СОВЕТ
КВАЛИФИКАЦИОННАЯ
КОМИССИЯ
РЕВИЗИОННАЯ
КОМИССИЯ
КОМИССИИ
ИНСТИТУТ
АДВОКАТУРЫ
СОВЕТ
ВЕТЕРАНОВ
АППАРАТ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ
КОДИФИКАЦИЯ АП СПБ
РЕШЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИЙ
РЕЕСТР АДВОКАТОВ
РЕЕСТР АО
ПРЕКРАЩЕН СТАТУС
ЗА СОВЕРШЕНИЕ ДИСЦИПЛИНАРНОГО
ПРОСТУПКА
ВЕДЕНИЕ ДЕЛ ПО НАЗНАЧЕНИЮ
БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ
УЧЕБА АДВОКАТОВ
И СТАЖЕРОВ
ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ
ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ОБ АДВОКАТУРЕ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПАЛАТА АДВОКАТОВ
БАНКОВСКИЕ
РЕКВИЗИТЫ
КОНТАКТЫ
ВИДЕО
ССЫЛКИ
Мероприятия
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга



заместитель президента
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
А.С. САВИЧ
Электронная адвокатура - advokatura.pro
Центр медиации Санкт-Петербурга - Медиатор.СПб
Институт адвокатуры - Институт правовых исследований,адвокатуры и медиации при Адвокатской палате Санкт-Петербурга
Адвокатское телевидение - АдвокаТВ - advokatv@ru
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ПРАКТИКА

 
«КОРПОРАТИВНАЯ ДИСЦИПЛИНА
- ЗАКОН ДЛЯ АДВОКАТА»
(Вестник Адвокатской палаты №4, 2006 год)

(обобщение дисциплинарной практики
за апрель–июнь 2006 год)

     1 июля исполнилось 4 года с момента вступления в силу Федерального закона № 163–ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон). За это время адвокатское сообщество в целом и Петербургское в частности стало приобретать организационное единство, на основе которого формируются общие профессиональные стандарты. В первую очередь это относится к вопросам поддержания профессиональной чести и формированию у адвокатов нравственной ответственности перед обществом. В связи с этим Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Санкт-Петербурга одной из своих главных задач видит унификацию практики рассмотрения дисциплинарных и этических нарушений, допускаемых адвокатами, выработку единого подхода к трактовке норм корпоративной дисциплины и профессиональной этики.
     Как «театр начинается с вешалки», так и успешная работа адвоката начинается с соблюдения требований о порядке заключения договора на оказание юридической помощи, закрепленных в ст. 25 Закона. Хорошо составленный договор об оказании юридической помощи определяет отношения в рамках соглашения, снижает возможность возникновения неправильного понимания, которое может приводить к будущим спорам, а также предотвращает потенциальные проблемы этического порядка. Договор должен конкретно определять объем поручений адвоката по ведению дел; по возможности, определять те вопросы, которые должен решать сам клиент; содержать указание на те услуги, которые не входят в понятие представительства интересов; содержать пункты об условиях и сумме оплаты услуг, выплате аванса и т.п. Если временной фактор играет определенную роль в выполнении поручения, необходимо зафиксировать сроки выполнения основных задач.
     К сожалению, повседневная практика дает немало примеров игнорирования этих требований. Так, поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Калюжина Ю.П. явилась жалоба гражданки М. на невыполнение адвокатом принятых на себя обязательств по представлению ее интересов в суде по иску о восстановлении на работе. К жалобе приложена копия «договора о правовом обслуживании» от 15 января 2005 года.
     Из указанного документа следует, что договор заключен «лично» с М. юридической консультацией № 2 Санкт-Петербургской Объединенной коллегии адвокатов «в лице адвоката Калюжина Ю.П., действующего на основании Положения об адвокатуре РСФСР и Устава коллегии». В п. 1.1 указанного договора записано: «Доверитель поручает, Консультация принимает на себя оказание юридической помощи Доверителю». Из п. 1.3 Договора следует: «Для юридического обслуживания Доверителя Консультация назначает адвоката Калюжина». Согласно п. 2.1 Договора адвокат Калюжин Ю.П. «по поручению доверителя… дает устные советы, консультирует в сфере уголовных, гражданских, арбитражных и других вопросах Доверителя».
     Даже это простое перечисление u1087 пунктов указанного договора показывает, что он составлен с грубыми нарушениями положений Федерального Закона.
     Во-первых, само название документа не соответствует характеру правовых взаимоотношений между адвокатом и доверителем.
