СОВЕТ
КВАЛИФИКАЦИОННАЯ
КОМИССИЯ
РЕВИЗИОННАЯ
КОМИССИЯ
КОМИССИИ
ИНСТИТУТ
АДВОКАТУРЫ
СОВЕТ
ВЕТЕРАНОВ
АППАРАТ
АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ
КОДИФИКАЦИЯ АП СПБ
РЕШЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИЙ
РЕЕСТР АДВОКАТОВ
РЕЕСТР АО
ПРЕКРАЩЕН СТАТУС
ЗА СОВЕРШЕНИЕ ДИСЦИПЛИНАРНОГО
ПРОСТУПКА
ВЕДЕНИЕ ДЕЛ ПО НАЗНАЧЕНИЮ
БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ
УЧЕБА АДВОКАТОВ
И СТАЖЕРОВ
ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ
ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ОБ АДВОКАТУРЕ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПАЛАТА АДВОКАТОВ
БАНКОВСКИЕ
РЕКВИЗИТЫ
КОНТАКТЫ
ВИДЕО
ССЫЛКИ
Мероприятия
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга



заместитель президента
Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
А.С. САВИЧ
Электронная адвокатура - advokatura.pro
Центр медиации Санкт-Петербурга - Медиатор.СПб
Институт адвокатуры - Институт правовых исследований,адвокатуры и медиации при Адвокатской палате Санкт-Петербурга
Адвокатское телевидение - АдвокаТВ - advokatv@ru
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ПРАКТИКА

 
Обзор дисциплинарной практики
Адвокатской палаты Санкт-Петербурга
(Вестник Адвокатской палаты №3, 2005 год)

     В феврале 2005 года был избран новый состав Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Санкт-Петербурга. В последующие три месяца Квалификационная комиссия провела четыре заседания по рассмотрению жалоб, обращений и представлений, касающихся нарушения адвокатами Санкт-Петербурга норм Кодекса профессиональной этики адвоката. Всего было рассмотрено 56 дисциплинарных производств, в том числе 27 - по частным определениям, постановлениям и обращениям судей, 13 - по жалобам клиентов, 10 - по представлению вице-президента Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, 5 - по представлению Главного управления Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, 2 - по жалобам адвокатов.
     Наибольшие нарекания вызывает неявка без уважительных причин в судебное заседание по делу, в котором адвокат должен принимать участие.
     Так, в частном постановлении судьи Всеволожского городского суда Ленинградской области от 4 февраля 2005 года указывается, что адвокат Водяницкий В.А. должен был по назначению суда осуществлять защиту по уголовному делу К. В присутствии адвоката Водяницкого В.А. и с его согласия 18 января 2005 года дело было отложено слушанием на 3 февраля 2005 года. Явившись в судебное заседание 3 февраля 2005 года, адвокат Водяницкий В.А. заявил суду, что он занят в другом судебном процессе. Суд отложил дело по обвинению К. на 4 февраля 2005 года на 10 часов с учетом того, что в этот же день этим же составом суда с участием адвоката Водяницкого В.А. было назначено слушание еще одного дела по обвинению С. Далее в частном определении указывается, что адвокат Водяницкий В.А. 4 февраля 2005 года в судебное заседание не явился и "поставил под угрозу срыва два судебных процесса, в том числе один по уголовному делу, по которому подсудимый шесть месяцев содержится под стражей. О причине неявки в судебные заседания адвокат в известность суд не поставил.
     Адвокат Водяницкий В.А. на заседании Квалификационной комиссии признал, что не явился в суд, но при этом сослался на семейные обстоятельства.
     Изучив материалы дисциплинарного производства Комиссия отметила, что адвокат Водяницкий В.А. нарушил положения п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми адвокат при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время в судебное заседание, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени должен по возможности заблаговременно уведомить об этом суд, согласовав взаимно приемлемое время.
     Решением Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Водяницкому В.А. объявлено замечание.
