавелев Е.В.) ответил, что данный вопрос оставляет на усмотрение суда. И после того, как суд определил окончить рассмотрение дела в данном судебном заседании, он с разрешения суда покинул зал судебного заседания «в связи с плохим самочувствием». В стадии судебных прений и объявления решения суда адвокат Хавелев Е.В. участия не принимал, объясняя это тем, что «…все обстоятельства в обоснование своей позиции излагались неоднократно». Такое его поведение было согласовано с доверителем, полагавшим, что адвокату вообще не следует идти в последнее судебное заседание в связи с явной тенденциозностью председательствующего в процессе судьи. Адвокат пояснил, что в настоящее время вынесенное решение отменено в кассационном порядке в связи с неправильным применением судом норм материального права и неисследованностью.

     Проанализировав материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия отметила, что в действиях адвоката не установлено нарушения норм процессуального законодательства или порядка в зале судебного заседания. Его действия, как лица, выступающего по доверенности со всеми полномочиями стороны гражданского дела, не выходят за рамки прав, предоставленных ему законом. Какие-либо данные о претензиях к адвокату Хавелеву Е.В. со стороны доверителя по поводу тактики ведения дела и поведению в суде Квалификационной комиссии не известны. Напротив, из представленных адвокатом документов следует, что он был уполномочен М. представлять ее интересы как в кассационной инстанции, так и при новом рассмотрении дела в суде. В связи с изложенным Комиссия пришла к заключению об отсутствии в действиях адвоката Хавелева Е.В. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката, которые в какой-либо мере ущемляли законные права и интересы доверителя.

     Приведенные в данном обобщении дисциплинарные дела составляют лишь незначительную часть тех обращений, которые были рассмотрены на заседаниях Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга за прошедшие 6 месяцев. Всего же Комиссия за этот период проверила около 500 жалоб и обращений и дала заключение по 95 дисциплинарным производствам (не считая дел в отношении задолжников по обязательным платежам). Следует отметить, что столь высокая «производительность» объясняется настойчивой, кропотливой и самоотверженной работой консультантов Квалификационной комиссии - Агеева Ф.Е. и Шлыгина В.Н., слаженной работой всех членов комиссии, в том числе и представителей судейского сообщества, Федеральной регистрационной службы, Законодательного собрания города.



Заместитель председателя
Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
Ю.Я. Шутилкин
 
© 2004 - 2017 Адвокатская палата Санкт-Петербурга
Редколлегия сайта