     Во-вторых, в нем в качестве основания имеется ссылка на нормативные документы, давно утратившие силу.
     В-третьих, Договор заключен от имени адвокатского образования, а не от имени адвоката.
     В-четвертых, в Договоре не определен предмет соглашения, а лишь содержатся указания общего характера на обязанность адвоката консультировать доверителя по всем отраслям права. И как итог - установленное Квалификационной комиссией недобросовестное выполнение адвокатом принятых на себя обязательств перед доверителем.
     Как следует из материалов дисциплинарного производства Доверитель на основании заключенного Договора выдал адвокату Калюжину доверенность на ведение ее дел во всех судебных инстанциях. При этом адвокат принял на себя обязанность составить и подать в суд от имени Доверителя исковое заявление о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула. Это подтверждается и самим адвокатом, включившим эти действия в составленный им расчет стоимости выполненных работ. Исковое заявление адвокатом было составлено лишь 19 августа и подано в суд 22 августа 2005 года, то есть спустя СЕМЬ месяцев с момента заключения Договора. Таким образом, адвокат Калюжин Ю.П., действуя на основании Договора и доверенности, без уважительных причин пропустил срок исковой давности, установленный ст. 392 Трудового кодекса РФ, чем фактически лишил своего Доверителя возможности в дальнейшем отстаивать свои права. Кроме того, при подаче искового заявления в суд были нарушены правила подсуднос ти, предусмотренные ст. 28 ГПК РФ и п. 2 ст. 54 ГК РФ. При этом адвокат Калюжин Ю.П. с августа u1076 до декабря 2005 года, то есть до момента расторжения Доверителем Договора и отзыва доверенности, судьбой поданного искового заявления не интересовался. Это привело к тому, что исковое заявление без вынесения соответствующего процессуального Постановления оставалось без движения еще более 7 месяцев. Квалификационная комиссия считает, что адвокат, принявший наряду с заключенным Договором доверенность на ведение дела, обязан воспользоваться в интересах доверителя всеми правами, предусмотренными этой доверенностью, проявляя инициативу и демонстрируя обеспокоенность судьбой дела.
     Указанные факты свидетельствуют о грубом нарушении адвокатом Калюжиным Ю.П. положений п. 1 ст. 8 КПЭА, в соответствии с которыми адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищая права, свободы и интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами. Совет АП СПб принял решение о прекращении его адвокатского статуса.
     Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Капустина А.А. явилась жалоба гражданки Д. и представление первого вице-президента Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Стасова Я.П.
     Из заявления Д. и приложенных копий документов следует, что она обратилась к адвокату Капустину А.А. в связи с необходимостью ведения в суде гражданского дела. Доверительница утверждала, что никакого письменного соглашения он с ней не заключал, получил от нее гонорар в сумме 10 000 рублей, а квитанцию выдал лишь на 5 000 рублей, в судебных заседаниях не участвовал. Кроме того, адвокат при передаче искового заявления в суд приложил фальшивые документы, которые «покрывали мошенническое поведение и выгораживали ответчиков». В связи с этим доверительница расторгла с ним соглашение.
     В представлении первого вице-президента Адвокатской палаты указывалось на нарушение адвокатом Капустиным А.А. положений законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре о порядке заключения договоров, выдачи ордеров, невыполнении решений Совета Адвокатской палаты.
     Адвокат Капустин утверждал, что составил с Доверителем договор на оказание юридической помощи, но сам документ у него не сохранился, так как, видимо, он отдал его в материалы дела для обоснования требований к ответчику о взыскании истцом расходов на адвоката, а ордер на ведение дела выписан не был, так как в судебных заседаниях он не участвовал. Исследовав и обсудив материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия пришла к выводу об отсутствии доказательств того, что адвокат действовал вопреки интересам Доверителя.
     Вместе с тем, из полученного на запрос Адвокатской палаты Санкт-Петербурга (далее - АП СПб) ответа федерального судьи следует, что адвокатом Капустиным А.А. ордера и соглашения на ведение дела Д. не предоставлялось. Из справки того же судьи следует, что адвокат Капустин А.А. не участвовал в назначенных судебных заседаниях по иску Д. к в связи с тем, что полномочия адвоката Капустина А.А. отозваны истцом.
     Анализ представленных доказательств свидетельствует о том, что адвокат Капустин А.А., не оформив надлежащим образом Договор поручения с Д. и не представив в суд ордер, нарушил требования п. 1 ст. 25 Закона, а также нарушил положения, изложенные в п. 2 Решения Совета АП СПб от 16 июля 2003 года, в соответствии с которыми адвокаты при принятии любого поручения на оказание юридической помощи - по соглашению либо по назначению, вне зависимости от того, оплачивается ли эта помощь, или оказывается бесплатно, обязаны оформлять бланки соглашений (договоров, регистрацион-ных карточек) и получать ордера на ведение дела.