     В другом частном постановлении судьи Выборгского района Санкт-Петербурга указывается, что адвокат Катт Л.Э. не явилась в судебное заседание 21 марта 2005 года в 15 часов 30 минут, хотя указанная дата была с ней согласована при отложении 14 марта 2005 года дела по обвинению Б. При этом было учтено пожелание адвоката Катт Л.Э. не назначать дело в первой половине дня. Также, как указано в частном постановлении, адвокат Катт Л.Э. пояснила, что в течение всего месяца она будет занята в уголовном процессе в Санкт-Петербургском городском суде. Причину неявки в судебное заседание адвокат Катт Л.Э. суду не представила.
     Было установлено, что 21 марта 2005 года судьями Санкт-Петербургского городского суда никакого дела с участием адвоката Катт Л.Э. не слушалось.
     Из объяснений адвоката Катт Л.Э. следует, что при отложении дела 14 марта 2005 года она обратилась с просьбой к судье не назначать слушания дела Б. на 21 марта 2005 года в связи с занятостью в этот день в судебном процессе в Санкт-Петербургском городском суде и назначением в этот же день на утренние часы в федеральном суде Красносельского района Санкт-Петербурга слушания дела по обвинению П.
     Далее адвокат Катт Л.Э. пояснила, что 21 марта 2005 года слушание дела в Санкт-Петербургском городском суде было отложено, и она, надеясь успеть и в Выборгский районный суд, приняла участие в слушание дела в федеральном суде Красносельского района Санкт-Петербурга, которое, однако, продлилось с 11 до 17 часов, что подтверждено приложенной справкой суда.
     Рассмотрев и обсудив материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Катт Л.Э., Комиссия пришла к заключению о том, что адвокат нарушила требования п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката и не выполнила положения п. 3 ст. 10 Кодекса, в соответствии с которыми адвокат не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого принятого поручения.
     Решением Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга адвокату Катт Л.Э. объявлено замечание.
     В обращении мирового судьи, поступившем в Адвокатскую палату, сообщается, что адвокат Мартиросян Р.Г., представив в суд 23 марта 2005 года ордер на защиту подсудимого, был уведомлен о назначении слушания дела на 30 марта 2005 года, ходатайств об отложении слушания дела по каким-либо объективным причинам от него не поступало. В период с 23 по 30 марта 2005 года адвокат для ознакомления с делом в канцелярию судебного участка не обращался, о причинах неявки 30 марта 2005 года в судебное заседание не известил.
     Адвокат Мартиросян Р.Г. в своих объяснениях сослался на семейные обстоятельства, помешавшие ему явиться в суд, а так же на то, что он заранее обратился к мировому судье с просьбой отложить рассмотрение дела на другую дату, но получил отказ. Рассмотрев материалы указанного дисциплинарного производства, Комиссия отметила, что неявка адвоката Мартиросяна Р.Г. 23 марта 2005 года в судебное заседание в связи семейными обстоятельствами, суть которых он судье не разъяснил, и при наличии отказа мирового судьи в переносе судебного заседания на другую дату не может быть признана неявкой по уважительным причинам, хотя адвокат Мартиросян Р.Г. в соответствии с требованиями п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката и принял меры к переносу судебного заседания на другую дату.
     Решением Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга адвокату Мартиросяну Р.Г. объявлено замечание.
     Примером вопиющего нарушения норм адвокатской этики явились факты, установленные в отношении адвоката Яковлева И.В.