     Квалификационная комиссия считает, что не может быть принята во внимание ссылка адвоката Капустина А.А. на то, что соглашение, заключенное им с Д. утрачено или возможно отдано в суд для приобщения к материалам дела в связи с требованиями в исковом заявлении «о возмещении судебных расходов на представителя». Комиссия отмечает, что в копии искового заявления в разделе «Приложение» не указано о предоставлении копии Договора поручения. В официальном ответе суда указано, что упомянутое соглашение суду не представлялось. Кроме того, в подтверждение расходов на оплату доверителем услуг адвоката суду требуется не текст соглашения, а квитанции об оплате услуг адвоката.
     Адвокат Капустин А.А. в подтверждение заключения с Д. соглашения не смог представить выписку из Журнала регистрации Договоров (соглашений), хотя в соответствии с положениями п. 15 ст. 22 Закона регистрация договоров в адвокатском образовании является обязательной.
     Комиссия установила, что составленное адвокатом Капустиным А.А. по поручению Д. исковое заявление он сам, действуя на основании выданной ему доверенности, передал в суд и участвовал в предварительном судебном заседании 26 января 2006 года. Это обстоятельство подтверждается судебной повесткой, направленной ему судом, в которой он вызывается в суд в качестве представителя Д. Таким образом адвокат фактически начал выполнять функции представителя истца в суде, что безусловно требовало оформления ордера и предъявления его суду. Совет АП СПб объявил адвокату Капустину предупреждение. Учитывая, что доверительница расторгла с адвокатом соглашение и он не полностью выполнил принятое на себя поручение, Совет АП СПб обязал адвоката в соответствии с п. 2 ст. 25 Кодекса профессиональной этики вернуть доверительнице часть гонорара, внесенного в кассу адвокатского образования.
     Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Кривошеевой О.И. явилось обращение федерального судьи Московского районного суда Санкт-Петербурга.
     Из обращения и приложенных к нему копий документов усматривается, что адвокат Кривошеева О.И. с 26 февраля 2006 года представляет в уголовном деле интересы потерпевших Т., Б., П., М., Б., С. Судья указывает, что Кривошеевой было предложено сообщить суду обо всех потерпевших, чьи интересы она представляет в данном уголовном деле. В ответ она заявила, что не может огласить весь список своих доверителей, так как эти сведения хочет оставить в тайне, в том числе и от суда, и будет выписывать ордера в начале судебного заседания по мере явки лиц, чьи интересы она представляет. Суд считает, что процедура оформления ордеров и данные, содержащиеся в них, не соответствуют требованиям Закона, так как согласно представленным суду ордерам, у Кривошеевой одно соглашение № 51 от 17 января 2006 года со всеми доверителями, допрошенными в судебном заседании. С кем еще из 119 потерпевших по делу у Кривошеевой имеется соглашение суду не известно. Поэтому у суда есть сомнения в оформлении Кривошеевой соглашения с доверителями надлежащим образом.
     Ознакомившись с материалами дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия отметила, что адвокатом Кривошеевой О.И. допущены грубые нарушения положений ст. 25 Закона, в соответствии с которыми адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме, на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу. Такое соглашение заключается с каждым из доверителей, ему присваивается свой порядковый номер при регистрации соглашения в адвокатском образовании.
     Как видно из представленных Комиссии копий 33 соглашений (по словам адвоката их заключено 44) на оказание юридической помощи потерпевшим по уголовному делу, адвокат Кривошеева О.И. фактически заключила не индивидуально-определенные договоры с клиентами, а один договор с неопределенным кругом клиентов. Об этом свидетельствует один и тот же порядковый номер всех 33 соглашений (№ 51), отсутствие регистрации этих соглашений в адвокатском образовании, и то, что выписаны ордера под одним и тем же номером, однако оформленные разными датами. Об этом же свидетельствует и отказ адвоката Кривошеевой О.И. огласить суду весь список своих доверителей.
     Квалификационная комиссия считает, что, вступая в дело, адвокат обязан уведомить суд путем представления соответствующих ордеров обо всех лицах, с которыми у него на данный момент заключены соглашения на представление их интересов в данном конкретном уголовном деле, поскольку именно суд принимает решение о допуске защитника с учетом всех обстоятельств, в том числе с учетом интересов каждого участника процесса. В соответствии со ст. 249 и 268 УПК РФ судебное разбирательство, в том числе и подготовительная часть судебного заседания, проводится с участием потерпевшего, ему разъясняются права и предоставляется возможность заявить ходатайства. Лишь после этого определяется порядок исследования доказательств и очередность вызова в суд лиц, которые должны участвовать в судебном заседании. Адвокат, заключивший с потерпевшим по уголовному делу соглашение на представление его интересов в суде, даже при неявке доверителя в суд на этой начальной стадии судебного разбирательства обязан отстаивать его интересы, для чего и должен заявить о своих полномочиях путем представления соответствующего ордера.
     В соответствии с п. 1 ст. 4 Закона законодательство об адвокатской деятельности состоит из данного Федерального закона и других федеральных законов, регулирующих указанную деятельность, в том числе и УПК РФ. Таким образом, адвокат Кривошеева О.И., утаивая вопреки требованиям УПК РФ от суда информацию о заключенных ею соглашениях с потерпевшими по конкретному уголовному делу, нарушила требования п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.
     Наряду с указанными нарушениями норм, регулирующих порядок заключения соглашения, оформления и представления полномочий, Комиссия отмечает нарушение адвокатом Кривошеевой О.И. требований раздела 5 Положения об ордерах на исполнение поручений об оказании юридической помощи, утвержденных решением Совета АП СПб (протокол № 7 от 13 марта 2003 года).
     Так, в ордере на представление интересов Т. отсутствует дата выдачи ордера, при этом адвокат не смогла представить в Квалификационную комиссию копию соглашения с этим доверителем, поэтому отсутствует возможность проверить основания выдачи ордера. Один ордер № А 345463 оформлен сразу на ПЯТЕРЫХ доверителей. Более того, из представленных копий соглашений следует, что ордер с этим номером выдан еще по ТРЕМ соглашениям. В то же время Комиссии представлен ордер № А 345879, который выдан на представление интересов ЧЕТЫРЕХ человек, в нем в том числе указаны фамилии лиц, на которых согласно договорам оформлен ордер под другим номером. Фактически же указанный ордер согласно копии соглашения выдан на представление интересов Б. В 25 копиях соглашений вообще отсутствуют отметки о выдаче ордера. Таким образом, полномочия адвоката Кривошеевой О.И. по представлению интересов потерпевших в уголовном деле в Московском районном суде Санкт-Петербурга надлежащим образом не оформлены.
     Решением Совета АП СПб адвокату Кривошеевой О.И. объявлено предупреждение.
     Квалификационная комиссия отмечает, что нередки случаи, когда адвокаты выступают в суде (преимущественно в гражданских делах) вообще без заключения соглашения, внесения денег в кассу, получения и предъявления суду ордера, оформляя свои отношения с Доверителем лишь доверенностью.
     Из представления судьи Московского районного суда Санкт-Петербурга усматривается, что адвокат Новосад М.А., представляющая в суде интересы истца М., на требование судьи предъявить ордер на участие в деле в соответствии со ст. 53 ГПК РФ «ответила отказом».
     Адвокат Новосад М.А. в объяснениях сообщила, что интересы М. представляла в суде по доверенности без оформления ордера, «т.к. М. является моим знакомым и у него отсутствовала финансовая возможность оплатить юридические услуги». «О том, что в таком случае я должна была заключить с ним соглашение о безвозмездной юридической помощи, зарегистрировать это соглашение в центральной юридической консультации МКА «Санкт-Петербург» и получить ордер, я не знала».
     Исследовав и обсудив материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Новосад М.А., Квалификационная комиссия Адвокатской палаты отмечает, что в соответствии с п. 1 ст. 25 Закона адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Законом не устанавливаются какие-либо изъятия из этого правила при оказании юридической помощи доверителю бесплатно, а ч. 3 ст. 53 ГПК РФ устанавливает, что право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.
     В соответствии с пунктами 1 и 2 решения Совета АП СПб (протокол № 11 от 16 июля 2003 года), реализуя свои профессиональные права и обязанности в процессе судопроизводства, адвокат не вправе выступать как частное лицо, вне рамок адвокатского образования, вне зависимости от характера его взаимоотношений с доверителем и вне зависимости от того, оплачивается ли его труд или нет. При принятии любого поручения адвокаты обязаны оформлять бланки соглашений (договоров, регистрационных карточек) и получать ордера на ведение дела. В соответствии с подп. 3 п. 4 ст. 25 Закона существенным условием соглашения является условие выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь. Принятие адвокатом поручения без внесения доверителем гонорара возможно лишь по поручению либо с согласия руководителя адвокатского образования и при наличии оснований, предусмотренных ст. 26 Закона и Постановлением Совета АП СПб.