     В Адвокатскую палату Санкт-Петербурга поступило обращение федерального судьи федерального суда Фрунзенского района Санкт-Петербурга, в котором сообщается, что с 4 ноября 2004 года в производстве упомянутого суда находится жалоба гражданина Г. в порядке ст. 125 УПК РФ, чьи интересы представляет адвокат Яковлев И.В. Однако он, будучи надлежащим образом извещенным о назначении судебных заседаний, без объяснения причин не являлся в суд 16, 30 декабря 2004 года и 13 января 2005 года. Адвокат Яковлев И.В. также не представил суду никаких документов, подтверждающих его занятость при назначении слушания жалобы Г. на 29 ноября 2004 года, которое по его заявлению в связи участием в процессе в федеральном суде Калининского района Санкт-Петербурга было отложено. Кроме того, в отношении адвоката Яковлева И.В. поступила жалоба гражданки Ч., в которой сообщалось, что адвокат Яковлев И.В. по заключенному с ней договору обязался провести в надзорной инстанции ее гражданское дело. В середине августа 2004 года адвокат Яковлев И.В. сообщил ей, что 27 августа 2004 года Санкт-Петербургским городским судом будет вынесено определение по надзорной жалобе. Однако, при посещении упомянутого суда ей стало известно, что адвокат Яковлев И.В. жалобу не подал, а срок представления надзорной жалобы истек. Гражданка Ч. указывает, что после этого приняла извинения адвоката и вновь обратилась к нему за помощью, однако адвокат Яковлев И.В. "неисправим, так как злоупотребляет алкоголем. Написав исковое заявление, в судебное заседание 14 декабря 2004 года пришел после глубокого похмелья, а после этого пропустил десятидневный срок подачи частной жалобы в Санкт-Петербургский городской суд". Свое обещание возвратить переданные ему документы и доверенность на ведение дела не выполнил.
     Несмотря на неоднократные предложения Квалификационной комиссии адвокату Яковлеву И.В. представить свои объяснения по жалобе гражданки Ч. и по обращению федерального судьи, ответа от него не последовало. Проанализировав материалы дисциплинарного производства Комиссия пришла к заключению о том, что адвокат Яковлев И.В. по фактам, изложенным в жалобе гражданки Ч., нарушил требования п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно защищать права, свободы и интересы доверителя, а по фактам, изложенным в обращении федерального судьи, нарушил положения п. 1 ст. 14 упомянутого Кодекса.
     Совет Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, рассмотрев заключение Квалификационной комиссии, принял решение о прекращении статуса адвоката Яковлева И.В.
     Вместе с тем, Квалификационная комиссия отмечает, что не все обращения с требованием привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности являются обоснованными. Так, в Адвокатскую палату Санкт-Петербурга поступило частное определение Фрунзенского федерального суда Санкт-Петербурга. В нем указывается, что в судебном заседании по гражданскому делу было вынесено определение о выделении в отдельное производство искового заявления гражданина Н., интересы которого представлял адвокат Львов В.Б., о расторжении договора найма жилого помещения и о выселении.
     Адвокат Львов В.Б. вопреки требованиям ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", как считает суд, "сорвал рассмотрение гражданского дела …о признании утратившей право пользования жилым помещением, отказавшись принимать участие в процессе, отстаивать интересы своего доверителя, покинул зал судебного заседания". Далее адвокат Львов В.Б. "позволил себе выйти за рамки, предусмотренные гражданским процессом, указал что "не может принимать участия в деле, так как данное дело юридически не существует и выделено в отдельное производство незаконно". После того, "как дословно под его диктовку была записана в протокол указанная фраза, он отказался ее подписывать, в связи с чем суд был вынужден тратить время на собирание подписей участников процесса". Кроме того, как указывается в частном определении, "длительное время суд не имел возможности объявить состав суда по причине поведения адвоката, так как им был представлен ордер, не содержащий ссылки на реквизиты гражданского дела, в рамках которого он представляет интересы Н.".
     Адвокат Львов В.Б. пояснил, что он не имел полномочий на представление интересов клиента по иску о признании утратившим право на жилую площадь, а потому и отказался принимать участие в судебном заседании.
     Изучив материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия не нашла в действиях адвоката Львова В.Б. признаков нарушения Кодекса профессиональной этики адвоката. Комиссия отметила, что позиция адвоката Львова В.Б. соответствует положениям подп. 2 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми адвокат не вправе "занимать по делу позицию и действовать вопреки воле доверителя…". Гражданин Н. в своем заявлении в Адвокатскую палату Санкт-Петербурга подтвердил, что он действительно высказал адвокату свое мнение о невозможности участия при указанных обстоятельствах в рассмотрении дела. В соответствии с п. 1 ст. 25 и подп. 2 п. 4 ст. 25 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" "адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем", существенным условием соглашения является "предмет поручения". Квалификационная комиссия не расценила как нарушение норм Кодекса профессиональной этики адвоката и отказ адвоката Львова В.Б. от подписи в протоколе судебного заседания под сделанным им заявлением о невозможности участия в судебном заседании. Комиссия отмечает, что только в ч. 1 ст. 173 ГПК РФ указывается на обязанность сторон удостоверить своею подписью в протоколе судебного заседания заявления об отказе или признании иска. Адвокат же в данном случае стороной по делу не являлся.
     Квалификационная Комиссия также считает, что утверждение суда, о том, что ордер, представленный адвокатом, не содержит реквизиты гражданского дела, в рамках которого он представляет интересы доверителя, не может быть принято во внимание, поскольку наличие указанных реквизитов в ордере на момент выдачи ордера не предусматривалось и не предусмотрено законодательством об адвокатуре и в настоящее время.
     К сожалению, нередко поступают представления Главного управления Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (далее - ГУ ФРС по СПб и ЛО) о нарушениях адвокатами режима мест заключения. Квалификационной комиссией было рассмотрено представление ГУ ФРС по СПб и ЛО с приложенным к нему обращением прокурора Ломоносовского района Ленинградской области по факту передачи адвокатом Кудрявцевым И.М. в ходе свидания в Учреждении ИЗ 47/6 подзащитному Г. в следственном кабинете предметов, запрещенных к обороту на территории специальных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации: сотового телефона с зарядным устройством, двух SIM-карт, денег в сумме 700 рублей, письма на азербайджанском языке. Адвокат Кудрявцев И.М. признал, что передал своему подзащитному 200 рублей и письмо от сестры, категорически отрицая при этом передачу других предметов.
     Проанализировав материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия пришла к заключению о нарушении адвокатом Кудрявцевым И.М. положения ст. 20 и 25 Федерального закона "О содержании лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления" от 17.07.1995 г. № 10-ФЗ, в соответствии с которыми переписка подозреваемых и обвиняемых ведется только через администрацию мест содержания под стражей, а деньги подозреваемым и обвиняемым могут передаваться только на их лицевой счет. Таким образом, адвокат Кудрявцев И.М. нарушил требования п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные на несоблюдение закона, не могут быть исполнены адвокатом, а также нарушил положения п. 2 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката о необходимости соблюдения правил адвокатской профессии, вытекающих из факта присвоения статуса адвоката.
     Решением Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга адвокату Кудрявцеву И.М. объявлено предупреждение.
     Оценивая подобные случаи, Квалификационная комиссия исходит из равенства сторон и состязательности дисциплинарного разбирательства, толкуя отсутствие доказательств или сомнение в их достоверности в пользу адвоката.
     Так, поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Фадеева О.Д. явилось обращение ГУ ФРС по СПб и ЛО. Из обращения и приложенных к нему документов усматривается, что 10 ноября 2004 года после беседы с подзащитным З. в Учреждении ОД-1/Т-2 в г. Владимире у адвоката Фадеева О.Д. были изъяты два письма. В приложенной к обращению копии рапорта младшего инспектора ОР указано, что у адвоката Фадеева О.Д. "была изъята запрещенная переписка во внутреннем кармане пиджака".