     Таким образом, адвокат Новосад М.А., представляя в суде интересы доверителя без заключения Соглашения и оформления ордера, нарушила требования как федерального законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, так и положения п. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции. Советом АП СПб адвокату Новосад М.А. объявлено предупреждение.
     Практика показывает, что только строгое соблюдение адвокатом установленных норм и правил надежно защищает его от необоснованных претензий со стороны доверителя.
     Квалификационная комиссия считает, что претензии Доверителя к адвокату в части, касающейся заявления ходатайств, необходимости совершения тех или иных процессуально значимых действий, содержания составляемых им документов, форм реагирования на складывающиеся в процессе слушания уголовного дела обстоятельства и т.п., не могут служить основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности или Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку относятся к выбранной адвокатом тактике ведения дела, которая, в свою очередь, если и может быть u1088 регламентирована, то лишь специальными условиями соглашения с Доверителем. Жалобы, касающиеся оценки уровня квалификации адвоката при осуществлении им адвокатской деятельности, не могут быть предметом рассмотрения в рамках дисциплинарного производства.
     Исключение могут составлять: пропуск адвокатом процессуальных сроков, несоблюдение правил подсудности и подведомственности, действия вопреки интересам доверителя, другие действия, хотя и в интересах доверителя, но не основанные на нормах действующего законодательства, а также поддержание заведомо незаконных требований доверителя.
     По-прежнему Квалификационной комиссии приходится сталкиваться с фактами нарушения адвокатами требований п. 6 ст. 25 Закона, в соответствии с которыми вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.
     Так, например, поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Левина М.Ю. явилась жалоба гражданки О. В жалобе она сообщила, что 3 ноября 2005 года ею было заключено соглашение с адвокатом на ведение уголовного дела ее мужа в Смольнинском районном суде Санкт-Петербурга.
     В качестве предоплаты «…Левину М.Ю. было выплачено 86 500 рублей», в подтверждение чего вместо квитанции он выдал расписку.
     Из имеющейся в распоряжении Квалификационной комиссии расписки, авторство которой адвокат Левин не отрицает, следует, что адвокатом получено от Доверителя «в счет оплаты услуг по защите интересов ее мужа в уголовном деле» 86 500 рублей. На оборотной стороне расписки указаны дополнительные условия по оплате работы адвоката, в том числе в случае получения определенного результата. На момент заключения соглашения с О. (то есть 3 ноября 2005 года) адвокат Левин М.Ю. работал в составе АК «Альфа» СПб ГКА. Согласно справке Главного бухгалтера консультации с ноября 2005 года до момента выхода адвоката Левина М.Ю. из состава АК «Альфа» и создания 1 апреля 2006 года адвокатского кабинета обозначенная в расписке или какая-либо другая сумма от Доверителя О. в кассу АК не поступала. На заседании Квалификационной комиссии адвокат Левин М.Ю. подтвердил, что действительно не сдал в кассу адвокатского образования полученную от О. сумму гонорара. Однако он считает, что не допустил никакого нарушения, так как имеет право сделать это в необходимый момент. Сформулировать понятие «необходимого момента» адвокат Левин М.Ю. не смог. Квалификационная комиссия считает, что ссылка на «сроки внесения денег, предусмотренные соглашением», может быть принята во внимание лишь при наличии в соглашении прямого указания на рассрочку или отсрочку платежей. Во всех случаях получение вознаграждения адвокатом лично (кроме адвокатских кабинетов), а тем более задержка внесения денег в кассу, недопустимы. При этом доверителю незамедлительно должен быть выдан приходный кассовый документ. Нарушение этих правил адвокатом Левиным М.Ю. Квалификационная комиссия расценивает как грубое нарушение положений п. 6 ст. 25 Закона.
     Кроме того, ставя в зависимость размер вознаграждения от полученного по уголовному делу результата, адвокат Левин М.Ю. нарушил требования п. 3 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката. По совокупности этих нарушений Советом Адвокатской палаты принято решение о прекращении статуса адвоката Левина М.Ю.
     Квалификационная комиссия обращает внимание на то, что некоторые адвокаты, принимая поручение на оказание юридической помощи, не учитывают степень своей загруженности другими поручениями, легкомысленно надеются избежать «накладок», что неминуемо приводит к срыву судебных заседаний.
     Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Газарова А.А. явились обращения федерального судьи Калининского федерального районного суда Санкт-Петербурга.