     В своих объяснениях адвокат Фадеев О.Д. сообщил, что по просьбе своего подзащитного взял от него два письма, написанные не З. При этом, он заявил подзащитному, что передаст их "с разрешения работников СИЗО". Выйдя из кабинета, он "обратился с просьбой к конвоиру о возможности отправления писем, на что получил отказ" и лично отдал письма этому сотруднику Учреждения. Никакому досмотру он не подвергался и при нем составления акта об изъятии писем не проводилось.
     Изучив материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Фадеева О.Д., Квалификационная комиссия пришла к заключению о том, что в материалах дисциплинарного производства нет достаточных доказательств совершения им дисциплинарного проступка: отсутствует протокол досмотра, на актах и рапортах отсутствует подпись адвоката или отметки об отказе от подписи. Таким образом, с учетом объяснений адвоката, Квалификационная комиссия пришла к заключению об отсутствии в действиях адвоката Фадеева О.Д. нарушения требования Кодекса профессиональной этики адвоката. Вместе с тем, адвокату указано на то, что своим поведением он сам поставил себя в сомнительное положение, допустив возможность трактовки своих действий как нарушение Закона.
     Имеются случаи грубого нарушения адвокатами положений п. 6 ст. 25 Закона "Об адвокатской деятельности…", в соответствии с которыми вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и компенсация адвокату расходов, связанных с выполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет.
     Так, поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Уваровой Е.В. явилось заявление гражданина М., поступившее в Адвокатскую палату Санкт-Петербурга из адвокатской консультации № 1 Санкт-Петербургской Центральной коллегии адвокатов вместе с материалами служебной проверки заявления. Из представленных материалов усматривается, что адвокат Уварова Е.В. заключила "Адвокатское соглашение" с гражданкой М. на осуществление защиты С. на предварительном следствии и в суде. В соответствии с п. 2.1 указанного соглашения М. внесла адвокату Уваровой Е.В. в три приема деньги в сумме 45 000 рублей, однако, никакой квитанции при этом не получила. Адвокат Уварова Е.В. пояснила, что она проделала определенную работу по уголовному делу С. и не отрицает получение ею от гражданки М. денег. Адвокат считает, что часть гонорара по делу ею "отработана". Однако из представления заведующего адвокатской консультации № 1 Санкт-Петербургской Центральной коллегии адвокатов следует, что адвокат Уварова Е.В. полученный от М. гонорар в кассу адвокатской консультации не внесла, а работа по защите законных интересов С. ею выполнена не была. На обороте представленной Квалификационной комиссии копии Договора имеются собственноручные отметки о получении адвокатом денег от М. в сумме 45000 рублей, при этом отсутствуют какие-либо сведения о внесении этой суммы в кассу адвокатского образования.
     В связи с изложенным Квалификационная комиссия пришла к заключению о нарушении адвокатом Уваровой Е.В. требований п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката. Совет Адвокатской палаты Санкт-Петербурга принял решение о прекращении статуса адвоката Уваровой Е.В.
     Еще более серьезное нарушение было допущено адвокатом Воробьевой В.Ю.
     Поводом для возбуждения дисциплинарного производства явилось представление вице-президента Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, в котором указывалось, что в ноябре 2004 года адвокатом Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Воробьевой В.Ю. в бухгалтерию коллегии были сданы постановления об оплате труда адвоката за счет государства, вынесенные должностными лицами Северо-Западного УВД на транспорте на основании постановления Правительства Российской Федерации от 04.06.2003 г. № 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда" и адресованные в финансовую часть СУ Фрунзенского РУВД Санкт-Петербурга.