     Из обращения судьи следует, что адвокат Газаров А.А. представляет в суде интересы ответчика К. Гражданское дело назначалось к слушанию 16 января 2006 года, 20 февраля 2006 года, 27 марта 2006 года.
     16 января 2006 года адвокат Газаров А.А. явился в судебное заседание, но заявил ходатайство об отложении слушания дела в связи с тем, что соглашение им было заключено только 14 января 2006 года и он не успел ознакомиться с материалами дела. В последующие заседания он без объяснения причин не явился.
     Адвокат Газаров А.А. пояснил, что 12 января 2006 года заключил соглашение с К. лишь на ознакомление с делом, но в связи с занятостью 13 января в другом деле посетить канцелярию суда не успел. Поэтому 16 января он явился в судебное заседание и заявил ходатайство об отложении дела для ознакомления с его материалами. 20 февраля 2006 года перед началом судебного заседания Костенко А.В. расторг с ним договор. Адвокат указывает, что о последующих рассмотрениях извещен не был, так как договор расторгнут, и он не являлся представителем по делу.
     Изучив материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия отмечает, что многолетние сложившиеся традиции взаимоотношений между адвокатами и судьями Санкт-Петербурга, в том числе проявление взаимоуважения, требуют от адвоката при расторжении соглашения с клиентом поставить об этом в известность суд с тем, чтобы суд имел возможность принять меры к своевременному рассмотрению дела и планировать свою дальнейшую работу. Это тем более необходимо было сделать, поскольку соглашение с К. адвокат расторг в день рассмотрения дела в суде.
     Кодекс профессиональной этики адвоката (ст. 1) устанавливает обязательные для адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры. Не предупредив суд о расторжении доверителем соглашения на оказание юридической помощи, адвокат Газаров А.А. проявил неуважение к суду, то есть нарушил требования ст. 12 Кодекса.
     Кроме того, при заключении соглашения 12 января 2006 года на ведение дела К. адвокат Газаров, по мнению Комиссии, был обязан руководствоваться в числе прочих обстоятельств, своей занятостью по другим делам, возможностью выполнить принятое поручение без помех для выполнения ранее принятых поручений. В данном случае, зная в момент заключения договора на оказание юридической помощи К. о своей занятости в ближайшие дни по другим ранее принятым поручениям, адвокат Газаров был обязан выяснить у доверителя или в суде дату слушания дела в отношении К. и при невозможности выполнить в срок принятые обязательства отказаться от заключения соглашения. Игнорирование адвокатом этой обязанности привело к неоправданному отложению судебного заседания в связи с отсутствием у него достаточного времени для ознакомления с материалами дела.
     Таким образом, Квалификационная комиссия пришла к заключению о нарушении адвокатом Газаровым А.А. требования подп. 5 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики, в соответствии с которым адвокат не вправе принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем он в состоянии выполнить. Совет АП СПб объявил адвокату Газарову предупреждение.
     Аналогичное нарушение было допущено адвокатом Айрапетяном Ю.С., который, как сообщалось в обращении федерального судьи Фрунзенского района Санкт-Петербурга, 17 февраля 2006 года в судебном заседании заявил ходатайство об отложении дела в связи с тем, что он не ознакомился с материалами дела в полном объеме из-за занятости в других процессах. Таким образом, слушание дела было сорвано.
     Адвокат Айрапетян Ю.С. в письменном объяснении указал, что 13 февраля 2006 года в 21 часов 30 минут им было заключено соглашение на ведение защиты подсудимого Б. 14 февраля 2006 года он по телефону выяснил в суде, что дело назначено на 17 февраля 2006 года. Однако явиться в тот же день и последующие два дня для ознакомления с делом не имел возможности, поскольку был занят в другом уголовном процессе.
     17 февраля 2006 года в судебном заседании действительно заявил ходатайство об отложении дела в связи с необходимостью ознакомления с его материалами в полном объеме.
     Изучив материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты отметила, что достоверность объяснений адвоката Айрапетяна Ю.С. о причинах, по которым он не смог до начала судебного заседания 17 февраля 2006 года ознакомится с материалами дела Б., подтверждается приложенными к объяснению справками судьи и следователя о занятости адвоката 14, 15 и 16 февраля 2006 года по другим делам. Однако Комиссия считает, что адвокат, принимая поручение на оказание юридической помощи, обязан руководствоваться в числе прочих обстоятельств, своей занятостью по другим делам, возможностью выполнить принятое поручение без помех для выполнения ранее принятых поручений. В данном случае, зная в момент заключения договора на оказание юридической помощи Б. о своей занятости в ближайшие дни по другим ранее принятым поручениям, адвокат Айрапетян был обязан выяснить у доверителя или в суде дату слушания дела в отношении Б., и при невозможности вовремя выполнить принятое поручение, отказаться от заключения соглашения. Игнорирование адвокатом этих обязанностей расценено Комиссией как нарушение требований u1087 подп. 5 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.
     Не менее серьезное нарушение допущено адвокатом Хунджгуруа Н.Б., который 31 мая 2006 года в 0 часов 10 минут заключил соглашение с гражданкой А. на ведение в суде уголовного дела в отношении ее дочери В., которое было назначено к рассмотрению на 10 часов утра 31 мая. Однако в суде он появился с трехчасовым опозданием, сорвав слушание дела.
     Адвокат Хунджгуруа Н.Б. пояснил, что, заключая соглашение с А., он знал о том, что на 10 часов утра в этот же день у него назначено слушание дела в Санкт-Петербургском городском суде, и попасть в это же время в Калининский федеральный районный суд Санкт-Петербурга для защиты В. он не сможет. Однако он надеялся, что, предупредив судью о получасовом опоздании, он, тем не менее, примет участие в рассмотрении дела В. Адвокат считает, что задержка рассмотрения дела в Санкт-Петербургском городском суде, произошедшая не по его вине, и явилась истинной причиной срыва слушания дела в Калининском районном суде. Однако у Квалификационной комиссии сложилось иное мнение: самонадеянная уверенность адвоката в возможности избежать явных или вероятных препятствий к выполнению принятого поручения, не является обстоятельством извиняющим адвоката. Планируя свою работу, адвокат должен учитывать те риски, которые могут привести к невозможности выполнения принятого поручения. Тем более адвокат не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения. Нарушив это правило, адвокат Хунджгуруа Н.Б. поступил вопреки требованиям п. 3 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката в связи с чем ему объявлено замечание.
     Нетерпимым в адвокатской среде являются проявления нечистоплотности, двурушничества, предательства интересов Доверителя.
     Так в частном постановлении Федерального суда Кировского района Санкт-Петербурга указывается на нарушения, допущенные адвокатом Васильковым А.Я., осуществлявшим на предварительном следствии защиту В.
     В судебном заседании В. заявила, что, несмотря на то, что в представленном суду уголовном деле имеется постановление о привлечении ее в качестве обвиняемой от 28 декабря 2005 года, которое ей объявлено также 28 декабря 2005 года, а также протокол ее допроса в качестве обвиняемой, датированный упомянутой датой, протокол об окончании следственных действий с этой же датой, обвинение в этот день ей не предъявлялось, и никакие другие следственные действия с ней не проводились. Из показаний, данных В. в судебном заседании, также следует, что имеющийся в уголовном деле протокол об ознакомлении ее с материалами уголовного дела от 30 декабря 2005 года также фальсифицирован, так как в этот день никаких следственных действий с ней не проводилось. Обвинение в полном объеме было предъявлено ей лишь 13 января 2006 года. В этот же день она была допрошена в качестве обвиняемой, в этот же день она была уведомлена об окончании следственных действий, и в этот же день она была ознакомлена с материалами дела. По заявлению В. перечисленные выше документы, датированные 28 декабря 2005 года, она подписала по просьбе следователя в присутствии адвоката Василькова А.В.
     Изложенное В. подтверждено справкой из следственного изолятора, в которой указано, что ни 28 декабря 2005 года, ни 30 декабря 2005 года следователи и адвокаты ее не посещали, а 13 января 2006 года с 14 часов 50 минут до 15 часов 30 минут ее посетили следователь и адвокат Васильков А.Я.
     В представленных суду материалах уголовного дела документов о проведении следственных действий с участием Васильевой Е.В. 13 января 2006 года не имеется.
     В частном постановлении указывается, что в результате допущенных нарушений норм УПК РФ 13 февраля 2006 года уголовное дело было возвращено прокурору Кировского района Санкт-Петербурга на основании ст. 237 УПК.
     Квалификационная комиссия, оценивая фактическое участие адвоката Василькова А.Я. в фальсификации процессуально-следственных документов, пришла к заключению о нарушении им требований п. 1 и 2 ст. 4 Кодекса профессиональной этики, в соответствии с которыми адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии, а необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката.
     Адвокат Васильков А.Я. при осуществлении защиты В. не выполнил и требования п. 1 ст. 8 Кодекса.