     Указанные постановления были включены бухгалтерией Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов (СПбГКА) в Список постановлений Северо-Западного УВД на транспорте и оплачены адвокату Воробьевой В.Ю. из средств государственного бюджета. Позднее, после получения письма начальника ФЭО Северо-Западного УВД на транспорте МВД РФ, бухгалтерия обнаружила, что в указанных постановлениях, а также во всех иных постановлениях, представленных адвокатом Воробьевой В.Ю., были исправлены суммы и год участия адвоката по уголовным делам при производстве следственных действий. Данные исправления не заверены надлежащим образом, а с оборотной стороны бланков постановлений стоит штамп "погашено". Из этого следует, что по данным постановлениям бухгалтерией СПбГКА уже были выставлены счета-фактуры на оплату труда адвоката в адрес РУВД. Анализ Реестра постановлений УВД Фрунзенского района за май 2003 года показал, что в нескольких постановлениях, сданных в бухгалтерию в ноябре 2004 года, совпадают номера уголовных дел и даты участия адвоката Воробьевой В.Ю. в следственных действиях по этим уголовным делам с номерами и датами, указанными в постановлениях, сданных в бухгалтерию в 2003 году. Счет, выставленный на основании этого реестра, оплачен 31 марта 2004 года и денежные средства включены в доход адвоката Воробьевой В.Ю. Общая сумма, предъявленная адвокатом Воробьевой В.Ю. к оплате за счет государства по указанным постановлениям, составляет 18600 рублей, из них из государственного бюджета адвокату дважды перечислено 1500 рублей.
     Адвокат Воробьева В.Ю. пояснила, что обнаружила у себя погашенные постановления за 2003 год и подумала, что они не оплачены. В связи с этим она исправила год и сумму, так как изменилась ставка оплаты, и сдала постановления на оплату в бухгалтерию.
     Выслушав участников дисциплинарного производства и изучив представленные подлинные постановления об оплате работы адвоката Воробьевой В.Ю. за счет государства, Квалификационная комиссия отметила, что отсутствуют какие-либо сомнения относительно подчисток и исправлений, внесенных адвокатом В. в постановления, вынесенные должностными лицами Фрунзенского РУВД СПб. Объяснения, данные адвокатом Воробьевой В.Ю., по мнению Квалификационной комиссии не могут быть приняты как заслуживающие внимания и оправдывающие ее действия. Адвокат Воробьева В.Ю. не могла не понимать, что совершает подделку официального документа, даже если не имела умысла на хищение государственных средств.
     Квалификационная комиссия пришла к заключению о наличии в действиях адвоката Воробьевой В.Ю.:
     - нарушения требований п. 1 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущее его профессии;
     - нарушения требований п. 8 ст. 25 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", в соответствии с которым труд адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного следствия оплачивается за счет средств федерального бюджета, а размер и порядок вознаграждения адвоката устанавливается Правительством Российской Федерации.
     Решением Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга адвокатский статус Воробьевой В.Ю. прекращен.
     Другим примером грубого нарушения адвокатом своих профессиональных обязанностей может служить дисциплинарное производство в отношении адвоката Илькова С.В., поводом для возбуждения которого явилась жалоба председателя садоводческого некоммерческого товарищества (СНТ). В жалобе указывается, что председатель СНТ заключил с адвокатом Ильковым С.В. договор. Предметом договора является оказание юридической помощи Доверителю "в качестве Истца и/или потерпевшего при подготовке и подаче искового заявления в суд, на предварительной стадии следствия, по возбуждению дела, на следствии по совершению фактов мошенничества в отношении Доверителя".
     За оказание юридической помощи внесена предоплата в размере 22500 рублей.
     В жалобе сообщается, что в связи с невыполнением адвокатом Ильковым С.В. своих обязанностей по соглашению ему было направлено письмо, в котором сообщается, что соглашение с ним расторгается и поэтому предлагается возвратить перечисленные ему деньги и документы. Одновременно в Адвокатскую палату Санкт-Петербурга поступила жалоба генерального директора ЗАО "УНР-309", в которой указывается, что между ЗАО "УНР-309" и адвокатом Ильковым С.В. заключен договор возмездного оказания юридических услуг. В соответствии с договором адвокат Ильков С.В. обязался до 20 января 2005 года оформить необходимые документы и заключить в интересах УНР-309 договор аренды земельного участка на срок 49 лет под садоводческое некоммерческое товарищество. За оказание юридической помощи внесена предоплата в размере 600 000 рублей. В связи с окончанием срока договора и невыполнением адвокатом Ильковым С.В. принятых на себя обязательств ему было предложено вернуть деньги и подлинные документы, предоставленные ему для работы. Однако, ни документов, ни денег адвокат Ильков С.В. до настоящего времени не вернул.