     Своими действиями, изложенными в частном постановлении, адвокат Васильков А.Я. нарушил требования п. 2 ст. 5 Кодекса, то есть совершил действия направленные к подрыву доверия не только к нему, но и к адвокатскому сообществу в целом.
     Решением Совета АП СПб статус адвоката Василькова А.Я. прекращен.
     Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Тагирова Р.Х. явилась жалоба гражданина Т.
     В жалобе сообщается о том, что адвокат Тагиров Р.Х., работавший юристом в ПО «Альтернатива», убедил его приобрести жилье в рассрочку в ПО «Альтернатива», а также предложил воспользоваться при этом его юридической помощью. В связи с этим Т. Было заключено соглашение с адвокатом Тагировым Р.Х. о представлении его интересов при совершении сделки купли-продажи жилья в ПО «Альтернатива». Одновременно Тагиров Р.Х. предъявил ему доверенность на свое имя от ПО «Альтернатива», которой уполномочен заключать от имени ПО сделки, подписывать документы. В результате Т. были заключены с ПО договор поручения об оказании услуг по приобретению жилой площади. Однако ни Тагиров Р.Х., ни ПО «Альтернатива», как сообщает Т., своих обещаний и обязательств не выполнили.
     В дальнейшем в отношении руководителей ПО «Альтернатива» было возбуждено уголовное дело, по которому Т. признан потерпевшим и гражданским истцом, а защиту одного из руководителей ПО «Альтернатива» в рамках того же уголовного дела осуществляет адвокат Тагиров Р.Х.
     В распоряжение Квалификационной комиссии была предоставлена копия Соглашения между Т. и адвокатом Тагировым Р.Х., в соответствии с которым адвокат обязуется представлять интересы доверителя при совершении сделки купли продажи с ПО «Альтернатива». Из объяснений адвоката Тагирова следует, что он по-прежнему считает себя обязанным данным соглашением и прилагает усилия к возврату Т. выплаченных ПО «Альтернатива» денег. Помимо этого Комиссии представлена копия трудового контракта между Тагировым Р.Х. и ПО «Альтернатива», в соответствии с которым на него возложены обязанности юриста, и копии Генерального и дополнительного Договоров между Т. и ПО «Альтернатива» о приобретении недвижимости. Квалификационная комиссия располагает также копиями процессуальных документов, подтверждающих, что адвокат Тагиров является защитником Председателя Правления ПО «Альтернатива» в рамках расследования уголовного дела, а Титов в рамках этого же уголовного дела признан гражданским истцом и потерпевшим от действий должностных лиц ПО «Альтернатива».
     Анализируя указанные документы, Квалификационная комиссия приходит к заключению о нарушении адвокатом Тагировым Р.Х. положения п. 1 ст. 2 Закона, в соответствии с которым адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности. Квалификационная комиссия считает, что, являясь представителем двух сторон с противоположными интересами в гражданском правоотношении и в уголовном деле, адвокат Тагиров Р.Х. грубо нарушил требования п. 1 ст. 11 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми «…адвокат не вправе быть советником, защитником или представителем нескольких сторон в одном деле, чьи интересы противоречат друг другу».
     Совет АП СПб прекратил адвокатский статус Тагирова Р.Х.
     Квалификационная комиссия отмечает, что по-прежнему самую большую группу нарушений составляет неуплата адвокатами обязательных платежей.
     Обязанность адвокатов ежемесячно отчислять за счет получаемого вознаграждения средства на общие нужды адвокатских консультаций, адвокатских образований, Адвокатской палаты Санкт-Петербурга и Федеральной палаты адвокатов РФ установлена п. 5 ст. 7 Закона и решением Совета АП СПб от 25 мая 2004 года (протокол № 7). Порядок и размер отчислений, определяются конференцией адвокатов Адвокатской палаты. Адвокаты — члены АП СПб несут персональную ответственность за своевременное внесение обязательных отчислений. Задолженность по обязательным отчислениям более двух месяцев без уважительных причин является основанием для прекращения статуса адвоката.
     За невыполнение этой обязанности только в первом полугодии 2006 года Советом АП СПб был прекращен статус 81 адвоката.
     Квалификационная комиссия отмечает значительный рост количества поступивших в этом году жалоб в сравнении с этим же периодом 2005 года. Хочется надеяться, что это свидетельствует не об ухудшении положения дел с корпоративной дисциплиной, а о росте авторитета самой Комиссии, доверии к ее объективности.

Заместитель председателя
Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
Ю.Я. Шутилкин
 
© 2004 - 2017 Адвокатская палата Санкт-Петербурга
Редколлегия сайта