     Адвокат Ильков С.В. пояснил, что полностью выполнил взятые на себя обязательства перед СНТ, а невыполнение договора с ЗАО "УНР-309" адвокат Ильков С.В. объяснил тем, что Договор не исполнен по независящим от него причинам, что им проделана "определенная работа, в результате которой были произведены определенные расходы и оплачены деньги непосредственным исполнителям, которые не сделали работу по независящим от них причинам, но деньги израсходовали… В настоящее время я принял решение полностью вернуть деньги".
     Однако никаких доказательств, свидетельствующих о проделанной им по обоим договорам работе, в том числе копий составленных им запросов, ходатайств и документов, подтверждающих расходы, связанные с проведением экспертизы, оплаты курьеру и "непосредственным исполнителям" договора и представительских расходов и тому подобное ни в Квалификационную комиссию, ни на заседание Совета Адвокатской палаты адвокат Ильков С.В. не представил.
     Изучив материалы дисциплинарного производства в отношении Илькова С.В. и учитывая его объяснения, Комиссия пришла к заключению о том, что адвокат Ильков С.В. не выполнил положения п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно выполнять свои обязанности, активно защищая права, свободы и интересы доверителей;
     Адвокат Ильков С.В. нарушил требования п. 5 ст. 16 упомянутого Кодекса, в соответствии с которыми адвокату запрещено делить гонорар, в частности под видом разделения обязанностей, с лицами, не являющимися адвокатами;
     Адвокат Ильков С.В. не выполнил требования п. 6 ст. 10 указанного Кодекса, обязывающие адвоката при отмене поручения незамедлительно возвратить доверителю все полученные от него подлинные документы по делу.
     Совет Адвокатской палаты Санкт-Петербурга принял решение о прекращении статуса адвоката Илькова С.В.
     Квалификационной комиссией рассмотрено также 9 дисциплинарных производств, связанных с нарушением требований п. 5 ст. 7 Закона "Об адвокатской деятельности…", в соответствии с которыми адвокат обязан отчислять за счет получаемого вознаграждения средства на общие нужды Адвокатской палаты в порядке и в размерах, которые определены конференцией адвокатов Адвокатской палаты. Решением Совета Адвокатской палаты по указанным дисциплинарным производствам прекращен статус адвоката.
     Квалификационная комиссия отмечает значительный рост количества поступающих жалоб, представлений и обращений, связанных с нарушением адвокатами норм Кодекса профессиональной этики адвоката. При этом проверка их обоснованности связана с большими трудностями, так как многие адвокаты сменили как рабочие, так и домашние адреса, номера телефонов, не сообщив об этом ни в Адвокатскую палату Санкт-Петербурга, ни в те адвокатские образования, в которых они работают. К сожалению, и руководители адвокатских образований не контролируют эту ситуацию, более того, они без особого "энтузиазма" откликаются на просьбы оказать содействие в проверке поступивших жалоб, очень редко выражают свою позицию и позицию коллектива в отношении адвоката и совершенного им дисциплинарного проступка.
     Квалификационная комиссия выражает надежду на то, что регулярное обсуждение вопросов профессиональной этики адвокатов на страницах "Вестника Адвокатской палаты Санкт-Петербурга" будет способствовать повышению качества адвокатской деятельности, росту авторитета адвокатской профессии в глазах общественности Санкт-Петербурга.

Заместитель председателя
Квалификационной комиссии Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
Шутилкин Ю.Я.


 
© 2004 - 2017 Адвокатская палата Санкт-Петербурга
Редколлегия сайта